Милушев время река

Российский двойник Джуда Лоу считает голливудского актёра секс-символом

Репортёр Metro поговорил с экс-участником шоу «Голос»

Участник первого сезона вокального шоу «Голос», профессиональный певец и житель Москвы Виталий Милушев признался, что последние десять лет ему постоянно говорят, будто он очень похож на голливудского актёра Джуда Лоу. Если взглянуть на его фотографии, то действительно можно увидеть сходство.

– Всё началось, когда мне было ещё двадцать лет – многие говорили, что я действительно похож на этого актёра, – рассказывает двойник Лоу. – Однако я всегда считал, что все люди разные, и я сам ни на кого не похож. Но когда тебе всё время говорят о сходстве, ты начинаешь задумываться!

Схожие черты заметили и в семье Виталия.

– Я ему постоянно говорила, что он безумно похож на актёра Джуда Лоу, – рассказывает Metro двоюродная сестра Виталия Екатерина Супрунович. – Так же думает и моя мама, его тётя. Мы так и называем его – Лоу. А похож он на актёра улыбкой и глазами. Считаю, Лоу очень крутой актёр. На него приятно смотреть. А вот характеры у них, думаю, разные. Лоу добрый такой англичанин, а Виталик на месте не сидит (смеётся).

Виталий вспоминает курьёзный случай, связанный со сходством с Лоу. Однажды он случайно наткнулся в Интернете на «свою» фотографию и сильно удивился – у него во рту была сигарета, хотя он не курит.

– Конечно, это был не я, а Джуд Лоу! – улыбается Виталий. – Я отослал фото нескольким друзьям, которые тоже решили, что это я!

Забавно, что москвич никогда не был ярым поклонником творчества одного из самых популярных голливудских актёров.

– Но несомненно, мне нравятся фильмы с его участием – у него яркие, мужественные роли, – утверждает он. – Не знаю, какой он в жизни, но на экране хорош!

В свободное время Виталий изучает биографию Джуда Лоу.

– Радует, что у него четыре ребёнка – значит, он любит детей! – говорит он. – Знаю, что он тот ещё ловелас, и за свою жизнь разбил много дамских сердец, но что тут поделать, если женщины от тебя без ума, на то Джуд и секс-символ! Молодец, чувак, живёт один раз в жизни, и берёт от неё всё! Сам я, кстати, жениться пока не собираюсь (смеётся).

Больше всего Виталию нравится фильм «Воображариум доктора Парнаса» с Джудом Лоу:

– Шикарная, волшебная картина для всей семьи! – считает он. – Вообще, я обожаю фильмы о волшебстве, очень уж его не хватает в нашей жизни.

Москвич уверен, что Джуд Лоу не должен сильно расстраиваться из-за непокорённой вершины – у него до сих пор нет «Оскара».

– А что «Оскар»? Это всего лишь железяка! – смеётся Виталий. – Самая главная награда – это признание и любовь зрителя!

По мнению двойника голливудского актёра, у Джуда Лоу нет своей «фишки» – она ему просто не нужна:

– Он настолько разносторонний, настолько может вжиться в любую роль, настолько яркий и харизматичный, что у него нет фишки, штампа, вроде того, что он может всю жизнь играть только бандитов или только слюнтяев.

Сам Виталий – профессиональный певец, много снимается на телевидении. Он – финалист национального отбора Евровидения, обладает званием «Золотой голос» Аллы Пугачёвой, выигрывал немало других музыкальных конкурсов. В будущем видит себя и в кинематографе:

– Хотел бы сыграть и в фильме, например, какого-нибудь графа в исторической картине – я безумно люблю историю разных государств, их тайны и заговоры.

