Свенский монастырь и петр 1

СВЕНСКИЙ УСПЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Свенский Успенский монастырь

Свенский мужской монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы Брянской епархии

  • Адрес: Россия, 242000, г. Брянск, п. Супонево, ул. Фрунзе, 1Б
  • Почтовый адрес: Россия, 241050, г. Брянск, 50 ОПС, а/я 91
  • Тел.: (4832) 92-98-55, 92-20-74
  • Официальный сайт: http://svenmon.org
  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

    Обитель расположена недалеко от места впадения в Десну речки Свени, вследствие чего и получила название Свенской.

    Монастырь был основан в 1288 году, когда на этом месте чудесно остановилась привезённая из Киево-Печерской Лавры икона Богородицы, с тех пор известная как Свенская. Черниговский князь Роман Михайлович, надеявшийся обрести от иконы исцеление от слепоты, прибыл сюда и после молитвы тотчас исцелился. Он дал обет построить тут монастырь, даровав ему все окресные земли, и тогда же собственноручно стал рубить деревья для возведения первого храма в честь Успения Пресвятой Богородицы [1]. Построенный деревянный храм стал центром пустынножительной обители, на обустройство которой Роман Михайлович выделил достаточно злата и серебра. Свенская икона стала главной святыней обители. Впоследствии в этом храме и был погребен сам основатель монастыря. Обитель была заселена 70 монахами, обнесена валом и частоколом из заостренных бревен.

    С переходом Брянска в состав Московского государства Свенский монастырь, благодаря своей чудотворной иконе и положению культурного центра в древней брянской округе, быстро стал обителью незаурядной. Московское правительство по достоинству оценивало его значение в деле укрепления границ Русского государства. Поэтому цари, Иоанн Грозный, Феодор Иоаннович, Борис Годунов, Михаил Феодорович, Алексей Михайлович, Феодор Алексеевич, Петр I, императрица Елизавета Петровна, патриархи Филарет и Иосиф, бояре Юрьевы, Романовы, Нагие и другие всячески содействовали укреплению монастыря, наделяли его вкладами и обеспечивали льготами. Свенская обитель стала крупным землевладельцем.

    Особенно был щедр Иоанн Грозный. При нём началось строительство каменных храмов вместо деревянных, и были возведены Успенский собор, храм во имя Печерских чудотворцев Антония и Феодосия, а также каменная колокольня.

    В последующие годы Свенский монастырь несколько раз подвергался разорению. В 1583 году при нападении на Брянск литовского отряда витебского воеводы Паца сгорели все монастырские деревянные строения, иконы, книги и жалованные грамоты. Скрывшиеся в лесу игумен с монахами успели унести с собой лишь чудотворную икону. Вскоре обитель постигла новая беда: в Смутное время, во время продолжительной осады города в 1607 году, монахи с жителями испытывали страшный голод. Свенский игумен Корнилий и протопоп Покровского собора Алексий были одними из вдохновителей стойкой обороны Брянска, а затем, вместе со строителем Свенской обители Варсонофием, подписали акт об избрании в 1613 году царем Михаила Феодоровича Романова.

    9 января 1664 года монастырь подвергся опустошению и разграблению крымскими татарами, которые пожгли церкви обители. Вследствие полного разорения монастыря царь Алексей Михайлович освободил его от прежних недоимок и ямских налогов.

    Приписной монастырь Киево-Печерской Лавры

    Монастырь оставался в бедственном положении. Старые храмы ветшали — в 1677 году обвалился храм Печерских чудотворцев Антония и Феодосия. На месте где князь Роман начал прозревать и где в память об этом стоял крест, был возведен трехкупольный надвратный Сретенский храм, впервые упоминаемый в книге вкладов под 1678 годом, а окончательно достроенный в 1694 году. Однако, обители было трудно содержать себя.

    Так как в 1680 году, тревожимая татарами и поляками Киево-Печерская Лавра просила «_пристанище иметь в своей Великороссийской великой державе до времени тихого, как-то при Брянску или Трубчевску» царь Федор Алексеевич 28 марта 1681 года своей послушной грамотой приписал Свенский монастырь к Лавре. Киевскому иеромонаху будущему святителю Иоанну (Максимовичу) наказано было описать всё хозяйство и имущество Свенской обители с вотчинами, скотом и хлебными припасами. Окончательная передача монастыря Киево-Печерской Лавре была узаконена царской жалованной грамотой 1682 года, по которой обитель стала называться Новопечерским (Свенским) монастырем.

    Во время пребывания 22–24 октября 1708 года в Брянске царь Петр I останавливался в монастыре. Его приезд был вызван необходимостью проверки городских укреплений и наблюдением за передвижением шведской армии к Стародубу и далее на Украину. Узнав в обители об измене гетмана Мазепы, отправился в село Погребки, чтобы предупредить последствия измены. После Полтавской битвы царь приезжал в обитель опять и отслужил тут благодарственный молебен за победу. По местным сказаниям, царь останавливался в маленьком каменном домике напротив колокольни — впоследствии с северной стороны домика был прибит царский герб, а под самой крышей издалека виднелась надпись: «В сем домике неоднократно пребывал преобразователь России».

    С 1734 по 1742 год на средства брянского купечества был построен новый надвратный Преображенский храм, взамен ветхого. В 1742 году наместник обители бил челом императрице Елизавете Петровне, прося о помощи в строительстве нового соборного храма, так как все монастырские доходы еще со времен Петра I забирались «на войны со шведскою короною и Партой Оттоманскою». Челобитная была заслушана в Сенате, в присутствии самой царицы, после чего в Киево-Печерскую Лавру был послан запрос о нужной сумме. Свенские же монахи тем временем тщательно объезжали монастыри, пытаясь найти образец, по которому бы равнялись. По душе пришелся собор Донского монастыря, в чем-то похожий на старый развалившийся Успенский собор родного монастыря. В 1747 году обратились к архитектору И. Ф. Мичурину. Новый большой двухпредельный собор был достроен в 1758 году. Постройкой в 1764 году каменной ограды Свенский монастырь получил свое архитектурное завершение.

    До 1764 года Свенский монастырь обладал многочисленными селениями и крестьянами, которые платили оброк маслом, медом, грибами, холстами и деньгами. Свенские монахи имели квасоварни, рыбопитомник, мельницу, пасеку, кузницу, сукновальни и даже собственную пристань. После секуляризации монастырских земель 1764 года обители были оставлены лишь приусадебный участок, десять десятин пашни, огород, сад и луг для выпаса скота. Очень скоро свенские насельники почувствовали немалые финансовые затруднения, игумен Ираклий стал просить о сокращении числа монахов до двенадцати человек, но получил отказ. Содержание иноков становилось все более скудным, и монахи стали самовольно покидать монастырь, чаще всего уходя на Афонскую гору и в Молдавию.

    Связь с Афоном и Молдавией выразилась в том, что со Свенским монастырем связано немало учеников и последователей преподобного Паисия (Величковского). Среди них — иеромонах Афанасий (Степанов), схимонахи Афанасий (Охлопков) и Афанасий (Захаров), иеродиакон Анастасий и другие, получившие в дальнейшем известность своим пустынножительством и старческой деятельностью. Среди этих последователей особенно выделялся преподобный схиархимандрит Моисей Оптинский, бывший в 1809–1811 годах послушником Свенского монастыря.

    На исходе XIX века в обители имелось ценное собрание книг, среди которых было немало рукописей, старопечатных книг XVI-XVIII веков, книги по истории Церкви России и Восточной Римской империи, летописцы и прочее.

    Самым страшным бедствием во многосотлетней истории обители стало уничтожение монастыря при безбожном режиме. На первых порах после переворота 1917 года богослужение ещё проводилось в Успенском соборе. Чудотворная икона Свенской Богоматери была передана Главнауке Наркомпроса для реставрации, оттуда — на вечное хранение в Третьяковскую галерею.

    В 1924 году монастырь был закрыт. 11 сентября 1926 года вся бывшая обитель была передана губмузею. Гнусное дело довершила бригада подрывников под руководством Я. П. Рыхлова, взорвавших в 1930 году Успенский собор, от чего пострадали и другие постройки. Еще раньше домик Петра I был разобран на кирпич.

    В 1970-х годах власти взялись за восстановление монастыря. В 1988 году бывший монастырь, ставший филиалом Брянского областного краеведческого музея, впервые открыл ворота для посетителей.

    В 1992 году при стечении народа в Свенском монастыре был отслужен первый за многие годы молебен по случаю возвращения обители Русской Православной Церкви.

  • С XVI в. — обитель имела шесть селений в Подгороднем стане, тринадцать — в Батаговской волости, шесть — в Пьяновской.
  • Ок. 1681 — помимо церквей обитель имела 29 келий с 90 монахами и послушниками; конный двор с 114 конями и 16 жеребятами, скотный двор с 57 коровами; две гостиницы, одна из которых предназначалась для греков, приезжающих на Свенскую ярмарку; в библиотеке монастыря 115 книг.
  • 1744 — обители принадлежало 37 селений и 16 тыс. крепостных крестьян; подворья в Брянске и Карачеве.
  • 1755 — в библиотеке монастыря 338 книг.
  • 1893 — в библиотеке монастыря 1300 книг.
  • нач. 1900-х — 100 монахов; 80 десятин распашной и луговой земли, семь десятин фруктового сада (главный источник дохода); основной капитал обители — 40 980 рублей.
  • Успенский собор Свенского мужского монастыря

    Первый деревянный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы был устроен в 1288 году, и с него началась история обители.

    Каменный соборный храм монастыря был впервые возведён в 1578 году. Строил его тверской мастер Гавриил Дмитриевич Маков. Собор имел величественный семиярусный резной иконостас, высотой 33 метра, покрытый серебром и сусальным золотом. Верхние четыре яруса икон были в человеческий рост. Многие иконы обрамлялись серебряными окладами, венцами и драгоценными камнями. Впечатляли и резные колонны, кажущиеся совершенно сквозными. Иконописью были украшены и фронтоны церкви.

    К 1742 году древний собор был в плачевном состоянии и было получено разрешение и средства на строительство нового, что было вверено архитектору И. Ф. Мичурину. Храм был заложен 30 июля 1749 года, достроен в 1758 году. Новый Успенский собор теперь имел два придела: во имя святых Захарии и Елисаветы и во имя апостолов Петра и Павла. Он представлял собой огромный, пятиглавый и безапсидный храм с прямостенными фасадами, имевшими с запада полукружие с десятью колоннами, а с других трех сторон — ризалиту. Перенесен был в собор и величественный семиярусный иконостас XVII века. В алтаре имелся и другой древний иконостас, высотой 22,72 м., украсивший горнее место.

    Собор был взорван в 1930 году. На 2010 год сохранились лишь руины.

    Антоние-Феодосиевский храм

    19 мая 1566 года года началось строительство церкви во имя Печерских чудотворцев Антония и Феодосия. Но через год, когда строительство вчерне уже заканчивалось, обвалился каменный свод. По приказу игумена Сергия завал расчистили и продолжили строительство. Новый храм был бесстолпным, одноглавым, прямоугольным по форме, с одной апсидой, с теплой трапезной, погребами и хлебной в подклети. Вопреки общему правилу, алтарную часть построили не на востоке, а на юге. В архитектуре церкви отразились формы московско-суздальского зодчества. Суровый облик храма смягчался декоративными наличниками окон второго яруса и карнизами.

    От ветхости храм обвалился в 1677 году. В ходе строительных работ средние пилястры при проделке новых окон были уничтожены. В 1806 году к прежнему входу, слева, сделали пристройку для расширения ризницы. В 1832 году древний вход был заделан окончательно. В 1807 году из бывшей трапезной устроили придел в память явления чудотворной Свенской иконы. Ветхая двускатная крыша в 1860 году была заменена полукруглой.

    Храм пострадал при взрыве собора в 1930 году.

    Сретенский надвратный храм

    На месте где князь Роман начал прозревать и где в память об этом стоял крест, был возведен трехкупольный надвратный Сретенский храм, впервые упоминаемый в книге вкладов под 1678 годом, а окончательно достроенный в 1694 году. Церковь была двухэтажной: проходы и проезды в монастырь составляли первый этаж. Сама церковь располагалась на втором этаже. Ее нарядные формы были выдержаны в характерном малороссийском барочном стиле XVII века.

