Можайск ферапонтов монастырь

Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь

Адрес Лужецкого монастыря: Московская область, г. Можайск, ул. Герасимова, д.1.
Как проехать к Лужецкому монастырю.
Проезд на общественном транспорте: с Белорусского вокзала электропоездом до станции «Можайск» или междугородним автобусом от станции метро «Белорусская кольцевая» (Грузинский пер., д. 3) до автовокзала г. Можайска. Далее автобусом до остановки «Река Москва» (3 км).
Расписания автобусов — в полезных ссылках.
Как проехать к Лужецкому монастырю на автомобиле: по Минскому шоссе.
Рассказ о поездке в Можайск в Лужецкий Ферапонтов монастырь.
План Лужецкого Ферапонтова монастыря.
Телефон Можайского Лужецкого Ферапонтова монастыря: (49638) 4-06-73
Сайт Можайского Лужецкого Ферапонтова монастыря: http://luzh-mon.ru
История Можайского Лужецкого Ферапонтова монастыря — с официального сайта монастыря.

Посмотреть все монастыри Московской области на карте яндекса.

Можайский Лужецкий монастырь, основанный преподобным Ферапонтом Белозерским на живописном берегу Москвы-реки и недавно отметивший свое 600-летие, не однажды оказывался в самой гуще исторических событий: будь то XVI век, когда из стен обители вышел святитель Макарий, митрополит Московский, или грозный 1812 год.

Великий русский подвижник, преподобный Ферапонт Белозерский, основавший в 1398 году Богородице-Рождественский монастырь в нынешних вологодских землях, любил свою северную обитель и не помышлял о том, что когда-нибудь покинет ее. Но случилось так, что, прожив в ней около десяти лет, святой все-таки расстался с нею. Белоозеро, наряду с Можайском, было уделом князя Андрея Дмитриевича Можайского, полученным им после смерти его родителя — святого благоверного князя Димитрия Донского, знаменитого победителя Мамая. Князь Андрей давно искал того, кто помог бы ему устроить монастырь вблизи стольного города княжества.


Введенская церковь и Богородицерождественский собор.

По размышлении, выбор его пал на преподобного Ферапонта. Будучи вызван к князю, святой приводил многочисленные доводы против такого решения, но, в конце концов, воскликнул: «Воля Господня да будет!» — и смирился с княжеской волей. В 1408 году семидесятилетний старец стал основателем еще одного Богородице-Рождественского монастыря — в местности, называемой Лужками, под Можайском.

Преподобный Ферапонт Белозерский, Можайский и Лужецкий чудотворец.

Настоятельствовал преподобный в нем в сане архимандрите без малого двадцать лет — до самой своей кончины, последовавшей в 1426 году. Погребли святого в основанной им Можайской обители. А спустя шесть лет умер и князь Андрей Можайский, устроивший в своей вотчине, помимо Лужецкого, еще один монастырь — Успенский Колоцкий. Обеим обителям князь неустанно помогал — именно его заботами, согласно ряду свидетельств, в Лужецком монастыре появился первый каменный храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Больше документальных сведений о жизни обители в XV веке нет — за исключением одного: в древней Вкладной книге монастыря под 1492 годом зафиксирован первый вклад — сельцо Лисицыне Верейского уезда, дарованное на помин души скончавшегося Василия Нащокина и его жены, принявших перед смертью монашеский постриг. Факт сам по себе знаменательный — он говорит о том, что уже в первые десятилетия своего существования Лужецкая обитель активно развивалась.

В 1506 году великий князь Московский Василий III пожаловал ей тарханную грамоту — подобные грамоты освобождали от податей. Впоследствии упомянутую тарханную грамоту подтверждали цари Иван Грозный (в 1551 году) и Михаил Федорович Романов (в 1623 году).

В течение трех лет, с 1423 по 1426 год, настоятелем Лужецкого монастыря был архимандрит Макарий. Он, хоть и руководил обителью совсем недолго, оставил после себя долгую память — считается, что при нем началось строительство сохранившихся доныне нового храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы и церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы с трапезными палатами (впрочем, по поводу датировок ученые продолжают спорить).

Именно по предложению свт. Макария был прославлен в лике святых основатель Можайского Лужецкого монастыря преподобный Ферапонт Белозерский. Святитель Макарий, и пребывая на Московской кафедре, не забывал о родной обители, помогая благополучно завершить строительство великолепного собора Рождества Пресвятой Богородицы, освященного в 1547 году.

В 1559 году, в разгар Ливонской войны, обитель посетил царь Иван Грозный. Он был вынужден в ней задержаться — началась осенняя распутица, превратившая дороги в болота; к тому же сопровождавшая царя царица Анастасия, разболевшись, слегла.

В переписных книгах 1596—98 годов содержится первое подробное описание Лужецкого монастыря. Эти же книги живописуют страшное опустошение Можайска во время эпидемий 1560—70-х годов. Согласно переписи, в 1598 году в городе осталось 205 жилых домов — в то время как до катастрофы таких домов значилось 1778. А впереди была русская Смута, довершившая форменный разгром центральной Руси. В 1605 году через Можайск шли на Москву толпы Лжедмитрия I, потом тут хозяйничали поляки — в результате в 1614 году в городе числилось и вовсе только 54 двора. И это еще не все.

В 1617—18 годах под Можайском стоял польский королевич Владислав с артиллерией, которая варварски уничтожала то последнее, что еще можно было назвать живым. Лужецкая обитель подверглась полному опустошению, архимандрит Митрофан был убит. Сотная грамота 1627 года рисует картину совершенно бедственную — и спустя девять лет после ухода интервентов службу удавалось совершать лишь в соборном храме, остальные были разорены.

Именно в 1627 году началось трудное возрождение обители — она покрылась строительными лесами, богатые вклады даровали ей царь Михаил Федорович, Патриарх Филарет, князь Дмитрий Пожарский, вокруг которых сплотился народ во время борьбы с иноплеменными захватчиками. Этот перечень славных имен многое говорит о тогдашнем статусе Можайского Лужецкого монастыря.