«Пенза — Победе!»: как пензенцы спасали жизнь раненым бойцам

Около 12,5 тыс. человек стали донорами для красноармейцев после того, как в Пензе в 1941 году была открыта областная станция переливания крови. Александра Васильевна Беркович — в настоящее время единственный в области донор, сдававший кровь в годы войны. Во всяком случае документальные свидетельства пока есть только у нее. В канун 1943 года 19-летняя выпускница медучилища Шура Балашова получила повестку из военкомата и оказалась в вагоне госпиталя, следовавшего на фронт. «Главврач сказал: «Эх, вы, дурочки. Вы куда едете-то на смерть. Что же вы мне не сказали? Я бы вас оставил. У меня работать некому». Ну, а мы обрадовались — молодые, комсомолки. Был декабрь 1942 года, и поехали», — вспоминает почетный донор России Александра Беркович. Из-за непрекращающихся боев, раненых становилось все больше. Потребовалась кровь — срочно и много. Первыми донорами становились сами медсестры. Сдавали сразу после дежурства, каждые три недели — за такое время компоненты крови полностью восстанавливались. «Брали и никогда не говорили, сколько берут и куда ее девают. Я подсчитала, наверное, литров 30 я сдала, а одна сказала, что она 40 литров сдала. Ей три значка дали, а мне два», — отметила Александра Беркович. Когда в тыловой Пензе стали открываться эвакогоспитали, им тоже потребовалась донорская кровь. Областную станцию переливания в 1941 году возглавил Умяр Милушев. Сначала заготавливали по 20 литров в день. Чуть позже ежедневно спецсамолетом из Пензы на фронт отправляли уже по 50 литров донорской крови. Отметим, что с начала Великой Отечественной войны станция переливания крови занимала только два деревянных одноэтажных здания. Они находились на территории областной больницы. Эти здания попросту назывались бараками, но именно в них открыли операционную, лабораторию, автоклавную и даже столовую для доноров. В военное время Пензенская станция переливания крови первой в стране освоила ее боксовую заготовку. Кроме этого, сыворотку для определения всех групп, а также начала поставлять консервированную кровь. Срок ее хранения увеличился с двух дней до недели. Всего за годы войны станция переливания поставила почти 16 тонн крови, которая спасла жизнь тысячам бойцов и вернула их в строй. Они, уже с фронта, писали трогательные письма в Пензу. «Одно письмо очень осталось в памяти, когда раненый боец писал, там такое образное сравнение было — «как живая вода в него входила». Он буквально чувствовал, как ему становилось легче. Вот таков был эффект переливания донорской крови», — подчеркнула менеджер по связям с общественностью Пензенской областной станции переливания крови Марина Нелюдова. В начале 1943 года работники станции переливания крови развернули сбор средств на строительство авиазвена «Пензенский медработник». 50 тыс. рублей собрали на постройку эскадрилий самолетов и танка, который назвали «Пензенский донор». «Этот танк дошел до Берлина. Мы даже пытались проследить его историю. Думаю, что позже путь нашего танка будет уже известен, а пока мы знаем только номер части — это то, что мы в архиве смогли найти», — сказала главный врач Пензенской областной станции переливания крови Татьяна Крылова. К маю 1945 года медсестра Балашова в составе фронтового госпиталя добралась до Венгрии. Долгая дорога была нелегкой и опасной. Так она впервые в своей юной жизни увидела реку красного цвета — от пролитой крови во время переправы. В короткие минуты отдыха медсестры-доноры становились артистками. Самодеятельными номерами они скрашивали период лечения бойцов в госпитале. Миниатюрная Шурочка, порой теряя сознание от сданной крови и постоянного голода, ставила акробатические трюки. На одном из таких выступлений она познакомилась с раненым бойцом Иваном Берковичем — своим будущим мужем. Подробности в репортаже корреспондентов телеканала «Россия 1. Пенза»

Если вы нашли ошибку, выделите ее и нажмите Shift + Enter или нажмите здесь.

Большое спасибо за вашу помощь. Мы исправим это в ближайшее время!

Сети корпорации «Чёрный мерин»

Пока глава СК России Александр Бастрыкин давал санкцию на заведение уголовного дела на бывшего судью Владимира Стасенкова, «ОМ» стали известны новые подробности, так или иначе связанные с другим громким уголовным делом, на котором, если верить следствию, и погорел работник Фемиды из Саратова. Речь, напомним, идёт о деле ранее судимого жителя Саратова Романа Сгибова , который в сентябре 2019 года был приговорён к восьми годам колонии за мошенничество с землями Саратовского муниципального района и бывшим объектом завода «Серп и молот» в центре Саратова. Новые подробности сообщил потерпевший от махинаций Сгибова Василий Максимов (на фото) – сын бывшего директора завода «Серп и молот» Алексея Максимова, у которого в своё время был конфликт с депутатом облдумы и олигархом Сергеем Курихиным . Позднее Алексей Максимов погиб в московском СИЗО. Туда его заключили, когда заподозрили в якобы организации одного из самых громких преступлений начала XXI века – убийстве облпрокурора Евгения Григорьева. Убийство, напомним, было совершено 13 февраля 2008 года, в день рождения г-на Курихина. Это совпадение почему-то заставило Курихина, привлечённого свидетелем по делу, трижды обманывать следователей, указывая в протоколе допроса, что родился депутат-застройщик не 13 февраля, а 13 октября 1972 года. После этого следователю Кривоносову в мае 2008 года пришлось делать запрос относительно подлинной даты рождения Курихина на имя спикера регионального парламента, которым тогда был нынешний губернатор Валерий Радаев. В нашей истории это далеко не единственное и уж точно не главное совпадение. Тень олигарха, который, по сообщениям СМИ, имел что-то вроде интереса не только к активам завода «Серп и молот», но и к упомянутому Саратовскому району, появилась и в деле Романа Сгибова. Последний ездил на встречи с потерпевшими на черном Мерседесе – том самом, по которому 9 июня 2011 года стрелял киллер, участвовавший в покушении на Курихина, решившего вскоре продать злополучное авто мошеннику-рецидивисту Сгибову.

