Собор на берегу москвы реки

Храм Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках.

Храм Софии Премудрости Божией в Средних Садовниках
Храм Софии Премудрости Божией находится на правом южном берегу Москвы-реки напротив исторического центра Москвы — Кремля, в местности, заключенной между основным руслом Москвы-реки и ее прежним руслом, или старицей, превратившейся со временем в цепь небольших водоемов и болотец, получивших общее название «Болота». Этот уникальный храм возвели москвичи в честь своей победы над Новгородом. Первая деревянная церковь, основанная в конце XV века, по мнению ученых, находилась чуть дальше от того места, где сейчас стоит каменный Софийский храм, – ближе к Дому на Набережной.
Bпервые деревянная церковь упоминается в летописи в 1493 году. Тогда древнее Замоскворечье еще именовалось Заречьем, где проходила дорога в Орду. Тем не менее, страшный пожар 1493 года, выкосивший посад (территорию у восточной стены Кремля), достиг и Заречья. Пожар уничтожил и Софийский храм.
B связи с указом Ивана III 1496 г. о сносе всех церквей и дворов напротив Кремля: «Того же лета рекою Москвою против города и повеле на техместех чинити сад», в Заречье запрещено было селиться напротив Кремля и строить на набережной жилые дома. А на освободившемся от жилья пространстве требовалось устроить что-то особенное. И зареченскую территорию отдали под новый Государев Сад, именованный Царицыным Лугом, будущие Садовники, который был разбит уже в 1495 году.
Oколо Государева Сада возникло слободское поселение государевых садовников, ухаживавших за Садом. Они-то и дали позднейшее название местности. Только в XVII веке садовники обосновались на непосредственно территории самого сада и в 1682 году выстроили новую каменную Софийскую церковь.
Hезадолго до того в старом храме проповедовал сам протопоп Аввакум, и «прихожан учением своим отлучил многих». Вследствие этого «запустошения церквей» его сослали из Москвы.
B пожар 1812 г. Софийская церковь пострадала незначительно. В ведомости о состоянии московских храмов после нашествия неприятеля было сказано, что на Софийской церкви «крыша от пожара в некоторых местах обвалилась, иконостасы и в них святые иконы целы, в настоящей (в главной церкви) престол и одежда целы, антиминс же похищен. В приделе престол и антиминс цел, а срачицы и одежды нет. … Книги для священнослужения находятся в целости, но некоторые из них частью изорваны».