До конца XVII века строительство в обители не утихало, и к 1692 году она наконец-то получила «приличный вид и значительное благоустройство».

Начало Северной войны оказалось крайне неудачным для русских. «Конфузия» при Нарве в 1700 году обернулась почти полной потерей полевой артиллерии, после чего Петр I приказал «добывать» медь для новых орудий из церковных колоколов, определив и размер «пошлины»: в качестве таковой определялась четвертая часть веса. Эта беда не обошла стороной и Лужецкую обитель: под 1701 годом у архимандрита Дионисия (Виноградова) значится запись: «Из Лужецкого монастыря взята четвертая доля со всего веса колоколов целых и битых, и эта часть состояла из 50 пудов с фунтами». Вскоре последовали победы русской армии, окончившиеся спустя два десятилетия полным разгромом неприятеля, — к этим победам, таким образом, напрямую оказались причастны и православные обители.

В XVIII веке в истории Можайского Лужецкого монастыря было не слишком много «громких» событий.

Выделяется среди них «огненный пожог» 1717 года, нанесший значительные повреждения монастырским постройкам. Пострадавшие храмы были быстро восстановлены — за исключением одного: церкви Иоанна Лествичника, находившейся над местом погребения преподобного Ферапонта. Появилась мысль устроить при ней придел преподобного Ферапонта, но эту мысль оставили; шестью годами позже церковь переосвятили во имя основателя обители; еще через тридцать лет вовсе разобрали; а в 1755 году освятили новый Ферапонтов храм, появившийся взамен обветшавшего.

В 1764 году произошла секуляризация церковных владений — в соответствии с утвержденными монастырскими штатами, Лужецкий монастырь причислили ко II классу, положив ему иметь 17 человек братии, включая настоятеля, и 17 штатных служителей. В официальном перечне второклассных монастырей Московской епархии Лужецкая обитель стояла на третьем месте, уступая лишь московским Спасо-Андроникову монастырю и Высоко-Петровскому монастырю.

Новое тяжелейшее испытание, едва не погубившее монастырь, пришлось на 1812 год, когда он оказался на пути следования французских войск. Накануне Бородинского сражения братия, по приказу русского командования, покинула родную обитель, перебравшись на Волгу, в Толгский монастырь под Ярославлем.

Вернулись иноки лишь через два с половиной месяца, застав в монастыре полное разорение. На восстановление обители ушло пять лет.

Последняя четверть XIX века ознаменовалась определенным оживлением интереса к личности основателя Лужецкого монастыря и восстановлением должного почитания преподобного. Произошло это в большой степени вследствие деятельности архимандрита Дионисия (Виноградова), великого книжника и известного историка Церкви. Он был настоятелем обители с 1874 по 1893 год. Его исторические изыскания были изложены в ряде замечательных книг, в основу которых легли материалы монастырского архива, приведенного архимандритом Дионисием в образцовый порядок. Скончался бывший настоятель в 1898 году в московском Даниловом монастыре, где последние пять лет своей наполненной трудами жизни пребывал на покое.

А вскоре грянула богоборческая эпоха. Уже в 1918 году основную часть монастырских помещений заняла красноармейская караульная рота. За красноармейцами потянулись их семьи, выгоняя монахов и переустраивая кельи под «коммуналки». В 1922 году власти официально закрыли монастырь. В начале 1930-х годов в обитель «вселилась» колония для малолетних преступников. Позже ее сменила фурнитурная фабрика.

Монастырские строения без надлежащего ухода приходили в негодность — так, была окончательно разрушена церковь преподобного Ферапонта.

Но все соблазны преходящи. В 1994 году Можайский Лужецкий монастырь вернули Церкви — 23 октября в нем состоялось первое архиерейское богослужение. Тем самым была открыта новая страница истории древней обители.

Согласно источникам, повествующим об основании Можайского Лужецкого монастыря, собор Рождества Богородицы был здесь с самого начала обители. Его возводили по указанию и под присмотром преподобного Ферапонта, и вполне вероятно, что возводили из камня. Простояв около ста лет, первый собор Лужецкого монастыря сгорел. Во всяком случае, на это указывает толстый слой пепла, обнаруженный под фундаментом нынешнего собора.

Архитектурный облик собора Рождества Богородицы лишен каких бы то ни было излишеств. Это простой пятикупольный четырехстолпный храм, поднятый на высокий подклет. Строен он из кирпича, имеет три алтарные апсиды. Выразительность собора следует связать не с какими-либо особенностями декора, но с очень продуманным сочетанием форм.


Собор Рождества Пресвятой Богородицы. Слева в лесах – колокольня.

Довольно долго купола собора оставались покрыты деревянной чешуей.


Купола собора Рождества Пресвятой Богородицы.

В начале XX века соборный храм Можайского монастыря выглядел, согласно описанию, составленному архимандритом Геронтием, так: «Это священный памятник седой старины — грандиозный, византийского стиля, каменный, пятиглавый летний соборный храм и поныне красуется посреди широкого двора монастырского. Фасад его прямолинейный, возвышается четырехугольным столбом; алтарь с восточной стороны выступает тремя полукруглыми апсидами: в среднем устроен св. престол, а по сторонам: справа жертвенник, слева — дьяконник с шкафами, где хранятся священные предметы. Верх церкви шатровидный — квадратом, покрыт железом и окрашен медянкой на масле; главы увенчаны золотыми крестами».


Купола собора Рождества Пресвятой Богородицы.

После революции собору Рождества Богородицы пришлось пережить не лучшие времена. Организации, расположившиеся на территории монастыря, обустроили все здания, не считаясь с их историко-художественной ценностью, под свои нужды. В 1941 году в Лужецком монастыре, захваченном фашистами, был лагерь для военнопленных.