    Преображенский надвратный храм

    Над западными ярмарочными воротами был устроен храм в честь Преображения Господня. Когда он пришёл в ветхость, 10 июня 1734 года наместник Варсонофий испросил у Синодального Казенного приказа разрешения разобрать его и на том же месте построить новую церковь. Строительство на средства брянского купечества длилось восемь лет и освящение последовало 29 июля 1742 года. Этот одноглавый храм являлся обычным произведением зодчества XVIII века, когда намечался постепенный переход от форм барокко к классицизму. Галерея, охватывающая первый этаж с трех сторон, придавала церкви торжественность и величавость.

    Каменная колокольня была построена при царе Иоанне Грозном, который пожаловал для неё два колокола в 40 и 200 пудов. Около 1740-х колокольня была надстроена и дополнена новым колоколом в 300 пудов, отлитым весной 1749 года московским мастером Афанасием Прохоровым специально для Свенского монастыря.

    Колокольня пострадала при взрыве собора в 1930 году.

    Была построена в 1764. Протяжением около 800 метров и высотой от 5,5 до 8 метров, она прорезана пилястрами и амбразурами, имеет форму неправильного восьмиугольника с шестью башнями, высотой от восьми до двенадцати метров.

    Настоятели, наместники

  • Сергий (упом. ок. 1567) игум.
  • .
  • Исаия
  • Иона II
  • Павел
  • Сильвестр
  • Иаков I
  • Варлаам II
  • Марк I
  • Варсонофий
  • Иов II
  • Иона III
  • Иаков II
  • Феодосий I
  • Иаков III
  • Ермоген (упом. 1655 — упом. 1657)
  • Иаков IV
  • Марк II (упом. 1659)
  • Варнава (Глыбоцкий) (упом. 1664)
  • Экология Брянской области

    Экология Брянской области

    Святое дерево славян.

    Гляжу на дуб уединённый.
    Я мыслю: патриарх лесов
    Переживает мой век забвеиный
    Как пережил он век отцов.

    Пушкин А.С.

    «С высокого обрыва у стен Свенского монастыря неогляден весенний разлив в пойме Десны; несмотря на хмурое, в быстрых тучах небо, на всём вокруг — тревожная нежность: цветут подснежники, изумрудная зелень первой травы в прогретых солнцем местах, и яркой весенней синевы вода, и дуб-великан с залеченным в нижней части стволом. Ему пять веков, этому удивительному дереву; всем своим обликом, с распластавшимися в лёгком воздухе сучьями, с изуродованным цементными заплатами стволом, мощно внедрившимся в землю, старое дерево тоже чувствует тепло земли, и что-то в нём неуловимо меняется с каждым днём и часом; опять в корнях, пронизавших толщу земли, в иссечённой временем коре, в чутких вершинных ветвях мучительными толчками пробуждается жизнь — опять уходят небытие и мрак, и от этого творения природы трудно оторваться». Эти строки принадлежат известному советскому писателю, Герою Социалистического Труда, лауреату Государственных премий СССР и РСФСР, председателю Российского фонда культуры Петру Лукичу Проскурину, уроженцу Брянщины.

    Могучее дерево у стен Свенского монастыря, о котором так взволнованно и проникновенно написал П.Л.Проскурин, называют дубом Петра.

    Достоверно известно, что Пётр I находился в Брянске 22-24 октября 1708 года. Приезд царя был вызван продвижением армии шведского короля Карла XII к Стародубу и далее на Украину. Он осмотрел верфь, где по его приказу сооружали галеры, городские укрепления, запасы оружия, а вот был ли он в Свенском монастыре, неизвестно. 24 октября Пётр I отправился в Погребки у Новгорода-Северского, где стояли основные силы русской армии. Там к нему явился гонец от А.Д.Меншикова, сообщивший об измене гетмана Украины Мазепы. Церковная же легенда утверждает, что это произошло тогда, когда Пётр I находился в Свенском монастыре.

    Предания гласят, что великий преобразователь России отдыхал в тени исполинского дуба рядом с монастырской стеной. Говорят также, что, готовя измену, коварный Мазепа решил отвлечь Петра от военных забот и послал к нему лодкой по Десне красавицу Ганну. Пётр и Ганна полюбили друг друга, а чтобы их разлучить, монахи Свенского монастыря заточили девушку в подземелье, а затем утопили в лесном озере, вода которого стала чёрной, а само оно получило название Чёрное озеро.

    Дуб-великан, немой свидетель исторических событий, и сегодня крепко стоит на вершине громадного холма, являясь уникальным памятником природы.

    Дуб Петра осматривали специалисты, залечили раны ствола, зацементировали дупло, установили вокруг ограду, обновили знак особой заповедности дерева. И сейчас зеленеет он на крутом берегу Десны, напоминая о былом. У этого замечательного памятника природы не бывает равнодушных. Посетивший Свенский монастырь П.Л.Проскурин увидел в нём символ героической истории родной земли: «Какая-то сладкая жуть кружит в сердце — под дубом перед Полтавской битвой, определившей многое в судьбах России, в судьбах Европы, сидел Пётр Великий, а вот сейчас пришли и сидят трое светлоглазых парнишек в форме профессионально-технического училища, сидят, поглядывают то на дуб, то на разлив Десны, то на съёмочную группу из Волгограда, снимающую на Брянщине документальный фильм «Земля Пересвета». Сейчас киногруппа у стен Свенского монастыря с высоты обрыва снимает тревожное, меняющееся, в быстрых текущих тучах небо над Десной — небо Куликовской битвы. А ещё ранее, за сто лет до того как из жёлудя проклюнулся росток, положивший начало знаменитому дубу, на этой земле оставил свой след брянский боярин Пересвет, ушедший в свой час, как это не раз бывало, в монахи и обессмертивший своё имя на поле Куликовом в поединке с татарским богатырём Челубеем».

    С дубом, правда, уже с другим, связана церковная легенда и об основании Свенского монастыря.

    . Шёл 1288 год. Князь Роман Михайлович Брянский страдал от тяжёлой болезни. В теле ещё была сила, руки пока держали меч, а глаза ослабели. Князь стал слепнуть. Тогда в княжеских хоромах вспомнили о чудотворной иконе Богоматери из Киево-Печерского монастыря, якобы не раз исцеляющей от болезней.

    Киевские монахи просьбу Романа Брянского уважили. По Десне к Брянску отправилась ладья, а в ней два монаха с чудотворной иконой. Но при впадении реки Свени в Десну произошло удивительное событие: «. стала ладья на едином месте среди реки». А икона скоро пропала. Князь Роман обнаружил её на противоположном берегу. Она висела на дубе.

    Князь произнёс молитву и сразу стал лучше видеть. Поражённый свершившимся чудом Роман Михайлович взял топор и сам стал рубить мощные деревья для закладки нового храма.

    Дуб находится и в центре герба древнего русского города Стародуба. Старый герб Стародуба — «дуб с гнездом орлим» — дошёл до нас с 1620 года, а в 1781 году он украсил триумфальную арку Новгорода-Северского вместе с гербами других городов брянского края: Мглина, Суража, Почепа. В XVIII веке высочайшим указом для Стародуба был утверждён окончательный вариант основного городского символа: «Старый дуб в серебряном поле».

    Есть дуб-богатырь и в посёлке Пчела Брасовского района. Он выделяется сильно развитой кроной, толстым стволом. Человек, стоящий у подножия этого зелёного великана, кажется карликом. Его обступают многочисленные потомки — молодые дубки и уже зрелые деревья. Зелёный долгожитель не склонил головы перед натиском стихийных сил, устоял, перенёс ураганные ветры, удары молний и защитил тех, кто был обязан ему своим рождением.

    В трёх километрах от Злынки стоит ещё один дуб-великан. Народная легенда утверждает, что его посадил лесник Кирьян. С тех пор зовут это высокое кряжистое дерево Кирьяновым дубом. Его возраст — 450-500 лет. Не раз посягали на жизнь зелёного великана молнии. Но проходило несколько лет, и обожжённые ветви оживали вновь, а раны зарубцовывались. Сколько путников укрыл за долгую жизнь под своей тенью этот дуб, сколько событий он видел! Сейчас дуб-долгожитель взят под государственную охрану, за ним присматривают работники Злынковского лесхоза.

    В десяти с половиной километрах от Стародуба раскинулся живописный елионский лес. У незаметной лесной тропинки, ведущей к Малой Елионке, словно часовой застыл громадный дуб, а точнее — слившиеся в одно четыре дерева с общим корнем. Об удивительном памятнике природы, взятом под государственную охрану, сложено немало легенд. В одной из них рассказывается, что дерево посадил в первой четверти XIX века житель этих мест Архип. У Архипа было четыре сына: Денис, Даниил, Давид и Демьян. Когда началась Отечественная война 1812 года, отец благословил сыновей на ратный подвиг, на защиту родной земли от иноземных захватчиков. Сыновья Архипа выполнили свой священный долг, разбили врага, но сами сложили головы на поле брани. Денис и Давид погибли под Смоленском, а Даниил и Демьян — в Бородинском сражении.

    Тяжело переживал потерю своих сыновей Архип. Печальные, грустные мысли одолевали его, когда он уходил в лес. Однажды у небольшого лесного озера, сейчас высохшего, присел Архип на пенёк и услышал голос леса. В лёгком шуме листвы, побеспокоенной ветром, ясно и отчётливо прозвучали слова: «Не печалься, человек. Сыновьями гордиться надо — они грудью заслонили Родину-мать».

    В память о сыновьях-героях решил тогда Архип посадить на лесной дороге, что ведёт от Елионки к Стародубу, четыре жёлудя. Они прижились. Шли годы, а молодые дубки набирали силу. У братьев, защитников Родины, были один отец и одна мать. Так и дубы, посаженные Архипом, — объединились, образовали один родительский корень.

    УСПЕНСКИЙ СОБОР

    Первым каменным зданием в окрестностях Брянска был Успенский собор Свенского монастыря, построенный во времена Ивана Грозного. Это было монументальное пятиглавое здание, не уступающее по размерам собору Мичурина, построенному в середине XVIII века.

    Строительство собора было связано с именем царя Ивана Грозного. Готовясь к Ливонской войне н к воссоединению с Россией украинских и белорусских земель, он укрепляет границы Русского государства. Свенский монастырь был и крупной крепостью, и важным религиозным центром, обладавшим такой святыней, как знаменитая икона Свенской богоматери. Набожный царь не раз жаловал монастырскую братию щедрыми вкладами. В центральном государственном архиве древних, актов в Москве хранится вкладная книга монастыря, которая начинается с записи 1561 года. В этом году по случаю смерти горячо любимой царем жены Анастасии был сделан вклад в 40 рублей. Это была большая сумма. Отличный боевой конь в те времена стоил 15 рублей.

    В следующем году царь присылает 20 рублей вклада по случаю смерти своего слабоумного брата Юрия, а в память о смерти князя Дмитрия Вишнецкого монастырю жалуется сельцо Студениково с шестью деревнями в Белевском уезде. Основные же владения монастыря были расположены в Брянском уезде. В 1565 году монастырь получает 50 рублей по случаю смерти дяди царя Василия Глинского.

    Щедрые дары царя и старые монастырские богатства позволяли развернуть строительство монументального собора. Собор строился тверским зодчим Гавриилом Маковым. Строительство началось, вероятно, в начале 60-х годов. В 1564 году во вкладной книге собор упоминается уже как существующий, так как князь Иван Федорович Мстиславский — потомок Мглинско-Мстиславских князей, дарит собору 50 рублей денег «да к соборной церкви к каменной трое дверей железных». Одна из створок этик ворот из кованного узорного железа и поныне хранится в музее Коломенское в Москве. Недавно обнаружены и переданы в Брянский областной историко-революционный музей еще две створки ворот. После реставрации они будут выставлены в экспозиции.

    Здание собора было четырехстолопным, трехаспидным на подклети. С трех сторон его окружали галереи — паперти. В 1582 году царь Иван Грозный передал в монастырь на поминовение своего сына Ивана Ивановича 100 рублей, кроме того еще: золотую корону с каменьем и жемчугами для иконы Богоматери, золотые цаты, иконы в роскошных окладах, «три платка золотых» ценой 105 рублей, колокола весом в 40 и в 200 пудов. Предположительно с 1580 по 1583 годы Свенскую икону по просьбе Царя передавали в Москву для написания с неё копии после великого московского пожара. Иван Грозный вернул икону в окладе и дорогих украшения, пожаловав 107 рублей.