Уже 11 декабря 1812 года, меньше, чем через 2 месяца после изгнания французов, был освящен Андреевский придел храма. В этом приделе, как и во всех действующих храмах Москвы, 15 декабря 1812 г. прошел благодарственный молебен за победы, одержанные над войском «двунадесяти язык».
После устройства в 1830-х гг. каменной набережной, именно по имени находившейся здесь храма Софии, она была названа Софийской.
В марте 1862 г. протоиерей А. Нечаев и церковный староста С. Г. Котов обратились к Московскому митрополиту Филарету с просьбой о строительстве новой колокольни, так как прежняя была уже довольно ветха.
Новую колокольню просили выстроить по линии Софийской набережной с проездными воротами с двухэтажными флигелями, в одном из которых должна была разместиться церковь в честь иконы Божьей Матери «Взыскание погибших». Потребность в строительстве также мотивировалась необходимостью продолжения богослужения в случае затопления основного храма в весеннее время водой.
Строительство колокольни продолжалось шесть лет, и было окончено в 1868 г. колокольня Софийской церкви стала первым высотным сооружением, построенным в центре Москвы после окончания внешних строительных работ по храму Христа Спасителя, завершенных в 1859 г.
Строительство колокольни было лишь частью плана, автором которого были протоиерей Александр Нечаев и архитектор Николай Козловский. Также было задумано грандиозное строительство основного здания храма, соответствующего по масштабам и архитектурному облику зданию колокольни. В случае осуществления этого проекта Софийский ансамбль, несомненно, стал бы важнейшим архитектурным ансамблем Замоскворечья.
В основе замысла ансамбля Софийской колокольни и Софийского храма лежал определенный круг идей, связанный с храмом Христа Спасителя. Как и храм Христа, Софийский храм предполагалось выстроить в византийском стиле. Само выражение «византийский» подчеркивало исторические православные корни Российского государства. «Возведение в центре Москвы соразмерного с храмом Христа Спасителя и Кремлевскими соборами, храма Софии Премудрости Божией, соименного главному храму Византийской империи, получало весьма актуальное звучание. Оно отсылало к известной концепции «Москва – третий Рим», напоминая о вековечности православия и извечных целях русского государства, об освобождении Греции и порабощенных Турцией славянских народов, а также главной Православной святыни – храма Софии Константинопольской».
Москва осознавала себя не только преемницей Рима и Византии, но и мировым оплотом Православной Церкви, что было созвучно идее Москвы как Дома Богородицы. Главными символами этой сложнейшей композиции стали кремлевская Соборная площадь с Успенским собором и Красная площадь с храмом Покрова на Рву, который был архитектурной иконой Града Божия – Небесного Иерусалима. Замоскворечье по своему вторило Кремлю и представляло другую часть градостроительной модели Москвы. Государев Сад был устроен во образ Гефсиманского Сада на Святой Земле. А сравнительно скромная церковь Святой Софии стала и важнейшим Богородичным символом, и образом главной христианской святыни Гефсиманского сада – Погребального вертепа Божией Матери. Место погребения Богородицы символически связано с праздником Ее Успения, который осмысляется прославлением Богоматери как Царицы Небесной, и Софийская церковь воплощает именно эту идею, именно этот образ Богоматери, перекликаясь с кремлевским Успенским собором.
Сооружение колокольни приходится на период, последовавший за поражением в Крымской войне, которое привело к резкому ослаблению позиций России. В этих условиях сооружение Софийского ансамбля представляется как материальное выражение моления о будущих победах и уверенности в обретении былого могущества. Дополнительное звучание этой теме придавало географическое расположение Софийского храма. Если храм Христа Спасителя, находившийся к западу от Кремля, являлся памятником в борьбе с западным нашествием, то положение Софийского храма к югу от Кремля географически совпадало с направлением на Черное море.
К сожалению, грандиозные планы не соответствовали небольшим размерам участка, сильно вытянутого в длину между Москвой-рекой и обводным каналом. Комиссия установила, что здание не впишется в узкий участок, возможности же расширения участка были исчерпаны. В результате от строительства нового храма было решено отказаться. В результате размеры колокольни пришли в противоречие с размерами самого храма.
14 апреля 1908 г. храм пережил тяжелое наводнение, во время которого церковному имуществу и зданию был нанесен огромный ущерб, оцениваемый в сумму более 10000 рублей. В этот день вода в Москве-реке поднялась почти на 10 метров.
В храме Софии вода затопила внутреннее помещение на высоту около 1 метра. Были испорчены иконостасы в главном храме и приделах, в ризнице были опрокинуты шкафы и подмочены облачения. На главном престоле был снесен на пол серебряный ковчег со святыми дарами.
На следующий год после наводнения в храме был проведен обширный комплекс ремонтно-восстановительных работ.
О судьбе храма впервые послереволюционные годы известно мало. В 1918 г. новой властью был конфискован общий капитал храма, который составил 27000 рублей.
В 1922 г. была объявлена кампания по изъятию церковных ценностей в пользу голодающих.
По поводу возникших при изъятии эксцессов Святейший Патриарх Тихон писал: «И посему горестью исполнилось сердце наше, когда до слуха нашего достигли вести о побоищах и кровопролитии, бывших в иных местах при отобрании церковных вещей. Верующие имеют законное право заявлять о требованиях от властей, чтобы при этом не было никакого оскорбления, тем более поругания религиозного их чувства, чтобы сосуды, как священные предметы при Святом Причащении, не могущие по канонам иметь употребления не священного, подлежали выкупу и замене их равноценными материалами, чтобы к наблюдению за правильностью расходования церковных ценностей именно на помощь голодающим привлекались представители от самих верующих. И тогда, при соблюдении всего этого не будет места какому-нибудь от верующих гневу, вражде и злобе».
Изъятое имущество в основном было описано на вес. Одних серебряных риз взято двадцать штук. Особую ценность представляла золотая риза, украшенная двумя бриллиантами.
Наиболее известной иконой, находящейся в храме и описанной в нескольких дореволюционных научных работах, была икона Владимирской Божьей Матери, написанная в 1697 г. священником Иоанном Михайловым. Во время ликвидации храма в 1932 г. все имущество церкви было конфисковано. Икона Владимирской Богоматери была передана в Третьяковскую галерею, где и хранится до сих пор.
Революция надолго остановила в храме церковную жизнь, но ее последние годы перед закрытием были озарены словно ярким сиянием в наступавшей ночи, расцветом духовной жизни, сопротивлявшейся безбожию.
Одним из выдающихся людей, имевших отношение к храму Софии Премудрости Божией, был митрополит Уральский Тихон (Оболенский).
В клировой ведомости за 1915 год содержится первое упоминание о сближении с Софийским храмом архиепископа Тихона Уральского: «за последние время Высокопреосвященный Тихон Уральский посещает храм очень часто, почти каждые воскресные и праздничные дни».