Собор Рождества Пресвятой Богородицы. Алтарная часть собора.

После того как фашистов от Москвы отогнали, монастырь прибрало к рукам НКВД и тоже устроило здесь лагерь.

Только в 1961 году началась реставрация древних лужецких памятников. Проводя ее, реставраторы освободили основной объем здания Богородице-Рождественского собора от позднейших пристроек, разобрали заложенные проемы древних окон. Кроме того, при реставрации были открыты фрагменты фресок XVI века, когда-то украшавших собор.

Читайте так же:  Коломна мужской монастырь


Купола собора Рождества Пресвятой Богородицы.

Фрески эти были созданы сразу же после возведения собора. То есть он уже замысливался его создателями как расписанный. Вполне возможно, что над иконографической программой этих росписей работал, в частности, и святитель Макарий. Но утверждать что-либо конкретное сейчас трудно: в 1799 году фрески сбили.

В том же 1799 году был утрачен древний пол, настланный из черных керамических плиток. Тот кирпичный пол, который существует в соборе сейчас, устроен уже накануне революции.

Колокольня Можайского Лужецкого монастыря строилась довольно долго. Начали ее в 1673 году, а закончили в 1692-м.

Лужецкая колокольня имеет около тридцати пяти метров в высоту. Нижняя часть ее состоит из трех прямоугольных ярусов, на которые поставлен восьмигранный шатер с тремя рядами окошек. Венчает шатер небольшая луковичная главка.


Шатровая колокольня Лужецкого Ферапонтова монастыря.

Шатер колокольни.

По устройству своему шатер с ярусом звонов напоминает многие колокольни XVII века — ярославские, прежде всего. Довольно любопытно: в монастырской описи от 1757 года говорится, что «на колокольне часовня приделана деревянная, в ней часы железные русские». Это дает основания предполагать, что шатер колокольни был построен в камне уже во второй половине XVIII века. Получается, что мастера «стилизовали» свое творение под более древние постройки. А это было совершенно нехарактерно для зодчих XVIII века. Особенно трудно представить себе подобное, учитывая «осовременивание» облика собора Рождества Богородицы, произведенное как раз в 1750—90-е годы.

Под колокольней была устроена особая погребальная часовня, где покоились останки Савеловых, родственников Святейшего Патриарха Иоакима, пожертвовавшего, как мы помним, на устройство колокольни 100 рублей. В частности, были погребены здесь два родных брата Патриарха.

Расположенная прямо напротив Святых врат, церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы с примыкающей к ней трапезной палатой — одно из старейших каменных зданий обители. Старше ее — лишь собор Рождества Богородицы. Она существовала уже в 1547 году. В 1560 году церковь по Вкладной книге «значилась теплой, но нуждавшейся в поправке, и при ней была трапеза (братская) каменная». До революции при Введенской церкви существовала также ризница, где хранились «сосуды, кресты и Евангелия XVII века. Некоторые из них были пожалованы царями (например, Михаилом Федоровичем) и Патриархами (Филаретом Никитичем, Иоакимом)».


Церковь Введения Пресвятой Богородицы во Храм (1759-1771 гг.).

Первоначально Введенская церковь была построена с шатровым завершением, но после пожара 1717 года ее подвели «под одну кровлю с трапезной». Шатер, рухнувший под действием огня, заменили простой главкой. В 1777 году в церкви устроили придел в честь Сошествия Святого Духа на апостолов (вероятно, там же, где прежде находился придел во имя вмч. Феодора Стратилата). В 1855 году придел упразднили. Наконец, последняя серьезная «модернизация» Введенской церкви связана с приездом в монастырь цесаревича Александра в 1837 году — тогда в церковь прорубили отдельный вход (раньше войти в нее можно было только через трапезную).

Каменные Святые ворота в монастыре существуют, предположительно, с первой половины XVII века. Во всяком случае, уже в 1629 году они, согласно описи, были. К этому же году относится первое упоминание и о церкви Преображения Господня над ними: «А на воротах церковь Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа каменна вверх».


Преображенская церковь и колокольня.

Церковь эта, как и стоящий напротив Введенский храм, была, как предполагают, выстроена шатровой. Но существует и мнение, что это был одноглавый храм с позакомарным покрытием и рядами кокошников, «соединявших» стену и барабан купола. Нынешнее куполньное завершение Преображенская церковь получила, как считают исследователи, после войны 1812 года, когда монастырь сильно пострадал от рук захвативших его французов.


Надвратная церковь Преображения Господня.

Как указывает архимандрит Дионисий (Виноградов), церковь была «холодная и неудобная к частым богослужениям». Он же пишет, что в храме были резные деревянные Царские врата — «очень древние, служат едва ли менее 300 лет».

Храм преподобного Ферапонта — единственная церковь Лужецкого монастыря, которая не сохранилась до наших дней. Построена она была над местом погребения прп. Ферапонта, а освятили ее сначала во имя прп. Иоанна Лествичника. Есть сведения, что возвели эту церковь в начале XVI века.

В 1723 году церковь перестроили и освятили во имя прп. Ферапонта. Герард Фридрих Миллер, побывавший в Можайске в 1778 году, записал о ней: «Хоть и небольшая, но весьма красивая круглая. каменная церковь во имя св. Ферапонта».

Преподобномученик Андроник (Суриков), постриженник Лужецкого монастыря. Икона из собора Рождества Богородицы Можайского Лужецкого монастыря.

Священномученик Михаил (Марков) Горетовский. Икона из Лужецкого монастыря.

В 1928 году Ферапонтовский храм разобрали. На его месте (вероятно, при этом использовались фундамент и стены храма) устроили производственное помещение. Сейчас фундамент церкви расчищен, и можно попытаться представить себе, как выглядела она когда-то. Есть, между прочим, мнение, что до всех переделок XVIII—XIX веков она имела немало общих черт с церковью прп. Мартиниана в Ферапонтовом Белозерском монастыре. Мартиниановская церковь вполне могла строиться по образцу Ферапонтовской.

