Секретная пещера в тере

ID: 4101
Новая порода
[Ур. 44] Свирепая долина
Предыдущие задания в цепочке:
Под маскойСледующее задание в цепочке:
Припасы для храма

Показать/спрятать полный текст
Орканы из Свирепой долины разделились — одни хотят продолжать сражаться с Федерацией, а другие ищут мира. Карба, вождь племени орканов, выступающих за перемирие, обратился к тебе с просьбой устранить вождя орканов, которые хотели войны. Даже угодив в ловушку орканских наемников, тебе удалось успешно выполнить его задание. Но Федерация приняла решение не тратить ресурсы на помощь всем поддержавшим ее племенам, поэтому миролюбивые орканы оказались брошены на произвол судьбы.

Враждебные орканы в Свирепой долине объединили свои силы и напали на армию Федерацию около Вал-Палрады. Примипил Лаума посвятит тебя в детали задания.

—Командир Аллемантеи Фрая

Лаума
Этот неожиданный союз орканов поставил нас на колени. Одно хорошо — в нем участвуют не все орканы, некоторые даже пришли к нам просить убежища, представляешь?

У Груната должна быть самая свежая информация по орканам. Хорошо бы тебе с ним поговорить. Нам нужно больше информации, чтобы разработать какой-то план.

Грунат
Если хочешь побольше узнать об орканах, поговори с молодыми орканами, которым мы предоставили убежище. Они тебе расскажут куда больше, чем я.

Ты не поверишь, но молодые орканы отличаются вполне неплохим интеллектом.

Тут все более, чем удивлены. Ну да ладно, отправляйся на Заставу «Экспериор» и поговори с Кечаку. Может, узнаешь что-нибудь.

Кечаку
Наше племя давно уяснило, что с Федерацией лучше не ссориться, но эти идиоты из Черного Когтя.

Да это все Гула-казначей, это он громче всех кричал о войне. Если разобраться с ним, Черный Коготь свой пыл подрастеряет. Когда закончишь, доложи Падуку.

Кечаку
Отличная работа. Там у них началась полная неразбериха. Ха-ха-ха!

Но, пока жив их вожак, они непременно соберутся снова.

Он должен умереть. Вот и все — проще некуда.

Хотя, может, не так уж и просто. Возьми эту флейту призыва и отправляйся в логово тентакулларов. Если пойдешь по дороге на юг, оно будет от тебя по правую руку.

В логове ты найдешь Паксомнию .

Используй флейту призыва, чтобы поговорить с нашим орканским осведомителем.

Он поможет тебе устранить вожака.

Голову вожака принесешь нашему вождю, Карбе Почтенному.

Граатуш
Хочешь знать про вожака? Граатуш рассказать тебе про вожака. Ты идти на юг Свирепой долины и найти Яростного бойца Бадоаска. Убей его, а голова его принести Карбе Почтенному.

Карба Почтенный
Это еще что? Что вы натворили? Бадоаск сроду не был вожаком зачинщиков войны! Как могла произойти такая страшная ошибка? Что произошло?

Да Граатуш — это правая рука вожака зачинщиков войны! Он обманул тебя, и теперь наш верный друг Бадоаск убит.

Убей его хозяина! Убей Вадраска, вожака зачинщиков войны!

И принеси мне его голову!

Карба Почтенный
Пока не увижу голову Вадраска — ни слова не скажу.

Карба Почтенный
Да, это она — голова ненавистного Вадраска. Теперь Граатушу и остальным орканам духу не хватит нападать на Федерацию.

Правда, большинство не станут нас слушать и будут продолжать бить в барабаны войны. Они думают, что мы струсили.

Сейчас Федерация может нанести удар и победить, но я все же надеюсь на мир.

Прошу, передай это письмо префекту Лауме во Фронтере. Я написал о том, что мы хотим мира. Может, Федерация сумеет разглядеть правду.

