Самолет пенза памятник

Самолет пенза памятник

Из архива газеты
«Наша Пенза»

ИСТОРИЯ
НА СЕРЕБРИСТЫХ КРЫЛЬЯХ

Вот уже более тридцати лет этот памятник встречает тех, кто въезжает в город со стороны Арбекова. С ним народ связывает название остановки и прилегающего микрорайона со школой и парком. А между тем история появления этого истребителя не то чтобы тайна за семью печатями, но что-то похожее, точно. Речь идет о всем известном «Самолете» на проспекте Победы.

СУ-9 — советский однодвигательный всепогодный истребитель-перехватчик, разработанный в 1956 году. Один из первых советских самолетов с треугольным крылом. В 1959 г. модифицированный СУ-9 (Т-431) установил мировой рекорд высоты — 28 857 метров

А ВЕДЬ ПРОСИЛИ ТАНК…

Владимир Константинович с любимым псом Рэмом Как удалось выяснить корреспондентам «Нашей Пензы» , истребитель для города раздобыл Владимир Константинович Мысяков — известный в Пензе и области общественный деятель. Мы навестили его и попросили рассказать об этой истории поподробнее.

— Все началось в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов, — начал повествование Владимир Константинович. — Тогда в Пензе между районами развернулось настоящее соревнование — каждый хотел заполучить памятный знак или мемориальный объект, который увековечил бы победу Советского Союза в Великой Отечественной войне. Именно в то время появилась «катюша» около завода «Пензмаш», танк возле областного краеведческого музея… а проспект Победы оставался голым. Видите, нелепица какая: проспект Победы — а памятника победе нет.

В то время Владимир Константинович работал в горкоме КПСС. Возглавлял отдел административных и торгово-финансовых органов. К нему обратился за помощью первый секретарь Октябрьского райкома партии Владимир Никитенков. Обратился по-простому, без чинов и официоза. По-дружески.

— Попросил помочь раздобыть… танк. Танка у меня, понятно, не было и знакомых в танковых частях — тоже. Зато по роду деятельности были хорошие знакомые в зенитно-ракетной части.

Вопрос решился быстро и тоже на уровне дружеской беседы — на выбор Владимиру Константиновичу предложили самолет или зенитную ракету. Остановились на самолете — он и масштабнее и смотрится красивее.

«…НАПРАВЛЯЕТСЯ ДЛЯ ВЫПОЛНЕНИЯ
СПЕЦИАЛЬНОГО ЗАДАНИЯ»

Осенью 1980 года из Пензы в Куйбышевскую (ныне Самарскую) область, в село Бобровка , рядом с которым располагался одноименный военный аэродром, выехали два «МАЗа» с двенадцатиметровыми грузовыми платформами.

— До сих пор помню, как заполнял командировочный бланк. Пишу: «Направляется заведующий отделом таким-то Мысяков В. К. и с ним группа лиц»… А дальше что? Про самолет будет как-то не очень удобно писать. Подумал-подумал и вывел на бланке: «…для выполнения специального задания».

Виктор Иванович Ерзуновпервый секретарь горкома — посмотрел и говорит:

«Такой мандат впервые подписываю» — улыбнулся Владимир Константинович.

Потом, когда, казалось, дело уже было наполовину сделано, случилась досадная заминка. Пока двигались к Куйбышеву, потеряли одну машину — сломался двигатель. Грузовик дублер, в срочном порядке затребованный из Пензы, так и не пришел. Ждать его не стали. Поехали дальше на одном.

— Добрались до места, пообедали в столовой, а потом нас вывели на сам аэродром, и я увидел впечатляющую картину: степь, насколько хватает глаз, и в этой степи рядами, точно так же, насколько хватает глаз, — зачехленные самолеты. На долгосрочном хранении. Те самые «Сушки», за одной из которых мы приехали. Все боевые, все на ходу — просто немного устаревшие морально.

БАЙКА ОТ МЫСЯКОВА

Когда подъезжали к аэродрому, у штаба видели точно такой же памятник, как у нас, — истребитель СУ-9, только на другой стеле. И вот разглядываю я этот самолет и понимаю, что что-то с ним не так. А что именно, никак не соображу. Потом выяснилось, что когда-то одному дембелю дали приказ его покрасить и выдали ведро нитрокраски. Ну он и покрасил весь самолет, включая фонарь-колпак из оргстекла, который закрывает кабину. Нитрокраска с оргстеклом спеклась — не отмоешь. Дембеля потом спросили: «Что же ты, дурак, натворил?» А он вытянулся в струнку и отчеканил: «Был дан приказ красить самолет. Приказа не красить стекло не было». И ведь не поспоришь.

К прибытию делегации из Пензы истребитель, которому в скором времени предстояло занять место на проспекте Победы, успели подготовить к отправке: отсоединили крылья, хвост, а оставшийся корпус — длинную металлическую трубу — развинтили на две части.

— А вот теперь — самое интересное. Длина трубы — около семнадцати метров. Длина платформы единственного оставшегося у нас «МАЗа» — двенадцать. В принципе, превышение солидное — то есть, по идее, ездить так нельзя, но…Мысяков пожал плечами.

Словом, решили рискнуть. Свинтили корпус, положили на платформу…

— Лежит. Я говорю водителю — залезь-ка наверх и пройди от носа до хвоста. Он прошел — не перетягивает. Попрыгал — нос чуть-чуть приподнимается, но это не страшно.