    Огромную, по тем временам сумму в 650 рублей, 6 образов в ценных окладах, 27 книг и тарханную грамоту, освобождавшую монастырь от всех налогов, жалует на помин души погибших. Благодаря царским дарам снова был отстроен монастырь и обновлен собор, пострадавший во время польского набега в Ливонскую войну. Щедрое пожалование монастырь получал и от преемников Ивана Грозного, хотя и не в таких размерах. В тяжелые годы смутного времени монастырь и собор опять были сожжены поляками. Последним бедствием для него оказались набеги поляков во главе с Пацем и крымских татар в 1660 годах. В конце XVII века в соборе создается новый иконостас, перенесенный позже в барочный собор. Однако, его здание обветшало, треснули и начали распадаться своды и стены.

    В 1744 году путешествовавшая императрица Елизавета Петровна посетила Свенский монастырь. Успенский собор она застала в полуразрушенном состоянии и пожаловала на строительство нового храма 6 тыс. рублей золотом. Так началась новая глава в истории памятника архитектуры. В соответствии с царским указом от 3 апреля 1748 года деньги поступили в монастырь.

    Успенский собор был заложен на высоком, ровном и безопасном месте в центре монастыря (старый храм стоял на косогоре, что способствовало его разрушению), 3 мая1749 года свенские монахи направили в Киев прошение о разрешении строительства соборной церкви, сообщив при этом, что материалы для работ заготовлены. Возле монастыря начали выдавать продукцию громадные для своего времени кирпичные заводы.

    Имя архитектора, по проекту которого возводился Успенский собор, долгое время вызывало споры. Назывались имена крупнейшего представителя русского барокко Растрелли, московского архитектора И. Мичурина. Документы Центрального государственного исторического архива Украины позволяют утверждать, что уже в 1744 году И. Мичурин представил на рассмотрение проект и модель собора. Они оказались выдержаны в духе лучших традиций древнерусского зодчества. 30 июля 1749 года собор был заложен. Руководил строительными работами архитектор Иоганн Битнер.

    Во время строительства возникли непредвиденные сложности. Новый наместник монастыря Гервасий нашел, что уже возведенные каменные столбы были обрублены, и само здание «перепорчено». Потребовалась, говоря современным языком, экспертиза проекта. И в начале 1752 года планы и модель собора отправляются в Петербург к оберархитектору Растрелли. Заключение специалдистов оказалось однозначным: «переправки учинены весьма безрассудно … по опасности того строения». Вскоре Гервасий получил отставку, постройкка вновь была переделана, а дальнейшие работы велись строго по проекту И. Мичурина.

    Архитектор И. Битнер стремился наверстать упущенное. Он ежедневно требовал на строительство до двухсот каменщиков, столько же кирпичников, четыреста пеших и до двухсот конных рабочих. Его рвение было настолько велико, что свенские монахи в мае 1753 года послали на архитектора жалобу. В июне 1756 года «церковь постройкою возведена до кровли и своды закреплены». Но к этому времени И. Битнер умер. Руководство строительными работами было доверено крепостному архитектору Киево-Печорской лавры Кондрату Стефанову, который в основном их завершил к осени 1757 года. В конце следующего года синод выдал грамоту на освящение церкви.

    Трудом тысяч крепостных за десять лет над зелеными крутыми берегами красавицы-Десны были подняты красные стены собора, увенчанные пятью огромными барабанами, несущими купола, центральный из которых был позолочен в 1800 году, и главы с крестами. Величественное архитектурное сооружение имело в длину пятьдесят два с половиной аршина (свыше 37 метров) в ширину — сорок два с половиной аршина (более 30 метров). Собор украшали древние железные двери середины XVI века, отличающиеся интересной художественной работой.

    Внутри храма находился величественный семиярусный иконостас XVII века с крупными резными фигурами вверху. Он был перенесен сюда из старого Успенского собора. Тонкая и сложная резьба раннего малороссийского барокко представляла значительный художественный интерес. Специалисты отмечали деревянную резьбу фриза над западными дверями, представляющую собой редкий образец старинной скульптуры, резьбу древнего игументского места конца XVI века или начала XVII века. Известно, что многие живописные работы в соборе выполнены крепостным художником Кириллом Холодовым, доставленным в Свенский монастырь из Киева закованным в кандалы. На помощь художникам в Свень были направлены и многие живописцы Киево-Печерской лавры. Монументальный, стройный Успенский собор, господствовавший над окрестностями, чьи изящные купала были видны издалека, а богатая внутренняя и наружная отделка отличалась высокой художественностью, был подлинной жемчужиной Свенского монастыря. К сожалению, время и люди не пощадили этот выдающийся памятник архитектуры. К XIX веку собор обветшал, в двадцатые годы был взорван «безбожниками», чья бездуховность, агрессивная нетерпимость к инокомыслию, вера в свою непогрешимость, в то, что не наступит «судный день» для тех, кто «предал отца святого» и сегодня затрудняют движение по пути духовного очищения.

    В настоящее время собор восстанавливается.

    В. Алексеев
    В.Скидан.

    ЦЕРКОВЬ АНТОНИЯ И ФЕОДОСИЯ.

    При Иване Грозном, кроме Успенского собора, был выстроен второй каменный храм в честь преподобных Антония и Феодосия Печерских. Возводила ее артель во главе с мастером «Гавриилом Дмитриевым сыном Маковым, тверитином». Не простояв и ста лет, в 1677 году этот храм обрушился по ветхости, а затем был восстановлен с некоторыми изменениями первоначального облика. Даже такое событие, как разрушение церкви, монастырские летописцы использовали для прославлении чудес знаменитой иконы: «В 185 (1677), ноября в 20 день, теплая каменная церковь преподобных отцов Антония и Феодосия Печерских разрушилась, но царские двери и святые иконы найдены в алтаре нисколько не поврежденными». Вся церковь была расписана на сюжет чудес иконы Свенской Божьей Матери, потому и сам храм именовался церковью Свенской Божьей Матери.

    В одном из описаний говорилось: «. церковь Антония и Феодосия Печерских чудотворцев каменная же с трапезою; а в трапезе печь израсчатая, зеленая, да у той же церкви приделана подкеларская, а под церковью и под трапезою два погреба, да хлебня. Церковь и трапеза покрыты тесом, а на церкви одна глава покрыта белым железом. Кроме иконописания, особых дорогих украшений в этой церкви не было».

    Первоначальный план церкви представлял сосбой прямоугольник с полукружной в грань алтарной абсидой, папертью с ризницей на западе и трапезной на востоке. Интересно, что вопреки общему правилу древние зодчие построили алтарную часть храма не на восток, а на юг. В его архитектуре отразились формы московско-суздальского зодчества. Особенно характерна в этом отношении главка с изящным декором барабана. До XIX столетия церковь выполняла роль монастырской трапезной, а позднее, когда была возведена отдельная трапезная, — роль теплого храма, в котором была старинная изразцовая печь.

    В 1681 году, через четыре года после разрушения, церковь Антония и Феодосия удалось восстановить. В 1806-1807 гг. были сделаны пристройки к трапезной и расширенны ее оконные проемы, 1817 году тесовая кровля замена железной, а в 1832 году прежний вход переделан в ризницу и с севера пристроена паперть. Все эти переделки значительно изменили облик храма.

    Церковь Антония и Феодосия, бесстолпная, одноглавая, скромная и даже суровая по своему облику, украшалась декоративным барабаном, а поверхность купола окаймлена килевидной аркатурой. Своеобразным был декор наличников окон второго этажа, а верхняя часть основного нефа обработана заковарами. Она была сооружена из кирпича, на бутовых фундаментах, а позднее в XIX веке оштукатурена.

    Как и Успенский собор она была разрушена в 1928 году. Сохранились лишь часть подклети и стен. Реставраторы разобрали и очистили руины и сейчас, изучая сохранившиеся элементы, можно узнать немало интересного об особенностях древнего строительства. Восстановлена церковь Антония и Феодосия Печерских к 2012 году.

    СРЕТЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ.

    Легким и жизнерадостным настроением выделяется Сретенская надвратная трехглавая церковь. Точное время ее постройки неизвестно. В рукописи монастырском сказании говорится, что она возведена при царе Петре в 1690 году, а из сдаточной описи 1681 года видно, что в то время Сретенская церковь уже существовала. В книге кладов она упоминается даже под 1678 годом. «Церковь Сретенская устроена на том месте, где ослепший великий князь Роман Михайлович, шедший из Брянска со освященным собором к чудотворной явленной Печерской иконе Божьей Матери, по молитве, получил первое облегчение от болезни и слепоты и узрел стезю; и где в память этой милости Господней поставлен был крест», — утверждалось в сочинении архимандрита Иеорофея «Брянский Свенский Успенский монастырь».

    В 1827 году церковь перенесла сильный пожар, сгорели «верхи, крыша и главы». Пришлось их делать заново, «поправлять стены», заливать вновь своды. В 1883 году был расписан северный фасад вместе с примыкающей к нему оградой. С восточной стороны в это же время пристраивается каменное помещение для привратников. Под церковью существовал погреб «для поклажи всяких казенных вещей».

    Церковь над северными «святыми» воротами имеет ярусное построение. Проходы и проезды а монастырь образуют первый ярус, а второй — собственно церковь. Основной этаж расчленен лопатками на три части, каждая из которых имеет верхнее продолжение в трех световых барабанах (два восьмерика и один, средний шестерик). Средний барабан, самый большой, отличается нарядным украшением наличников окон. Барабаны покрыты пологими шатрами, под которыми меньшие барабаны с куполами. Еще выше небольшие декоративные барабаны, увенчанные луковичными главками с крестами. Здание церкви представляет собой оригинальный надвратный ярусный храм с трехчастным порталом, стилистически соединивший в своей архитектуре московское и украинское барокко. Он сооружен из кирпича, и буковых фундаментах. При реставрации восстановлена окраска стен в красный цвет с белыми деталями, сейчас в помещениях Сретенской церкви ведутся службы.

    СПАССО-ПРЕОБРАЖЕНСКАЯ ЦЕРКОВЬ.

    Интересным памятником архитектуры, дошедших до наших дней, является построенная над западными ярмарочными воротами в виде пятиярусной башни Преображенская церковь. Она возведена в 1742 году на средства брянского купечества. Здесь, вероятно, существовала более древняя церковь. На это указывает письмо в Синод одного из наместников монастыря в 1734 году: «. в Свенском монастыре из давних лет по строена каменная Божия — церковь во имя Преображения Господня, которая весьма ветха и мурвалится и священнодействовать отнюдь невозможно и прошу, дабы повелено было вышеозначенную церковь разобрать и вновь на ограде во имя Преображения Господня построить». Какой была первая церковь, неизвестно, хотя вероятно, что она взята за основание постройки.

    Первый ярус церкви образован порогами. На второй ярус ведут каменные лестницы. Он выполнен в виде галереи, украшенной полуциркульными арками на низких массивных столбах. Галерея охватывает этаж с трех сторон. На ней вход в основной прямоугольный неф церкви и в алтарную пристройку. В одном из описаний говориться, что здесь был «иконостас гладкий, весь золоченный… и живопись в нем превосходной работы. Иконостас этот строили московские подрядчики: Иван Афанасьев, Никита Иванов и калужанин Михаиле Медведева.» Основной неф церкви увеличен архитекторами подкупольной частью. Над ней возвышается световой барабан, затем небольшой купол, декоративный барабан, увенчанный главой».

    Указ на строительство Спасо-Преображенской церкви был выдан в 1734 году. На строительство ушло восемь лет. В 1797 году церковь капитально ремонтировали, при этом был «сломан весь нижний осьмерик», «вновь сделана палуба и по оной покрыто жестью».

    В 1842 году от сырости рухнуло гульбище, хотя еще в 1840 году над ним соорудили деревянный навес. В 1864 году Свенская ярмарка была переведена в Брянск. Вероятно, что в это время ворота под церквью ликвидировали. Опись 1897 года сообщает, что на их месте существовало помещение для пожарного обоза.

    И. Э. Грабарь считал автором Преображенской церкви, так же как и Успенского собора, И. Мичурина. Этот памятник архитектуры хорошо описан в книге М. Цапенко «По равнинам Десны и Сейма»: «Композиция этой церкви очень оригинальна, ее четырехугольное основание имеет вид гульбища с открытой аркатурой мощных, даже грузных пропорций. Выше основания возведен основной массив, также четырехугольный, в котором помещалась церковь. Еще выше — восьмиугольный барабан, над ним такой же меньших размеров и небольшая завершающая главка. Основной массив наверху завершается фронтонами типично украинской формы и украшен декоративной лепкой точно такой, как это делалось в ту пору во многих строениях самой Киево-Печорской лавры. Но объемно-пространственная композиция памятника своеобразна и, насколько нам известно, аналогии не имеет».