Будучи епископом Уральским и Николаевским владыка Тихон принимал участие в Соборе 1917-1918 гг. А с 1922 года, ввиду невозможности управления своей епархией (был лишен права выезда), владыка Тихон жил в Москве, был близок к патриарху Тихону. В 1923 г. он вошел с состав Священного Синода при Святейшем патриархе Тихоне.
В феврале 1925 года не задолго до своей кончины Святейший Патриарх Тихон служил литургию в Софийском храме.
12 апреля 1925 г. митрополит Тихон был одним из подписавших акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Крутицкому Петру (Полянскому), а 14 апреля 1925 года митрополит Тихон вместе с митрополитом Петром Полянским нанес визит в газету «Известия» для передачи завещания патриарха Тихона для публикации.
Скончался митрополит Тихон в мае 1926 года и был похоронен в храме Софии Премудрости Божией.
В 1923 г. по представлению Тихона Уральского настоятелем Софийского храма был назначен его келейник молодой священник отец Александр Андреев. Благодаря его выдающимся личным качествам Софийский храм стал одним из центров духовной жизни в Москве.
14 сентября 1923 г. управляющий Московской епархией архиепископ Илларион (Троицкий) поручил о. Александру Андрееву «временное исполнение пасторских обязанностей при Московском храме Святой Софии, что в Средних Набережных Садовниках – впредь до избрания приходом». Такое избрание состоялось чуть позже, и с этих пор дальнейшее служение о. Александра неразрывно связанно с Софийским приходом.
На новом месте проповеднический и организаторский талант о. Александра развернулся во всю ширь.
Здесь возникло сестричество. В сестричество входило около тридцати женщин, не посвященных в монашество, но глубоко верующих, в храме было налажено народное пение. Целью создания сестричества была помощь бедным и нищим, а также работы по храму для поддержания его убранства и церковного благолепия. Официального написанного устава в сестричестве не было. Жизнь сестер по предписанию о. Александра строилась на трех основаниях: молитве, бедности и делах милосердия. Одним из первых послушаний сестер стало устройство горячих обедов для многочисленных нищих. По воскресным и праздничным дням в столовой храма на средства прихожан и сестричества устраивались обеды, на которые собиралось от сорока до восьмидесяти нуждающихся. Перед обедами о. Александр обязательно служил молебен, а по окончании, как правило, говорил проповедь, призывая к истинно христианскому образу жизни. Сестры никогда не собирали денежных пожертвований на обеды, так как прихожане, видя высокую благородную цель их деятельности, сами приносили пожертвования.
Отцом Александром были устроены жилые помещения для сестер.
В 1924-1925гг. отец Александр предпринял обширный комплекс работ по обновлению и переустройству храма.
Из церкви Рождества Богородицы на Старом Симонове были перенесены главный иконостас и иконостас Никольского придела, которые были установлены в Софийском храме.
Одновременно в конце 1928 г. отец Александр пригласил для росписи храма известного церковного художника графа Владимира Алексеевича Комаровского. В. А. Комаровский был не только художником-иконописцем, но и выдающимся теоретиком иконописания, одним из основателей общества «Русская икона» и членом редакционного совета одноименного сборника. Его заботило воспитание хорошего вкуса и понимания в деле иконописного убранства храмов.
Комаровский работал над росписями целыми днями, а иногда и ночами. Отдыхал тут же, в небольшой ризнице храма, размещавшейся под колокольней.
В храме Софии Комаровский изобразил над средней аркой сюжет «О Тебе радуется всякая тварь», а на столбах под аркою, ангелов в стиле Андрея Рублева. В трапезной штукатурка была вся сбита и заменена новой. Сам батюшка работал целыми днями, часто даже спал на лесах.
Наконец ремонт был закончен – хотя, к сожалению, и не все удалось осуществить, что предполагалось. Богослужение во время ремонта, тем не менее, в храме не прерывалось. И, самое удивительное, постоянно чувствовалась прочная непрерывная связь между алтарем и молящимися.
После ссылки настоятеля закрыли и сам храм. Его занял Союз безбожников.
Следующее постановление о закрытии храма для занятия под клуб расположенного неподалеку завода «Красный Факел» Президиум Мособлисполкома вынес в декабре 1931 г.
Вокруг судьбы храма развернулась настоящая драма, подоплека которой, к сожалению, не известна. На своем заседании 19 февраля 1932 г. Комиссия по вопросам культов при ВЦИКе вновь отменила это решение, постановив оставить церковь в пользовании верующих.
Однако 16 июня 1932 г. Комиссия вновь вернулась к этому вопросу и утвердила решение Президиума о ликвидации церкви «При условии предоставлении заводом «Красный Факел» в Облисполком плана переоборудования, сведений о наличии средств и строительных материалов». Через месяц это решение Комиссии было утверждено ВЦИКом, и Софийский храм разделил печальную судьбу многих московских храмов. С церкви были сняты кресты, вывезено убранства интерьера и колокола, икона Владимирской Божией Матери была передана Третьяковской галерее. Никаких сведений о дальнейшей судьбе убранства храма неизвестно.
После клуба завода «Красный Факел» помещение храма в середине 1940 г. было переоборудовано под жилье и разделено междуэтажными перекрытиями и перегородками.
Внутри храма работала лаборатория термомеханической обработки Института стали и сплавов. В 1960-1980–е года в колокольне размещался трест подводно-технических и строительных работ «Союзподводгазстрой».
В 1960 г. здания храма и колокольни постановлением Совета Министров РСФСР были поставлены на охрану как памятники архитектуры.
В 1965 году М.Л. Богоявленский записывал: «Церковь имеет облезлый, грязный вид. Штукатурка местами обвалилась, некоторые кирпичи выскочили, в алтаре пробита дверь. Кресты сломаны, вместо них приделаны телеантенны. Внутри жилые квартиры. Колокольня в 1960-е годы реставрировалась».
В 1972 г. было проведено исследования живописи храма. В 1974 г. начались реставрационные работы.
Сами росписи, покрытые слоями побелки, долгие годы считались утраченными. Но в начале 2000 г. реставраторам удалось расчистить росписи свода и несколько фрагментов на стенах, и им открылась поистине прекрасная картина.
В заключении эксперта, сделанном по просьбе нынешнего настоятеля храма протоиерея Владимира Волгина и прихожан храма, говорится: «Сохранившиеся фрагменты росписи храма должны рассматриваться как уникальный памятник русского церковного искусства XX века и как реликвия Церкви, достойная особого поклонения».
В 1992 г. здание храма и колокольня по распоряжению Правительства Москвы были переданы Русской Православной Церкви. Крайне тяжелое состояние полученных зданий не позволило сразу же возобновить богослужение. Лишь в декабре 1994 года начались службы в подколокольном храме «Взыскания погибших».
11 апреля 2004 года, На Пасху, в стенах храма Софии Премудрости Божией прошла Литургия – первая с тех мрачных времен запустения.
В 2019 году произведена реставрация внешнего вида здания колокольни «Взыскание погибших» организацией ООО РСК «Возрождение».
В настоящее время проводятся реставрационные работы внутри колокольни. Богослужения в ней приостановлены до окончания реставрационных работ.

