Торжок соборы

Торжок. Собор Спаса Преображения.

Спасо-Преображенский собор

Спасо-Преображенский собор — одна из самых грандиозных городских построек XIX в. Он возведен в 1822 г. на месте древнего белокаменного собора 1364 г., до которого здесь же еще в XIII в. стояла церковь Спаса. Проект существующего собора принадлежал, безусловно, зрелому и талантливому зодчему, предполагают, что автором был К.И. Росси. Известно, что работами руководил архитекторский ученик И. Мокшев. Собор увенчан пятью куполами, фасады украшены портиками дорического ордера.

Выдающимся памятником русского зодчества первой половины XIX века является здание Спасо-Преображенского собора, расположенное на территории бывшего кремля. Первый храм, построенный здесь в XII веке, был сожжён татарами во время взятия ими Торжка в 1238 году. В 1364 году новгородцами на этом месте был построен собор, который простоял до 1815 года. Но он пришёл в ветхость, и создалась опасность полного разрушения. Поэтому пришлось его разобрать и начать строительство нового храма, которое закончилось в 1822 году. Строился собор по проекту архитектора Росси. Расположен он на берегу Тверцы, и его грузные купола, портики с колоннами и колокольня хорошо сохранились. Это законченное и величавое произведение архитектуры.

Каменный собор Спаса Преображения с приделами Николая Чудотворца, Входа Господня в Иерусалим, иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», Смоленской иконы Божией Матери и Иулиании Лазаревской возведен по проекту знаменитого зодчего К.И. Росси в 1812-1822 годах вместо разобранного белокаменного собора 1364 года постройки. Строительство велось под руководством ученика архитектора И. Мокшева. Объемно-пространственная храмовая композиция в стиле ампир представляет собой высокий кубический объем, гордо несущий свое величественное пятикупольное венчание. Фасады отмечены четырехколонными портиками дорического ордера, несущими треугольные фронтоны. Храм закрыт во времена советской власти.

В настоящее время собор Спаса Преображения не действует, является одним из самых лучших архитектурных сооружений градостроительства и выдающимся памятником русского зодчества первой половины XIX столетия.

Нынешний Спасо-Преображенский собор, как и большинство храмов Торжка, — наследие эпохи ампира, первых десятилетий ХIХ века, когда страной правил Александр I. Однако храм Спаса Преображения в Новоторжском кремле существовал, видимо, с самого основания города. Именно на территории кремля — правда в нижней его части — и появилась в незапамятные времена деревянная Спасская церковь, чей далёкий каменный потомок теперь стал символом города. Летопись сохранила упоминание о деревянной Спасской церкви, которая сгорела в 1238 году, во время осады города татаро-монголами. Недавно было найдено ещё более раннее свидетельство о существовании церкви, от 1163 года, но каким тогда был храм и когда именно появился, история умалчивает. После Батыева нашествия церковь упоминантся только через 100 лет, однако вполне вероятно, что за это время могла не раз вновь гореть и восставать из пепла — пожары тогда случались нередко. Внимание летописцев храм привлёк в 1364 году, когда его впервые отстроили в камне. К сожалению, эта церковь не сохранилась, причём разобрана она была уже в относительно новое время, что особенно жаль, ведь храмов ХIV века в России чрезвычайно мало. Судя по всему, храм был построен под влиянием новгородской архитектуры (новгородские купцы и были его главными жертвователями) и, скорее всего, напоминал дошедшие до нас церкви Новгорода той эпохи. Известно, что в 1372 году храм стал ареной мрачных и трагических событий: Торжок захватил и разорил князь Михаил Тверской, и многие горожане, укрывшиеся в церкви, задохнулись в дыму пожара. Тем не менее сам храм выстоял, а вскоре обрёл «свою» святую — благоверную княгиню Иулианию Вяземскую, которая мученически погибла от руки смоленского князя Юрия, посягнувшего на её верность мужу. Через некоторое время благоверную княгиню причислили к лику святых, а её мощи погребли под одним из престолов церкви. Мощи святой Иулиании пребывали в Спасском соборе до 30-х годов ХХ века, когда они исчезли после разорения храма большевиками.