    Сейчас Преображенская церковь реставрируется и время от времени в ней ведутся службы.

    КОЛОКОЛЬНЯ ИЛИ ЦЕРКОВЬ

    Оригинальна строительная конструкция, архитектурный строй колокольни, — памятника, к сожалению, не дошедшего до наших дней.

    С достаточной долей вероятности можно утверждать, что облик колокольни в Свенской обители складывался с конца XVI века (нижние яруса здания) до второго — начала четвертое десятилетия XVII века. Столповая колокольня Свенского монастыря с шатровым перекрытием, двумя рядами слухов по его скатам, с одним восьмигранным колокольным ярусом на двенадцатигранном нижнем при сохранении церковной маковки — главки южнорусского типа стояла у юго-восточного угла монастырской соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы, между теплой монастырской общинной церковью Антония и Феодосия Печерских и казначейским корпусом на юго-востоке. Невысокая, но стройной грациозной конструкции колокольня имела девять больших зазвонного типаи «малых валовых» колоколов. Колоколов более крупных параметров она нести на себе не могла. Сравнительно небольшой 200 пудовый колокол , служивший здесь, видимо, «благовестным», стоял рядом на козловой арматуре, на земле.

    Многочисленные перестройки, следы которых несет на себе колокольня, выдают пристрастие монахов к моде. Так, двенадцатигранный нижний ярус, не соответствующий верхнему восьмигранному, — явная переделка, точнее «недоделка» начала XVII века, покончившая с часами «боевыми без перечасья», т.е. строго по моде времени, но скорее все-таки по обстоятельствам времени.

    Венчающая главка показывает наличие в теле колокльни церкви «под колоколы», видимо, весьма миниатюрной. О наличии такой церкви говорят периодические описи монастырского имущества, где она упоминается то как церковь Сергия Радонежского, то как церковь Владимирской Божией Матери. Невнимательное отношение исследователей к правомерности колокольни-звонительнице носить на себе в определенных случаях главку с крестом привело к тому, что столь яркий и ясный знак отмечался как «ошибочный».

    ДОМИК ПЕТРА I

    На территории Свенского монастыря недалеко от Успенского собора стоял каменный домик, в котором по устным преданиям, бытовавшим в монастыре, останавливался Петр I. Домик был небольшой, всего в «три окна». Внутри него находился иконостас с древними иконами, великолепная изразцовая печь, мебель той эпохи и портрет Петра в рост, оставленный монастырю на память. Снаружи был прибит императорский герб. Позднее под карнизом появилась надпись «В сем домике неоднократнопребывал Преобразователь России». В XIX веке домик использовался под настоятельские кельи. Для этой цели его надстраивали. Однако, в 1887 году была предпринята его реставрация. Надстройку сняли и переместилина десять сажен от домика как здание для приема»благодетелей монастыря», а сам домик стал мемориальным музеем Петра I. До Великой Отечественной войны в областном краеведческом музее хранилась мебель из этого домика, некоторые вещи, которыми якобы пользовался Петр I. Но уникальная коллекция музея была разграблена немецко-фашистскими захватчиками. Не сохранился до наших дней и каменный домик царя.

    Достоверно известно, что Петр I находился а Брянске 22 -24 октября 1708 гола. Приезд царя был вызнан продвижением армии шведского короля Карла XII к Стародубу и далее на Украину. Он осмотрел верфь, где по его указу сооружали галеры, городские укрепления, запасы оружия, а вот был ли в монастыре, точно не известно. Петр I отправился в Погребки у Новгорода Северского, где стояли основные силы русской армии. Там к нему явился гонец от А. Д. Меншикова, сообщивший об измене гетмана Украины Мазепы. Церковная же легенда утверждает, что это произошло тогда, когда Петр I находился в Свенском монастыре.

    Предание гласит, что великий преобразователь России любил отдыхать в тени исполинского дуба рядом с монастырской стеной, любоваться открывшейся отсюда захватывающей картиной: уходящими вдаль лесами, сверкающими в лучах солнца мелкими озерами, серебристыми водами Десны. Дуб-великан, немой свидетель исторических событий, и сегодня стоит на вершине громадного холма, являясь уникальным памятником природы.

    Северная война потребовала мобилизации ресурсов, напряжения всех сил. Петр I приказал даже перелить церковные колокола на пушки. Во исполнение царского указа Свенскому монастырю пришлось в 1701 году отослать на Московский пушечный двор все медные котлы, предназначенные для варки кваса и пивва, винокуренные кубы и даже медную посуду.

    Монастырская летописи подчеркивала, что «во время неусыпной деятельности царя Петра Алексеевича было особенно тяжело. По случаю шведской войны были бесперестанные наборы воинских людей, лошадей, поставки провианта и фуража натурою, с обмундированием и с денежным жалованием на каждого отправляемого воина…Во время строения С.-Петербурга из имений Свенского монастыря были вызываемы туда всевозможные мастеровые и чернорабочие люди с лошадьми, с провиантом и годовым жалованием». По царским приказам в угодьях монастыря рубились леса, монастырские плотники посылались в Воронеж для строительства судов, запасы провианта и фуража поставлялись для строителей дорог и мостов. Для казны в монастрырских лесах крестьяне гнали смолу, «на польской границе рубили и очищали засеки». Указ 1705 года, например, обязывал крестьян Свенского монастыря немедленно «учинить по одному возу доброго сена» с каждого двора, внести пошлину, «на корабельное строение», выделить для строительства мостов пятьдесят человек с подводами и топорами. Устные предания о пребывании Петра I в монастыре записаны лишь в XIX веке. Противоречия своего времени в них сглажены, а роль церкви в деяниях Петра I, его внимание к заботам монастыря явно преувиличены.

    После Октябрьского переворота 1917 года домик Петра Первого был уничтожен. В настоящее время восстановлен.

    Свенский монастырь и петр 1

    Свенский монастырь является одним из самых древних и известных монастырей в России. Обитель находится в трех с половиною километрах от г. Брянска. Душа радуется, когда издали видишь высокий холм у правого берега реки Десна, простор и над всем этим — венец природной благодати, рукотворные чудо-белокаменные храмы, издали кажущиеся взлетающими лебедями, взмахнувшими узкими крыльями, готовыми полететь вслед за скатывающимся к горизонту солнцем. Нужно побыть здесь какое-то время, оглядеться, присмотреться, вслушаться в шелест деревьев, полюбоваться крутым спуском к Десне, чтобы осознать кровную связь с землей, где воздвигнута такая жемчужина русской культуры.
    Монастырь расположен против места впадения в Десну речки Свини (Свени), вследствие чего до середины XVIII столетия назывался Свинским. Но вскоре ввиду явной неблагозвучности этого названия монастырь стали во всех официальных документах означать Свенским. Выбранное место оказалось более чем удачным: с одной стороны — серебристый изгиб сверкающей реки, окаймленной золотистой кромкой песчаного пляжа и туманными контурами Брянска, с другой — низкий зеленый луг с отдельными купами верб и редкими могучими дубами. Любого путника впечатляет вход в монастырь с северной стороны. Он сделан с отступом таким образом, что перед двумя башнями и надвратной церковью образовалась довольно обширная площадка. Это было выгодно для обороны, так как давало возможность обстрела незваного гостя с трех сторон.
    Чем глубже знакомишься с этой жемчужиной, тем больше удивляешься этому сплаву сказочности и действительности.
    Своим возникновением Свенский монастырь обязан явлению чудотворной иконы Пресвятой Богородицы и великих печерских чудотворцев Антония и Феодосия. Произошло это чудо в далеком XIII веке, когда брянский князь Роман Михайлович («Старый») неожиданно стал слепнуть. Прослышав об иконе, исцелявшей недуги и находившейся в Киево-Печерской Лавре, послал за нею архимандрита Петровского монастыря с монахами. Получив заветный дар, брянцы поплыли обратно. Но вдруг, как гласит старинное сказание, » стала ладья на едином месте среди реки Десны; гребцы не могуще загрести ни горе, ни в низ «. Пришлось заночевать на берегу. Утром проснувшиеся монахи с ужасом обнаружили, что икона из лодки исчезла. В поисках исходили все окрестности, и нашли ее среди ветвей огромного дуба, стоящего против реки Десны.
    Эта икона, размером 68×42 см, изображала Пресвятую Деву, Матерь Божию, восседавшую на золотом троне и державшую на коленях Предвечного младенца, поднявшего руку для благословения. По обеим сторонам трона, на особых возвышениях стояли печерские чудотворцы: с правой стороны Феодосий, с левой — Антоний. На свитке у преподобного Феодосия начертано: » Владыко, Господи Боже. возгради дом Пречистыя Своея Матери мною, рабом твоим Феодосием, его же утверди недвижимо до дне суда Твоего страшного в хвалу и славо славие Тебе «. На свитке Антония можно было прочесть: » Молю, убо вы, чада, держимся воздержания и не ленимся; имами в сем Господа помощника «. Предание гласит, что Свенская икона была писана преподобным Алипием, который учился живописи у константинопольских художников, около 1088 года расписывавших Успенскую церковь Киево-Печерской Лавры.
    Прослышав о новом чуде привезенной иконы, князь Роман Михайлович с родными, приближенными боярами, епископом и монахами пешком отправился к реке Свини. Подойдя к дубу, помолился и воскликнул со слезами: » О, Пресвятая Владычица, Госпожа, Дева, Богородица! Услыши глас молитвы моей и дай прозрение очима! » И в тот же час прозрел, став видеть лучше прежнего. После горячих благодарственных молитв счастливый князь вместе с присутствующими мужчинами стал собственноручно заготавливать лес для постройки святой обители. Дуб же, на котором отыскалась чудотворная икона, был разделен на части и роздан желающим. Позднее на месте явления иконы поставили каменный столб, украшенный копией этой иконы.
    Свенский монастырь был основан князем Романом Михайловичем в 1288 году. Этот исторический факт подтверждается древним списком (копией) с иконы Свенской Божьей Матери: на свитке, который держит чудотворец Феодосий, начертаны слова: » Окладывана в лето шесть тысяч семъсотное и девяносто шестое (1288) благоверным князем великим Романом Михайловичем и благоверною княгинею Анастасиею, месяца септемврия, в 26 день на память Иоанна Богослова «.
    Построенный деревянный храм в честь Успения Богородицы стал центром пустынножительной обители, на обустройство которой Романом Михайловичем было выделено немало злата и серебра. Обитель была обнесена валом и частоколом из заостренных бревен, в ней жили 70 монахов. Впоследствии в этом храме был погребен сам основатель монастыря.
    С переходом Брянска в состав Московского государства Свенский монастырь, благодаря своей чудотворной иконе и положению культурного центра в древней брянской округе, быстро стал обителью незаурядной. Московское правительство по достоинству оценивало его значение в деле укрепления границ Русского государства. Цари Иван Грозный, Федор Иоаннович, Борис Годунов, Михаил Федорович, Алексей Михайлович, Федор Алексеевич, Петр I, императрица Елизавета Петровна, патриархи Филарет и Иосиф, бояре Юрьевы, Романовы, Нагие и другие всячески содействовали укреплению монастыря, наделяли его вкладами и обеспечивали льготами.
    Особенно щедр был набожный Иван Грозный. Первым стал его вклад в 40 рублей после смерти в 1560 году супруги Анастасии Романовой. Внесенная сумма по тем временам была немалой (боевой конь стоил 15 рублей). Последними были его вклады на помин души царевича Иоанна Иоанновича, убитого самим Грозным. Душу несчастного царя, видно, терзали призраки тысяч безвинно замученных им жертв: чем иначе объяснить, что он жаловал Свенской обители 650 рублей, шесть икон в ценных окладах, 27 книг церковного содержания и тарханную грамоту, освобождавшую монастырь от налогов.
    При Иване Грозном началось строительство каменных храмов вместо деревянных. Успенский собор монастыря был построен в 1578 году. Возводил его тверской мастер Гавриил Дмитриевич Маков. Это было монументальное пятиглавое, четырехстолпное и тре хапсидное на подклети здание, с трех сторон окруженное галереями-папертями. Прекрасным его украшением стали чудной и редкой работы железные двери, пожертвованные еще в 1565 году Иваном Федоровичем Мстиславским для поминовения его родителей — князя Федора и княгини Анастасии. Западные двери, скошенные сверху, украшались дивным ажурным орнаментом. Северные, прямоугольной формы, разделялись полосами на 20 неравных частей, украшенных посредине квадратной накладкой, на которой высечена сидящая на ветке птица. Южная дверь — прямая, разграничивалась тонкими полосами на несколько прямоугольных частей. Одна из таких створок хранится ныне в московском музее «Коломенское», две других — в Брянском краеведческом музее.