А все остальное — дело техники. Вернее, техников — сотрудников аэродрома, которые обслуживали самолеты. По бокам корпуса уложили крылья, рядом — хвостовое оперение, киль, обложили получившуюся конструкцию отработанными покрышками от шасси и обвязали стропами от тормозного парашюта.

— А перед самым выездом случился еще один казус. Я попросил одного из офицеров позвонить начальнику военной автоинспекции, чтобы нам выделили какое-нибудь сопровождение. Все-таки дорогу от Бобровки до Куйбышева я плохо знаю, да и груз вон какой. Офицер ушел, а вернулся бледный-бледный и говорит: «Начальник сказал, ни в коем случае с места не трогаться. Техника секретная, поэтому перевозить ее в дневное время нельзя. И в ночное нельзя, потому что негабаритный груз». Словом, плохая была идея с сопровождением. Но я-то начальнику автоинспекции не подчиняюсь. Скомандовал водителю: «Заводи!» — и мы с самолетом отправились в Пензу.

ПОТОМУ ЧТО НА ВЕКА

Никакой торжественной встречи не было. Самолет в разобранном виде сгрузили на станции техобслуживания на улице Ульяновской и оставили там до весны.

За это время на заводе «Тяжпромарматура» была разработана и сконструирована металлическая стела. Причем не просто так, а на основании опыта других городов, где имелись похожие памятники. Постамент, который было решено взять за основу, отыскали в Тернополе — там на нем помещался истребитель МиГ-15.

Работали споро. Опорную ферму собрали и установили всего за два месяца, еще месяц ушел на то, чтобы ее забетонировать. Самолет облегчили, вырезав лишние детали, двумя гусеничными кранами подняли на нужную высоту, а затем просто «насадили» на стелу.

— Дело в том, что, когда из истребителя вынули турбину, внутри него образовалась полость. И наши умельцы с «Тяжпромарматуры» придумали специальный переходник — он вставлялся в эту полость и закреплялся болтами. Как видите, конструкция одновременно и простая, и эффективная — сколько уже лет самолет стоит на своем месте?

Посчитаем. Окончательный монтаж монумента был произведен накануне празднования Дня Победы в 1981 году — получается, прошло с того момента почти тридцать три года (номер газеты «Наша Пенза» c этой статьей вышел 19 февраля 2019 г. — прим. penzahroniki) .

Правда, самолет, как и ряд других пензенских монументов, не миновала пора разрухи. В девяностые годы памятник совершенно забросили. Хулиганы сорвали с петель железную дверь, закрывавшую вход в стелу, и самолет, в который можно было свободно забраться, облюбовали дети. Ни к чему хорошему это, разумеется, не привело, и однажды аукнулось разбитым фонарем в кабине.

Все изменилось в начале двухтысячных — на монумент обратила внимание администрация Октябрьского района. Самолет реконструировали, фонарь поменяли, а пустующий проем заварили. На островке, где помещен памятник, смонитровали подсветку — словом, все вернулось на круги своя.

Те самые переносные светильники

Уже перед самым прощанием Владимир Константинович показал нам три небольшие осветительные переноски, взятые им на память из кабины пензенского СУ-9. Качество, с которым они сработаны, просто потрясающее. Более чем за тридцать лет металл не тронула ржавчина, не окислились обрывки проводов, сохранились даже нити накаливания внутри лампочек. Так что на вопрос, а может ли упасть «Самолет», который время от времени задают наши читатели, ответ дадим однозначный: в ближайшие лет пятьдесят не упадет точно.

Потому что советская сборка.

Потому что — на века!

Николай КОЗИН.

Фото А. Патанина.

________________________________________
Опубликовано: «Наша Пенза», областная газета,
№ 8 — 19-25 февраля 2019 г.,
с. 1, 8.

________________________________________

Памятник на месте гибели экипажа самолёта Л-29

Памятник на месте гибели экипажа самолёта Л-29 установлен в городе Ртищево, в лесопосадках с левой стороны трассы Ртищево — Сердобск — Пенза (микрорайон Рахово), в память о капитане А. П. Осипове и курсанте Н. П. Самусенко, погибших при выполнении учебно-тренировочного полёта.

Памятник представляет собой прямоугольную плиту с плавно округлённым верхним основанием, изготовленную из серого гранита. Стела установлена на гранитном постаменте. На стеле изображена эмблема лётного состава Военно-воздушных сил СССР, представляющая собой перекрещенные пропеллер и крылья. Также на стеле закреплена памятная доска белого мрамора с надписью: «На этом месте 2.09.1982 г. / при выполнении учебного / полёта в аварийной / ситуации спасая жизни / мирных граждан погибли / капитан Осипов А. П. / курсант Самусенко Н. П.». [П 1]

2 сентября 1982 года во время учебно-тренировочного полёта самолёта Л-29, пилотируемого лётчиком-инструктором капитаном А. П. Осиповым и курсантом Н. П. Самусенко на аэродроме Ртищево, через 30 секунд после отрыва, на высоте 50 м, над густонаселённым районом г. Ртищево, произошёл отказ двигателя. Покинуть самолёт из-за недостатка высоты экипаж не смог. Отвернув падающий самолёт от городских кварталов, была предпринята попытка сесть на колхозное поле, но там оказались люди. В результате, при приземлении самолёт столкнулся с лесополосой и разрушился. Экипаж погиб. Отказ двигателя произошёл вследствие разрушения компрессора по причине коррозионного растрескивания.