Длинное двухэтажное здание, известное сегодня как «келейный корпус», состоит на самом деле из трех «фрагментов», возведенных в разное время. В 1681 году построили каменные братские кельи (центральная часть нынешнего корпуса), затем в 1692 году к ним добавили настоятельский корпус, а в 1814 году с другой стороны братских келий появился казначейский корпус.


Келейный корпус, длинное здание которого состоит из трех частей, построенных в разное время.

В начале XX века, согласно записи, сделанной архимандритом Геронтием (Кургановским), келейный корпус выглядел так: «Против фасада главного собора, на западной стороне, протянулся во всю ширину монастыря каменный одноэтажный корпус братских келий, к нему тесно примыкают по обоим концам его двухэтажные флигеля». В советские годы корпус претерпел значительные переделки, в «позднесоветское время» здесь находились квартиры.

Ограда Лужецкого монастыря оставалась деревянной вплоть до 1680 года, когда начали возводить вокруг обители каменную стену. Сначала стена была покрыта тесом и имела четыре круглые башни по углам. Пятую башню, квадратную, возвели в 1768 году. К XVIII веку относится строительство и шестой башни. Она была, как и наиболее старые башни ограды, круглой.


Ограда Лужецкого монастыря.

В 1757 году стену вокруг монастыря отремонтировали.

Ремонтам и незначительным переделкам стена подвергалась и на протяжении всего XIX века.

Значительный ущерб нанесли монастырской ограде (да и многим другим зданиям) французы, стоявшие в Лужецком монастыре в 1812 году. 220 пробоин для орудий, сделанных ими в стене, «залатали» только к 1882 году.

Главная святыня Можайского Лужецкого монастыря — мощи его основателя, преподобного Ферапонта. Их недавнее, в 1999 году, обретение стало символом возрождения обители.


Рака с мощами преподобного Ферапонта в Богородице-Рождественском соборе Лужецкого монастыря.


Лампады над ракой преподобного Ферапонта.

Торжественное празднование обретения святых мощей основателя обители состоялось 9 июня 1999 года, в день памяти преподобного.

Икона «Можайские святые» из местного ряда иконостаса Богородице-Рождественского собора (в центре).

Образ Пресвятой Богородицы «Достойно есть» («Милующая») — одна из чтимых икон Лужецкой обители.

За десять лет, прошедшие с момента обретения мощей прп. Ферапонта, его монастырь заметно похорошел. Те, кто бывал здесь в 1990-е годы, помнят запустение, царившее в стенах Лужецкой обители. Теперь территория ее благоустроена, отреставрированы храмы, ведется реставрация колокольни.

Богослужения в Можайском Луженком Ферапонтовой монастыре совершаются ежедневно. Особыми днями для обители являются 9 июня, когда совершается память преподобного Ферапонта, и 21 сентября (Рождество Пресвятой Богородицы).

«Колодезь преподобного Ферапонта». Находится в 100 метрах от стен монастыря.

1408. Основание Можайского Лужецкого монастыря преподобным Ферапонтом Белозерским и князем Андреем Дмитриевичем Можайским.
1426. Кончина преподобного Ферапонта.
1432. Смерть князя Андрея Дмитриевича Можайского.
1506. Великий князь Василий III дарует обители тарханную грамоту.
1523. Настоятелем монастыря становится архимандрит Макарий, в будущем митрополит Московский.
1547. Прославление преподобного Ферапонта в лике святых. Окончание строительства нового каменного соборного храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы.
1559. Посещение Можайского Лужецкого монастыря царем Иваном Грозным.
1596. Первое подробное описание монастыря.
1618. Разорение обители поляками.
1701. По приказу Петра I четвертая доля со всего веса монастырских колоколов отправлена на военные нужды.
1764. Монастырь причисляется ко II классу (братии полагается по штату иметь 17 человек с настоятелем).
1804. Посещение обители митрополитом Московским Платоном (Левшиным).
1812. В течение полутора месяцев в монастыре стоят французские части. Перед своим уходом французы готовят обитель к уничтожению, но ее удается спасти.
1837. Посещение монастыря наследником престола, будущим императором Александром II.
1874. Настоятелем монастыря назначается архимандрит Дионисий (Виноградов), выдающийся историк Церкви.
1908. Юбилейные торжества в обители по поводу ее 500-летия.
1922. Закрытие монастыря.
1994. Возвращение Можайского Лужецкого монастыря Церкви. Первое архиерейское богослужение.
1999. Обретение мощей преподобного Ферапонта.

С использованием материалов из журнала «Православные монастыри. Путешествие по святым местам, № 21, 2009».

Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь. Часть 3

Части 1, 2

Но вот пришло время для возрождения древней обители. Лужецкий монастырь был передан Русской Православной Церкви в 1994 году. 23 октября 1994 года в помещении трапезной церкви Введения Богородицы во храм состоялось первое архиерейское богослужение, которое возглавлял митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Знаменательно, что в тот воскресный день читалось Евангелие о воскрешении сына наинской вдовы (Лк. 7, 11–16). Тогда казалось, что монастырь пробуждается к новой жизни в лоне матери-Церкви, как юноша, воскрешенный Господом и отданный матери его. Но, когда после пятивекового пребывания под спудом были обретены мощи основателя обители, преподобного Ферапонта, евангельская история о пробудившемся от смертного сна юноше приобрела другое звучание.

После возвращения монастыря на предполагаемом месте захоронения преподобного Ферапонта был утвержден крест, и вокруг него зацвел никем не сеянный розовый и белый клевер. Чудом казалось и то, что заросли репейника, заполонившие всю территорию монастыря, не могли заглушить этот душистый ковер. В 1997 году при открытии фундамента Ферапонтова храма обнаружили место, где прежде находилась гробница над могилой преподобного. 26 мая 1999 года по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия состоялось обретение мощей преподобного Ферапонта.