    Собор имел величественный семиярусный резной иконостас, высотой 33 метра. Он был покрыт серебром и сусальным золотом. Верхние четыре яруса икон были в человеческий рост. Многие иконы обрамлялись серебряными окладами, венцами и драгоценными камнями. Впечатляли и резные колонны, кажущиеся совершенно сквозными. Иконописью были украшены и фронтоны церкви.
    Среди разнообразной церковной утвари выделялось игуменское место, являвшееся одним из лучших образцов древнерусской резьбы. Настоятели становились на это место, расположенное близ амвона, в тех случаях, когда не отправляли сами церковного богослужения. Самой древней былабольшая плащаница, о которой в описи 1681 года сообщалось: » Вышиты образы в лицах по камке лазоревой золотом и серебром, по той же камке вышиты кругом слова: «Не рыдай мене, мати» «.
    19 мая 1566 года началось строительство церкви во имя печерских чудотворцев Антония и Феодосия. Но через год, когда строительство вчерне уже заканчивалось, обвалился каменный свод: » На том мосту обломился Тихон, старец, бывший игумен того монастыря, а с ним обломилося шестьнадесят человек — церковных каменъщиков и делавцев, которые носили вверх камень и кирпич, и малые ребята, которые носили воду и известь к церковному делу. у всех главы испробища, а у иных скулъе испро бища и самых изгнетоша, а иным руки и ноги переломаша «. По приказу игумена Сергия завал расчистили и продолжили строительство.
    Новый храм был бесстолпным, одноглавым, прямоугольным по форме, с одной апсидой, с теплой трапезной, погребами и хлебной в подклети. Вопреки общему правилу, алтарную часть построили не на востоке, а на юге. В архитектуре церкви отразились формы московско-суздальского зодчества. Суровый облик храма смягчался декоративными наличниками окон второгояруса и карнизами. В одном из его описаний сообщалось: » А в трапезе печь израсчатая, зеленая. Церковь и трапеза покрыты тесом, а на церкви одна глава покрыта белым железом «. Кроме икон, особых украшений в этой церкви не было.
    Приблизительно тогда же была построена каменная колокольня, для которой Иван Грозный пожаловал два колокола в 40 и 200 пудов.
    В последующие годы Свенский монастырь несколько раз подвергался разорению. В 1583 году при нападении на Брянск отряда витебского воеводы Паца сгорели все монастырские деревянные строения, иконы, книги и жалованные грамоты. Скрывшиеся в лесу игумен с монахами успели унести с собой лишь чудотворную икону.
    Этот год был еще памятен тем, что Иван Грозный запросил к себе Свенскую икону, для которой в Москве был сделан золотой венец, украшенный драгоценными камнями и жемчугом. Икону возвратил в обитель с богатыми дарами: разной «рухляди» на 105 рублей, 70 окладных образцов, четыре плаща золотых с яхонтами, две ризы атласные и две серебряные, да к » Спасову образу цату золотую с камением и жемчугом, да к чудотворцам Антонию и Феодосию две цаты золотые с камением: и жемчугом «.
    Не успел монастырь оправиться от нападения литовцев, как его постигла новая беда. Смутное время оказалось самым тяжелым периодом в истории этой святой обители. Во время продолжительной осады города в 1607 году монахи с жителями испытывали страшный голод. История свидетельствует, что, наряду с другими, во главе патриотического движения горожан стояли свенский игумен Корнилий и протопоп Покровского собора Алексий, призывавшие жителей к самоотверженной обороне города и его святынь, терпению при перенесении бедствий и мужественной борьбе на крепостных стенах. Эти два старца и строитель Свенской обители Варсонофий скрепили своими подписями знаменитый акт об избрании в 1613 году царем Михаила Федоровича Романова.
    С окончанием военных действий монастырь постепенно оправился. Ему были пожалованы при новом царе бобровые гоны в окрестных лесах, в 1630 году — большая икона Иоанна Предтечи, от князей — серебряные и медные сосуды, значительное количество печатных и рукописных книг, среди которых назывались Четьи Минеи, Евангелие, «Поучительные слова Иоанна Златоуста», книги для пения с нотами.
    Черной строкой вошли в летопись Свенского монастыря 1660-е годы. 9 января 1664 года он подвергся опустошению и разграблению крымскими татарами. » Под Брянск приходили крымские ратные люди, — сообщалось в записях обители, — и стояли в Дому Пречистыя Богородицы, в конец разорили монастырь и церкви пожгли «. Еще издали можно было видеть скелеты церквей, торчащих из безжизненной черни пожарищ. На пепелищах была страшная тишина, прерываемая лишь вороньим граем. Возле церквей лежали тела павших защитников и врагов. Вследствие полного разорения монастыря царь Алексей Михайлович освободил его от прежних недоимок и ямских налогов.
    Из новых построек последующих лет значительной была трехкупольная Сретенская надвратная церковь. Официально считалось, что она возведена в 1694 году при Петре I, но в книге вкладов упоминается еще под 1678 годом. О ее местонахождении архимандрит Иерофей в своей известной книге говорил: » Церковь Сретенская устроена на том месте, где ослепший великий князь Роман Михайлович, шедший из Брянска со священным собором к чудотворной явленной Печерской иконе Божьей Матери, по молитве получил первое облегчение от болезни и слепоты и узрел стезю; и где в память этой милости Господней поставлен был крест «.
    Церковь была двухэтажной: проходы и проезды в монастырь составляли первый этаж. Сама церковь располагалась на втором этаже. Ее формы были выдержаны в том своеобразном русско-украинском духе XVII века, о котором одни говорили, что стиль занесен из России на Украину, другие — наоборот. Но точным было то, что барочные формы церкви очень живописны и нарядны. Сооруженное из кирпича на буковых фундаментах здание было расчленено лопатками на три части, каждая из которых имела верхнее продолжение в трех световых барабанах. Средний барабан, самый большой, отличался украшением оконных наличников: обрамлением оконных проемов с помощью вытянутых колонок, сложных раскреповок и фигурных завершений довольно вычурного рисунка. Барабаны были покрыты пологими шатрами, под которыми располагались барабаны поменьше с куполами. Еще выше виднелись небольшие декоративные барабаны, увенчанные луковичными главками с крестами. Нарядность церкви придавала окраска в красный цвет с белыми деталями.
    Но отдельные постройки не могли затмить картину бедственного положения Свенского монастыря. Поэтому царскому правительству пришлось принимать срочные меры для исправления положения. Во время борьбы Московского государства с польско-литовским Киево-Печерская Лавра, жалуясь русским государям на причиненные ей и ее владениям обиды и разорения от бесконечных набегов западных соседей, неоднократно просила себе какого-либо убежища в московских пределах. Посылая в 1680 году к царю делегацию с челобитной, конкретно указывала: » пристанище иметь в своей Великороссийской великой державе до времени тихого, как-то при Брянску или Трубчевску «. В своей просьбе ссылались на грамоту великого князя Андрея Боголюбского (ныне она считается подложной), по которой » монастыри Брянский, Новгородский (Северский), Черниговский, Елецкий подлежали до области монастыря Киево-Печерского «. И 28 марта 1681 года царь Федор Алексеевич своей послушной грамотой приписал Свенский монастырь к Киево-Печерской Лавре. Киевскому иеромонарху Иоанну Максимовичу наказано было описать все хозяйство и имущество Свенской обители с вотчинами, скотом и хлебными припасами.
    В тот период в Свенском монастыре насчитывались три церкви: полуразрушенные Успенская соборная с приделом во имя Усекновения главы Иоанна Предтечи, теплая — во имя преподобных Антония и Феодосия с трапезной и Сретенская, под которой размещалась темница. Возле церквей высилась колокольня с обгорелой кровлей. Ее архитектура была своеобразной: верхняя часть — восьмигранная, типичная для шатровых колоколен XVII века, нижняя, более древняя, имела в основании круг с десятью выступами. В колокольне находились три комнаты, расположенные одна над другой, большие часы с боем. Девять колоколов размещались под самой крышей. Десятый же в 200 пудов висел на козлах.
    Помимо церквей, обитель имела 29 келий с проживающими в них 90 монахами и послушниками. Поближе к ограде ютились хозяйственные постройки: конный двор со 114 конями и 16 жеребятами, скотный двор с 57 коровами. Для гостей и паломников были выстроены две гостиницы, одна из которых предназначалась для греков, приезжающих на Свенскую ярмарку.
    Окончательная передача монастыря Киево-Печерской Лавре была узаконена царской жалованной грамотой 1682 года, по которой обитель стала называться Новопечерским (Свенским) монастырем. Содержать ее надлежало » по всяком украшении и лепоте, и славе, как был и до сего времени, без объятия всех его околичностей, и всякое царское украшение, и казну сохранять во всякой целости нерушимо. ; паче же ко всякому монастырскому строению и к заводам прилагати радение, чтоб Новопечерский монастырь. и в самом деле явился украшен и прилежным радением «. Не забыта была и ярмарка, шумевшая под стенами этой обители в августовские теплые дни каждого года: Лавре наказывалось, чтобы » впредь тот торговый славный съезд прибавлялся, а не умалялся «.
    Назначенный настоятелем этого монастыря киево-печерской иеромонах Иоанн Максимович управлял обителью с 1681 по 1695 год. Родился он в декабре 1651 года в городе Нежине, в семье шляхтича Максима Васильковского. Успешно закончив Киевскую духовную академию, остался в ней преподавателем. Но движимый духовным чувством, спустя восемь лет постригся в монахи Киево-Печерской Лавры.
    Едва новопосвященный начал совершать прохождение своего нового служения под покровом святой обители, как судьба призвала его к иной деятельности: он был назначен настоятелем Новопечерского (Свенского) монастыря. Опытный глаз киевского архимандрита усмотрел в нем человека, по своим духовным качествам наиболее полезного для данной обители, которую предстояло благоустроить и укрепить. К чести Лавры, с самого начала ею назначенные настоятели добросовестно выполняли возложенные на них обязанности по управлению Свенским монастырем.
    Свое настоятельство в данной обители Иоанн Максимович начал с подарка — Евангелия в серебряном с позолотой окладе и золотистым бордюром на всех листах, на обложке которого изображалась икона Свенской Божьей Матери. Затем распорядился сделать новую деревянную ограду вокруг монастыря.
    Заботясь о внутреннем устройстве обители, Иоанн Максимович ревностно исполнял свои настоятельские обязанности: тщательно следил за сохранением церковной утвари и библиотеки, пополняя их по возможности, ремонтировал ветхие монастырские здания, сберегал принадлежащие обители леса, следил за применением усовершенствованных способов землепашества. В целях увеличения денежных доходов, часто совершал поездки в Москву для сбора милостыни. Его имя часто встречалось в отказных книгах Поместного приказа. Иоанн Максомович осуществил обмен землями между монастырем и всесильным фаворитом царевны Софьи Алексеевны — Федором Шакловитым, благодаря чему Свенская обитель получила в Подгороднем стане Брянского уезда (в 20 верстах от монастыря) 65 четвертей земли в деревне Упорой, 54 четверти с осьминою в пустоши Тулубеево, 50 четвертей в пустоши Ходыревка.
    По отношению к насельникам монастыря этот наставник был строг и требователен, исправляя их неблаговидное поведение. Но отношения Иоанна Максимовича с монахами обители складывались нелегко. Во многом это было обусловлено решением царского правительства об утрате Свенским монастырем независимости, вызвавшем яростный протест у насельников монастыря, выражавшийся в многочисленных доносах на нового наставника, обвинениях его чуть ли не во всех смертных грехах. Выступая против вводимых Иоанном Максимовичем порядков Киево-Печерской Лавры, они жаловались царям Ивану и Петру Алексеевичам, что настоятель будто бы выгнал всех московских священников и дьяконов, заменил их » иноземцами зарубежными. неведомыми людьми польской и черкасской породы «. Максимовичу ставили в вину даже то, что он перешил старые московские ризы на новый, короткий покров. Обвиняли и в том, будто он разорил Свенскую обитель, отсылая доходы в Киево-Печерскую Лавру, крестьян замучил неурочной работой и денежными поборами. Обижались и на то, что новый настоятель кормил монахов «скудно и несытно». В этом противостоянии немалую роль играло и то обстоятельство, что Свенский монастырь был разменной монетой в деле подчинения Киевской митрополии Московскому патриарху. В итоге, часть недовольных монахов покинула стены монастыря, часть объединилась вокруг келаря Пафнутия, остальным же насельникам пришлось смириться.
    В своих показаниях 1683 года Максимович опроверг все обвинения, и Патриарший Казенный приказ его оправдал.
    Иоанн Максимович зарекомендовал себя не только умелым администратором, но и дипломатом. Достойно оценив все эти качества, черниговский архиепископ Феодосии Углицкий в 1695 году сделал его ближайшим помощником. А после кончины Феодосия, по представлению гетмана Малороссийского Ивана Мазепы, Иоанна посвятили в архиепископы Черниговской епархии.
    Для полной характеристики этого бесспорно талантливого и энергичного человека отметим, что Максимович обладал поэтическим даром. Известны его богословские сочинения, написанные стихами: «Феатр нравоучительный или нравоучительное зеркало для царей, князей и деспотов» (1703 г.), «Алфавит, сложенный от писаний» (1705 г.). Эти его произведения посвящались житиям святых и пустынников. К другим поэтическим произведениям относились «Вирши и три проповеди» (1705 г.), «Богородице Дево, радуйся» (1707 г.), «Осьм блаженства евангельския» (1709 г.). Судя по датам написания этих стихов, вполне возможно, что они созревали в Свенской обители, что дает возможность говорить об Иоанне Максимовиче, как о первом, пока нам бесспорно известном, брянском поэте. Умер он в 1715 году.
    В апреле 1712 года другой наставник, Модест Ильнитский с братиею в прошении на имя Петра I сообщал: » В Новопечерском Свенском монастыре церковь Бо жия во имя Успения Пресвятыя Богородицы, каменная, построена была в древних летах и за великою ветхостью разобрана, потому что служить в ней стало невозможно, в стенах — расселины великие, и из свода падали кирпичи, и ныне мы вместо той церкви хотим строить церковь Божию Успения же Пресвятыя Богородицы каменную, новую, а без указу и без благословения строить не смеем и просим повелеть. новую строить и о том дать нам благословенную грамоту «. Просимая грамота была выдана 3 мая 1712 года, а в 1715 году церковь была уже построена.
    Спустя тридцать лет здание этого храма обветшало, своды и стены начали распадаться. Поневоле пришлось думать о строительстве новой соборной церкви, четвертой по счету. В 1742 году наместник обители бил челом императрице Елизавете Петровне, прося о помощи в строительстве храма, так как все монастырские доходы еще со времен Петра I забирались » на войны со шведскою короною и Портой Оттоманскою «.
    Челобитная была заслушана в Сенате, в присутствии самой царицы, после чего в Киево-Печерскую Лавру был послан запрос о нужной сумме. Свенские же монахи тем временем тщательно объезжали монастыри, пытаясь найти образец, по которому бы равнялись. По душе пришелся собор Донского монастыря, в чем-то похожий на старый развалившийся Успенский собор родного монастыря. В 1747 году они обратились с просьбой о составлении проекта и сметы к архитектору Н.А. Мичурину, который находился в то время в Киеве, где строил дом для приема императрицы.
    План, начертанный архитектором, составлял ровно половину плана большого собора Донского монастыря, был переработан и получил весьма изящную форму, свидетельствующую о таланте крупного и опытного мастера. Но Сенат, получив из Лавры смету на строительство храма — 344 031 рубль, отказал в выделении таких средств. Удрученные монахи стали просить Елизавету Петровну о покрытии хотя бы части расходов. И указом от 5 апреля 1748 года та распорядилась выделить на строительство Успенского собора 6000 рублей.
    Перед Н.А. Мичуриным встала новая задача: создать проект храма меньшего размера. Настоятель же Лука Белоусович, не теряя времени, стал устраивать кирпичные заводы и запасать мел с алебастром. Брянский купец Никифор Никулин пожертвовал для будущего Божьего Дома 500 пудов чугунных плит.
    Отлучаться из Киева архитектору не разрешалось, поэтому строительство осуществлял «каменного строения мастер» Иоанн Битнер, которого настоятель привез из Санкт-Петербурга.
    Храм был заложен 30 июля 1749 года. И именно в это горячее время иеромонах Лука был отозван в Лавру, а сменивший его Гервасий, по совету местного купца Тихона Чамова, найдя, что каменные столбы, возведенные уже до 10 аршин высоты, на которых должны были держаться своды с пятью куполами, очень толсты, распорядился их обрубить на два аршина и сделать изменения в западном преддверии и в орнаментах. Когда весть об этом дошла до Лавры, Лука, ставший уже архимандритом, вместе с Мичуриным потребовали рассмотрения такого самовольства в Санкт-Петербургской комиссии от строений. В итоге, в Брянск в 1751 году поступил строгий приказ следовать только чертежам, усеченные столбы разобрать и продолжать строительство. Иеромонах Гервасий и мастер Битнер от своих обязанностей были освобождены. Все это привело к задержке строительства на несколько лет. Когда руководство строительными работами было доверено крепостному архитектору Лавры Кондрату Стефанову, тот стал ежедневно привлекать к работе по 200 каменщиков, 200 кирпичников, 400 пеших и 200 конных работников, вызывая таким усердием нарекание настоятеля Свенской обители.
    Строительство храма завершилось в 1758 году. Новый собор теперь имел два придела: во имя св. Захария и Елисаветы и во имя апостолов Петра и Павла. Он представлял собой огромный, пятиглавый и безапсидный храм с прямостенными фасадами, имевшими с запада полукружие с десятью колоннами, а с других трех сторон — ризалиту. Здание простиралось в длину на 37 м, в ширину — более чем на 30 м, имело высоту, до свода главного купола, около 42 м. Для этого собора было налицо характерное для творчества Н.А. Мичурина тяготение к древнерусским, хотя и переработанным, приемам. К ним относились «щипцы», завершающие стены (по три с каждой стороны), входной портал, по своей форме напоминающий древние кокошники. И даже ионические капители колонны тоже приобрели своеобразный, нигде не встречающийся вид, получив вокруг шейки ленточки из роз.
    Необычное впечатление производило и внутреннее содержание собора — все было залито светом, лившимся из огромных окон. Многие живописные работы в храме выполнялись крепостным художником Кириллом Холодовым, которого привезли в обитель закованным в кандалы. Прекрасна была обработка хоров, украшенных гигантским деревянным декоративным панно, искусно вырезанным оставшимся неизвестным для нас скульптором-самоучкой. Панно изображало кита, низвергающего из своего чрева святого пророка Иону. Большой восторг вызывали древние железные двери, перенесенные из старого Успенского собора. Правда, при их установке пришлось заложить кирпичом верхние проемы.
    Перенесен был и величественный семиярусный иконостас XVII века. В алтаре имелся и другой древний иконостас, высотой 22,72 м, украсивший горнее место. И если к этому великолепию добавить резные царские ворота, необычайной красоты игуменское место, серебряное с алмазами кадило, пожертвованное в 1699 году стольником С.А. Огибаловым, серебряный напрестольный крест, высотой около полутора метров и весом в 75 кг, серебряную на медном постаменте дарохранительницу, украшенную прорезными накладными узорами в стиле петровского барокко и финифтяными образками, можно полностью согласиться с восторженными отзывами богомольцев о таком собрании архитектурно-художественных шедевров, как «единственных в мире».
    Кроме Успенского собора в Свенском монастыре велось и другое строительство. 10 июня 1734 года наместник Варсонофий испросил у Синодального Казенного приказа разрешения разобрать ветхую Спасо-Преображенскую церковь над западными ярмарочными воротами и построить на ее месте новую. Строительство этой одноглавой церкви на средства брянского купечества длилось восемь лет. Освящена она была 29 июля 1742 года. Этот храм являлся обычным произведением зодчества XVIII века, когда намечался постепенный переход от форм барокко к классицизму. Он представлял собой стройную пятиярусную композицию. Первым ярусом являлось четырехугольное гульбище с воротами, с обеих сторон которых каменные лестницы вели к галерее второго яруса, откуда начинались входы в самую церковь и в алтарную пристройку. Галерея, охватывающая первый этаж с трех сторон, придавала церкви торжественность и величавость. С нее открывался неповторимый вид на Десну. Невозможно было оторвать глаз от заливных лугов, пестреющих цветами. С ними гармонировала художественная резьба, воспроизводящая мотив виноградной лозы на стволах белокаменных колонн порталов входов в основной неф, как это обычно делалось при резьбе деревянных иконостасов. Своеобразным было оформление стен основного четверика с крутым фронтоном алтаря и угловыми кокошниками. Выше основного массива размещался восьмиугольный барабан, над ним такой же меньших размеров и небольшая завершающаяся главка. По мнению некоторых искусствоведов, автором Преображенской церкви также был Н.А. Мичурин. Резной иконостас для нее изготовляли московские мастера Иван Афанасьев, Никита Иванов и калужский Михаил-Медведев. Изменения коснулись даже колокольни: она была надстроена и дополнена новым колоколом в 300 пудов, от литым весной 1749 года московским мастером Афанасием Прохоровым специально для Свенского монастыря.
    Памятным местом обители стал маленький каменный домик, стоявший напротив колокольни, неподалеку от Успенского собора. Считается, что в нем останавливался Петр I во время пребывания 22-24 октября 1708 года в Брянске. Его приезд был вызван необходимостью проверки городских укреплений и организации наблюдения за передвижением шведской армии к Стародубу и далее на Украину. Узнав в обители об измене гетмана Мазепы, Петр I отправился в с. Погребки, чтобы предотвратить последствия измены. После Полтавской битвы он приезжал в обитель опять, здесь отслужил благодарственный молебен за победу.
    Как и все войны, Северная была тяжким бременем для всех слоев населения Российской Империи. Бесконечные мобилизации людей, лошадей, поставки фуража и провианта коснулись и монастырских хозяйств. В связи с царским указом о переплавке церковных колоколов на пушки, Свенскому монастырю еще в 1701 году пришлось отослать на московский пушечный двор все медные котлы и винокуренные кубы. Указом 1705 года монастырские крестьяне обязывались » учинить по одному возу доброго сена » с каждого двора, внести пошлины на «корабельное строение», выделять для строительства мостов 50 человек с подводами и топорами. Монастырские плотники на Воронежской верфи строили суда, работные люди очищали засеки.
    И все же в Свенской обители оберегали домик Петра I, состоявший из каменной кельи в три окна и сеней к ней в два окна. Домик был небольшим: в длину — около 6 м, в ширину — 4 м, в высоту — 2,5 м. Внутри находился иконостас, изразцовая печь с выпуклыми, раскрашенными зеленой и синей краской образцами, два стула и деревянное кресло, сработанное самим царем. На одной из стен висел портрет Петра I, подаренный инокам на память. Позднее на противоположной стороне красовался портрет императрицы Елизаветы Петровны. С северной стороны домика был прибит царский герб, а под самой крышей издалека виднелась надпись: » В сем домике неоднократно пребывал преобразователь России «. В1791 году домик обнесли толстыми стенами, чтобы наверху построить деревянные игуменские кельи, после чего он стал называться «келарскою». Позднее верх разобрали, а домик в 1887 году, неумело отреставрировав, превратили в мемориальный музей Петра I, в котором к прежним экспонатам прибавилась грамота Елизаветы Петровны о закладке нового Успенского собора, написанная на металлическом листе и вделанная в старинную раму, и рисунок иконостаса, сделанный пером и красками.