Читайте так же:  Река сура пензенской области

Храм Христа Спасителя в Москве

Храм Христа Спасителя в Москве — кафедральный собор Русской Православной Церкви недалеко от Кремля на левом берегу Москвы-реки, на месте, именовавшемся ранее Чертольем. Существующее сооружение — осуществлённое в 1990-х годах внешнее воссоздание одноимённого храма, созданного в XIX веке. На стенах храма были начертаны имена офицеров Русской армии, павших в войне 1812 года и иных по времени близких военных походах.

Запись относится к месту:
Москва

Оригинал Храма Христа Спасителя в Москве был воздвигнут в благодарность Богу за спасение России от наполеоновского нашествия: «в сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, верности и любви к Вере и Отечеству, какими в сии трудные времена превознес себя народ российский, и в ознаменование благодарности Нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели».

Был построен по проекту архитектора Константина Тона. Строительство продолжалось почти 44 года: храм был заложен 23 сентября 1839 года, освящён — 26 мая 1883 года.

5 декабря 1931 года здание храма было разрушено. Заново отстроено на прежнем месте в 1999 году.

Храм Христа Спасителя в Москве — крупнейший в Русской Церкви. Рассчитан на 10.000 человек. В плане храм выглядит как равносторонний крест около 85 м шириной. Высота храма с куполом и крестом в настоящее время составляет 105 м (на 3,5 м выше, чем Исаакиевский собор). Возведён в традициях так называемого русско-византийского стиля, пользовавшегося широкой государственной поддержкой в момент начала строительства. Роспись внутри храма занимает около 22 000 м?, из которых около 9000 м? позолочены.

В состав современного комплекса Храма Христа Спасителя входят:
— «верхний храм» — собственно Храм Христа Спасителя. Имеет 3 престола – главный в честь Рождества Христова и 2 боковых на хорах — во имя Николая Чудотворца (южный) и святого князя Александра Невского (северный). Освящён 6 (19) августа 2000 года.
— «нижний храм» — Преображенская церковь, сооруженная в память о находившемся на этом месте женском Алексеевском монастыре. Имеет три алтаря: главный — в честь Преображения Господня и два малых придела — в честь Алексия человека Божия и Тихвинской иконы Божией Матери. Церковь освящена 6 (19) августа 1996 года.

Идея построения храмов-памятников восходит к древней традиции обетных храмов, возводившихся в знак благодарения за победу и в вечное поминовение о погибших. Традиция храмов-памятников известна ещё с домонгольских времен: Ярослав Мудрый воздвиг в Киеве Софию Киевскую на месте битвы с печенегами. В эпоху Куликовской битвы были построены многочисленные храмы в честь Рождества Пресвятой Богородицы — праздника, выпавшего на день сражения русского воинства с войсками Мамая. В Москве в память о павших и в ознаменование военных побед построены храм Всех святых, собор Покрова на рву (более известный под именем Василия Блаженного), и собор Казанской иконы Божией Матери (Казанский собор) на Красной площади.

25 декабря 1812 года, когда последние наполеоновские солдаты покинули пределы России, император Александр I подписал Высочайший Манифест о построении церкви в Москве, лежавшей в то время в руинах:
”Спасение России от врагов, столь же многочисленных силами, сколь злых и свирепых намерениями и делами, совершенное в шесть месяцев всех их истребление, так что при самом стремительном бегстве едва самомалейшая токмо часть оных могла уйти за пределы Наши, есть явно излиянная на Россию благость Божия, есть поистине достопамятное происшествие, которое не изгладят веки из бытописаний.
В сохранение вечной памяти того беспримерного усердия, верности и любви к Вере и к Отечеству, какими в сии трудные времена превознес себя народ Российский, и в ознаменовение благодарности Нашей к Промыслу Божию, спасшему Россию от грозившей ей гибели, вознамерились Мы в Первопрестольном граде Нашем Москве создать церковь во имя Спасителя Христа, подробное о чем постановление возвещено будет в свое время.
Да благословит Всевышний начинание Наше! Да совершится оно! Да простоит сей Храм многие веки, и да курится в нем пред святым Престолом Божиим кадило благодарности позднейших родов, вместе с любовию и подражанием к делам их предков”
— Александр I

После победы над Наполеоном в 1814 году проект был уточнён: решено было в течение 10-12 лет соорудить кафедральный собор во имя Христа-Спасителя.

В том же 1814 году был проведён международный открытый конкурс с участием таких уважаемых архитекторов, как Воронихин, Кваренги, Стасов и др. Однако, победил, к удивлению многих, проект 28-летнего Карла Магнуса Витберга, художника (даже не архитектора), масона и притом лютеранина. Проект, по отзывам современников, был действительно исключительно красив. По сравнению с нынешним храм Витберга был втрое больше, включал Пантеон погибших, колоннаду (600 колонн) из трофейных пушек, а также памятники монархам и видным полководцам. Во имя утверждения проекта Витберг крестился в Православие. Разместить сооружение было решено на Воробьёвых горах. Средства на строительство выделили огромные: 16 миллионов рублей от казны и немалые народные пожертвования.

Проект А. Витберга

12 октября 1817 года, в 5-летнюю годовщину ухода французов из Москвы, в присутствии царя Александра I был заложен на Воробьёвых горах первый храм по проекту Витберга. Стройка вначале шла энергично (в ней участвовали 20000 подмосковных крепостных), но вскоре темпы резко снизились. За первые 7 лет не удалось завершить до конца даже нулевой цикл. Деньги уходили неизвестно куда (позднее комиссия насчитала растрат без малого на миллион рублей).