Читайте так же:  Крупнейшие реки и озера европы

Сергей Курихин, Фярид Милушев и журналистка ИА «Взгляд-инфо» Елена Балаян.

В данном «родственном» ключе почему-то неудивительно, что г-н Милушев-младший тесно общается с представителем (теперь уже бывшим) прокуратуры Волжского района Саратова, сотрудники которой имели недобрую славу, когда пытались чуть ли не засекретить от СМИ негативные последствия курихинской стройки на Музейной площади в Саратове. Напомним, из-за строительства домов на улице Лермонтова, застройщиком которых выступает небезызвестное ЗАО «Сарград», пострадали жители соседнего дома – старинного особняка на ул. Московской, 7. В июле 2019 года подрядчики курихинской стройки демонтировали в соседнем дворе уличный туалет, являющийся для некоторых жителей единственным коммунальным удобством. После того как этот факт стал объектом гласности, «ОМ» неоднократно обращался в прокуратуру Волжского района Саратова, однако её сотрудники до сих пор не потрудились ответить на журналистский запрос: проводилась ли по данному вопиющему факту проверка и наказаны ли виновные в нарушении прав неограниченного круга лиц.

Беспечность или умысел?
Как нетрудно догадаться, основным профилем Милушева-младшего считаются правовые услуги, которые сын гендиректора «взглядовцев» небезуспешно предложил оказать Василию Максимову.
« У меня продолжались многочисленные суды, недвижимость-то у Сгибова я отвоевал, но согласно исполнительному производству за мной числилась огромная задолженность, львиную часть из которой составляли претензии предпринимателя Александра Карпова и долги перед теплогенерирующей компанией, на которые ежедневно начислялись пени. С этими вопросами мне и вызвался помочь Дмитрий Милушев, с которым меня познакомил помощник прокурора Волжского района Илья Задков. После нескольких встреч и обещаний друг другу о долгосрочном сотрудничестве в судебно-правовой сфере я выдал Милушеву судебную доверенность в надежде на его образованность и порядочность. Тем более платить адвокатам мне на данный момент нечем, а Милушев согласился работать со мной на таких «льготных» условиях »,– рассказывает Максимов.
« Льготность », о которой сказал Василий, заключалась в том, что вознаграждение юриста Милушева состоится после успешного разрешения споров в судах по объектам недвижимости на Степана Разина, 58 и либо последующей их продажи, либо восстановления разрушенного бизнеса. При этом, как отмечает Максимов, первоначально Милушев подошёл к делу с ответственностью и даже побывал на нескольких судебных заседаниях, касающихся принудительной реализации части его имущества.
« Я периодически выдавал Милушеву денежные средства, какие мог, естественно, небольшие суммы на бензин, канцелярские расходы и оплату государственных судебных пошлин. Однако были и странности. Так, передав ему 10 тыс. рублей на оплату независимой экспертизы оценки, я не знаю судьбу денежных средств, однако точно знаю, что независимая оценка так и не была назначена. Со временем энтузиазм Милушева поубавился, и он предложил мне подписать с ним договор на оказание юридических услуг на 1 млн рублей (копия имеется в распоряжении редакции.— Авт. ) . В итоге, как мне теперь кажется, Милушев просто посещал суды, а некоторые и вовсе игнорировал, что подтверждается судебными актами. При этом ответы на просьбы о срочной встрече затягивал на неделю, а то и две. В то же время он всячески старался, чтобы я лично ни на одном судебном заседании не присутствовал, отговаривая меня от их посещения. Таким образом, теперь он даже не помнит, подавал ли очередное заявление в суд от моего имени или нет! » – рассказывает Максимов.
О том, как Милушев представлял интересы своего доверителя, стало известно летом 2019 года, когда Максимов подал в Октябрьский районный суд заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам по иску Сгибова о взыскании 1 млн рублей в порядке регресса. Деньги ранее пытались взыскать с Максимова представители Сгибова, который их выплатил соседу Максимова по объекту на Степана Разина, 58, Юрию Рогову, по договору займа, обеспеченного ипотекой земельного участка и одного из строений. Права на эти активы, как отмечает Максимов, Сгибов фактически похитил, совершив подлог заявления о согласии на сделку с существующим обременением от имени Рогова на государственную регистрацию.