    В известной легенде о Петре I и красавице Ганне упоминалось подземелье. Действительно, в четырех различных местах монастырского сада были устроены колоссальные подземные кирпичные галереи с малыми и большими помещениями, доходившими иногда до семи метров в ширину и длину. В более древнее время они были соединены одним общим ходом с несколькими наружными входами. По мнению некоторых историков, эти кирпичные погреба были построены для хранения привозимых из собственных монастырских вотчин продуктов и товаров на Свенскую ярмарку. А в 1812 году в них от французов прятали свое имущество местные жители. Есть сказание, что под домиком Петра I находился подземный ход, связывающий обитель с Брянском и Белобережской пустынью. Одним словом, немало тайн хранится за монастырскими стенами, до сих пор неразгаданных и ждущих своего часа.
    С постройкой в 1764 году каменной ограды протяженностью около 800 метров и высотой от 5,5 до 7 метров Свенский монастырь получил свое архитектурное завершение. Строившему ее мастеру Ивану Гридневу за труды было пожаловано. 30 рублей. Эта ограда, прорезанная пилястрами и амбразурами, имела форму неправильного восьмиугольника с шестью башнями высотой от 8 до 12. Белая лента стены, оттененная зеленью лип, сосен, елей и плодовых деревьев огромного сада, повторяла меловые обнажения берегового обрыва, подчеркивая единство монастыря с природой.
    Фруктовый сад, продолжавшийся далеко на юг за монастырской стеной, делился на четыре части, отделявшиеся решетками: сливовую, братскую, новую и настоятельскую. Он был полон диковинок. Известено, что в сентябре 1756 года обитель отправила в подарок тульскому заводчику И. Демидову виноградные и ореховые кусты. Сад был разведен и на месте некогда шумевшей за монастырскими стенами Свенской ярмарки, переведенной в 1864 году в Брянск. Тогда рядом с каменными выездными воротами разбили плодопитомник для разведения груш, яблонь, кедров, каштанов и вишен.
    Свенская обитель была крупным землевладельцем. В пределах Брянского уезда ей с XVI века принадлежали 6 селений в Подгороднем стане, 13 — в Батаговской волости, 6 — в Пьяновской. А по ревизии 1744 года указывалось уже 37 селений и 16 тысяч крепостных крестьян. Монастырь располагал также собственными подворьями в Брянске и Карачеве. Крестьяне обрабатывали пашню, ухаживали за посевами, чистили пруды, рубили и вывозили лес и т.д. В довершение всего крестьяне платили еще оброк маслом, медом, грибами, холстами и деньгами. Свенские монахи имели квасоварни, рыбопитомник, мельницу, пасеку, кузницу, сукновальни и даже собственную пристань.
    После секуляризации в 1764 году монастырских земель у обители остались лишь приусадебный участок, десять десятин пашни, огород, сад и луг для выпаса скота. И очень скоро свенские насельники почувствовали немалые финансовые затруднения. Дело дошло до того, что игумен Ираклий стал просить о сокращении числа монахов до двенадцати человек, но получил отказ. Содержание иноков становилось все более скудным, и монахи стали самовольно покидать монастырь, ища для себя лучшей доли. Чаще всего уходили на Афонскую гору и в Молдавию.
    Положение усугублялось участившимися пожарами в самой обители. 3 октября 1801 года, глубокой ночью, от занесенного красильщиками огня загорелись купол и крыша Спасо-Преображенской церкви. В 1827 году сгорела вся верхняя часть Сретенского храма. Ее пришлось делать всю заново.
    1 июня 1840 года большой пожар охватил Успенский собор. Вину опять возложили на красильщиков, которые для обновления иконостаса разогревали краску в каменном горне, устроенном в алтаре. Во время сильных морозов по неизвестной причине разломилась железная связка, приведшая к легкому крену того же собора. Исправлена Успенская церковь была в 1867 году. Вот как описывали очевидцы этот храм в конце XIX века: » Внутренность церкви с тремя хорами казалась немного мрачной по отсутствию света. В окнах слишком мелкие переплеты, свет проходил плохо, к тому же с южной стороны стояли две огромные ели. Три входа в храм также малы, поэтому иконостас трудно рассмотреть хорошо. Не хватает люстр. В церкви их две, не считая малых, но они очень невелики, повешены низко и освещают только снизу. Только в ясный день, к вечеру, накануне праздника, когда все церковные двери были отворены перед всенощной и спускавшееся к закату солнце освещало сквозь окна и двери грандиозный иконостас — можно было его рассмотреть поподробнее во всей его своеобразной и исключительной красоте. Напротив алтаря Успенской церкви — памятники похороненных в ограде монастыря. На памятниках, которых не особенно много, встречаются фамилии Чемодурова, Надеиных, Ивановых, Тютчевых, Маныкина-Невструева. Тут же похоронены бывшие настоятели монастыря Амвросий и Иерофей. Памятник последнего очень хорош «.
    Изменения коснулись и храма во имя печерских чудотворцев Антония и Феодосия, обвалившегося от ветхости в 1677 году. В ходе строительных работ средние пилястры при проделке новых окон были уничтожены. В 1806 году к прежнему входу слева сделали пристройку для расширения ризницы. А в 1832 году древний вход был заделан окончательно. В 1807 году из бывшей трапезной устроили придел в память явления чудотворной Свенской иконы. Ветхая двускатная крыша в 1860 году была заменена полукруглой.
    На месте явления чудотворной иконы до 1854 года стоял каменный столп. В середине XIX века вместо него была устроена чугунная часовня, а оставшийся в столпе 566-летний дуб был «окончательно разобран».
    Монастырь обзавелся и новыми хозяйственными постройками. В 1882 году на скотном дворе появились строения с навесами для скота и сена, келья для скотницы. А на следующий год — житница, рига и сарай. В 1892 году рядом с колодцем на конном дворе выросло здание квасоварни в 12 аршин длиной. Монастырский квас в те времена был весьма популярным напитком. В том же году была построена прачечная. Согласно описи 1897 года, обитель имела мельницу «о трех поставах» на реке Свени у Ковшова озера, две сукновальни. В тринадцати верстах от монастыря, по дороге к городу Орлу, возвели монастырскую дачу с пристанью для лесных материалов. В полуверсте от обители, на берегу монастырского озера, располагались братская баня и караульная изба. В 1855 году рядом с ними соорудили пруд, а близ монастыря под горою устроили питомник для разведения рыбы.
    Но не только этим был богат Свенский монастырь. Как и все святые обители, он был не только оплотом веры, но и центром духовной культуры. Поописи 1681 года в его библиотеке насчитывалось 115 книг. Опись 1755 года называла 338 книг. В Главной церковной описи 1893 года перечислялось уже около 1300 книг, среди которых было немало рукописей, старопечатных книг XVII-XVIII веков, книги по истории церкви России и Византии, летописцы и прочее.
    Торжественно отметила общественность Брянского края 600-летие Свенского монастыря. Празднование этого юбилея стало заметным явлением в духовной жизни России конца XIX века. Информацию об этом событии можно было прочесть во многих центральных и провинциальных газетах. Праздник состоялся 3 мая 1888 года. На торжествах присутствовали представители Синода, вице-губернатор Орловской губернии А.А. Берс, архиепископ Орловской епархии Симеон, настоятели ряда монастырей Орловской, Смоленской и Калужской губерний, брянский городской голова В.И. Сафонов, управляющие промышленных предприятий Орловской губернии и другие. Среди богомольцев, заполнивших до отказа Успенский собор и монастырский двор, были горожане и крестьяне Брянского и соседних уездов, рабочие Брянска, Бежицы и Мальцевского товарищества.
    Еще 2 мая, согласно порядку, утвержденному Синодом, в Успенском храме была совершена малая вечерня. Служил настоятель, архимандрит Авраамий. В 6 часов вечера начался благовест ко всенощному бдению. Перед началом литии на средину храма вышли владыка Симеон, настоятель обители Авраамий, настоятель Карачевского Николо-Одринского монастыря игумен Феодосии и иеромонахи. Двое из них сняли с обычного места чудотворную икону Свенской Богоматери и в сопровождении хоругвий, запрестольных икон, зажженных свечей и пения молитвы «Пресвятая Богородице, спаси нас!» вынесли из храма. Крестный ход обошел весь собор, сотворяя молитвы на каждой стороне. После возвращения иконы на прежнее место продолжили службу в соборе. В 8 часов утра следующего дня колокольный звон оповестил о крестном ходе, шедшем в святую обитель из Брянска. За монастырскими воротами его встречал архимандрит Авраамий. Во время божественной литургии владыка рассказал присутствующим о чудесном явлении иконы в 1288 году и объяснил, что требуется от каждого человека для получения помощи Заступницы рода христианского. После обедни состоялся благодарственный молебен с провозглашением многолетия главе города Брянска В.И. Сафонову. И в знак признательности за систематическую помощь, оказываемую монастырю-юбиляру, ему была поднесена копия Свенской иконы, позднее установленная в Брянской городской управе. Наступил черед новому крестному ходу. После внесения чудотворной иконы в домик Петра I начался молебен с водосвятием, во время которого здание снаружи и изнутри было окроплено святой водой. Молебен завершился провозглашением вечной памяти государю Петру I. От домика крестный ход последовал к часовне, возведенной на месте явления иконы. После обнесения иконы вокруг этого памятного места состоялось молебствие при общем коленопреклонении.
    На торжественном обеде, устроенном в покоях архимандрита, гости получили в подарок открытки с видами Свенского монастыря, брошюрку «Краткое повествование об основании обители», деревянные ложки с надписью, соответствующей торжеству. Богомольцам раздали троицкие листки.