После основания Петербурга Торжок получил новый импульс к развитию — теперь он находился на дороге между двумя столицами, и здесь волей-неволей останавливались почти все путешествующие из Петербурга в Москву или обратно. Именно в это время в городе строятся величественные здания, обустраивается набережная Тверцы, сооружаются великолепные храмы. Таким новым, несравненно более масштабным и величественным зданием и был Спасо-Преображенский собор, который начали строить в год наполеоновского нашествия на Россию и завершили через десять лет. Он стал одним из лучших образцов ампира во всей храмовой архитектуре России. Спасо-Преображенский собор был построен в эпоху расцвета ампира и получился действительно имперски торжественным. Как и для всех почти русских храмов, его история сделала резкий поворот в ХХ веке. Увы, счастливый конец этой истории ещё не наступил: храм до сих пор пребывает в заброшенном виде, что особенно контрастирует с его ампирной статью. По поводу авторства собора историки искусства до сих пор не пришли к единому мнению. Документально зафиксировано, что координировал строительство и руководил работами зодчий Иван Мокшеев, ученик знаменитого Карла Росси. Но по некоторым косвенным свидетельствам — включая сам по себе высокий уровень архитектуры, совсем не «ученический» или «провинциальный», — авторство проекта на бумаге принадлежит самому Росси. Во всяком случае, собор идеально вписывается в стиль петербургского ампира, создателем которого был Росси, и представляет собой, пожалуй, один из лучших образцов этого стиля в храмовой архитектуре. При всей величественности и монументальности замысла в облике храма остаётся что-то простое, близкое к человеку, не подавляющее его. И, что важно, он остаётся храмом, не превращаяясь во дворец, ведь ещё одна опасность ампира состоит в излишней «светскости» этого стиля, спровоцированного скорее амбициями земных правителей, чем стремлением запечатлеть в камне некую возвышенную идею.

Через десять лет строительства, в котором, кстати, использовались не только новые материалы, но и фрагменты других разобранных церквей (город тогда активно перестраивался), жители города обрели новую доминанту как в архитектурном, так и в духовном смысле — огромный пятикупольный собор с тремя престолами. Центральный освятили в честь Преображения Господня, сохраняя тем самым преемственность старому храму, а боковые были посвящены святой Иулиании Вяземской, чьи мощи хранились в храме и составляли в течение многих веков его главную святыню, и Смоленской иконе Божией Матери. Последнее не должно удивлять: «влияние» знаменитой Одигитрии Смоленской распространялось и на соседнюю Тверскую губернию. Например, Смоленская церковь до сих пор есть в Выдропужске, том самом селе, откуда в Спасо-Преображенский храм перешла ещё одна знаменитая икона Богородицы, Муромская. Хотя в ХIХ веке традиция строить храмы попарно — зимний и летний (самые, наверное, яркие и многочисленные примеры такого подхода можно видеть во Владимирской, Костромской и Ярославской областях) — уже не была такой сильной, Спасо-Преображенский собор был таким большим, что топить его в холодное время было накладно. Поэтому спустя два десятка лет, в 1841-1842 годах, рядом с собором построили одноглавую зимнюю Входоиерусалимскую церковь в сходном с собором стиле. Она, конечно, меньше, но всё-таки тоже довольно большая, иначе контраст был бы слишком заметен и не создавал ощущения ансамбля. Архитектором Входоиерусалимского храма стал Иван Фёдорович Львов, однофамилец знаменитого архитектора Николая Львова. Во второй половине ХIХ века Спасо-Преображенский собор был крупнейшим и знатнейшим храмом города, местом, где пребывали его святыни. Церковная жизнь собора в это время протекала спокойно и благополучно, без каких-то особенных событий. В начале ХХ века клир храма состоял из двух диаконов и псаломщика. Прихожан было 300-350 человек, к храму были приписаны 49 дворов центральной части Торжка.