Фейк, банкротство и иск на полмилиона
« На заседании по моему заявлению в ноябре прошлого года судья Октябрьского райсуда Саратова Роман Рыбаков сообщил, что аналогичное заявление под председательством судьи Ершова уже рассматривалось, и оно было оставлено без удовлетворения. Но только вот я об этом ровным счётом ничего не знал, хотя в том заявлении якобы стояла моя подпись. Ознакомившись с этим заявлением в суде, я прямо заявил, что подпись не моя, потребовав занести это в протокол. Что же касается Милушева, сам он на тот момент со мной не общался и заседания не посещал. Его отсутствие задокументировано в протоколах по «фейковому» заявлению от якобы моего имени. Все уведомления вернулись в суд, поскольку я в тот момент проживал на даче. Когда я спросил у Милушева, откуда это заявление взялось, тот сначала сказал, что не помнит, но позднее, когда я продемонстрировал ему копию «фейкового» заявления с моей якобы подписью, Дмитрий Фяридович вспомнил, что и правда он его подавал! И добавил, что вроде бы закорючка-подпись от моего имени сделана им. Что это – беспечность или некий умысел – думайте сами. Считаю, что добросовестный юрист, подавая любые документы в суд от имени своего доверителя, должен ставить свою подпись, отмечая, что действует по доверенности, а не заниматься мутными фальсификациями »,– рассказывает Максимов.

Остатки СТО «Гранд» на ул. Степана Разина, 58.

МЕДВЕДЕВ ВЛАДИМИР ИОСИФОВИЧ

Опубликовано 11 мая, 2019 — 10:49 пользователем НМ РТ

Медведев Владимир Иосифович родился 18 августа 1937 года.

Я вспоминаю о детских годах, прожитых в дни Великой Отечественной войны.

О начале Великой Отечественной войны я узнал от своих родителей. Наша семья из 6 человек в дни войны жили на улице Гоголя, дом 25. В доме было печное отопление, в каждой квартире были сложены печи, которые топили дровами. Электрическое напряжение, подведенное в дом, было 121 вольт, 50 герц. В вечернее время электрические лампочки горели тускло. Часто в вечернее время электрическое напряжение отключали, тогда зажигали керосиновые лампы. Питание готовили на примусе. В дни войны каждый день слушали по радио краткое сообщение Совинформбюро о положении на фронтах. По радио же я слышал объявления о воздушной тревоге.

Напротив дома находился военный склад. Со склада на автомобилях вывозили армейское обмундирование на призывные пункты города. В конце ул. Гоголя находилась железнодорожная больница. В больницу приезжали санитарные автомобили.

Мой отец — Медведев Иосиф Ермолаевич, до войны служил на плавучем госпитале в звании майора медицинской службы. В начале войны его перевели служить в эвакоприемник заместителем начальника. Эвакоприемник находился в помещении железнодорожного вокзала и в помещении пристани речного порта.

При прибытии поездов с фронта с ранеными солдатами и офицерами Красной Армии на железнодорожный вокзал медицинский состав эвакоприемника из вагонов выводили раненых, а тяжело раненых несли на носилках в помещение эвакоприемника. Там оказывали медицинскую помощь, лечили и доставляли в госпитали.

При прибытии парохода с фронта на речной вокзал, пароход причаливал к пристани, раненых выводили, выносили в помещение пристани, где им оказывали медицинскую помощь, после чего доставляли в госпиталь. Раненые после выздоровления снова ехали воевать на фронт.

Читайте так же:  Лиман реки кубань

Мать – Медведева Елена Константиновна, во время войны преподавала немецкий язык в летной школе г. Казани. На летний период мама с детьми ( нас детей было 4 человека) выезжала на дачу (летний домик без участка земли) в деревню Бахча-Сарай Верхне-Услонского района ТАССР. Из Казани с речного вокзала вниз по Волге плавали три парохода местного сообщения. Это «Свободный», «Красное знамя» и «Ветлужанин». На пароходе доплывали до пристани «Нижний Услон», а дальше по берегу шли пешком 5 километров до деревни Бахча-Сарай, по пути пили волжскую воду.