Перед началом работ у фундамента разрушенного храма архиепископом Можайским Григорием в сослужении собора духовенства был отслужен молебен, на котором все присутствовавшие испрашивали у Господа помощи в начинаемом деле и благословения неосужденно касаться грешными и недостойными руками честных мощей Его угодника.

Вскрытие грунта началось справа у фундамента солеи в юго-восточном углу разрушенного храма. Стали разбирать основание, на котором когда-то помещалась рака над гробницей святого. Первые три ряда кирпичей, скрепленные цементным раствором, относились к советскому периоду. Это была площадка для станка, установленного на месте гробницы, ведь церковь преподобного Ферапонта после закрытия монастыря была обращена в мастерскую. Дальше шла кирпичная кладка на известковом растворе, в которой использовались кирпичи XVIII века, уже бывшие в употреблении. На некоторых из них сохранились фрагменты фресок, некоторые имели фигурную форму, что объяснялось многочисленными перестройками храма. После того как был снят пятый ряд этой кладки, у комиссии появились сомнения, на том ли месте ведутся работы? Ряды кирпичей следовали один за другим. Обнажился одиннадцатый ряд. Сделанный по краю кладки шурф (небольшой раскоп) показал еще четыре ряда кирпичей в глубину. Ситуация требовала расширения всего раскопа, и через короткое время левее предполагаемого места захоронения и практически напротив царских врат на глубине около одного метра выявились контуры могильной ямы, заполненной серо-коричневой глиной. Чуть глубже были обнаружены контуры деревянной долбленой колоды антропоморфной формы, характерной для погребального обряда средневековой Руси XV–XVI веков. Произошло это около шести часов вечера. Небольшая погрешность в определении места погребения теперь объяснялась просто. Место расположения раки в храме соответствовало традиции, но надо помнить, что храм возводился над могилой преподобного и фундамент никак не мог быть заложен строителями вплотную к захоронению.

Читайте так же:  Люберцы монастырь

Обратимся к заключению Акта комиссии об обретении. «На основании исторических источников и монастырской традиции, указывающих на размещение могилы преподобного справа у солеи в храме преподобного Ферапонта, а также археологической информации, обретенные останки следует несомненно признать святыми мощами основателя Лужецкой обители — преподобного Ферапонта Можайского».

В официальный документ по понятным причинам не могло войти описание явлений и событий, сопровождавших обретение, которые христианской душе трудно объяснить случайным совпадением. Все время работ непрерывно читались канон с акафистом преподобному Ферапонту и Псалтирь. Обнаружение места захоронения произошло на шестой песне канона при чтении слов: «Устранил есть истление от тела твоего Господь Бог твой, Ему же ты пел еси со гласом хваления и исповедания». Наряду с этим нужно упомянуть о необыкновенно крупных каплях дождя, оросивших место работ, когда обнажилась вся колода, и разнесшемся при этом легком благоухании. Люди решили без передышки копать дальше, но ветер, поднявший клубы известковой пыли, и ливень, обрушившийся на монастырь, заставили всех уйти в Рождественский собор. Духовенством был вновь пропет акафист преподобному. С окончанием акафиста закончился и дождь…

Работа на раскопе продолжилась, и совсем скоро святые мощи были обретены. Владыкой Григорием Можайским они были подняты и перенесены в соборный храм.

В то время богослужения совершались в единственном освященном монастырском храме — надвратной церкви Преображения Господня. Именно здесь и покоились после обретения святые мощи преподобного Ферапонта. «Радуйся, верный хранителю обители, в ней же почивает тело твое; радуйся избавляяй обитель сию от разрушения», — поется в акафисте преподобному Ферапонту. Лужецкая обитель, молитвами преподобного Ферапонта сохраненная от многих бед и напастей, от полного разрушения, получив зримое благословение своего основателя в обретении его святых мощей, начала возрождаться. Нашлись и средства, и благодетели. Монастырь постепенно стал подниматься из полуразрушенного состояния. В кратчайшие сроки была очищена от мусора и благоустроена территория обители.

9 июня 1999 года состоялось торжественное празднование памяти преподобного Ферапонта и обретения его святых мощей. Богослужение проводилось под открытым небом, возглавлял его митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. В тот день монастырь был полон молящихся, несмотря на тридцатиградусную жару, от которой плавились свечи, так что их невозможно было поставить на подсвечник. Праздник запомнился радостью сродни пасхальной. И еще радостнее становилось от того, что преподобный Ферапонт теперь пребывал в своей обители и зримо, святыми мощами.

«Слава Богу, что еще одна святыня обретена. К мощам преподобного Ферапонта, основателя Можайского Лужецкого монастыря, почивающим ныне в обители, будут притекать люди Божии, прося молитвенного предстательства и укрепления на своем жизненном пути у подвижника земли Русской», — написал на представленном ему Акте обретения мощей Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. 6 июля 1999 года Его Святейшество одним из первых совершил паломничество к новообретенной святыне.

Закончились торжества по случаю обретения святых мощей, и началась кропотливая работа по восстановлению соборного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Пришлось заново реставрировать кровлю, покрывать купола, устанавливать кресты. Воссоздание галереи собора началось с устройства парадного крыльца. Собор был некогда расписан мастерами школы Дионисия, но сохранились и были отреставрированы лишь фрагменты росписи, позволяющие говорить о том, что одной из тем древней настенной живописи собора были сцены из Апокалипсиса. Современные мастера иконописи завершили работу над четырехъярусным иконостасом. Выпускниками Санкт-Петербургской академии художеств написана икона «Преподобный Ферапонт в житии» с шестнадцатью клеймами, на четырех из которых мы видим современников и сомолитвенников святого: святителя Феодора, архиепископа Ростовского, преподобных Сергия Радонежского, Кирилла и Мартиниана Белозерских. Уникальность иконы состоит в том, что на одном из ее житийных клейм впервые изображено событие новейшей церковной истории — обретение святых мощей преподобного Ферапонта. Храмовая икона «Рождество Пресвятой Богородицы», как и весь иконостас, написана заново и тоже имеет свою особенность — клейма со списками наиболее чтимых икон Божией Матери.