На месте гибели лётчиков первоначально был установлен памятник, сооружённый из обломков упавшего самолёта. На части крыла была закреплена табличка с надписью: «Остановись! / Почти их память минутой молчания. / Они погибли спасая жизнь других / память о них будет жить вечно / Экипаж / капитан Осипов А. П. / 6.IV.1956 — 2.IX.1982 | курсант / Самусенко Н. П. / 7.VI.1961 — 2.IX.1982». В 1990-х годах этот памятник был сдан вандалами на металлолом. Военнослужащими Ртищевского УАП был установлен новый, ныне существующий памятник.

Осипов Александр Павлович (6 апреля 1956 — 2 сентября 1982) — лётчик-инструктор, капитан. Родился в городе Володарске Горьковской (ныне Нижегородской) области. По окончании средней школы, в 1973 году он поступил в Борисоглебское высшее военное авиационное училище лётчиков имени В. П. Чкалова. 12 декабря 1977 года лейтенант Осипов прибыл для прохождения дальнейшей службы в полк Балашовского ВВАУЛ имени главного маршала авиации А. А. Новикова. За 5 лет службы он выпустил более 25 курсантов. Похоронен в г. Володарске. Александр был женат: жена — Татьяна, в браке родился сын Андрей.

Самусенко Николай Прокофьевич (7 июня 1961 — 2 сентября 1982) — курсант Балашовского высшего военного авиационного училища лётчиков имени главного маршала авиации А. А. Новикова. Родился в рабочей семье. Окончил школу в селе Большенарымском Восточно-Казахстанской области Казахской ССР. Затем учился в Егорьевском техническом училище гражданской авиации. В 1980 году Николай поступил в Балашовское ВВАУЛ.

В Вадинске похоронены четыре летчика Великой Отечественной, уводившие самолет от домов

07.05.2017, РИА Пензенской области, «Вадинский вестник», ученица 9 А класса средней школы с. Вадинск Алёна Яковлева.

Враг не дошёл до нашего края. Но волею судьбы близ Вадинска разбился самолёт 2-й авиадивизии особого назначения, экипаж которого 22 ноября 1942 года летел, несмотря на плохую погоду, при передислокации авиационной дивизии из Москвы, с аэродрома Коробчеева Коломенского района на полевой аэродром Сталинградского фронта.

За три дня до этого войска Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов перешли в решительное наступление против немецких войск в районе Сталинграда. На помощь наступающим фронтам перебрасывались подкрепления из глубокого тыла.

Разбившийся близ Вадинска экипаж из пяти человек, как выяснилось позже, получил срочное боевое задание. Но в районе нашего села самолёт обледенел. Командир решил пойти на посадку. Выбрать для этого подходящее место мешал туман. Когда машина снизилась, лётчики увидели под крыльями населённый пункт… Это был Вадинск. Пилоты сделали всё, чтобы увести самолёт от домов – невероятными усилиями им удалось выровнять его. Но, едва вылетев за околицу, машина рухнула.

При ударе самолёта о землю – сейчас это называют жёсткой посадкой – четверо членов экипажа погибли. Это подполковник Пётр Васильевич Ермолаев, майоры Семён Иванович Урсов и Николай Карпович Тарловский, сержант Алексей Васильевич Горюнов. Они захоронены в братской могиле на центральном кладбище села Вадинск.

Командир самолёта, старший лейтенант Шмелёв Василий Михайлович, в катастрофе выжил, но от тяжёлых ранений, спустя месяц, он умер в госпитале столицы. В Москве и похоронен.

Я помню, когда училась только в 1-м классе, в районной газете «Вадинские вести» увидела фотографию военного лётчика и узнала из статьи, что информацию о нём ищет его внучка. Тогда я впервые услышала от мамы в подробностях историю гибели вблизи от моего родного села экипажа самолёта, летевшего на важное боевое задание. Вскоре в газете вышла ещё одна публикация. История военных лётчиков, нашедших последний приют на нашей вадинской земле, запала в душу.

…Это сейчас много чего можно найти в Интернете. А в послевоенные годы, а именно тогда при школе, в которой я учусь, открылся музей Боевой и Трудовой славы, информация собиралась буквально по крупицам, в том числе и о погибших лётчиках, а также об их родных. И, наверное, тогда, в 70-80-е годы прошлого века, основателем музея, фронтовиком А. Ф. Старцевым было сделано максимально возможное. На могилу лётчиков приезжали родственники. И кто бы мог подумать, что спустя десятилетия, спустя 20 лет со времени ухода из жизни самого Александра Фёдоровича, найдутся родные ещё одного из героев.

В преддверии очередной, 72-й годовщины Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне, когда идёт масштабная подготовка к этому празднику, я решила полистать газетный архив и нашла в подшивке за 2009 год, когда страна уже начинала готовиться к 65-й годовщине Победы, две статьи: «Они сражались за Родину» и «Никто не забыт, ничто не забыто». Публикации были подготовлены по письмам, присланным в редакцию внучкой лётчика Н. К. Тарловского Ириной Аламовой, и по воспоминаниям свидетелей катастрофы военного самолёта, произошедшей в 1942-м году на вадинской земле.