Карба Почтенный
Вадраск! Проклятое имя. Его голова у тебя?

Лаума
Достопочтенный Карба хочет мира.

Что ж, может, это и так, но его племя — всего лишь горстка орканов. Мы не можем тратить наши ресурсы на помощь им, пока не получим гарантий, что они смогут повлиять на все племена.

Лаума
Карба красноречив, но одних его слов недостаточно, чтобы убедить командование Валькиона. Я отошлю им письмо в надежде, что они смогут увидеть выгоду от привлечения этих орканов на нашу сторону.

Но не слишком на это надейся,

. Иногда мне кажется, что наше верховное командование страшится мира. Отправляйтесь к Лаума во Фронтеру.
Встретьтесь с Грунатом у Станции в Свирепой долине.
Встреться с Кечаку на Заставе «Экспериор» в Свирепой долине.
Заберись на скалу возле Арены Крови и сразись с Гулом-казначеем.
Кто:
Гула-казначей
Сообщите Падуку на Месте посланника в Свирепой долине о том, что Гула-казначей убит.
Отыщите секретный вход в пещеру у Арены Крови. Доберитесь до места встречи и используйте Флейту призыва.
Добудьте информацию у Граатуша.
Убейте Бадоаска на Арене Крови. Отрубите его голову.

— Голова Бадоаска
Кто:
Бадоаск
Отдайте Карба на Месте посланника голову Бадоаска.

Убейте Вадраска и принесите его голову.

— Голова Вадраска
Кто:
Вадраск
Отдайте Карба на Месте посланника голову Вадраска.

Отнесите письмо Карба Лаума во Фронтеру.

Секретная пещера в тере

Конец мая. Поехали мы в эту пещеру в Грузии. Я, муж, дочь 3 года и сын 1,4 года. Все туристы в том районе ездят по Мартвиле и Окаце (что не умаляет их значимость), но там очень много людей. Все очень туристическое. И вот вам маршрут: Кутаиси — 15 (примерно) км. Вы на месте, где нет вообще никого. Упираетесь в преграждение. Дальше пешком по очень хорошей тропинке. Потом сразу лес вниз начинается. Подготовьте хорошую обувь, фотоаппарат и бутылочку грузинского белого разливного (на любителя. В таких случаях пьют чачу))). Спускаться не долго, но трудновато (напомню: у нас было два ребенка). Ощущения грандиозные внизу. Сначала все это пытаешься визуализировать. Не знаю, что там происходило несколько миллионов лет назад, но покорёжило там хорошенько. Река течет в складках гор, потом огромная пещера, которая поглощает эту реку. Высота пещеры 70-80 м. И туда есть проход. В общем: это круто и вах как классно)))
p.s. ездим по Грузии по разным местам (не совсем туристическим). Будут вопросы — пишите

Отшельники и обсуждение пещер 🙂

Пересматривала недавно ДК, и улыбнул диалог Доктора и Мастера, про отшельников и пещеры))

Схрон. Книга 2. Главы 26-27

Это было огромное подземное озеро. Больше того, что мы видели с Валерой. Я подошел к ровной, как зеркало, поверхности воды и встал рядом с Вованом. Удивился бы гораздо меньше, если бы увидел пусковые установки ФАУ-2, сбитую тарелку инопланетян или гробницу древних гипербореев. Но меньше всего в пещере, в недрах карельской тайги, я ожидал своими глазами лицезреть немецкую субмарину! Мертвым обелиском возвышалась над водной гладью обзорная рубка, вся в потеках мазута и соцветиях ржавчины. Над нею немощно повис полуистлевший фашистский флаг.

– Ебать мой хуй, сколько металлолома! Тож видишь?
– Да…
– Как, блять, ее сюда затащило?
Я присел на колено и зачерпнул пригоршню воды. Соленая!
– Походу, эта пещера соединена с морем!
– Да уж, наверно, епть, не с Ладожским озером, – хмыкнул Вован. – Хуле, они тогда не уплыли отседова нах?
– Откуда я знаю? Может, сломалось что-то, или топливо закончилось, – ответил я, вытирая об штаны ладонь.