По восшествии на престол Николая I в 1825 году строительство пришлось остановить, по официальной версии, в связи с недостаточной надёжностью почвы; Витберг и руководители строительства были обвинены в растратах и отданы под суд. Процесс длился 8 лет. В 1835 году «за злоупотребление доверием императора и за ущербы, нанесенные казне» подсудимые были оштрафованы на миллион рублей. Сам Витберг был сослан в Вятку (где в частности познакомился с Герценом, посвятившим ему главу в «Былом и думах»); всё его имущество было конфисковано. Многие историки считают Витберга честным человеком, виновным лишь в неосмотрительности. Ссылка его продолжалась недолго, впоследствии Витберг участвовал в постройке православных соборов в Перми и Тифлисе.

Читайте так же:  Река франкфурта не на майне

Нового конкурса не проводилось, и в 1831 году Николай I самолично определил архитектором Константина Тона, «русско-византийский» стиль которого был близок вкусам нового императора. Новое место на Чертолье (Волхонка) было также избрано самим Николаем I; бывшие там постройки были куплены и снесены. Был снесён и располагавшийся там Алексеевский женский монастырь, памятник XVII века (переведён в Красное село). Московская молва сохранила предание, что игуменья Алексеевской обители, недовольная таким поворотом, прокляла место и предрекла, что ничто не устоит на нём долго.

Второй храм, в отличие от первого, строился практически полностью за казённый счёт.

Торжественная закладка собора произошла в день 25-летия Бородинского сражения — в августе 1837 года. Однако, активное строительство началось только 10 сентября 1839 года и продолжалось почти 44 года; общая стоимость Храма простиралась до 15 миллионов рублей. Свод большого купола закончен в 1849 году; в 1860 году были разобраны наружные леса. Ещё 20 лет продолжались работы по внутреннему убранству; над росписью работали знаменитые мастера В. И. Суриков, И. Н. Крамской, В. П. Верещагин и другие известные художники Императорской академии художеств.

Аналогичные храмы соорудили в Новочеркасске, Баку и ряде других городов. В бывшей казачьей столице Новочеркасске он стоит по сей день.

26 мая (7 июня) 1883 года состоялось торжественное освящение Храма Христа Спасителя в Москве, совершённое митрополитом Московским Иоанникием (Рудневым) с сонмом духовенства и в присутствии Императора Александра III, коронованного в Московском Кремле незадолго до того.

Архитектурно-художественное достоинство Храма Христа Спасителя ставилось под сомнение многими деятелями русской культуры; в частности известен отрицательный отзыв И. Э. Грабаря.

Деятельность в храме очень скоро стала заметным явлением в общественной и культурной жизни, он был центром многих культурных событий и просветительской деятельности.

За год до освящения, 20 августа 1882 года, в храме Христа Спасителя была впервые исполнена Увертюра 1812 года Чайковского, написанная композитором в ознаменование победы России в войне с Наполеоном. В церкви был собственный хор, считавшийся одним из лучших в Москве. Среди регентов были знаменитые композиторы А. А. Архангельский и П. Г. Чесноков, исполнялись произведения другого крупного церковного композитора А. Д. Кастальского, звучали голоса Федора Шаляпина и Константина Розова.

В Храме Христа Спасителя торжественно отмечались коронации, всенародные праздники и юбилеи: 500-летие со дня смерти Сергия Радонежского, 100-летие Отечественной войны 1812 года, 300-летие Дома Романовых, открытие памятников Александру III и Николаю Васильевичу Гоголю. Главный престольный праздник храма — Рождество Христово — до 1917 года отмечался православной Москвой как праздник Победы в Отечественной войне 1812 года. В храме была создана богатая библиотека, в которой было множество ценных изданий, и постоянно проводились экскурсии.

Последним ключарём храма был священномученик Александр Хотовицкий (август 1917—1922).

С 1922 года храм оказался в ведении обновленческого Высшего Церковного Управления митрополита Антонина, а впоследствии обновленческого Священного Синода — вплоть до закрытия в 1931 году. Настоятелем Храма Христа Спасителя в Москве в те годы был один из лидеров обновленчества митрополит Александр Введенский.

5 декабря 1931 года храм-памятник воинской славы был уничтожен взрывом. 2 июня 1931 года было отдано распоряжение снести храм Христа Спасителя для строительства на его месте Дворца Советов.

Несколько месяцев продолжались спешные работы по разборке здания, однако разобрать его до основания не удалось, и тогда было решено его взорвать. Взрывов было проведено два — после первого взрыва храм устоял. Не все современники в равной степени восхищались архитектурой громадного храма, но москвичи, уважавшие свою историю, видели в нём символ славных побед прошлого и памяти о погибших. По воспоминаниям потрясённых свидетелей, мощные взрывы содрогнули не только близстоящие здания, но чувствовались на расстоянии нескольких кварталов. Только для разборки обломков храма, оставшихся после взрыва, понадобилось почти полтора года.

Строительству Дворца Советов, начатому в 1937 году, не суждено было завершиться — началась Великая Отечественная война, и из подготовленных для монтажа металлических конструкций были изготовлены противотанковые ежи для обороны Москвы, а вскоре едва поднявшееся от уровня фундамента здание пришлось разобрать совсем.

Фрагменты первого Храма Христа Спасителя, сохранившиеся в Донском монастыре

Многие годы после взрыва на месте Храм Христа Спасителя была яма. В 1958 году на месте собора появился плавательный бассейн «Москва», просуществовавший до 90-х годов. Среди москвичей ходила поговорка: «был храм, потом — хлам, а теперь — срам», говорили также: «от храма осталось одно мокрое место».