В первом письме, пришедшем по электронной почте, Ирина Николаевна писала:

«Здравствуйте, уважаемая редакция! Обращается к вам Аламова (Тарловская) Ирина Николаевна (проживаю в г. Одинцово Московской области), внучка Тарловского Николая Карповича – лётчика, погибшего в 1941 году.

По данным, имеющимся у нас, он похоронен в братской могиле с памятником в селе Вадинск Вадинского района Пензенской области. Мы очень долго искали могилу нашего деда и совершенно неожиданно нашли данные о его захоронении на сайте в Интернете. Все данные и документы, имевшиеся у его жены Надежды Тарловской (в дальнейшем Андреевой) – моей бабушки (которая большую часть жизни жила в г. Минск), были утеряны после её смерти. Единственное, что знаю, самолёт был сбит. После этого дед прожил три дня и умер в госпитале.

Его сын Николай Николаевич Тарловский – мой отец, тоже не дожил до дня, когда нашлась могила отца. Он был военным врачом в звании полковника. Отец родом из Белоруссии (г. Минск), его отец тоже был белорусом.

Мы практически ничего не знаем о дедушке и о его военном прошлом, знаем только, что он призывался из города Бобруйск. Номер части не знаем, звание в момент гибели тоже. Утеряна и дата его рождения.

Может быть, вы поможете нам найти, уважаемая редакция, информацию о Тарловском Николае Карповиче, так как данные о его захоронении, сохранившиеся документы, возможно, личные вещи, могут храниться в местном архиве или музее. Очень просим вас помочь нам в поисках информации о дедушке.

Заранее выражаем вам благодарность, признательность и не теряем надежду.

Если позволят обстоятельства, обязательно приедем к 9 Мая 2009 года на могилу нашего деда в село Вадинск.

Прикрепляем единственную фотографию Н. К. Тарловского, сохранившуюся до сегодняшних дней. Очень надеемся на ваш скорейший ответ. Пожалуйста, помогите нам!»

На это письмо в газету пришли отклики. Хотя уже тогда, восемь лет назад, очевидцев авиакатастрофы практически не нашлось.

Но вот что рассказал житель Вадинска Геннадий Иванович Иняхин:

«События тех дней я помню очень хорошо, хоть тогда я учился в 6 классе.

Шла вторая половина ноября. Выпал снег, правда, немного. Было воскресенье. В тот день весь Вадинск был в очень густом тумане. Я находился дома. Вдруг раздался сильный гул. Пролетел самолёт, но его не было видно. Минут через 30-40 по Вадинску пошёл слух, что разбились лётчики. За повозками, на которых их везли в больницу, бежали ребятишки, плакали.

Я жил неподалёку, поэтому тоже побежал в больницу. Там увидел, как на носилках пронесли раненых и погибших. Потом мы узнали, что самолёт упал недалеко от села. В то время мимо проезжали козлейские колхозники (видимо, с базара), они-то и подобрали раненых и погибших и отвезли их в больницу.

Один пилот очень громко стонал – у него были перебиты ноги.

Я слышал разговор, что лётчик был сильно травмирован – его сразу увезли в Пензу, там он будто бы умер через три дня.

На следующий день, в понедельник, я собирался сходить на место аварийной посадки самолёта, но мне сказали, что там всё оцеплено военными, и близко никого не подпускают.

По рассказам других, я знал, что самолёт был двухмоторный: один, видимо, от удара отлетел далеко в сторону».

А вот воспоминания жителя деревни Кармалейка Николая Ивановича Богатырёва:

«Мне тогда было 11 лет. В тот день мы, деревенские ребятишки, поехали на салазках в лес за дровами. На землю опустился густой туман. Вдруг мы услышали гул самолёта – он как будто летел на нас, низко-низко. Нам было видно только одно его крыло.

Самолёт пролетел в сторону водохранилища. Мы услышали удар и подумали, что на нас сбросили бомбу.

На следующий день я узнал, что самолёт разбился. Мы решили с товарищами сходить его посмотреть. Перешли через Вад. Там мы увидели, что самолёт цел, упав он даже не горел. Была машина зелёного цвета, двухмоторная (один мотор отлетел метров на 70 в сторону). Возле самолёта никого не было. Мы залезли в него, всё там осмотрели, потрогали.

Вскоре со стороны Вадинска пришли военные, они нас поругали, один даже, чтобы напугать, стрельнул в воздух.

По разговорам я знал, что когда самолёт упал, мимо проезжали колхозники из Козлейки, которые подобрали раненых и погибших и доставили в больницу».

Тем временем информацию об авиакатастрофе, имевшуюся в музее Боевой и Трудовой славы Вадинской средней школы (она несколько иная, чем была у внучки Н. К. Тарловского, а о времени, причине гибели самолёта и его экипажа и вовсе недостоверная), а также фотографию могилы лётчиков, редакция, выполнив просьбу, отослала Ирине Аламовой. Вот что она написала в ответ:

«Здравствуйте, уважаемая редакция!

До глубины души тронута вашим письмом и информацией, которую вы передали. Благодарим вас всей нашей семьёй. Огромное вам человеческое спасибо. Теперь у меня есть возможность передать фотографию могилы-памятника дедушки его тётке (ей недавно исполнилось 85 лет) и дедушкиным племянницам в город Минск. Вы сделали нам огромный подарок в канун Дня Великой Победы! Мы в семье глубоко чтим этот праздник и необыкновенно счастливы, что наконец-то получили долгожданную информацию о дедушке. Ещё раз огромное спасибо! Очень надеемся, что будут ещё новые сведения и письма от очевидцев авиакатастрофы».