Посмотрев по сторонам, обнаружил полуразрушенные остатки деревянного пирса. Так вот как фашисты доставили сюда оборудование… с помощью подводных лодок Кригсмарине, возможно, еще до войны. Что же так манило сюда фрицев? Хотя, естественное укрытие так и напрашивается для создания секретной базы. Я аж вспотел, когда представил, сколько же ништяков попало к нам в руки. Теперь заживем, как подземные короли! Уйдет много-много недель, чтобы изучить и облазить все закутки. Но это все потом.

– Вован, ты хочешь есть?
– Канеш, епта! Хуле спрашиваш? – Он бросил окурок в озеро.
– Держи. – Я вытащил из рюкзака и метнул ему банку тушняка.
Достал и себе. Самое время подкрепиться.
– Заебись, нах! – Вован вскрыл кинжалом жестяную банку. – В Ханкале такую жрали.
– С Госрезерва брал. – Я тоже распечатал свою тушенку и взял раскладную ложку.
– Погодь, нах! Хуле, холодное точить?
– А где ты разогреешь? Горелку я не взял и дров тоже не видать.
– Айда, на танк поставим – махом согреецца, я те отвечаю! Дохуя раз так делал.
– Ну, пошли, – кивнул я.
А десантура неплохо соображает в теме выживания. Мне есть чему поучиться. Бугай подхватил одной рукой бабулю и закинул на плечо.
– Вован, куда ты ее потащил? Пусть себе лежит.
– А че, епта? – Он посмотрел на меня с недоумением.
– Ты же не хочешь засунуть каргу обратно в танк? Не, я конечно не против, но зачем тогда тушили ее?
– Да не, – улыбнулся ВДВшник, – эт чисто, чтоб не съеблась. Бегать за ней потом по этим катакомбам? Ну его нах.
– Ладно, понял, – махнул я.
– И ваще, у меня ж ранение. – Вован опустил бабку на землю рядом с догорающим танком и поставил банку на раскаленную броню. – Давай, доставай хуле!
– Что?
– Лекарство, нах! Ща под горячее, подлечимся, епта.
– Так допили же спирт.
Я отвернулся и стал смотреть на огонь, чувствуя пристальный взгляд Вована. Да, блин! Разве от него что-то утаишь? Опустил руку в правый подсумок и со вздохом вытащил фляжку с коньяком.
– Вот это по-братски! – захохотал десантура. – Снимай банку, согрелась, епта!

Мы принялись уплетать тушенку, запивая моим коньяком. Или пить конину, закусывая тушняком. Это уже не важно. Даже то, что рядом в танке прогоревшие останки нацистского злодея, не портили аппетит. На войне, как на войне. Это было не легко, но мы победили

– Кстати, Вован, а как ты умудрился поджечь «пэзэ-три»? – спросил я, облизывая ложку.
– Ну, это самое…
– Чего?
Он смущенно отвел взгляд и нехотя ответил:
– Да, хуле, была одна гранатка у меня…
– А говорил, нету…
– Ты тож грил «нету»! – Вован побулькал и приложился к фляге. – А гранату всегда надыть при себе держать. Десантура в плен не сдается!
– Ладно, ладно… – Я забрал порядком оскудевший сосуд.
– Ну, кароч, я значит, коробочку-то, бля, обхожу. Глянь, а мотор, ссука, у него кожухом не закрыт, прикинь нах? И подумал тогда – РГДшку будет ну прям в самый раз туда засадить! Достал, как от сердца оторвал и хуяк туда нах! Кажись, топливный шланг задело, ну а там и бак пизданул. Красота, нах!