В то время река Волга была шириной около 600 метров, скорость течения воды — около 4-х километров в час. Левый берег реки Волга был пологий, состоял из речного песка желтого цвета, на берегу рос ивовый кустарник. Правый берег был обрывистый, известковый. От основания склона берега до речной воды пролегала пологая прибрежная полоса шириной 20 метров, состоящая из волжских известковых камней разного размера. По этой полосе мы шли пешком от пристани до деревни.

В деревне было 15 дворов, каждая семья держала скотину — корову, овец, кур, но с каждой головы скотины сдавали государству продналог – мясо, сливочное масло, яйца. Жители работали в колхозе «Урак», получая за выполненную работу трудодни. В то время трудовая дисциплина была строгой. На даче мы купались и загорали, ходили на лесные поляны, собирали и ели лесную ягоду. Молоко и картофель покупали у деревенских жителей. Когда на дачу приезжал папа, к нему часто за медицинской помощью обращались деревенские жители, он им никогда не отказывал, а к тяжело больным шел сам.

В 1941 году старший брат Леня пошел учиться в среднюю школу № 19 им. Белинского. После занятий брат заходил в магазин № 50, получал по карточкам хлеб и приносил домой. Магазин находился на углу по ул. Гоголя и Горького.

Во время войны я видел пленных немцев, которые работали за загороженным забором из колючей проволоки на строительной площадке на площади Свободы. Вдоль забора ходила военизированная охрана. На этом месте построен Казанский театр оперы и балета им. Мусы Джалиля.

Сообщение об окончании войны, победе Красной Армии над фашистской Германией я услышал дома по радио. Сообщение передавалось неоднократно.

В день Победы на улицу вышло много народу. Горожане с улыбкой поздравляли друг друга, обнимались. Во двор нашего дома принесли патефон, установили его на табуретку, крутя ручку, заводили механизм патефона, меняли пластинки, слушали музыку, танцевали.

Вечером к нам в гости пришли знакомые и родные, за столом произносились тосты и пели много песен.

В июне месяце 1945 года на площади Свободы были выставлены на показ трофейные немецкие танки.

О себе. В 1945 году пошел учиться в Казанскую мужскую среднюю школу № 19 им. Белинского. Окончил Казанский электротехникум связи. Служил в армии, попал под сокращение вооруженных сил СССР. В июле 1960 года устроился на работу на Казанский завод математических машин. Работал в должностях прибориста, техника, старшего техника, инженера. На заводе ЭВМ в СКБ – старшим инженером, инженером — конструктором 2 категории. В НИИ вычислительных систем — инженер электроник 2 категории, начальник бюро пропусков. Присвоено звание «Почетный ветеран завода ЭВМ». В апреле 2001 года вышел на пенсию. Присвоено звание «Ветеран труда».

Кадровое решение директора вылилось в очередной скандал в ГТОиБ

До открытия очередного театрального сезона в Государственном театре оперы и балета им. Суоруна Омоллоона остаются считанные дни. А в коллективе возник новый источник напряжения. Кадровое решение, принятое директором ГТОиБ Сергеем СЮЛЬСКИМ, вызвало настолько больше отторжение в коллективе оркестра, что обговариваются акции неповиновения. Под вопросом открытие театрального сезона.

Оказывается, в ГТОиБ процветает эпистолярный жанр. Симфонический оркестр театра оказался разделенным на два непримиримых лагеря, и представители каждого из них ведут переписку с директором театра. «Служебный подлог», «мошенничество», «взяточничество», «посредственный музыкант», «доносы», «кляузы», «сутяжничество» — все это из деловой переписки артистов оркестра с директором театра. Подробности – в письмах, предоставленных редакции SakhaLife профкомом оркестра театра и бывшим инспектором оркестра СЕМЕНОВЫМ А.В.

В понедельник, 25 сентября директору театра Сергею СЮЛЬСКОМУ были переданы два письма на одну и ту же тему: коллективное письмо от музыкантов и от профкома оркестра. Чтоб читателю все стало ясно – начнем издалека. И будем опираться исключительно на документы.

Во второй половине марта ГТОиБ готовился к премьере, и требовались усиленные репетиции.

22 марта 2017 года от концертмейстера оркестра Олега УЛАРОВА на имя директора ГТОиБ поступила докладная.