В конце 1980-х годов возникло общественное движение за воссоздание Храма Христа Спасителя, одной из движущих идей была идея покаяния. 5 декабря 1990 на месте будущего строительства был установлен гранитный «Закладной» камень, в 1992 году был основан фонд на сооружение храма и с 1994 года начато его строительство.

Проект восстановления храма подготовил реставратор Алексей Денисов.

Строительство нового храма поддерживали многие общественные группы, но несмотря на это, оно было окружено спорами, протестами и обвинениями городских властей в коррупции. Автор проекта воссоздания Денисов отошёл от работы, уступив место Зурабу Церетели, который завершал строительство, отступив от первоначального проекта Денисова, утверждённого московскими властями. Под его руководством на белокаменных стенах появились бронзовые композиции (горельефы), вызвавшие нарекания, ибо были явным отходом от оригинала. Роспись интерьеров храма была проведена рекомендованными Церетели художниками; культурная ценность этих росписей также спорна. Руководителем Координационной группы специалистов по художественному убранству комплекса был священник (впоследствии протоиерей) Леонид Калинин. Он также являлся членом Комиссии по художественному убранству.

6 (19) августа 1996 года, в день Преображения, Патриарх Алексий II совершил чин освящения нижнего Спас-Преображенского храма и первую литургию в нём.

К 1999 году новый Храм Христа Спасителя был сооружён как условная внешняя копия своего исторического предшественника: сооружение стало двухуровневым, с храмом Спас-Преображения в цокольном уровне.

31 декабря 1999 года верхний храм был открыт для публики; в ночь с 6 на 7 января 2000 года была отслужена первая торжественная рождественская литургия.

19 августа 2000 года состоялось великое освящение храма собором архиереев, присутствовавшими на Архиерейском Соборе Русской Церкви; на следующий день в храме состоялась канонизация Царской семьи и Собора новомучеников и исповедников Российских.

Весь комплекс храма — собственность города Москвы; правительство города распоряжается и получает доход от эксплуатации некоторых коммерческих компонентов комплекса.

В храме действует музей, принадлежащий Московскому городскому музею истории города Москвы.

14 марта 2004 на заседании общественного наблюдательного Совета по восстановлению ХХС было объявлено о передаче храма в бессрочное безвозмездное пользование Русской Православной Церкви; был создан Совет попечителей ХХС.

Настоятелем Кафедрального Соборного Храма Христа Спасителя является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

В романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» его герой Иван Бездомный погружается в воду около того места, где раньше находился храм. Вообще храм неоднократно упоминается в рассказах и повестях писателя.

Блог о путешествиях

Усадьба «Остров», Преображенская церковь на берегу Москвы-реки

В очередные выходные мне нужно было оказаться в городе Лыткарино. Причём приехать желательно было не раньше обеда. Долго размышлять над тем, чем занять время, мне не пришлось, ведь в моей памяти чётко сохранился вид на живописный Храм Спаса Преображения в селе Остров на соседнем берегу Москвы-реки. Я нашёл в интернете маршрут автобуса № 367 «Остров – Москва» (ст. м. «Домодедовская»). Из метро вышел точно к нему. Но, правда, маршрутов № 367 оказалось четыре! И в Остров заезжает лишь один из них! Водители маршруток, как обычно, изображали приступы амнезии. Спасибо доброй женщине на остановке – подсказала! Ну а в Лыткарино я надеялся уговорить какого-нибудь рыбака меня переправить, к тому же знал о переправе на судах по маршруту «Андреевское – Тураево».

Итак, мы в селе! Село Остров расположено в

23 км к юго-востоку от Москвы, на правом берегу реки Москвы. Это одна из древнейших вотчин Подмосковья! На одних сайтах написано: «Впервые упоминается в духовной грамоте Ивана Калиты, написанной в 1328 году«. На других: «Место известно с 1339 года – в духовной грамоте Ивана I Калиты упоминается село «Островьское»». Сразу стало интересно – полез проверять! Наиболее обоснованным объяснением было следующее: «Многие русские князья действи­тельно оставляли духовные завещания перед поездками в Орду для ре­шения вопросов о власти, ибо не было гарантии их возвращения от хана в добром здравии (характерный пример с отравлением Александра Невского и гибелью тверских князей)». Но Иван Калита был в фаворе у хана и бывал в Орде в 1320-м, 1326-м, 1328-м, 1332-м, 1339 году. Первая жена, Елена (Олена), умерла 1 марта 1331 года, перед кончиной приняв монашеский постриг. Вторую жену князя Ивана звали Ульяной (брак в 1332 году). В своём завещании Калита упоминает золото бывшей (первой) жены: «А что золото княгини моее Оленине, а то есмь дал дочери своей Фетиньи, 14 обручи и ожерелье матери ее… А что есмь придобыл золота … дал княгини своей с меншими детми» (сохранена орфография подлинника – В.С.). Таким образом, можно сделать очевидный вывод, что речь идет не о княгине Елене (о ней сказано как об умершей), а об Улья­не и дочерях ее, родившихся в браке с Калитой, – Марии и Феодосии. Следовательно, духовная грамота Ивана Даниловича не могла быть составлена в 1328 году, как ошибочно отмечено во многих публикациях.

Усадьбой в Острове владели: изначально – царская вотчина, с конца XVII века – А.Д. Меншиков, с 1727 года – царская вотчина, в 1767–1837 годах – Орловы, с 1837 года – государственное имущество. При А.Г. Орлове в усадьбе находился знаменитый конный завод. Церковь Спаса Преображения стоит на вершине холма, на правом берегу реки Москвы. Когда и кем построена церковь, точно неизвестно. Предание связывает строительство церкви с именем Ивана IV Грозного, а специалисты датируют постройку 2-й половиной XVI века. Считается, что в XVI–XVII веках церковь использовалась для оповещения об опасности и входила в сигнально-дозорную систему.