В который раз поразился навыкам Вована. Один, или даже с Валерой, я бы погиб в этих страшных подземельях. Хотя, в прошлый раз, под жабой, почти нормально все прошло. Но на трезвую голову победа гораздо приятней и весомее что ли. Я пообещал себе больше никогда не лизать Зюзю и не есть мухоморы.

– Ну чо, еще попиздим, или до дому двинем? – ВДВшник сыто рыгнул и бросил пустую банку в огонь.
– Погнали, конечно.

Закинув, как мешок картошки, коматозную старуху на плечо, десантник зашагал в сторону выхода. Я взглянул последний раз на обгоревший чадящий танк. Вот тебе и уничтожение мира, больной ублюдок. Сплюнув, побежал догонять Вована. Еще предстоит миновать полную разбежавшихся мутантов лабораторию. Черт! А ведь они теперь могут разбрестись по всей пещере. Ходить будет чертовски опасно. Обогнав десантника, пошел впереди.

Надо будет снять растяжки с люка и поставить в узком лазе, ведущем сквозь нагромождения породы. Хорошая идея. Вот только добраться бы до гранат.

Сделав пару коротких перекуров, мы без проблем дошагали до апартаментов. По дороге я хотел подобрать разбросанные чертежи, но потом плюнул на это дело. Зато Вован прихватил несколько листов бумаге, пояснив: «Газеты, епт, закончились».

Осторожно вышел на галерею. Внизу выли и мычали голодные уроды. Боковым зрением вдруг увидел движение. Сработали рефлексы. Молниеносный разворот корпуса. Бах! Бах! Бах! Стрелял от бедра. Картечь встретила тварь, вырывая куски плоти из мерзопакостного организма. Блять! С обоих сторон несутся две стаи мутантов. Вован зарычал, положил тещу, как ковер на перила. Сухо затрещал АК. Я отрабатывал цели со своего направления. Порядок.

– Мои все.
– Хуйня делов! – сплюнул сквозь зубы Вован.
– Бабка! – закричал я, увидев, что старую клячу вот-вот перевесит, и она улетит вниз, на радость клацающих зубами уродцев.
– Стоять, мамаша! – десантура поймал тещу за шиворот и поместил на плечо.

И снова гонка, снова бег по зловещим темным коридорам, снова выстрелы и разлетающиеся черепушки. Еще несколько фрагов. Отлично, меньше потом работы по зачистке. Но, как и переживал, твари добрались до завала. Одну пристрелил, остальные скрылись в тесном проходе. Перезарядив Сайгу, первым втиснулся расщелину. Следом рычал и матерился Вован. Теща, даже без сознания, умудрялась испортить жизнь, цепляясь то ногами, то головой за скальные выступы.

На выходе меня встретил мясистый горбун. Одна рука у него была коротенькая, как у младенца, зато другая, как у гориллы – накачанная и достает до пола. За ним копошились еще пять-шесть особей.

ЫЫЫЫААААРРГГХ. – заорало существо, замахиваясь огромной лапищей.

Получи, паскуда! Сайга несколько раз плюнула огнем. Убил еще парочку. Остальные, завывая и хрипя, скрылись в темноте. Проклятье! Разбежались-таки! Не сказать, что я был этому особенно рад.

– Ну че, ептать? – из прохода показался Вован.
– Они разбегаются! – воскликнул я. – Слушай, тебе надо остаться здесь, караулить этот лаз!
– Да без базара! А ты куда?
– Сгоняю до Схрона, принесу гранаты. С очкариком придем, пусть забирает свою дорогую тещу.
– Только ты это… Ствол мне дай, а то на карамультук патронов нема, епта!
– Да, конечно, – я отдал Сайгу, разгрузку и рюкзак. – Я быстро! Ты главное этот час как-нибудь продержись!
– Да не ссы, братка, усе будет пучком! – Десантура, прикурив сигарету, повертел в руках мой карабин и проверил, как ходит затвор.
– Ну все, давай!
– Покедова! Э, Санек, попить захвати!