После революции приходская жизнь некоторое время продолжалась, но было ясно, что это временная ситуация. Окончательное закрытие и разграбление собора и прилегающей к нему Входоиерусалимской церкви относится к началу 1930-х годов. В частности, тогда были вскрыты и осквернены мощи святой Иулиании Вяземской, хранившиеся в храме много веков. Внутреннего убранства собор, естественно, не сохранил. Через какое-то время в нём открылся городской клуб, а соседний зимний храм приспособили под завод. После войны клуб закрыли, и храм даже немного подремонтировали, после чего, правда, он тоже стал частью завода. Заводским нуждам до сих пор служит Входоиерусалимская церковь, а Спасо-Преображенский собор со временем был заброшен и доныне пустует, пребывая в плачевном состоянии. Несмотря на внутреннее запустение, внешне Спасо-Преображенский собор Торжка по-прежнему великолепен и по праву носит звание символа города. Это полноценный, совершенно «столичного» уровня образец ампира, выполненный по проекту главного творца этого стиля в России. Спасо-Преображенский собор представляет собой в плане равноконечный крест с выступающими портиками по всем сторонам, включая алтарную. Портики поддерживают по четыре дорические колонны, с которыми перекликаются пилястры на стенах. Увенчан храм массивным куполом на прямых световых барабанах. Барабаны боковых куполов ниже и шире, центральный барабан более пропорционален и изящен, но его размеры таковы, что он всё равно перетягивает на себя внимание зрителя. Сверху купол украшен фонарём с крохотной главкой. В отличие от дорического ордера основного объёма, полуколонны, идущие кругом по центральному барабану, — ионические. Боковые купола покоятся на массивных барабанах с довольно большими окнами. Главным украшением этих вполне аскетических элементов можно считать крошечные баллюстрады. Фасады храма определяются классическими портиками с четырьмя дорическими колоннами и довольно массивным фризом. С разных сторон за портиками скрываются как входы в храм, так и алтарь. Храм стоит на довольно высоком фундаменте, поэтому ко входам ведут ступени по всему периметру. Сейчас эти ступени во власти растительности вследствии того, что храм пребывает в заброшенном состоянии и за благоустроиством прилегающей территории никто не следит.

Нельзя не отметить, что в советские годы храм использовался в качестве производственного цеха, выглядит он в наше время изнутри соответствующим образом. Как часто делалось в больших церквях, превращённых большевиками в светские или иного рода учреждения, его пространство для экономии места разделяли на два этажа. Здесь отчётливо видны следы этой перестройки; в первом этаже сложно отличить признаки того, что здесь был когда-то храм: пустые помещения с бетонным полом и стенами, частично покрытыми старой кафельной плиткой. Сбоку лестница ведёт на второй этаж, который выглядит совсем по-другому. Посетитель попадает прямо под купол храма — так высоко в действующем соборе оказаться было бы невозможно. Своды и купол продолжают выглядеть великолепно. Из окон центрального барабана струится яркий свет. Под арочными пролётами сохранились фрагменты лепнины (судя по старым фотографиям, раньше в лепных рамках находились росписи, ныне замазанные), а украшения, идущие под центральным барабаном, можно даже назвать уцелевшими, хоть и требующими, как и всё тут, серьёзной реставрации. В настояещем смысле слова «современная жизнь» для Спасо-Преображенского собора так и не наступила. Он до сих пор закрыт, не отреставрирован и не освящён. Производства в нём давно уже нет, что, вероятно, облегчит возвращение храма Церкви в будущем.

Журнал «Православные Храмы. Путешествие по Святым местам». Выпуск №169, 2019 г.

Известно, что в феврале 1238 года деревянный храм Спаса сожгли татаро-монголы. Первый каменный собор в центре новоторжской крепости был построен в 1364 г. на средства новгородских и новоторжских купцов. В 1372 г., при разорении Торжка тверским князем Михаилом Aлександровичем, в соборе сгорели и задохнулись в дыму скрывшиеся в нём горожане. В Писцовой книге г. Торжка 1625 г. о нём записано: «в городе храм всемилостивого Спаса камен. да в том же соборном храме придел вверху на полатех вход во Иерусалим . да в том же храме предел Пречистая Богородице Одигитрия муромская . да подле товож соборново храму храм Афонасья и Кирила древен».

Среди жертвователей храма были княжна Ирина Мстисловская, царь Симеон, дворяне Иван Тыртов, Иван Урусов, Николай Новокщенов, купец Г. Мишурин.

В 1406 г. в часовне под правым престолом в каменной гробнице были погребены останки благоверной княгини Иулиании, жены вяземского князя Симеона Мстиславовича, правившего в Торжке вместе со смоленским князем Юрием Святославичем. Иулиания была убита князем Юрием, посягнувшим на её верность мужу. Впоследствии она была причислена к лику святых. Её память отмечается 3 января и 15 июня.

Доныне сохранившееся здание собора было построено в 1812-1822 гг. по проекту архитектора К.И. Росси, считается «одним из лучших и великолепных» храмов города. На его постройку были употреблены материалы упразднённых церквей: Филипповской, Никитской, Жён Мироносиц. Собор был закрыт для богослужений в 1930-1931 гг. В советское время утрачены и мощи св. Иулиании.

По материалам: Лопатина Н.А. История города Торжка в названиях улиц. Изд. 2-е, испр. — Тверь, «Лилия Принт», 2002. Набор открыток. Торжок. Монастыри и храмы. — Торжок, ОАО «Пожтехника».