В редакционном архиве хранятся также ещё несколько писем, полученных по электронной почте от И. Н. Аламовой. Вот выдержки из них: «Действительно, некоторые данные не сходятся, но нужно учесть, что всё, о чём я знаю, получено со слов родственников, которым уже много лет. Возможно, память изменяет, возможно, что-то спутали. А возможно, следует написать в г. Бобруйск, откуда призывался дед. Может быть, там в военном архиве есть какие-либо данные.

Очень хотелось бы узнать от очевидцев, что произошло. Дополнительно такой вопрос: куда могли быть переправлены документы погибших лётчиков, в том числе и деда, где их сейчас можно отыскать? Если найдём документы, всё станет ясно окончательно. Ещё раз благодарю вас за помощь».

«Уважаемая редакция! Я очень рада, что нашли информацию о дедушке в школьном музее. Буду бесконечно благодарна за фотографии музея и памятника, и за любые сведения. Очень тёплые поздравления с праздником Великой Победы!»

Надо ещё сказать, что до связи внучки лётчика с редакцией «Вадинских вестей» в Вадинске не имелось фотографии Н. К. Тарловского, как, впрочем, и информации о нём. Даже в музее Боевой и Трудовой славы. Скан-копия фотографии, присланная Ириной Аламовой, была передана редакцией романтикам Вадинской средней школы.

Впоследствии, к сожалению, связь с внучкой лётчика Н. К. Тарловского прервалась. Наверное, по каким-то жизненным обстоятельствам (тогда у неё заболела дочка). Так и не приехала Ирина Николаевна на могилу деда.

…Вадинцы свято чтут память о погибших лётчиках. Ежегодно в День Победы у их могилы проводятся митинги. Звучит троекратный военный салют.

А шесть лет назад, в год 375-летия Вадинска (Керенска), 6 мая 2011 года, в преддверии 66-летия Победы, было увековечено и место авиакатастрофы. Оно находится близ Вадинского водохранилища. С его появлением у вадинцев стало больше одним священным местом и новой традицией – теперь ежегодно в День Победы к камню, на месте, как сейчас принято говорить, аварийной посадки самолёта возлагаются цветы.

К сожалению, не сохранена военная машина. Моя прабабушка рассказывает, что из металла самолёта местные умельцы мастерили ложки. Но один из жителей района кусок обшивки сберёг и в год 70-летия Победы передал его в музей нашей Вадинской средней школы. Виктору Фёдоровичу Иняеву элемент самолёта достался от старшего брата Ивана Фёдоровича Иняева. Таким образом, с их помощью экспозиция музея пополнилась новым экспонатом, который теперь привлекает особое внимание посетителей.

В 2017-м, 22 ноября, исполнится 75 лет со времени авиакатастрофы, произошедшей в 1942-м неподалёку от моего родного села и словно соединившей четыре судьбы военных лётчиков в одну…

Я считаю, что нам, вадинцам, самим потерявшим в той немыслимой битве, имя которой Великая Отечественная война, более 4 100 своих сынов из 7300 ушедших на фронт, (к слову, сейчас участников войны осталось совсем мало) выпала большая честь преклонять колена перед геройством лётчиков Петра Васильевича Ермолаева, Семёна Ивановича Урсова, Николая Карповича Тарловского, Алексея Васильевича Горюнова, отдавать им почести. К 9 Мая на могиле героев установлен новый памятник.

…Года неумолимо бегут вперёд, увеличивая временные расстояния между сороковыми прошлого столетия и нынешним веком. Но я верю, что всё новые и новые поколения моих односельчан, земляков будут так же трепетно относиться к тому, что сделали для нас наши деды, прадеды, прапрадеды и эти лётчики. И многие герои, подобные им, жившие долгие 1418 дней и ночей одной великой целью – победить. И победили. Ради нас, нынешних поколений, ради будущего. Ради того, чтобы каждый год в победном мае распускались алые тюльпаны, белоснежные гроздья душистой черёмухи, а вслед за ними – бархатные кисти сирени.

Фантастический ролик. Красивый у нас город.

Пояснения к ролику:

0.01 — ТЭЦ на севере города. Вид со стороны Дворца Пионеров
0.06 — памятник Первопоселенцу. На втором курсе я на него залазил.
0.11 — самая старая церковь города. Ей свыше 300 лет. Расположена под памятником Первопоселенцу. За ней вид на Сурское водохранилище. Очень выигрышный кадр. Думаю, все пензенские фотографы ни одну сотню фоток каждый сделали с этой точки.
0.12 — строящийся Спасский собор на Советской площади. Позор нашего города.
0.14 — вокзал Пенза-1. Один из немногих российских вокзалов построенных в 70е.
0.16 — телевышка. Высота 180 метров.
0.17 — колесо обозрения в Парке отдыха им. Белинского. С него открывается роскошная панорама на север, восток и юг города.
0.19 — пешеходный подвесной мост через Суру. Официально называется «Мост Дружбы».
0.23 — памятник Победы. Открыт 9 мая 1975 года.
0.25 — Дворец Пионеров (сейчас — что то о творчестве учащихся) — одна из городских доминант. Строился чудовищно долго — лет 10.
0.27 — Обком Партии (сейчас здание областного правительства) на площади Ленина.
0.31 — новый, еще не заселенный жилой комплекс недалеко от Парка Белинского. С него открывается офигенный вид на север города.
0.35 — центральная часть Арбекова — главного спального района Пензы (7 кв.км. — 140 тыс. жителей). Конкретно район «Самолета»
0.38 — площадь у Фонтана. Когда то он был цветомузыкальный, но слава богу, что вообще остался.
0.40 — еще одна культовая для нас сцена — памятник ветеранам Афганистана (Пенза едва ли не единственный город России где есть два Вечных огня — один в честь героев Великой Отечественной войны, второй в честь афганцев). Слева и справа — редчайшие примеры позднесоветского арт-деко — ранее это были здания Гражданпроекта и Управления Сельского хозяйства. В середине 80х они в совокупности со зданием горисполкома (ныне, понятно, мэрия) составляли «Пензенский даунтаун».
0.42 — строительство циклопического здания Пензенской филармонии.
0.47 — еще не сданное новое здание УВД по Пензенской области. Начали строить еще в середине 80х, но потом лет на 15 забрасывали. Сейчас постепенно заканчивают.
0.53 — верхняя часть улицы 8 марта — части магистрали Дальнее Арбеково — Центр.
0.56 — путепровод над улицей Луначарского — части сквозной магистрали Запад-Восток, по которой можно проехать весь город ни разу не сворачивая. Состоит из улиц Проспект Победы, Луначарского и Чаадаева. В самом начале этого транспортного коридора я и живу.
1.01 — путепровод от 8 марта вниз в Арбеково. Один из двух главных путей сообщения Арбекова с остальной Пензой.
1.03 — Областной Арбитражный суд. Прежний «ютился» в здании 200 летней давности.
1.14 — ул. Луначарского ночью. Думаю, все у кого хоть чуть есть фантазия снимали с длинной выдержкой поток машин, идущих ночью по этой магистрали. Мостов над автомагистралями у нас не очень много и именно этот самый удобный для съемок — идти недалеко и поток гарантирован.
1.23 — чудо нашего города — новое здание Областной библиотеки им. Лермонтова.
1.27 — в километре на восток — Дворец Спорта «Буртасы»
1.28 — памятник Лермонтову у старого здания Библиотеки им. Лермонтова. На заднем плане одно из самых фотогеничных зданий города и едва ли не единственный чистокровный пример сталинской архитектуры в Пензе. Этот жилой дом был построен в 1940 для семей руководителей свежеобразованной Пензенской области.
1.32 — памятник Засечной черте. Собственно — вал слева это и есть остатки черты. Колокол, говорят, попы сперли.
1.33 — ледовый дворец «Дизель Арена». Для его строительства первоначально предполагалось вырубить Парк им. Белинского (у нас власти не любят парки и скверы), но в итоге парк отстояли, а сам пятитысячный стадион построили фактически за чертой города
1.35 — САМОЛЕТ ! Символ Арбекова. Смотрит в сторону Москвы.
1.39 — элитный жилой комплекс, построенный на пересечении улиц Плеханова и Пушкина, напротив кинотеатра «Современник». За два года продана только малая часть квартир. Для строительства комплекса был вырублен громадный сквер. Памятник с ангелом построен группой спонсоров в честь действующего губернатора, его друзей и некоторых других заметных исторических фигур области.
1.42 — первая пензенская «стена» в 14ти этажей. Из за мошенничества первых застройщиков уже несколько лет никак толком не сдадут. Смотрится да, роскошно. Надо будет как нибудь ее пощелкать.
1.43 — областной драматический театр. Построен на месте предыдущего, сожженного при неясных обстоятельств на новый 2007 год.
1.46 — 15ти этажный бизнес-центр на ул.Революционная. Мне он просто нереально нравится ! Когда смотришь на него снизу просто дух захватывает. Вроде бы не самое большое здание в городе, но чем то цепляет.
1.53 — Бульвар на улице Славы. Наверное, самое уютное место города.
1.53 — «Росток». Символ новой советской Пензы. Рядом стелла , посвященная 50ти летию Великой Октябрьской социалистической революции. Через 5 лет наконец то достанут из нее капсулу и прочитают, что там комсомольцы 1967 года понаписали . ну наверное сами себе, что ли ? Все таки 50лет — не 100.
2.00 — опять площадь Ленина на которой стоит здание областного правительства — это взгляд в противоположную сторону. Здание с башней и часами это областное управление Центрабанка. Вечером внутри его жутковато.
2.03 — опять бизнес-центр на Революционной, слева выступает офис «Банка Кузнецкий», на сегодняшний момент вероятно крупнейшего внутриобластного банка. Справа — Дворец водного спорта «Сура». Мемориал воинам-афганцам сзади-справа метрах в 50.
2.06 — вид на Пензу издалека с юга. Но в темноте и шириком получается не очень. На самом деле он значительно интереснее.

Ролик хорош тем, что в него вошло ПОЧТИ все интересное, что есть в городе. Я бы так с ходу добавил бы 16ти этажку в северо-восточной части города, построенную по уникальному проекту. Аналогов ее в России просто нет. Еще бы Детскую Железную дорогу добавить, тем более ее власти собираются «перенести». Ну и еще пару объектов — НИИЭИ (бывшую женскую гимназию на пересечении улиц Лермонтова и Советской) — отличный образчик дореволюционного функционального исскусства и три корпуса Политеха — 1,8,3.

Но в целом — супер ! И, блин, я реально люблю этот город.