Помчался по извилистым коридорам, готовый в любую секунду открыть огонь из револьвера. Добежав до речки, увидел их. Твари, согнувшись, лакали воду. Ну что ж… Мощно задергалась пушка в руках. Несколько мутантов плюхнулись в реку. Из трех оставшихся, две ломанулись в одну сторону, и лишь одна в другую! Гадина бежит к моему Схрону! Зато они научились бояться! Я бежал, на ходу перезаряжая барабан.

Увидел уродца возле лестницы. Подняв револьвер, я прицелился… нет! Тварь шмыганула наверх. Еще что, привлек запах человека? Хах! Ну сейчас подорвется на растяжках. Я с улыбкой подошел к колодцу и посмотрел снизу вверх. Ползет мутантище, только лапы мелькают. Послал ему пулю вслед для ускорения. Полный негодования рев сотряс стены.

– Нравится, скотина?! – крикнул я.
В этот момент послышались удары по железной крышке люка. Сквозь вопли твари я различил знакомые голоса.
– Санек? Ты что ли? Что случилось? – заорал Валера. – Щас откроем! Егорыч, давай колун!
– Сашааа! – донесся крик любимой.

Что они творят? Совсем рехнулись? Там же растяжки!
– Стойте! Нет! – во всю глотку завопил я. – Отойдите от люка!
А тварь лезла все выше.
– Санек, держись!
– Идиоты! Стойте!
Раскатистые удары по железу отдавались в мозгах. Внезапно рвануло. Вспыхнул свет из распахнутого далеко наверху люка. Я смотрел на него сквозь дым и падающие ошметки мутанта. В горле предательски защемило.

Глава. 27

Знакомо ли тебе чувство неотвратимой безысходности? Когда секунду назад все было хорошо, а сейчас чувствуешь, как стынет сердце, замирает дыхание, леденеют руки, кровь стучит в висках, и ты не можешь говорить. Но больше всего давит жуткая звенящая тишина. Лезть наверх совершенно не хочется, я понимаю, что там увижу. Подняв руку с револьвером, задумчиво посмотрел в его холодное дуло. Как теперь жить с этим грузом вины? Ведь это я поставил растяжки. Какой же я идиот! Почему не написал записку, чтоб не трогали люк? Что мне стоило это сделать?

– Саааня! – раздался вдруг полный тревоги вопль айтишника.
– Что с ним? Валера, ты его видишь? Саааша. – закричала Лена.
Вот засранцы! Я облегченно улыбнулся и убрал револьвер.
– Да живой, я живой! – проорал им.
Это ж надо так меня напугать! Покачав головой, принялся карабкаться по лесенке.

Едва только вылез, Лена бросилась ко мне на шею со слезами. Я погладил по спине и пониже, затем хмуро посмотрел на товарищей. Любопытный Егорыч осматривал вывернутый взрывом люк, хотя его даже не сорвало с петель. Он просто сыграл роль щита. Валера держал разбитый нос. Оказывается, от взрыва крышка отскочили, вместе с колуном, которым очкастый долбоеб пытался сбить замок. Тяжелый обух прилетел прямо в нос. Ну, зато очки целы.

– А чево там с Ульрихом? – поинтересовался дед. – Вы ево тово? Аль сбег опять проклятый?
Я задумался, потом сказал:
– Да, вроде, того…
– Энто славно! Мож тады отметим, раз такое дело?
– Некогда. Есть небольшая проблема. – Я отодрал от себя Лену и усадил на коробку с тушняком. – Валера. Бери Вепрь, идешь со мной. Тещу нашли. Егорыч. Остаешься здесь и охраняешь женщин и детей.
– Добре, – старче поправил усы, усаживаясь напротив колодца.
– Ты снова туда?! Нет! – вскочила Лена.
– Все будет ништяк, – успокоил ее. – Лучше приготовь пожрать. Скоро вернусь!
Взяв моток лески и распихав по карманам оставшиеся гранаты, я кивнул Валере, и мы полезли в темноту.