К 190-летию Отечественной войны 1812 года в местном ряду иконостаса появилась икона, какой прежде в Можайске не существовало — «Можайские святые». На ней изображены стоящими «на воздусех» над святыми храмами Можайской земли: покровитель города святитель Николай Мирликийский с мечом и градом в руках; святители Макарий, митрополит Московский, и новомученик Димитрий, архиепископ Можайский; новомученик протоиерей Константин; благоверные князья Феодор Смоленский и Димитрий Донской, начинавшие некогда княжить в Можайском уделе; преподобные Ферапонт Можайский и Рахиль Бородинская. Над святыми изображены два ангела, несущие явленную в 1413 году вблизи Можайска Колоцкую икону Божией Матери.

Здесь, в соборе Рождества Пресвятой Богородицы, в резной деревянной раке покоятся теперь мощи основателя монастыря преподобного Ферапонта Белозерского и Можайского чудотворца. Восстановление церкви его имени — дело будущего.

В настоящее время на очереди — реставрация колокольни. Ни один из старых монастырских колоколов не сохранился, но уже на средства благодетелей отлиты новые колокола, в том числе полутонный и тонный. В нижнем ярусе колокольни устроена часовня для поминовения усопших. Распятие из белого итальянского мрамора для нее подарил народный художник России скульптор Владимир Владимирович Глебов-Вадбольский в память о своем предке, князе Федоре Федоровиче Вадбольском, в иночестве Феодосии, который с 1702 по 1704 год был настоятелем Лужецкого монастыря.

Но, как оказалось, и более давний предок дарителя также имеет отношение к монастырской истории. Княжеский род Вадбольских происходит от князей Белозерских, которые в XIV веке стали подчиняться Московскому князю. Интересно, что князь Юрий Васильевич Белозерский-Сугорский был тем самым наместником Можайского князя Андрея Дмитриевича, который и уговаривал преподобного Ферапонта оставить Белоозеро и прийти в Можайск.

Невидимой нитью связана и по сей день Можайская земля со столь любезным сердцу преподобного Ферапонта Белозерьем. В Лужецком монастыре на месте разоренного безбожниками некрополя водружен поминальный деревянный крест с надписью: «Блаженной памяти священноиноков, всей братии, строителей и благоукрасителей». Вырезан он за много верст от Можайска, — верст, что были пройдены преподобным Ферапонтом шесть столетий назад. Резали крест на Белом озере, в монастыре его друга и сопостника преподобного Кирилла.

Радует то, что не только новыми святынями может гордиться Лужецкий монастырь — сюда чудесно возвращаются и некоторые древние его реликвии. В 1686 году патриарх Иоаким сделал богатый вклад в монастырскую ризницу — напрестольное Евангелие, обложенное золоченым серебром. «У сего Евангелия передняя дска серебряная золоченая, хорошей чеканной работы, до 4 фунтов весом, а корешок и задняя дска тоже чеканные, золоченые, но медные; оно в большой лист, печатано в 1681 году», — так описывал в конце XIX века это святое Евангелие летописец монастыря архимандрит Дионисий. После революционных потрясений XX века богатейшая ризница монастыря перестала существовать. Имеется свидетельство о том, как в безбожные годы с богослужебных книг XVI–XVIII веков срывались драгоценные оклады. Могла ли в тех чудовищных условиях сохраниться святыня? Оказывается, могла. Святое Евангелие без оклада многие годы пролежало невостребованным и неузнанным в одном из двух незакрывавшихся храмов Можайска — церкви Илии Пророка. Потом, уже на исходе XX века, его переплели и передали в Лужецкий монастырь. 30 декабря / 12 января 2000 года, в день памяти святителя Макария, митрополита Московского, патриарший дар впервые оказался на престоле Преображенского храма. За Божественной литургией при чтении указанного зачала игумен монастыря обратил внимание на написанное старыми чернилами внизу страницы слово. Оно оказалось началом вкладной записи. Вся запись на сорока страницах гласила: «Сию / книгу / великий / Кир / Иоаким / Патриарх / Московский / и всея / России / и северных / стран / даде / во обитель / Пресвятыя / Богородицы / в храм / честнаго / Ея Рождества / в Лужецкой / монастырь / иже / есть / во граде / Можайске / в вечное / поминание / по родителех / своих / от мироздания / 7104 / лета / месяца / марта / и из тоя /обители книга сия / да не похитится / ни кимже / во веки. / Аминь аминь. / Буди сие буди». Крепко первосвятительское слово! Святая книга вернулась туда, где предписано ей пребывать вовеки.

Поддерживаемые на протяжении прежних столетий и, казалось бы, забытые в безбожные десятилетия XX века традиции начали возобновляться при игумене Борисе (Петрухине), назначенном настоятелем Лужецкой обители в 1994 году. Много и физических, и душевных сил отдал этот достойный пастырь монастырю. Из «охраняемого государством» памятника архитектуры, каким воспринимался монастырь можайцами, он вновь стал местом молитвы. Возрождение монашеской обители повлекло за собой возрождение человеческих душ, очищение их от греха и порока. Когда 7 июня 2001 года в преддверии дня памяти преподобного Ферапонта над новыми вызолоченными главами собора Рождества Пресвятой Богородицы были установлены кресты, автору этих строк довелось услышать в рейсовом автобусе высказывание одного далеко немолодого человека: «Надо же, красота какая! И не видел, и не предполагал, что у нас здесь рядом такая красота есть. Гляжу, и даже хочется и на себя крест надеть».