Спасибо за детство. Как советский ИЛ-18 превращали в кинотеатры и кафе

ИЛ-18, прозванный за силуэт «Дельфином», — легендарный самолёт. Он летал над Африкой, Антарктидой и мог без посадок добраться от Крыма до Сахалина. Но если вам за тридцать, помните вы его по другой причине: в конце 70-х годов десятки списанных машин украсили улицы городов по всему СССР. В них открывали кинотеатры, кафе и аркадные залы.

В эпоху видеоигр и карманных гаджетов сложно вообразить, что когда-то дети развлекались с настоящими самолётами. Взбегали по трапу в салон, где глазели в иллюминаторы и на оборудование в кабине пилота, ели мороженое, смотрели мультфильмы про Лёлека и Болека, забирались на крылья, чтобы покрутить пропеллеры. Отчаянные смельчаки, невзирая на окрики взрослых, покоряли хвост и травили друг другу байки — дескать, на этом самом борту разбился Юрий Гагарин… Чёрта с два вы получите такой же опыт от Ace Combat или War Thunder!

Впервые ИЛ-18 стал памятником по инициативе Михаила Ивановича Сикорского, заказавшего лайнер для исторического музея в городе Переяслав-Хмельницкий. Это произошло в 1976-м, а уже через год началось массовое списание отработавшей ресурс модели — и крылатые красавцы приземлились в места отдыха миллионов советских граждан. Правда, ненадолго.

С наступлением 90-х наследие утратили: «Илюши» горели, их распиливали на металл. Вспоминаем, как торжественно самолёты обретали вторую жизнь — и в каком неприглядном виде они умирали.

Екатеринбург: продержался всего несколько лет

Увы, металлические громадины долго не жили. В тогда ещё свердловском (сейчас — екатеринбургском) парке имени Энгельса ИЛ-18 простоял всего несколько лет, прежде чем его уничтожил пожар. То ли кому-то не давала покоя произошедшая здесь катастрофа с точно таким же аппаратом, то ли возгорание произошло случайно.

Как бы там ни было, однажды свердловчане увидели вместо самолёта вертолёт. И даже такая замена продержалась недолго — «птицу» тоже порезали на металлолом. Но кое-что для потомков удалось сохранить — фотограф Георгий Тонких снял уникальные кадры транспортировки машины по улицам города. Представьте, каково увидеть подобное своими глазами!

Пенза: короткая жизнь необычного кинотеатра

30 мая 1982 года открыл двери 60-местный кинотеатр «Илюша» на борту ИЛ-18Б в Пензе. Ребятам, приходившим на сеансы, было невдомёк, как долго для них готовили праздник. Ведь секретарь местного обкома Георг Васильевич Мясников решил установить в городе самолёт-памятник ещё в 1977 году. Но придумать легко, а сделать трудно. Пришлось просить помощи у министра авиации — лишь через пару лет тот нашёл отслужившую своё машину. Весной 1979 года в аэропорту навечно приземлился списанный борт.

Потрясает своей мощью и элегантностью. У меня — восторг. Тут же рассмотрели первые варианты его переоборудования под кафе-мороженое «Полёт». Заехали на место установки: набережная Суры, за канатным мостом.

Вскоре идею общепита отринули, взявшись за более трудный вариант, на реализацию которого ушли ещё три года и силы нескольких добровольцев. Они подошли к делу творчески, и ремонтом салона не ограничились. Кабину превратили в музей, а проектор установили оригинальным образом. Аппарат «Украина-5» закрепили не со стороны зрителей, как обычно, но за экраном из матового стекла. Чтобы картинка отображалась правильно, использовали зеркало. Лишь в начале 80-х работу довели до конца. Никто не знал тогда, что проект проживёт всего-то пять лет, а позже заброшенного «Илюшу» по кускам сдадут в утиль.

Саратов: от кафе до наливайки

Похожая судьба постигла саратовский лайнер, определённый на последнюю стоянку по адресу 3-я Дачная улица, рядом со стадионом «Сокол». Аппарат списали в 1981 году, в Саратове он поочерёдно служил кафе, видеосалоном, тиром, аркадным клубом и бильярдной. В начале 90-х, когда возле шасси стали чаще собираться взрослые, а не детвора, салон сгорел при пожаре. Затем развалился и корпус.

Как раз в это время площадь, где стоял самолёт, захватил стихийный рынок, и люди торговали прямо вокруг обломков. Одним остов напоминал о детстве, другим — о стоимости алюминия, магния и стали. Стоит ли говорить, что в итоге победил дух свободного предпринимательства?

Истра: детская лётная школа

С установки ИЛ-18 на улице Юбилейной в Истре началось оборудование учебно-тренировочной базы для подростков, решивших связать своё будущее с небом. Инициатором столь амбициозного проекта был руководитель авиаклуба Владимир Филиппычев. В 1986 году он открыл в салоне учебный класс с партами и всем необходимым для постижения азов профессии. Отличие истринского «Илюши» от собратьев было в том, что перед списанием с него сняли только приборы навигации — остальная аппаратура работала. Не на пальцах же ребятам практиковаться!

Однако практика длилась недолго: в 1993-м клуб закрыли. Власти отказались оборудовать там видеосалон из-за несоответствия правилам пожарной безопасности. Чуть позже железная птица и впрямь сгорела, после чего её разобрали на части и вывезли в неизвестном направлении.