Старался двигаться быстро, но чертов очкарик постоянно тормозил.
– Блин, чувак, ты можешь побыстрее перебирать кеглями? – не выдержал я.
– Чего ты орешь?! – заорал Валера. – Ты что не видишь, у меня, блять, нету фонаря!
– А, точно… ну так бы сразу и сказал. Но все равно, надо спешить. Вовану может понадобиться помощь.
– А что с мамой? Ну, с Антониной Петровной?
– Да жива, жива бабуля… рад, небось?
– Ты знаешь, двоякое чувство, – помявшись, признался камрад. – С одной стороны я, конечно, очень люблю и безмерно уважаю Антонину Петровну, а с другой…
– А с другой, она – дьявол во плоти, верно? – перебил я.
– Ну… я бы сказал помягче, конечно…
– Да ладно, не стесняйся, твоей жены тут нет. В принципе, как вариант, могу предложить отдать старуху мутантам. От нее даже костей не останется. И никакого гемора! Как тебе идея?
– Ты что! А кто будет помогать с детьми?
– Ну, смотри сам, что для тебя важнее. Собственные нервы или закидоны полоумной карги? Решать только тебе!
– Я доставлю маму к Люсечке, – твердо сказал очкарик.
– На твоем месте, я бы не пускал в бункер фашистскую пособницу…
– Ульрих зомбировал ее с помощью каких-то веществ или устройств! Антонина Петровна не стала бы помогать по своей воле!
– Разве такое возможно? Ну-ка, колись, давай, ФСБ!
– Ну… я не могу рассказывать о всех секретных разработках…
– Да ты просто не знаешь нихрена! – заржал я.
– Что?! У меня был допуск высшего уровня! Я сканировал спецдокументы! Есть десятки способов подчинять людей с помощью определенных технологий! И половина из них успешно применялась в массовом порядке!
– Конечно-конечно, рассказывай!
– Это правда! – у очкарика даже голос вздрогнул от волнения.

Хотел еще как-то подъебнуть камрада, потому что бесит его подкаблучность, но в этот момент слух поймал глухое уханье. А голос верной Сайги я узнаю где угодно, и хоть в каком состоянии. Плюнув, на выкрики Валеры, ломанулся со скоростью проворного спринтера.

И добежал как раз вовремя. Вован отбивался сразу от нескольких уродов. Эпично развевались плащи из шкур, мелькал фонарь в боевом танце, разлетались в разные стороны мутанты. Хреново было то, что десантура проделывал это, используя в качестве дубины мою Сайгу! Что за варварство! Что творит этот неандерталец!

– Пригнись, Вовчик! – крикнул я, приседая на колено с револьвером наизготовку.

Надо отдать должное, он расслышал и мигом среагировал, бросая в перекат могучее тело. Нет! Мое лицо страдальчески скривилось, когда карабин лязгнул о камни. Блять, Вова! Я принялся стрелять, разрывая тушки тварей убойными пулями. Ништяк… сдув дым со ствола оружия, направился к Вовану. Во мне все бурлило от негодования. Из завала вынырнула еще одна морда с далеко посаженными, как у лягушки, глазами. Не останавливаясь, снес башку человеку-амфибии.

– О, заебись, братка! Не вовремя подоспел! – заорал десантник. – Я их почти заебошил, ёпта!
– Блин, Вован, я нахрена тебе оставил две сотни патронов, а? Чтобы ты сделал из нее палицу?
– Да ладно, ёпт… пиздос, кароч, некогда перезаряжать было! Полезли сучары из этой дырени, как глисты из сраки, ебана! Хуле, магазин десятка всего, ннах!
– Дай сюда!