    Вечером крестный ход направился в Брянск. Встреча крестного хода с горожанами произошла в начале Московской улицы. Солдаты Дорогобужского полка стояли с оружием в руках по обеим сторонам улицы. Появление крестного хода встретили гимном «Коль славен», исполненным музыкантами. Процессия остановилась у Покровского собора, в котором при огромном скоплении народа началась всенощная. На следующий день, 4 мая, после обедни Свенскую икону отнесли на Красную, или, как ее еще называли, Ярмарочную площадь, устланную рубленным ельником. В центре площади, украшенном молодыми елками, икону поставили на небольшом столике, покрытом парчой. Вся прилегающая территория была занята богомольцами и солдатами, выстроенными в каре, примыкающим к самой ограде кладбища Полевой церкви. После молебна состоялось водосвятие, во время которого все при сутствующие на торжестве были окроплены святой водой. Вечером икону вернули в Свенскую обитель.
    Окидывая мысленным взором многовековую историю монастыря, невольно думаешь о трудах и усилиях людей многих поколений по утверждению обители на российской земле и превращению ее в один из крупнейших центров духовной жизни страны. В этом немалую роль сыграло то, что настоятелями ее были в большинстве своем люди образованные, выпускники духовных академий, одаренные, высокого нравственного долга и чести, умело сочетавшие организаторские способности с большим житейским опытом.
    Многие из настоятелей обители позднее стали знаменитыми иерархами. Наместник Иоанн Максимович (1684-1696 гг.) — Сибирским и Тобольским митрополитом, Лука Белоусович (1745-1752 гг.) — архимандритом Киево-Печерской Лавры. Игумен Израиль (1801-1802 гг.) одновременно являлся префектом Севской духовной семинарии и учителем истории, философии, географии и немецкого языка, жизненный путь завершил наместником Александро-Невской Лавры в Петербурге. Сменивший его Филарет Амфитеатров (1802-1804 гг.) был префектом Севской духовной семинарии, затем переведен инспектором столичной духовной академии. О нем один из виднейших церковных историков, протоиерей Григорий Флоровский отзывался как о человеке » теплого благочестия, большой сердечности, подлинной духовной жизни «. Игумен Смарагд (1842-1859 гг.), будучи настоятелем обители, удостоился наперсного золотого креста и орденов святой Анны I и II степеней.
    Сохранилось воспоминание одного из современников о наместнике Палладии, который управлял монастырем в 1770-1787 годах: » Игумен сей был человек, соединяющий в себе духовное со светским. Хорош собой, брюнет, благообразный; с лакированными глазами и чистым голосом, великий мастер шутить, и умел тот дар употреблять кстати. Его критический разум никого не обижал, напротив, с каждого скучного лба сбивал морщины и заставлял смеяться. Не диковинка, что его все тамошние дворяне любили, а может быть и дворянки «. Архимандрит Иерофей, прослуживший настоятелем около двадцати лет, владел другим даром: писательским. Он был автором книги «Брянский Свенский монастырь», без ссылок на которую не обходился ни один исследователь истории и культуры.
    Со Свенским монастырем связана судьба немалого числа учеников и последователей Паисия Величковского, чьи большие заслуги в возрождении православной духовности во второй половине XVIII века стали основанием для отнесения его к числу святых. Среди его учеников назывались иеромонах Афанасий (Степанов), схимонахи Афанасий (Охлопков) и Афанасий (Захаров), иеродиакон Анастасий и другие, получившие в дальнейшем известность своим пустынножительством и старческой деятельностью. Особенно выделялся схиархимандрит Моисей, бывший в 1809-1811 годах послушником Свенского монастыря, а позднее — наместником Козельской Оптиной пустыни.
    На высоком уровне была и рядовая духовная братия — люди талантливые, трудолюбивые, много знавшие и много умевшие. Все они украшали Свенскую обитель и умножали ее богатства.
    В начале 1900-х годов Свенский монастырь, насчитывавший сто монахов, владел 80 десятинами распашной и луговой земли, семью десятинами фруктового сада, который являлся главным источником его доходов. Основной капитал обители составлял тогда 40 980 рублей.
    Много было черных страниц в истории монастыря, он неоднократно разграблялся и разорялся. Наиболее тяжелым и длительным оказалось последнее, произошедшее в 1920-е годы в результате избранного большевиками курса на искоренение религии. После декрета 1918 года «Об отделении церкви от государста и школы от церкви» знаменитый Свенский монастырь стал доживать свои последние дни.
    Богослужение в то время проводилось в Успенском соборе и церкви во имя чудотворцев Антония и Феодосия. Но постепенно все реже раздавался там перезвон колоколов, уменьшалось число богомольцев. Монахи, опасаясь за собственную судьбу, один за другим покидали обитель. Оставшиеся 29 человек с архимандритом Алексием в 1919 году создали трудовую коммуну. Но Брянский уисполком передал все монастырские владения земотделу, что существенно повлияло на деятельность этой коммуны. Узнав о пустующих, некогда ухоженных и приносящих всегда большие доходы землях, Брянский губотдел народного образования стал весной 1920 года хлопотать об их приобретении, надеясь организовать там сельскохозяйственную школу-коммуну и своего добился. Свенский детгородок-колония (созданная вместо предполагаемой школы-коммуны) начал функционировать с 1 мая 1920 года. Первых колонистов было тридцать человек. В июле их было уже сто. Резко стала ощущаться нехватка помещений, на что указывал в своей докладной записке Губисполкому инструктор по социальному воспитанию Губнаробраза: » Не все помещения. заняты детской колонией. Губземотдел постановил ликвидировать коммуну монахов, нашел возможным остальные помещения, земельный участок и все хозяйство коммуны предоставить карательному отделу, на что и выдал ему соответствующий мандат «.
    В мае 1921 года настоятелю было приказано в семидневный срок » передать помещения двух неиспользованных для культа церквей над Успенскими и Спасскими воротами в полное распоряжение Свенского детского городка, убрав заблаговременно весь инвентарь «.
    В 1922 году в связи со страшным голодом в Поволжье патриарха Тихон обратился ко всему народу с призывом об оказании помощи голодающим. Верующими было собрано около 9 миллионов рублей. Посчитав, что исполнение обращения патриарха может поднять в глазах народа авторитет Церкви, Советское правительство приняло 23 февраля 1922 года декрет «Об изъятии церковных ценностей — для борьбы с голодом».
    Началось изъятие ценностей и в Свенском монастыре — даров Ивана Грозного, князей Трубецких, Воротынских и др. 10 мая был составлен акт, согласно которому при изъятии иконы Свенской Божьей Матери было учтено 2148 драгоценных камней. 11 мая составлен акт с перечнем всех ценностей Успенского собора.
    Чтобы хоть немножко поддержать действующие церкви обители, в 1923 году в Тимоновке была организована православно-христианская община, в которую вошли 112 крестьян и 5 священников. Но через год губернский административный отдел приказал немедленно сдать церковное имущество, так как постановлением Большого президиума Брянского губисполкома от 17 июня 1924 года все церкви и монастыри объявлялись закрытыми.
    Сдача монастырского имущества позволила подсчитать ценности и других церквей. В итоге, в Москву было отправлено: » серебра — 18 пудов, камней — 91 изумруд, 179 вину сов. 3 топаза, 15 аметистов, 31 гранат, камней простых — 20; 2 дуплета, 2 бирюзы, алмазов — 13, бриллиантов — 448. Всего — 809 «. Часть уникальных исторических ценностей была переплавлена, другая, более значительная, — продана за границу. Не представляющая ценности медная церковная утварь была передана Брянской Горне-Никольской церкви.
    К счастью, нашлись смельчаки, обеспокоенные судьбой памятника архитектуры и бесстрашно боровшиеся за его сохранение. Одним из них был директор Брянского губмузея С.С. Деев. Выступая на многочисленных съездах и конференциях, он не уставал повторять: » Памятник колоссального значения. Он мог бы быть гордостью нашего музея. Памятник первостепенной важности. Доказывать необходимость сохранения этих памятников для нации не приходится «.
    А тем временем малолетние постояльцы колонии завершали начатое взрослыми дело уничтожения таких памятников. В своем заключении по обследованию этого архитектурного ансамбля комиссия, в которую вошли видные российские архитекторы и искусствоведы Н.Э. Грабарь, Л.Д. Барановский, Г.О. Чириков и В.А. Безобразов, с возмущением отмечала 19 декабря 1924 года: » В течение ряда лет бывший монастырь отводился под детские городки. В результате во всех четырех церквях и так называемом домике Петра I выбиты почти во всех окнах стекла, а в домике выломаны даже оконные рамы; не ограничиваясь этим, дети забираются по водосточным трубам на крышу церквей, откуда, проломав потолок, как в Сретенской церкви, проникают внутрь, производя бесчинства; в соборе дети достигли куполов, с которых через выбитые окна испражнялись во внутрь собора; домик Петра I превращен ими в настоящую уборную. В церквях Сретенской и Петропавловской сломаны, несомненно при участии администрации, организованным путем, древние иконостасы, представлявшие значительный художественный интерес, судя по валявшимся остаткам. В Преображенской церкви не осталось и следа от внутреннего убранства «.
    Своим возмущением добились только одного: 9 февраля 1925 года чудотворная икона Свенской Богоматери была передана Главнауке Наркомпроса для реставрации, оттуда — на вечное хранение в Третьяковскую галерею, a 11 сентября 1926 года вся бывшая обитель была передана губмузею.
    Жалкое зрелище представлял в тот год монастырь, обобранный и загаженный воинствующими безбожниками. Скорбно стояли в нем изуродованные коробки церквей, будто чувствующие приближение своего конца. Разыгравшийся в последующие годы отвратительный спектакль лицемерия зафиксировал полное равнодушие местных органов власти к культурному наследию края. 19 июня 1930 года Брянский окрисполком телеграфировал Главнауке: » Состояние бывшего Свенского монастыря вызывает недовольство окружающего населения. Приступаем к разборке зданий [для] организации советского хозяйства. Укажите, кому сдать предметы, имеющие историческую ценность «. Полученный ответ был предостерегающим: » Ваше указание на неудовольствие населения состоянием бывшего монастыря следует объяснить только его запущенностью, вызванной чрезвычайно бесхозяйственной эксплуатацией прежде занимавшей его детколонией «. Тем не менее, не теряя времени даром, окрисполком отдал приказ Брянскому отделению конторы «Запстрой» срочно приступить к слому монастыря. А в Киево-Печерскую Лавру была отправлена телеграмма: » Приступили к сломке Свенского. Немедленно забирайте иконостас «. Отправлявшие эту телеграмму «забыли» сказать о том, что редкий по красоте иконостас несколько лет провалялся в амбаре, где складывали сено и сельхозинвентарь, и то, что еще в 1929 году окрфинотдел хлопотал о снятии его с учета Главнауки в целях смывки с него позолоты. В довершение всего, не считаясь с постановлением Центральной Межведомственной комиссии от 21 августа 1925 года о закреплении Свенского монастыря за Главнаукой Наркомпроса, Брянский окрисполком 23 июня 1930 года постановил передать его со всеми строениями местному отделу ОГПУ. Во втором пункте этого «указа» объявлялось: » Считая нецелесообразным с хозяйственной стороны реставрацию здания бывшего собора и его приспособление для каких-либо хозяйственных или культурных нужд, а также учитывая кризис в строительных материалах (кирпиче), признать целесообразным здание бывшего собора разобрать и кирпич использовать для нужд строительства «.