27 марта и.о. директора театра СОФРОНОВ В.И. попросил артистку оркестра МИТЬКИНОВУ С.Т. предоставить объяснения в течение двух дней.

28 марта МИТЬКИНОВА предоставила объяснительную.

4 апреля 2017 года директор ГТОиБ С.А. СЮЛЬСКИЙ направил уведомление артисту оркестра, помощнику главного дирижера СЕМЕНОВУ А.В. с просьбой предоставить объяснение в течение двух рабочих дней по докладной концертмейстера УЛАРОВА и по фактам, изложенным в объяснительной артистки оркестра МИТЬКИНОВОЙ.

В свою очередь, инспектор СЕМЕНОВ направил служебную записку директору ГТОиБ. Текст письма в электронном виде автор письма лично предоставил SakhaLife.

Директору ГТОБ С.А. Сюльскому От инспектора оркестра А.В. Семенова

Служебная записка

По поводу объяснительной С.Т. Митькиновой от 28.03.2017.

«Я не являюсь свидетелем выяснения отношений между концертмейстером О.С. Уларовым и С.Т. Митькиновой. 22 марта они подошли ко мне. Она выражала свое недовольство и жаловалась на предвзятое отношение к ней со стороны О. Уларова. Причиной ссоры стало то, что он попросил ее прийти на репетицию 23 марта, и эта просьба вызвала почему-то бурную негативную реакцию со стороны С.Т.Митькиновой. Перед этим многие оркестранты слышали ее голос, и возмущенную речь на повышенных тонах.

Суть конфликта, вероятно, отражена в словах С. Митькиновой о том, что она — «ветеран оркестра», что «годится в матери» О.Уларову и в жалобе на его «хамское поведение». Могу отметить, что еще никто и никогда не жаловался на его некорректное поведение, да и нет ни одного свидетеля этого по данному случаю. А то, что С.Митькинова давно работает в оркестре и намного старше своего начальника не является основанием для неподчинения и невыполнения своих должностных обязанностей. И если уж зашла речь о некорректности поведения, то можно отметить тот факт, что сама С.Митькинова позволяет себе во время репетиций самовольно покидать свое рабочее место, чтобы сделать фотографии артистов не сцене. Вставать без разрешения дирижера – грубое нарушение профессиональной этики и проявление неуважения к работе, тем более, что она не является штатным фотографом.

Хотелось бы отметить, что О.Уларов является музыкантом очень высокой квалификации, и, в свое время и театру, и тогдашнему главному дирижеру А.Иоффе для привлечения этого музыканта пришлось создать особые условия, чтобы он оставил хорошо оплачиваемую работу в филармонии и перешел в театр. Перед ним была поставлена задача поднять исполнительский уровень скрипичной группы, которая, как известно всем, немногочисленна и слаба. О.Уларов — хороший музыкант, лауреат международных конкурсов, проработавший три года в оркестрах Гамбурга (Германия), филармонии РС (Я), ансамбле скрипачей «Виртуозы Якутии». Как концертмейстер оркестра он вполне обоснованно требует от оркестрантов выполнения своих служебных обязанностей.

По поводу табелирования отсутствующих на репетициях скрипачей могу сказать, что я не обязан отчитываться перед каждым подчиненным по этому вопросу. В работе большого коллектива часто имеет место человеческий фактор, обстоятельства, которые можно объяснить и понять. Сама С. Митькинова может засвидетельствовать тот факт, что по ее личной просьбе, учитывая сложные семейные обстоятельства, с согласия дирижера А.П. Унарова, она была протабелирована с 15 по 28 февраля на период ее срочной поездки в Санкт-Петербург.

Она жалуется на то, что О.Уларов не работал в декабре, ссылаясь на фотографии в соцсетях. Это было связано с тем, что он глубоко порезал подушечку пальца. Любой здравомыслящий человек понимает, что с такой травмой больничный лист не дается. Но любой музыкант (а тем более скрипач) понимает, что на с таким порезом играть на скрипке невозможно. Дирижер А.Иоффе была в курсе этой травмы и освободила его от работы. Но при этом О.Уларов на работу являлся.

По поводу того, что С. Митькиновой не начисляются премии, могу отметить, что общим собранием оркестра было принято решение не начислять или уменьшать премии в случае опоздания или отсутствия музыканта на репетиции. В отношении С.Митькиновой можно отметить, что она часто опаздывает и бывает не на всех репетициях, так как является совместителем и иногда бывает занята по основному месту работы.