Первый каменный в честь Преображения Господня собор был построен в 1364 году на средства Новоторжских и Новгородских купцов. В 1372 году, при разорении Торжка Тверским князем Михаилом Александровичем, скрывшиеся в соборе многие из граждан сгорели и задохлись от дыма. В 1406 году в этом соборе была погребена в каменной гробнице княгиня Иулиания, пострадавшая за целомудрие от князя Смоленского Юрия. Близ этого (древняго) каменнаго собора встарину было две деревянныя церкви — одна из них посвящена была святым Афанасию великому и Кириллу, Александрийским патриархам, а другая — святому Николаю; здесь же существовал женский Мироносицкий монастырь.

В писцовых книгах П. Нарбекова 1625 года находится описание каменнаго Спасо-Преображенскаго собора, но по всей вероятности, не того, который был построен в XIV веке. Из описания собора видно, что он был благоукрашен, имел много ценных икон, богат был церковной утварью. Нарбеков пишет: «Город Торжок, а под ним река Тверца, а по другую сторону ручей Здоровец. А в городе храм Всемиластиваго Спаса камен; а в нем Божия милосердия: деисусов двадцать одна икона, да 11 икон средних на золоте, а поля на красках, да деисус, а в нем десять икон на красках, венцы у них на золоте; царские двери на золоте; да местный образ Преображение Спасово на золоте, прикладу у него шесть гривенок басменных серебряных позолоченных, да шесть копеек, да восемнадцать литых серебряных же; да образ Иван Богослов; да крест серебряной, да образ Симеон Богоприимец, да Екатерина Христова мученица в деянии на празелени; да образ местной Пречистая Богородица Одигитрия на злате, да образ Пречистыя Богородицы на злате за престолом, ветх, да крест запрестольный на празелени ветх; да Пречистая Богородица выносная на злате на киоте, а поставление протопопа с братиею, прикладу у Спаса и у Пречистой Богородицы венец сканный с финифтом; да на престоле Евангелие печатное, оторочено барохатом червчатым; да крест благословенный обложен серебром, позолочен, да сосуды серебряны, а покровцы у них атлас золотной, а Евангелие и крест и сосуды положение царя Симеона (вероятно, Бекбулатовича); да сосуды оловянные положение княжны Ироины Мстиславской, да хоруговь ветха на злате, да образ пречистыя Богородицы пядница обкладная, а поставление царя Симеона, да образ Николы чудотворца пядница большая поставление Ивана Тыртова, да книги, две триоди, да два охтоя, да апостол, да минея общая, да псалтырь, печатные, а положение царя Симеона, Евангелие толковое, печатное ветхо, да потребник, да служебники печатные ветхи, а положение подъячаго Дмитрия Елисеева, да служебник ветхий письменной, а положение Ивана Урусова».

Между облачениями упоминаются ризы бархатныя с золотым оплечьем, повседневных риз четыре и пр. положение разных лиц (царя Симеона, Николая Новаковскаго, Ивана Урусова). В соборе, как видно из из описания его Нарбековым, было два придела — один в честь Входа Иисуса Христа в Иерусалим, на полатях, а другой в честь Пречистой Богородицы Одигитрии Муромской. Этот описанный Нарбековым) Спасо-Преображенский собор существовал до 1814 года. Церковь святых Афанасия и Кирилла давно уже не существует, а церковь святого Николая была разобрана в 1840 году. Последняя церковь была построена в 1769 году иждивением соборнаго протопопа Марка Иванова.

Прежде нынешняго собора в Торжке существовал второй каменный, в тоже наименование, собор с одним только приделом в честь Пресвятыя Богородицы, именуемой Муромскою, под которою, вероятно, нужно разуметь святочтимую икону Божией Матери — Одигитрии, Выдропуской. Названа же Муромскою, нужно полагать, потому, что эта икона была взята (в плен) в городе Муром, откуда чудесным образом была возвращена в Выдропуск (село Вышневолоцкого уезда), а из Выдропуска — в Торжок. Эта местночтимая за чудотворную икона находится ныне в иконостасе между главным престолом и южным, посвященным в честь Божией Матери Одигитрии, в серебряной позлащенной ризе, в особо устроенном киоте. По преданию, с этою иконою бывал ежегодно 18 июня крестный ход из села Выдропуска в Торжок, где она оставалась на некоторое время в соборе, а затем с крестным ходом возвращали её в Выдропускую церковь; но после одного принесения 18 июня в Новоторжский собор она уже не была возвращена в Выдропуск, где имеется точный с нея список.