«Дом Пречистыя Богородицы честнаго и славнаго Ея Рождества и преподобнаго Ферапонта в Лужках в Можайске», настоятелем которого с октября 2005 года является игумен Мефодий (Соколов), продолжает преображаться, благодаря той посильной помощи, что оказывают ему прихожане, паломники и благодетели. Но дела рук человеческих немощны без молитвенного предстательства сонма святых угодников Божиих, наших святых и благочестивых соотечественников.

Дом для спасающихся душ хотел построить в своем городе князь Андрей Дмитриевич и призвал преподобного Ферапонта. «Воля Господня да будет», — сказал святой старец и пришел в Можайск. И монастырь был построен. Далее все было как в евангельской притче: «…и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне» (Мф. 7, 24–25). Княже Андрее, к дому Божиему снова тянутся души, жаждущие спасения.

Читайте так же:  Женский монастырь санино

Счет Можайского Лужецкого Ферапонтова монастыря:
р/сч 4070381053000140325
ИНН монастыря 5028008200
Филиал МАКБ «Возрождение» Можайск
БИК 044611475
Кор. сч. 30101810800000000475
ИНН банка 5000001042

Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске и древнерусские письмена

Монастырей и храмов на территории России очень много – древних и современных. Как говорят, выезжай на Золотое кольцо и будет тебе счастье. Исторические здания, шепот давно произошедших событий и живших когда-то людей. Русская история богата и щедро делится своими дарами. Но среди них есть совершенно особые места, в которые стоит съездить любому, кто занимается позабытыми страницами истории. Одно из них — Лужецкий Ферапонтов монастырь в городе Можайск, недалеко от Москвы.

Можайский Лужецкий Ферапонтов монастырь

Лужецкий Ферапонтов монастырь, который находится в Можайске, широко известен за пределами Московской области. Сегодня он является одним из важнейших мест паломничества для верующих. Посмотреть его решили и мы.

Экскурсия в историческое прошлое

Я бывала в Суздале и Владимире, и в Угличе и в Дмитрове, Ярославле, Костроме, в Сергиевом Посаде, в Переславле, Боголюбово и видела знаменитую колокольню на речке Нерль. В некоторых из этих городов я бывала по несколько раз. И все же я могу смело сказать: Лужецкий монастырь в Можайске любопытнее и интереснее всего Золотого кольца, по которому принято проехаться хотя бы раз в жизни, куда привозят даже иностранных туристов, чтобы показать – вот она, история России в камне, во плоти, так сказать.

Но, как многим известно, историю пишут победители, и, разумеется, победители становятся белыми и пушистыми в своей интерпретации действительности. Летописи многократно редактируются, ненужные даже уничтожаются. Это не скрывается даже. Во время Раскола победившие с особым азартом сжигали и книги, и людей. Конечно, и у победителей могут быть свои минусы и слабости, но принято на это закрывать глаза и скорбно произносить: так было нужно Отечеству. А зачем это было нужно? Обычно не принято задавать таких вопросов. Ведь даже теория Дарвина за них – выживает мол сильнейший, значит, так надо. Были бы мол раскольники или другие враги правы, то они бы выиграли войну.

Но кто был прав, мы не знаем, однако выяснить то, что скрыто от глаз, все равно желаем. Ведь чего бояться, если победители правы?

Как добраться в Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске

А мы любим задавать вопросы, поэтому однажды собрались и отправились в сторону Можайска. Ехать от Москвы совсем не долго (около двух часов), особенно если не попасть в пробку на Минском шоссе. Направление популярное, так что стоит подумать, чтобы всех опередить и выехать пораньше.

В Можайске надо свернуть к реке по указателям, и скоро перед вами предстанут белые стены Лужецкого Ферапонтова монастыря. Казалось бы, все типично: строение на берегу петляющей речки, внутри стоит храм, здание, где жили монахи. Вокруг — мощные стены. Красиво, люди приходят на службу.

Березовая аллея перед входом в Лужецкий Ферапонтов монастырь в Можайске

Но чем же интересен Можайский монастырь?

Особенности Лужецкого монастыря бросаются в глаза сразу же. Даже если глянуть на храм, сразу же хочется спросить: а что с ним случилось? Почему он стоял закопанным в землю почти наполовину? Сейчас храм откопан, и к нему приставили большую лестницу. Очевидно в то время, когда он стоял под землей, нижние помещения, где изначально был вход, и использовался верующими по назначению: для служб и молитв. Но теперь алтарь перенесен наверх.

Мгновенно приходят на ум тысячи подобных зданий, которые до сих пор стоят закопанными, нелепо моргая половинками глаз-окон из-под земли. И ведь речь идет не только о христианских и богоугодных заведениях, в разных городах России можно встретить здания, закопанные в землю, первые этажи которых стали полуподвальными помещениями.

В самом деле, в здравом уме кто-то будет строить и проектировать свои здания подобным образом? Чтобы люди жили внизу? Внизу под жилыми помещениями всегда было принято устраивать погреб для хранения продуктов (если речь идет о простой семье) и своих богатств и товаров (если мы уже говорим о купцах). А у нас здания закопаны! И выглядят нелепо. А вот если их откопать, они сразу становятся красивыми и логично спроектированными, законченными.

Значит, какой первый вопрос, который задает Лужецкий Можайский монастырь? Да, верно: что же такое случилось совсем недавно, что были погребены здания? Потоп, цунами? Это, конечно, из ряда фантастики, но других версий сразу в голову и не приходит. Многодневный дождь с ветром? А главное, почему после бедствия не стали откапывать? К примеру, в Европе – стали. На многих картинах изображены люди с лопатами, откапывающие Рим и другие города. И речь там не идет о восстановлении исключительно объектов Римской империи.