Читайте так же:  Название реки тим


Церковь Спаса Преображения относится к шатровым храмам, построена из изветсняка, имеет высоту

40 м. Церковь уникальна по своей конструкции: шатёр опирается на восьмерик, а восьмерик – на крестообразное основание. Поражает сказочный внешний облик церкви. Шатёр, который венчает позалоченная главка, с коронкой под крестом, окутан рядами кокошников. Из-за сходства кокошников с языками пламени такие церкви называли огненными. Основание шатра украшают 12 декоративных главок с крестами. Приделы украшены рядами полукруглых кокошников, круглыми окнами с лучистыми розетками, главками с крестами.


В 1830 году к церкви была пристроена колокольня в псевдоготическом стиле, через нее входили в храм. Колокольня совершенно не подходит белоснежной церкви, но она такая красивая сама по себе, что невольно ассоциируешь её с «Царицыно», шедеврами Баженова! Интерьер храма поражает уходящим в бездонную высоту шатром, вершина которого теряется в густой тени. Фресковая живопись отсутствует. Она плохо держится на стенах неотапливаемой церкви, материал которой также не располагает к долговечности стенописи. Во время реставрации 1970-х годов под руководством Б.Л. Альтшуллера остатки масляной живописи 1880-х годов были удалены с внутренней поверхности стен.

Храм действующий. А вот знаменитый графский дом, интерьер которого был искусно инкрустирован ценнейшими породами дерева, в 1868–1870 годах, был перевезён на левый берег Москвы-реки, на территорию Угреши, дом купили с торгов, разобрали его, привезли в Угрешу и из этих материалов возвели деревянные с железной крышей архиерейские палаты с крестовой церковью во имя преподобного Сергия Радонежского. В 1977 году, при проведении реставрационных работ, архиерейские палаты полностью сгорели. На фотографии дом престарелых на месте старого усадебного дома (богадельня московского Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря):

Остатки парка бывшей усадьбы графов Орловых:

В парке растёт исполин, прозванный интернет-пользователями «самым большим деревом в Московской области»:

Бывшая усадебная конюшня (а ныне – психоневрологический интернат) чуть заметно краснеет за забором. Рассмотреть как следует невозможно, тем более летом из-за зарослей.

Пришлось лезть на водонапорную башню Совсем на макушку не поднимался (почему – надеюсь, по фотографии понятно).

На мобильный телефон не приблизишь, но обратите внимание на длинное красное здание за часовней – бывшую конюшню.

Чуть правее ещё какие-то интересные кирпичные руины. Может быть, тоже относились к числу усадебных строений?

Настало время уже появиться в Лыткарино! Слезаем с водонапорной башни и движемся в сторону берега!

Рыбаков с лодками – ни одного. Пришлось километров 5–7 идти полями до Андреевского к лодочной переправе:

Выкладываю расписание (вдруг кому-нибудь пригодится!) и координаты пристани: N55°33.514?, E37°55.020?.

Собор на берегу москвы реки

Церковь Вознесения Господня в Коломенском

Адрес: г. Москва, просп. Андропова, д. 39, ст. 1

Церковь Вознесения в Коломенском (по материалам книги «Московские монастыри и храмы / С.В. Истомин. — М.: АСТ, Астрель, Хранитель, 2007. — 382, [2] с.: ил.»):

Церковь Вознесения в Коломенском (церковь Вознесения Господня) — выдающийся памятник русской архитектуры. Это первая каменная (кирпичная с белокаменными деталями) шатровая церковь в России.

Одни историки считают, что церковь была заложена великим князем Василием III, когда он обратился к Богу с просьбой о даровании ему сына. Другие полагают, что Василий III заложил храм в 1530 году, в год рождения своего сына Ивана (будущего царя Ивана Грозного) в знак благодарности Богу за дарование долгожданного наследника. Церковь была возведена на крутом, правом берегу Москвы-реки в 1532 году. Предположительно ее построил итальянский архитектор Петрок Малый, строивший в Москве стены Китай-города. Но это всего лишь предположение. До сих пор имя того гениального зодчего, создавшего этот прекрасный храм, доподлинно неизвестно.

Василий III очень любил свою загородную резиденцию Коломенское. После окончания постройки церкви Вознесения в Коломенском три дня шли торжества, на которых присутствовал великий князь Василий III и митрополит Московский.

Деревянные церкви с высокими кровлями-шатрами строились в России издавна. Но в каменной архитектуре господствовали сводчатые покрытия византийской традиции крестово-купольного храма. До церкви Вознесения еще никто не решался соорудить шатер из камня, слишком сложна была эта задача.

Своеобразие, красота и необычность церкви ошеломила современников. «Бе же церковь та вельми чудна высотою, красотою и светлостью, яко не бывало прежде всего на Руси», — писал летописец. Непревзойденная по своей красоте и изяществу форм, церковь Вознесения стоит в первом ряду выдающихся произведений мировой архитектуры.

Знаменитый французский композитор Гектор Берлиоз, побывавший в Коломенском, был потрясен: «Ничто меня не поразило, как памятник древнерусского зодчества в селе Коломенском… Я видел Страсбургский собор, который строился веками, я стоял вблизи Миланского собора, но кроме налепленных украшений, я ничего не нашел. А тут передо мной предстала красота целого. Во мне все дрогнуло. Это была таинственная тишина. Гармония красоты законченных форм. Я видел какой-то новый вид архитектуры. Я видел стремление ввысь, и долго я стоял, ошеломленный».