Читайте так же:  Видеть во сне храм собор

О Выдропуской иконе хранится (в церкви села Выдропуска) «Душеполезная повесть», списанная князем Георгием Звенигородским (см. № 13 Твер. Еп. Ведом. за 1901 г.). В серебряном окладе в венце Богомладенца (на Выдропуской иконе) вложен перстень с рубином и бриллиантами; этот перстень был пожертвован новоторжским купцом Григорием Мишуриновым, а ему был подарен в 1818 году (в проезд через Торжок) Прусским королем Фридрихом-Вильгельмом. Ради сей иконы ежегодно 18 июня бывает большой (из Новоторжских монастырей и градских церквей) крестный ход в собор, для крестнаго хода причты всех церквей, после ранних литургий в своих храмах, собираются в Борисоглебский мужской монастырь, а из него уже направляется один всеградский крестный ход в собор, где совершается поздняя литургия; а после оной молебен Пресвятой Богородице. В большой крестный ход 11 июня в Борисоглебский монастырь впереди всех икон диаконы в облачении несут из собора чудотворную икону (тогда как другия иконы несут миряне, мужчины и женщины) и во время хода отправляется молебен Пресвятой Богородице.

Ныне существующий в Торжке Спасо-Преображенский каменный пятикупольный собор построен на месте прежде бывшаго; начат постройкою по разрешению Тверского епископа Мефодия 16 февраля 1812 года, а окончен в 1822 году. В нем три, под ряд расположенные, престола; главный посвящен Преображению Господню, правый — во имя святой благоверной княгини Новоторжской (Вяземской) Иулиании (в документе о пожаре в городе Торжке, в 1742 году близ городского собора упоминается деревянная церковь в честь святой мученицы Иулиании Никомидийской, память коей совершается 21 декабря; вместо сего сгоревшаго храма в Спасо-Преображенском соборе устроен уже придел не в честь святой мученицы Иулиании Никомидийской, а во имя благоверной княгини Новоторжской Иулиании, что значится и в антиминсе сего престола: «в храме благоверной княгини Иулиании» — выдан Тверским архиепископом, впоследствии Санкт-Петербургский митрополит, Григорием 11-го октября 1842 года). Левый придел посвящен Пресвятой Богородице ради ея чудотворной иконы Одигитрии — Выдропуской (или Муромской) и праздненство ей совершается 18 июня. На постройку собора, между прочим, были употреблены материалы от упраздненных церквей — святого апостола Филиппа (близ Борисоглебского монастыря), святого великомученика Никиты (где ныне Покровская единоверческая церковь) и святых Жен Мироносиц (близ собора, где ныне находится пивоваренный завод Каттербаха).

В Преображенском соборе осталось довольно старинных икон, бывших в прежних храмах; из них особенно замечательна храмовая, в главном иконостасе, икона Преображения Господня; на эту икону сделана была серебряная риза, как видно из надписи, в 1793 году. Из богослужебных сосудов более других древний, серебряный позлащенный, с надписью по краям онаго: «построен сей сосуд в городе Торжке в соборную церковь Преображения Господня по обещанию протопопа Марка Иванова на собственныя его деньги 1751 году, а весу в них 4 фунта 82 золотника, ценою по 20 копеек золотник, за позолоту 17 рублей, итого 110 рублей». Из евангелий — самое древнее, напечатанное в 1664 году при патриархе Иоасафе. На окладе евангелия надпись: «Лета 7172 (1664) построил сие Евангелие Живоначальныя Троицы Сергиева монастыря архимандрит Иоасаф, новоторжец, во град Торжок в соборную церковь Преображения Спасова и Пресвятыя Богородицы, никому неотъемлемо во веки». На первом белом листе написано: «Лета 7201 июля 21 дня по указу великих государей и великих князей Иоанна Алексиевича и Петра Алексиевича всея великия и малыя и белыя России самодержцев. Выдана ризница во град Торжок в соборную церковь Преображения Господня на Москве из приказу большой казны протопопу Никифору Иванову с братиею, а выдал большой казны казначей Гаврила Иванович Головкин, да отец его Иван Семенович Головкин, да того же приказу дьяки Димитрий Степанович, да Роман Титович Смирнов, да подъячий Василий Васильев, сын Юхнов». Это Евангелие начато печатанием «в лето 7182 (1644 по Р. Хр.) января 22 дня в 31-е лето царствования Михаила Феодоровича, при сыне его благоверном государе Алексие Михайловиче. Окончено в тот же год июля в 20 день в 32 лето державы Михаила Феодоровича, в 3-е лето патриаршения Иосифа». В конце Евангелия написано обращение к священноначальникам, священноинокам, священникам и ко всем благочестивым людям с просьбой: «аще прилучится некое прегрешение, милостива нам будите и не зазарив ума нашего немощи и недоумения. Сами же сподобльшеся от Богомладенца больших дарований духовных исправляйте, понеже и вы требуюте милости от Бога и человек. И извольшему же вам сие видети, хвалу и благодарение воздавайте во веки, аминь». Второе Евангелие в четверть листа, напечатанное в Москве, в 1685 году при патриархе Иоакиме. Третье Евангелие в лист напечатано в Москве в 1703 году при Петре I. Есть еще несколько старинных Евангелий (1722 — 1791 г. др.). В часовне, устроенной под правым (в честь благоверной Иулиании) престолом, в каменной гробнице покоятся останки благоверной княгини Иулиании, местночтимой; на гробнице находится металлическое изображение угодницы Божией. Над гробницей устроен балдахин; на стенах этой часовни находится несколько старинных икон.