Читайте так же:  Ширина реки селенги

В своей объяснительной она пишет о «ненормальной рабочей обстановки в оркестре», сложившейся за последние два года из-за О.Уларова. Я лично не наблюдаю ничего подобного, и мне интересно, что подразумевает С.Митькинова под «ненормальной обстановкой». В отношении же С.Митькиновой могу сказать, что как раз именно она создает эту самую ненормальную обстановку. Скандалы и сутяжничество свойственны именно ей. Ранее она уже судилась с сотрудником охранной службы театра, у нее сложные отношения по основному месту работы. После последнего конфликта она вновь выразила намерение подать в суд на администрацию ГТОБ».

Затем следует перерыв. И 7 июля новая служебная записка направлена на имя директора театра той же МИТЬКИНОВОЙ.

Через неделю – 14 июля директор ГТОиБ направил СЕМЕНОВУ уведомление с просьбой предоставить объяснения.

На этом этапе копии акта, подписанные тремя артистками оркестра, попали в ватсап-группу оркестра.

16 июля инспектор оркестра СЕМЕНОВ направил директору театра свою объяснительную. Электронную версию Семенов лично предоставил SakhaLife.

Директору ГТОБ С.А. Сюльскому От инспектора оркестра А.В. Семенова

По поводу обвинений С.Т. Митькиновой от 07.07.2017.

«Митькинова С.Т. обвинила меня в табелировании отсутствующих музыкантов. Да, иногда отсутствующие музыканты табелируются инспектором оркестра. Это обычная театральная практика в деятельности театров по всей России.

В любом театре есть явление, называемое «регуляция» у духовиков, что связано со спецификой театрального искусства. На протяжении развития жанров оперы и балета состав оркестра был различным, отличается он также и у разных композиторов. Например, почти во всех операх Моцарта отсутствуют тромбоны, нет тубы, а в партитуре С.Прокофьева есть и вовсе редкие инструменты – бас-кларнет, саксофон и др. Если у Россини требуется всего два фаготиста, то в «Кармине бурана» Орфа – нужно три. В штате оркестра должен быть представлен полный состав музыкантов, чтобы обеспечить возможность исполнения любого произведения, но нередки случаи незанятости музыкантов в каком-либо спектакле. При этом работник табелируется. Но по какому праву она свое отсутствие на работе оправдывает «регуляцией», когда у скрипачей ее просто в природе не бывает?

Нередки травмы, незначительные для любой другой профессии, при которых ни один врач не даст больничный лист (порез пальца, лопнувшая губа, сломанный зуб, растяжение мышцы губы или сухожилия), которые могут привести к недееспособности музыканта. В таком случае музыкант также табелируется на период восстановления. Например, у женщин-духовиков и у певиц, в больные дни бывает вынужденный простой. Естественно, что обычно такие вещи не афишируются, и никто не отчитывается перед всеми коллегами по цеху. Это просто неэтично. Достаточно объяснить ситуацию инспектору или дирижеру. Вероятно, после очередной кляузы теперь с подобными проблемами все будут обязаны отдавать отчет лично госпоже С.Митькиновой.

В своей записке С.Митькинова опять вспоминает случай табелирования О.Уларова. Я уже дал ей ответ, но позволю себе еще раз разъяснить ситуацию. О.Уларов глубоко порезал подушечку пальца. Любой здравомыслящий человек понимает, что с такой травмой больничный лист не дается. Но любой музыкант (а тем более скрипач) понимает, что с таким порезом играть на скрипке невозможно. Дирижер А.Иоффе была в курсе этой травмы и освободила его от работы. Но при этом О.Уларов на работу являлся.

Есть еще одна проблема, связанная с региональными особенностями музыкального искусства в нашем регионе. В штате оркестра театра работают музыканты, которые также работают в Государственном ансамбле скрипачей «Виртуозы Якутии». Ансамбль является визитной карточкой Республики Саха (Якутия), и часто выступает на правительственных мероприятиях, а также представляет республику в зарубежных турне. Может ли госпожа С.Митькинова запретить мне отпускать их, если даже главный дирижер понимает необходимость этого? Да, мы можем лишить их зарплаты в такие дни, но тогда мы потеряем лучших скрипачей, согласия которых работать у нас мы добились с невероятным трудом. Мы потеряем группу скрипачей, о которых с восторгом отзывались приезжие дирижеры, такие как Ф.Керимов или А.Иоффе, А.Биччи, А.Галанов скрипачей которые подняли качество звучания оркестра на совершенно новый уровень, вызвавший восторженные отзывы прессы после гастролей театра. К сожалению С. Митькинова не отличается хорошим профессиональным исполнительским уровнем, один скрипач-выпускник ВШМ стоит десятерых, таких как она. Мое мнение не предвзято, не пристрастно, любой музыкант может подтвердить этот факт. Если мое утверждение вызывает у кого-то недоверие – всегда можно устроить прослушивание в присутствии администрации театра и дирижеров.