Странные захоронения и письмена в Лужецком монастыре в Можайске

Сразу за церквушкой можно увидеть странные белые камни, поваленные, как говорят, «мордой в салат». Поскольку не все лежат именно в таком положении, то можно их осмотреть. И при пристальном внимании мы вдруг видим письмена и понимаем – это надгробные камни. Это камни, стоявшие у чьих-то могил.

А чуть подальше видим и само кладбище. Где подобные камни – самые легкие из представленных – лежат на привычном для себя месте. Однако стоит подойти и сразу становится ясно, что надгробия не принадлежат могилам. Они просто положены сверху. Так, для красоты. Валялись кругом, а после похорон братьев на их могилы были сверху поставлены камни. Их украшают совсем не христианские символы – свастика, коловрат и другие. Следующий вопрос, следовательно, откуда взялись эти камни в христианском можайском монастыре?

А вот камни поваленные на заднем дворе, уже гораздо интереснее. Когда-то они послужили фундаментом для строительства. То есть пришли люди на место захоронения, посмотрели, что надгробные камни очень даже ничего и использовали их для строительства. Сейчас, когда храм уже откопали и восстановили, надгробия бесполезным грузом лежат рядом. Убрать их – задача не из легких, тяжелые они очень. Да и не мешаются особенно. Письмена не везде видны. А где видны, то удивление просто зашкаливает.

Я не могу не сказать, что в принципе удивляет поведение тех, кто строил из надгробий фундамент. То есть совсем уважения не было? А ведь язык там – русский, древнерусский точнее, свой. Что это за неуважение тотальное? Разграбить чужую могилу и построить из нее храм! Никакой религиозной войной это не объяснить. Это просто бесчеловечно.

Но вернемся к надписям на камнях в Лужецком Ферапонтовом монастыре. Были попытки расшифровки, которыми занимались сторонники альтернативной истории, поэтому я не буду повторяться. Скажу лишь одно – здесь, на территории монастыря в Можайске, лежат свидетельства истории страны. Ведь стиль и способ нанесения букв совершенно разный, это несколько временных пластов.

Эта версия события никого уже не интересует. Так как мы слишком привыкли верить в официальную версию. Но как мне кажется, стоит присмотреться и для себя понять хотя бы одно – наши победители не всегда белые и пушистые. Не значит это автоматически ведь, что проигравшие безвинны. Кто знает? Но честно ли то, что нам не предоставляют выбор самим разобраться, что это была за борьба, за что и какие ставки были сделаны?

Фотографии надгробных камней в Можайском Лужецком Феропонтовом монастыре в Можайске

Кладбище при Можайском Лужецком Феропонтовом монастыре

Читайте также

1. Частный сектор в Небуге
2. Поездка к дольменам в Краснодарском крае
3. Пирамида в Подмосковье — описание и фото
4. Город Калязин — экскурсия и фото, отзывы
5. Город Сыктывкар
6. Кимры — что посмотреть за 1 день
7. Эксперимент в Печоро-Илычском заповеднике
8. Информация о городе Ульяновск и фото
9. Зеленоградск Куршская коса
10. Зеленый Светлогорск на берегу Балтийского моря
11. Поездка в Витебск на выходные — что посмотреть
  • Stribor к 23.11.2019 в 09:24
  • Вообще, все эти резные камни в Лужецком Ферапонтовом монастыре хранят какую-то загадку. Если уровень земли стал выше, а потом его понизили, то почему камни на заднем дворе так ровненько лежат, будто их только поставили? А если они там были изначально, то почему их не стали убирать? В общем, для меня наличие этих странных древних камней и входа в храм на уровне второго этажа так и осталось загадочным.

    • Ariana к 07.12.2019 в 13:14
      Автор
    • Да, тут сразу две загадки (хотя, быть может, и больше): одна геологическая, а вторая историческая. Что же это за камни с письменами, кому они принадлежали и почему их не постеснялись использовать в качестве фундамента и надгробных плит для повторных захоронений? И что вообще творилось в Европе, раз многие здания оказались погруженными в землю? Многие и до сих пор там находятся, и называется у нас это цокольными этажами. Любопытно!

    • Erwin к 17.12.2019 в 12:33
    • Ответить
    • На одном их камней (торец, три строки) явно читается начало — л?та

      ЗРН? (7159, т.е. 1651 от Р. Х.) и конец второй строки — ТАТІАНА

    • Erwin к 17.12.2019 в 12:39
    • Простите, что лезу не в своё дело, но причина и время использования камней гуглится легко. Как я и подозревал, камни использовали большевики — «…До конца 1929 года собор был открыт как приходской. 11 ноября 1929 года, согласно протоколу Мособлисполкома и Моссовета, храм был закрыт (…) В довоенный период в монастыре находились фурнитурная фабрика, цех завода медицинского оборудования. На монастырском некрополе находились фабричные гаражи со смотровыми ямами, складские помещения. В братских келиях были устроены коммунальные квартиры…»

    • Ariana к 17.12.2019 в 14:58
      Автор
    • #
    • Да, многие слова легко читаются ??
      С большевиками все ясно, это же обычная практика. Мне больше интересен более давний пласт, что с этими камнями сделали реформаторы Никона. И, конечно, вопрос проседания зданий — не только здесь, а вообще во многих странах — очень любопытен.

    • Evgenij143 к 09.12.2017 в 00:48
    • Еще в 70х годах были проведены исследования некоторых текстов надгробий этого же монастыря и было выявлено, что это восточный готский язык, от которого произошел русский и другие восточные славянские языки, и вообще славянские. Это целая теория. На одной из них был изображен Велес (Один) с двумя воронами.

    • Ariana к 09.12.2017 в 08:15
      Автор
    • Спасибо за ваше мнение и сведения!

    • Ирина к 27.01.2018 в 11:59

    Вы не поверите, если бы не мой сон, о Можайском колоколе, я бы и не знала о существовании Моностыря. Прочитала заметки в Интернете, очень интересно и даже можно сказать загадочно.
    С ув. Ирина. Украина. 27.01.2018