    Гнусное дело завершила бригада подрывников под руководством Я.П. Рыхлова. Жуткое зрелище предстало перед глазами очевидцев: летящие в небо купола, горы обломков здания, надгробий с монастырского кладбища. Взрывы стерли с лица земли то, что было главной красотой Свенской обители, пострадали также церковь во имя печерских чудотворцев Антония и Феодосия и колокольня. А еще раньше разобрали на кирпич домик Петра I.
    В послевоенное время на высшем уровне принимались различные законы и постановления об охране и использовании такого древнейшего художественно-архитектурного ансамбля, каким являлся Свенский монастырь. Но лишь в 1980-х годах взялись за восстановление Сретенской церкви, а в 1988 году бывший монастырь, ставший филиалом Брянского областного краеведческого музея, впервые открыл ворота для посетителей.
    В 1992 году при стечении народа в Свенском монастыре был отслужен молебен по случаю открытия обители. 16 октября 1992 года патриаршим указом наместником монастыря был назначен архимандрит Никодим (Анискин). Обитель была передана Церкви в неприспособленном и неустроенном для совершения богослужений и проживания насельников состоянии. 10 декабря 1993 года Преосвященным Паисием — епископом Орловским и Брянским было совершено освящение Сретенской церкви, где отныне и совершается богослужение. В тот знаменательный день, по ходатайству наместника монастыря, владыкой была преподнесена обители икона с частицей мощей просветителя Брянского края, сщмч. Кукши. В настоящее время в монастыре находятся следующие святыни: частицы мощей святителя Иоанна, митрополита Тобольского, преподобного князя Олега Брянского, преподобных Оптиных старцев, праведного Иоанна Кормянского, Вифлеемского младенца-мученика, а также многие священные предметы, привезенные из Святой Земли.
    В начале 2002 года в братии обители насчитывалось 11 монахов в священном сане и около 10 послушников, живущих не только молитвами, но и каждодневным трудом по восстановлению монастыря.
    Богослужения совершаются ежедневно: божественная литургия — в 8 часов утра, вечернее богослужение в летнее время – в 17 часов, а в зимнее — в 16 часов. Совершается полуночница — в 12 часов ночи, а в 7 часов утра — братский молебен перед «Свенской» иконой Богоматери.
    Трудами и молитвами наместника монастыря архимандрита Никодима (Анискина) и немногочисленной братии, а также с помощью прихожан и благотворителей обители за несколько лет удалось поднять и монастырский уклад жизни и хозяйство.
    В 1992 году, после передачи обители в Брянско-Орловской епархии, первые насельники столкнулись с многочисленными проблемами: в одном единственном жилом помещении без отопления, в стеснении от еще не покинувшего обитель музея приходилось жить и молиться; воду доставляли из близлежащего села несколько лет, пока усердием губернатора области Карпова В.А. не была пробурена скважина на территории монастыря и с его же помощью проведен газ. Богослужения совершались до 1994 года в братском корпусе и игуменском доме, а после реставрации — в надвратном Сретенском храме. Произведена реставрация и покраска крыши ограды монастыря, реставрация наружного фасада Преображенского храма; полный внутренний ремонт алтарной и храмовой части; установлен иконостас и престол; произведена замена окон. Установлена водонапорная башня, в монастырь проведен центральный водопровод; произведены сантехмонтажные работы в жилых помещениях. В административном корпусе сделан внутренний капитальный ремонт. Устроен скотный двор, в котором содержатся коровы, овцы, лошади, куры, кролики и прочий скот, необходимый для содержания монастырской братии. Произведена планировка грунта на территории монастыря. Устроена лестница на монастырский источник, который облагородили прихожане обители. Установлен декоративный забор внутри монастыря. Отремонтированы многие помещения для жилья и хозяйственных нужд. Внутри обители посажены фруктовые и декоративные деревья. Четыре гектара пахотной земли и семь гектаров яблочного сада ежегодно обрабатывается братией и прихожанами обители. Открыты монастырские подворья в Брянской области.
    Немалый вклад внесен наместником монастыря и участием братии во взаимодействие с Вооруженными Силами и УВД Брянской области. Совершается постоянное духовное окормление военнослужащих Брянщины, гуманитарная поддержка военнослужащих, а также проводятся многочисленные встречи и экскурсии для учащихся учебных заведений и посетитей Свенского монастыря из разных городов России.
    Благодарим Господа Бога и Пресвятую Богородицу за все благодеяния и божественную помощь в возрождении обители, а также всех, кто своим вкладом и помощью помог воскреснуть и утвердиться великой православной святыне.

    1. Материалы сайта «Брянский край» могут использоваться и копироваться в некоммерческих познавательных, образовательных и иных личных целях.
    2. В случаях использования материалов сайта Вы обязаны разместить активную ссылку на сайт «Брянский край».
    3. Запрещается коммерческое использование материалов сайта без письменного разрешения владельца.
    4. Права на материалы, взятые с других сайтов (отмечены ссылками), принадлежат соответствующим авторам.
    5. Администрация сайта оставляет за собой право изменения информационных материалов и не несет ответственности за любой ущерб, связанный с использованием или невозможностью использования материалов сайта.

    Читайте так же:  Монастырь в хмао