Высота шатра Вознесенской церкви составляет 28 метров, высота всей церкви — 62 метра. По своей конструкции церковь является единым столпообразным объемом без внутренних опор. Обычного для большинства церквей выступа алтарной апсиды у храма Вознесения нет.

На восточной стороне опоясывающей храм галереи сохранился белокаменный трон. Его ножки выполнены в виде львиных лап, а подлокотники украшены резным орнаментом. С этого места московские цари некогда любовались бескрайним простором, открывавшимся за Москвой-рекой.

Все архитектурные детали храма подчеркивают его устремление вверх. Могучее основание, неторопливый ритм лестниц и галереи, окружающей здание, только усиливают впечатление стремительного подъема восьмигранного шатра, украшенного легкой сеткой из белокаменных бусин, с небольшой плоской главой, и всего храма в целом.

Узкие пилястры, стреловидные обрамления окон, 3 яруса килевидных кокошников, спокойный ритм каменных аркад лестниц и галереи-гульбища (весь нижний ярус храма словно вырастает из берега реки) — все подчеркивает устремленность ввысь этого редкого по красоте сооружения. Удачно найденное архитектурное решение создает зрительное впечатление плавного перетекания объемов храма снизу вверх, что подчеркивает монолитность здания. В каждой детали храма прослеживается мысль зодчего: придать всей постройке легкость и впечатление вертикального взлета.

В церкви нет ничего лишнего. Храм кажется очень легким — и это при толщине стен от 2 до 4 метров. Внутри храм наполнен светом. Освещенность интерьера усиливается за счет устройства окон. Снаружи, по углам четверика, они расположены на соседних гранях, а внутри два окна сходятся в одно, занимающее весь угол. По площади храм невелик — 8,5 на 8,5 метра, но при сравнительно небольшом пространстве в нем сохраняется ощущение простора. Внутри церкви стены белые, без росписей, и так было с самого начала.

У церкви Вознесения в старину была еще одна важная функция: ее высокий шатер служил наблюдательным пунктом. С его верха хорошо был виден расположенный в 14 километрах от Коломенского ниже по Москве-реке другой такой же наблюдательный пункт — шатровая церковь в дворцовом селе Остров. Из Острова наблюдатели следили за вершиной огромного Боровского кургана, расположенного возле Москвы-реки у села Чулкова, откуда открывались совершенно бескрайние дали вплоть до Бронниц. Цепь подобных наблюдательных постов непрерывно тянулась к южной границе Московской Руси. И если наблюдатели замечали внезапное появление татар, они сразу же давали об этом знать соседним постам, зажигая костры, от которых в небо уходили высокие столбы дыма. Так тревожная весть за очень короткое время долетала до Москвы.

Специально для такого наблюдателя, прямо под главой церкви Вознесения в барабане купола, существовало небольшое помещение. В него можно было попасть по лестнице, проложенной в толще стен к основанию шатра, оттуда наверх вела металлическая лестница-стремянка, спускающаяся от креста.

Церковь Вознесения в Коломенском внесена в список исторического наследия ЮНЕСКО.

В 1917 году в храме удивительным образом была обретена икона Божией Матери «Державная».

Обретение иконы «Державная»

13 февраля 1917 года жительница слободы Перерва Евдокия Андрианова во сне услышала голос: «Есть в селе Коломенском большая черная икона, ее нужно взять, сделать красной, пусть молятся». Евдокия стала усердно молиться о разъяснении сновидения. И 26 февраля она увидела во сне красивую высокую белую церковь, внутри церкви — женщину с короной на голове. 2 марта 1917 года Евдокия отправилась в Коломенское. Увидев церковь Вознесения, она сразу же узнала в ней белый храм из своего сна.

Вместе с настоятелем церкви Вознесения отцом Николаем Лихачевым Евдокия стала повсюду искать большую икону. И в подвале, среди старых досок был найден почерневший от времени образ. Когда изображение очистили от пыли, Евдокия узнала на иконе женщину в короне, явившуюся ей во сне. На этой иконе Божия Матерь написана со знаками царской власти — в красной порфире, царской короне, со скипетром и державой в руках.

Икона получила название «Державная». Что самое удивительное, день ее обретения совпал с днем отречения от власти последнего российского царя — Святого страстотерпца Николая II, как бы в знак того, что Божия Матерь взяла теперь на себя опеку над Россией.

В день обретения иконы 2 марта (15 по новому стилю) 1917 года Николай II подписал Манифест об отречении от власти в пользу брата, великого князя Михаила Александровича. Последний тоже отказался от верховной власти. Так царская власть в России прекратила свое существование. 17 июля 1918 года Николай II вместе с семьей был расстрелян в городе Екатеринбурге.

Юбилейным Собором Русской православной церкви 2000 года Николай II и его семья были причислены к лику Святых.

Всю православную Россию облетела в 1917 году весть об обретении иконы «Державная». Желающих поклониться образу было так много, что икону пришлось возить по заводам и фабрикам, только в праздничные дни она оставалась в Вознесенском храме. Новопрославленной иконе были написаны церковная служба и акафист, в составлении которых принимал участие патриарх Тихон.

После Октябрьской революции 1917 года богослужения в Вознесенском храме прекратились. Икона «Державная» многие десятилетия находилась в запасниках Государственного Исторического музея. Только 27 июля 1990 года она была возвращена в Коломенское, в Казанский храм, где пребывает и поныне. Празднование иконы «Державная» совершается 2 (15) марта, в день ее обретения.