Преображенский собор; две церкви теплая и холодная: 1-я) каменная холодная построена в 1822 году, престола три: главный средний Преображения господня, южный Святой Благоверной Княгини Иулиании, северный Смоленской Божией Матери. 2-я) Теплая построена в 1842 году, престола три: средний Входа Господня во Иерусалим, южный Неопалимыя Купины Божией Матери и Святого великомученика Никиты, левый Святителя Николая и Митрофания Воронежского. Церковные документы: опись 1863 года, метрики с 1788 года, исповедные с 1820 года, план на землю.

В 1901 году служили: Протоиерей Александр Евфимович Соколов 60-ти лет, окончил духовную семинарию, священником с 1863 года, Протоиереем с 1894 года, состоял Директором тюремного отделения, уездным наблюдателем церковно приходских школ, награжден в 1896 году наперстным крестом. Священник Иоанн Васильевич Знаменский 36-ти лет, студент семинарии, в служении с 1885 года, священником с 1888 года, состоял Директором тюремного отделения и законоучителем городского училища, награжден в 1898 году скуфьей. Диакон Феодор Владимирович Образцов 25-ти лет, диаконом с 1895 года. Диакон, в должности псаломщика, Арсений Иоаннович Ильинский 26-ти лет, в должности с 1893 года, диаконом с 1899 года. Псаломщик Николай Георгиевич Томилин 43-х лет, в должности с 1884 года. Церковный староста мещанин Иаков Васильевич Новоселов в должности с 1876 года, награжден в 1897 году золотой медалью. Прихожан — 49 дворов (159 мужчин, 174 женщины).

В 1914 году служили: Протоиерей Александр Соколов 74-х лет, окончил семинарию, на службе 51 год, в Преображенском соборе 21 год. Священник Иоанн Знаменский 50-ти лет, окончил семинарию, на службе 29 лет, в Преображенском соборе 26 лет. Штатный диакон Василий Колтыпин 42-х лет, на службе 22 года, в Преображенском соборе 5 лет. Псаломщик Василий Лебедев 30-ти лет, на службе 2 года, в Преображенском соборе 1 год. Псаломщик-диакон Василий Понамарев 42-х лет, на службе 20 лет, Преображенском соборе 7 лет. Прихожан — 176 мужчин и 182 женщины.

По материалам: Монастыри и приходские церкви г. Торжка и их достопримечательности. — Тверь, 1903. Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. — Тверь, 1901. Справочная книга по Тверской епархии. — Тверь, 1915.

Торжок

Торжок, город в России, административный центр Торжокского района Тверской области, в пределах Тверской епархии. Расположен на берегах реки Тверцы, притока Волги, в 60 км к северо-западу от Твери, на автомагистрали Москва — Санкт-Петербург. Через город проходит ветка Октябрьской железной дороги на Ржев, Лихославль, Осташков. Население — 46,031 человека (2017).

    На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

    Торжок — один из древнейших городов Верхневолжья. Входит в число 116 российских городов, историко-архитектурные центры которых объявлены заповедными. Территория города – уникальный комплекс архитектурных и археологических памятников. По количеству памятников Торжок превосходит все города Тверской области (292 объекта, включая 92 памятника федерального, 102 — регионального значения и 98 вновь выявленных объектов). Общая площадь средневекового культурного слоя – 150 га.

    Город впервые упоминается в летописи 1139 года, но возник, очевидно, еще в IX — X веках. В «Топографическом и историческом описании города Торжка 1783-1784 годов» о времени возникновения города говорится:

    На правом берегу реки Тверцы, в XI-XII веках образовалось торгово-ремесленное поселение новгородских славян — Новый Торг. Впоследствии город стал называться Торжком. Наличие водного пути, удобное местоположение, развитие торговли и ремесел способствовали росту города.