Ставрополь: по-прежнему с нами

Город Ставрополь — приятное исключение из вереницы случаев, когда крылатые памятники непременно разваливаются и полыхают синим пламенем. С тех пор, как борт номер 75767 прибыл из Еревана в 1981 году, его ни ржавчина не берёт, ни огонь, ни вандалы.

Конечно, выглядит ИЛ-18 потрёпано — что скажешь, возраст! Но главное — чудо советской инженерии по-прежнему радует детей: в его салоне оборудован аттракцион «Комната смеха».

Николаев: белые медведи и чёрный металл

А вот ещё один раритет — стоит в Николаеве. Сейчас за забором возле рынка «Колос» вы найдёте лишь ржавеющую рухлядь. А ведь это машина с удивительной историей! Первая модель ИЛ-18В-26А, каких выпустили всего три штуки — специально для полётов в Антарктиду и Заполярье. После четырёх лет службы в Управлении Полярной Авиации самолёт переделали под пассажирский и направили в гражданский флот. О его дальнейшей судьбе можно узнать из приказа №3 командира Томского авиаотряда.

В четыре часа ночи 02.01.73 г. на перроне аэропорта Томск спецмашиной МП-300 был повреждён Ил-18 № 75844 по причине несоблюдения правил безопасного подъезда. Авиатехник Лапин Е.В., руководивший подъездом МП-300 к самолёту для подогрева пассажирской кабины, нарушил требование приказа МГА № 372 по выдерживанию безопасного расстояния. Только отсутствием чувства ответственности и халатностью можно объяснить то, что МП-300 несколько метров двигалось назад по команде Лапина Е.В. вдоль борта на расстоянии 10-20 сантиметров и до момента столкновения не было принято никаких мер для остановки. На самолёте повреждена обшивка герметической части фюзеляжа между 9 и 10 шпангоутом.

Приказ №3 командира Томского авиаотряда

Через несколько лет залатанный борт 75844 слетал последний раз в Николаев, где стал детским кинотеатром «Карлсон», а затем превратился в кафе с таким же названием. Однако к 90-м годам легендарный лайнер мутировал в стихийную игровую площадку школьников, куда время от времени наведывались вандалы. Сегодня состояние редкого экспоната плачевное, причём в мэрии даже не знают, кому он принадлежит.

Симферополь: компьютерный клуб за штурвалом

ИЛ-18Б, стоявший возле кинотеатра «Космос» в Симферополе, тоже по-своему уникален. Его выпустили в 1959 году, а не в 60-е, как большинство аналогичных памятников. Можно сказать, старичок. После почётной «отставки» машины в её салоне работал детский кинозал. Потом туда завезли игровые автоматы: «Морской бой», «Снайпер», «Кран». Дети забирались по трапу в хвостовой отдел, где обменивали купюры на 15-копеечные монеты, а у кого не было мелочи — заходили просто так, посмотреть на кабину пилота, или импровизировали свой аттракцион из пропеллеров. В начале 90-х «Илюша» вступил в эру цифровых развлечений и видеосалонов. Но 1997 год стал для него роковым.

Российский бизнесмен приобрёл лайнер «с молотка» за 3000 гривен — около 9000 рублей по тогдашнему курсу. Ну, и перепродал аферисту из местных. Тот, пользуясь связями, запустил информационную кампанию: дескать, в самолёте давно притон наркоманов и алкоголиков, надо убрать. В итоге на рубеже веков красивую машину действительно разобрали — печальный, но, увы, популярный финал.

Евпатория: кафе-долгожитель

Помнят крымчане и евпаторийское кафе «Полёт» на улице Некрасова, в сквере имени маршала Соколова. Поскольку на вечную стоянку лайнер прибыл из Средней Азии, люди поговаривали, что раньше на нём возили раненых и убитых солдат, воевавших в Афганистане. Кое-кто даже улавливал в салоне специфический запах — хотя, возможно, сотрудникам общепита стоило лучше следить за хранением продуктов.

«Полёт» продлился с 1982 по 1995 год, когда власти Евпатории констатировали аварийное состояние ИЛ-18В. А под конец — не забываем про стоимость цветных металлов — порезали его на части. Остались лишь воспоминания о вкусе мороженого и свиданиях влюблённых в тени крыльев.

Луцк: украшение автостоянки

Редкий артефакт красуется во дворе обычного жилого дома в Луцке, на проспекте Молодёжи. Только представьте: выходите утром на балкон с чашкой кофе, а внизу — такая картина.

Борт номер 75659 успел потрудиться на ниве перевозки пассажиров и в качестве учебного аппарата Ульяновского института гражданской авиации, но в 1980 году его списали и транспортировали в Волынскую область УССР. Поначалу в салоне работал детский кинотеатр, а в 90-е там открыли бар. Сегодня памятник закрыт и огорожен, площадку вокруг него используют как стоянку автомобилей.

Глядя на эти кадры, трудно отделаться от мысли, что раньше трава была зеленее. Перестаньте — не факт, что в 2018 году прижились бы самолёты-трансформеры. Пускай это красиво, но нерационально и, наконец, пожароопасно. Для нас «Илюши» — часть счастливого детства. А то, как с ними обошлись — трагичное воспоминание юности. За это обидно, но обвинять некого — просто «рыночек порешал».

Читайте так же:  Чем чистят гранитные памятники
Памятник на месте гибели экипажа самолёта Л-29
Город