По поводу приема на работу А.Ивановой – вопрос не ко мне, а к отделу кадров ГТОиБ. Это не в моей компетенции и не входит в мои обязанности.

По поводу опозданий могу отметить следующее: я тоже их не терплю и, как могу, борюсь с этим. Например, как одну из мер воздействия я ввел лишение баллов при начислении стимулирующей части зарплаты. Считаю, что наказание рублем всегда было и остается самым действенным. Может госпожа С.Митькинова предложит какие-то свои варианты мер воздействия? Почему в своих списках она почти не упоминает фамилию подписавшей ее послание О.Колесовой, которая опаздывает ежедневно? Или ее жажда справедливости не распространяется на тех, кто подписывает ее кляузы?

В ее списке отсутствующих часто фигурирует моя фамилия. Любой оркестрант подтвердит, что я всегда нахожусь на своем рабочем месте и не пропустил ни одного дня работы. В отличие от С.Митькиновой с 1989 года я работал без больничных листов и пропусков. Просто обязанности инспектора зачастую вынуждают меня во время репетиций выполнять различные административные поручения. Но как концертмейстер группы фаготов я всегда обеспечиваю наличие фаготистов, что и входит в понятие «регуляция».

Считаю, что поведение данного работника является нарушением приказа директора театра С.А. Сюльского от 16.02.2017 г. №57-01 «О соблюдении принципов профессиональной служебной этики и основных правил служебного поведения». С.Митькинова сделала меня объектом травли после того как поскандалила с концертмейстером О.Уларовым. В соответствии с вышеуказанным приказом я написал о случившемся докладную, немедленно известив руководство о случившемся, чем и вызвал на себя ненависть со стороны С.Митькиновой и её желание отомстить.

Но обвинила она не только меня. Исходя из содержания записки, она обвинила весь оркестр во взяточничестве коррумпированному инспектору. Почему коррумпированному – потому что «его никто и никогда не проверяет». А это уже обвинение в сторону администрации театра, голословное, потому что перед тем как сдать в бухгалтерию мой табель его проверяют главный дирижер и отдел кадров.

К последней кляузе она приложила свой собственный список отсутствующих и опоздавших. Так называемый «акт». По какому праву три человека, руководимые какими-то своими личными интересами могут составлять подобные «акты»? Выполняемые ею действия не входят в должностные обязанности рядового оркестранта, а я не обязан постоянно перед ней отчитываться в своих действиях. Для этого у меня есть руководство в лице директора и главного дирижера. Со своей стороны мне тоже хочется поставить вопрос о том, нужна ли театру совместитель-сутяжница и скандалистка, которая создает невыносимую атмосферу в коллективе, которая к тому же является посредственным музыкантом?»

16.07.2017. /А.В.Семенов/

Как становится понятно из последующих документов, СЕМЕНОВ добровольно сложил с себя полномочия инспектора или помощника дирижера, оставшись обычным музыкантом оркестра. В этой ситуации и.о. главного дирижера театра Алексей УНАРОВ внес свою кандидатуру помощника дирижера — Ирину НИКОЛАЕВУ. Однако директор ГТОиБ Сергей СЮЛЬСКИЙ 22 сентября 2017 г. назначил инспектором оркестра Оксану КОЛЕСОВУ. Внимательный читатель заметил, что она в числе трех артисток, подписавших вместе с МИТЬКИНОВОЙ акт опозданий и отсутствий своих коллег.

Именно с назначением на пост инспектора КОЛЕСОВОЙ О.Г. не согласилась значительная часть коллектива оркестра. В понедельник, 25 сентября директору ГТОиБ были направлены два письма на эту тему. Одно подписали артисты оркестра. Другое – председатель профкома оркестра театра Ирина МИЛУШЕВА.

Получается, оркестр приглашал директора на собрание 22 сентября, но он не смог его посетить в силу своей занятости. Надо полагать, будут и другие письма.

Оркестр дал директору несколько дней на подготовку ответа. Артисты оркестра настроены очень решительно. Но и директор театра вряд ли захочет отменить собственное кадровое решение. Коллектив оркестра лихорадит накануне открытия театрального сезона.