Я забрал родную Сайгу и чуть не расплакался. Если б стоял выбор она или Лена, я бы, на самом деле, задумался. Причем сильно задумался. Коллиматор вхлам разбит! Всюду царапины. Ох, блять, не дай бог, еще ствол повело!

– Да ладно, Санек, не серчай, еба… – десантник опустил голову. – Хош, кароч, те калаш подгоню или «эмку?» В идеальном состоянии, бля буду, даж муха не еблась!
Я грустно вздохнул. Как объяснить этому… этому. этому, блять, Вовану, что у меня основной боеприпас двенадцатого, мать его, калибра?! Ладно, ствол, кажись, в норме, а остальное подрихтуем.

– С тебя причитается теперь, – сухо ответил я.
– Да говно-вопрос, братка! Хуль ты обламываешься, ситуация так сложилась. Че с тещей-то делаем, где твой корефан, нах?
– Отстал немного, сейчас должен прийти…
– А, вон же он сука!
Я обернулся. Валера, слепо щурясь и спотыкаясь о сталактиты, ковылял из темноты. Дорогу он подсвечивал зажигалкой.
– Что с мамой? – тут же спросил он.
– Заебок маман! Жива и здорова, нах! Получите, епт, и распишитесь!
– Блэт, что с ней?! Что с волосами?
– Обгорела слегонца, – пожал широкими плечами Вован.
– Слегонца? Это ты называешь «слегонца»? Что я скажу Люсе, когда она такое увидит?!
– А чо, еба, платок ж можна завязать и не видать будет!
– Не кричи, друган, – сказал я. – Забираешь тещу или как?
– Забираю!
– Тогда идите к выходу, а твоих я с Егорычем отправлю.
– Хорошо!
– А ты чо, Санек? – спросил Вован.
– Поставлю пару растяжек и до дому.
– Дай и мне одну? А то вдруг враги, а я без гранаты нах!
Я, скрепя сердце, протянул одну Ф-1.
– От души, братух! – Он просиял, пряча подарок в шкурах.
– По пути аккуратней, несколько тварей пристрелил, но еще две где-то бегают.
– Пусть попадутся – выебунах! – усмехнулся ВДВшник.
У меня были большие сомнения, что он выражается фигурально.

Дохляк попытался поднять старуху, но десантура со словами: «Дай сюда!» привычным движением закинул на плечо. Что ж, еще одной проблемой меньше. Как же меня задолбала эта история с фашистами и полоумной бабкой! Я проводил их недолгим взглядом и вытащил остальные гранаты. Последние три штуки. Так, парочку поставим в проходе, а один у себя, в колодце. Люк ведь сейчас не запирается.

Одну растянул на том конце лаза, другую на этом. Чтоб не сдетонировала вторая, если попрет вдруг какая нечисть. Быстро закончив, я поспешил домой. В голове только одна мысль – залечь и уснуть.

Высунувшись из люка, услышал скрипучий голос:
– Ну шо, Санек, победили супостатов?
– Победили, дед, победили, – я снял рюкзак и сайгу. – Завершили начатое…
– Шо ж, – он важно пригладил бороду, – энто надобно отпраздновать!
– Не, Егорыч, в другой раз. Нужно срочно передислоцировать родственников Валеры в штаб десантуры!
– Есть! – Старик щелкнул валенками.

Поднявшись наверх, я конечно, охренел от творящегося бардака. Дети перевернули все вверх дном, нарушили мой идеальный порядок. Сейчас они как раз строили домики из книжек, а Лена с женой Валеры смотрели сериал. Обрадовав новостью о возвращении тещи в лоно семьи, я спроводил всех и, не раздеваясь, рухнул в постель. Девушка что-то спрашивала, что-то насчет ужина, но я уже проваливался. Все спать! Больше никаких интриг. И хрен кто меня разбудит в ближайшие сутки.

Читайте так же:  Корея пещера