    В XIV веке весь город в пределах мыса между рекой Тверцой и ее притоком ручьем Здоровцом был обнесен деревянными стенами с башнями, а с южной напольной стороны был защищен высоким земляным валом и рвом. Так образовался кремль Торжка. На его территории находился деревянный храм и вечевая площадь. В 1364 году на месте деревянного собора был сооружен каменный, который в 1822 году был заменен пятиглавым Преображенским собором, построенным по проекту известного архитектора К. Росси. Торжокский кремль был по своим временам значительной крепостью, выдерживавшие долгие осады. Так, в 1238 году новоторы две недели сдерживали полчища хана Батыя. Не раз укрывались за стенами торжокского кремля новгородские князья.

    Во время междоусобной войны в 1372 году князя Тверского Михаила Александровича с Великим князем Дмитрием Ивановичем Донским Торжок претерпел величайшее разорение, был обращен практически в пепел, а обыватели — одни порублены и потоплены в Тверце, а оставшиеся отведены в Тверь и поселены особою слободою.

    В 1478 году в городе упразднено республиканское правление, город присоединен к Москве и стал управляться царскими наместниками из бояр. Город продолжает расти. Кремль окружается торгово-ремесленными посадами. Городская территория распространяется и на левый берег Тверцы.

    Роль города как важного торгового пункта на Тверце особенно возросла при Петре I, когда для перевозки грузов в строящийся Петербург была сооружена Вышневолоцкая водная система, в которую вошла река Тверца. Город и его уезд поставляли в новую столицу зерно, муку, пеньку, кожи, строительные материалы. В то же время Торжок являлся одной из важнейших почтовых станций на «государевой дороге».

    С 1708 года — в составе Ингерманландской губернии (с 1710 года — Санкт-Петербургской), с 1719 года — Тверской провинции. С 1727 года — в составе той же провинции в Новгородской губернии. С 1775 года — уездный центр Тверского наместничества (с 1796 года — Тверской губернии).

    Торжок. Вид с западной стороны. Река Тверца. Лето 1910 года. Фотография С. М. Прокудина-Горского с сайта prokudin-gorskiy.ru

    В 1781 году был утвержден генеральный план города, который был основным строительным документом на протяжении полутора веков. В этот период в центре Торжка сооружается много каменных зданий.

    Вторую половину XVIII — первую половину XIX веков специалисты называют «золотым веком» Торжка, преобразившим лицо города. Над его архитектурным обликом работали Никитин, Казаков, Львов, Росси и другие выдающиеся архитекторы. Тогда в городе появились новые административные комплексы, торговые ряды, многие каменные жилые дома дворян и купцов. На месте старых были возведены новые соборы и церкви, а остальные храмы перестроены. Конечно, при столь масштабном строительстве не могла не пострадать старая архитектура Торжка, зато на смену ей пришел комплексный, художественно завершенный городской ансамбль в едином стиле классицизма. Именно благодаря этому современный Торжок считается образцом русского градостроительного искусства XVIII-XIX веков.

    В 1856 году в уездном городе Торжок Тверской губернии насчитывалось 27 церквей, 2234 дома, 394 лавки.

    С начала XIX века развивалось кожевенное, обувное, кузнечное производства. В конце XIX века на основе артелей мастериц-золотошвей возникла школа золотного шитья.

    С началом строительства железных дорог началось падение судоходства по Вышневолоцкой системе, экономическая жизнь города замерла.

    К 1917 году Торжок превратился в провинциальный купеческий город.

    На начало XXI века в городе действуют вагоностроительный завод, завод полиграфических красок, обувная фабрика, предприятия деревообрабатывающей, пищевой промышленности. Известностью пользуется школа художественной вышивки и золотошвейная фабрика (кружевное шитьё золотом, серебром и шёлком по сафьяну и бархату). Возрождён старинный народный промысел — глиняная игрушка.

  • 1856 — 10,2 тыс. человек
  • 1913 — 14 тыс. человек
  • 1931 — 17 тыс. человек
  • 1967 — 43 тыс. человек
  • 1992 — 50,2 тыс. человек
  • 2006 — 48,2 тыс. человек

В XI-XII веках в Торжке возникает Борисоглебский мужской монастырь, один из древнейших на Руси.

Город входит в состав Тверской епархии. Новоторжское благочиние объединяет приходы храмов Торжокского и Старицкого районов.

  • Борисоглебский (мужской)
  • Воскресенский (женский)
  • Иоанно-Богословский (недейств.)
    • Бориса и Глеба, собор
    • Воздвижения Креста Господня
    • Вознесения Господня:
      • каменный (недейств.)
      • Старо-Вознесенский (см. Тихвинский храм)
      • часовня (недейств.)
      • Воскресения Христова, собор
      • Зосимы и Савватия Соловецкого (разобран в 1858, замещён приделами Вознесенского храма)
      • Илии Пророка
      • Иоанна Богослова и брата его Иакова, кладбищенский
      • Иоанна Дамаскина и Марии Египетской (разрушен)
      • Климента, папы Римского
      • Михаила Архангела
      • Николая Мирликийского
      • Преображения Господня, собор
      • Тихвинской иконы Божией Матери
      • Троицы Живоначальной
      • Иоанно-Богословское
      • Древний собор Борисоглебского монастыря в Торжке Текст научной статьи по специальности « История. Исторические науки»

        Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Салимов А. М.

        Согласно Житию Ефрема Новоторжского (конец XVI XVII век) первый каменный монастырский храм во имя Бориса и Глеба был создан в Торжке между 1015 и 1053 годом

        Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Салимов А.М.,

        Ancient Cathedral of the Borisoglebsky Monastery in Torzjok

        The Monastery of Sts. Boris and Gleb is one of the most ancient abbeys of the Tver region. The cathedral of Sts. Boris and Gleb, which was erected in the last quarter of the 18th century on the place of the earliest church is the central construction of the monastery. For a long time the erection of the ancient temple has referred to 1038. But the architectural-archaeological research held in the late 1980-es the first half of 1990-es inside and around the today existing church revealed the remains the stone pre-Mongol temple which could be dated back to the late 12th the early 13th centuries. The architecturalforms of the first stone construction of the Borisoglebsky Monastery by its stylistic and typological aspects was tended to the architecture of Polotsk and Smolensk of the late 12th the first half of the 13th centuries. Now the ancient church can be reconstructed on the base of complex consideration of various sources as a tiny single-headed and single-apse construction the main volume of which was completed with trefoil archs. Together with it the decorum of the church should be treated perhaps in the context of the Smolensk architecture of the border of the 12th-13th centuries.

        Текст научной работы на тему «Древний собор Борисоглебского монастыря в Торжке»

        ?Древний собор Борисоглебского монастыря в Торжке.

        Согласно Житию Ефрема Новоторжского (конец XVI — XVII век) первый каменный монастырский храм во имя Бориса и Глеба был создан в Торжке между 1015 и 1053 годом.1

        С начала XIX века в литературе утвердилось произвольно введенная автором «Истории российской иерархии» Амвросием датировка древнего храма — 1038 год.2 Впоследствии ее повторили другие исследователи.3 Однако не только эта дата, но и весь отрезок времени, в течение которого жил Ефрем (умер в 1053 году), представляются маловероятными не только для создания храма, но и для основания Борисоглебской обители в Торжке. Уже в XVII веке архимандрит Тарасий «з братею» затруднялись ответить, «в которых годех и при которых великих князех та церковь строена».4

        Что касается времени основания монастыря, то ряд косвенных данных позволяет ориентироваться на начало — первую половину XII столетия.5 Первое же прямое упоминание о ка-

        1 БАН. 17.5.3.4°. Л. 361-361 об.

        2 Амвросий. История российской иерархии. М., 1811. Ч. III. С. 417.

        3 Илиодор. Историческо-статистическое описание города Торжка. Тверь, 1860. С. 73; Димитрий. Монастыри и приходские церкви Торжка и их достопримечательности. Тверь, 1903. С. 5; Колосов В.И. Новотор-жский Борисоглебский монастырь. Тверь, 1913. С. 52; Вершинский И. Основатель Новоторжского Борисоглебского монастыря пр. Ефрем, открытие его св. мощей и чудеса XVI-XVII вв. // Тверские епархиальные ведомости. 1914. №41. С. 748; Балдина О.Д. От Валдая до Старицы. М., 1968. С. 44; Суслов А.А., Фомин А.А. Торжок и его окрестности. М., 1983. С. 47; Тверская область. Энциклопедический справочник. Тверь, 1994. С. 60.

        4 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. 1685/1686 гг. Л. 101.

        5 Малыгин П.Д. Новые данные по топографии Торжка XII-XIII вв. //

        Памятники археологии и этнографии Верхнего Поволжья. Горький, 1989.

        менном храме Бориса и Глеба относится к XIV веку. Содержится оно в «Повести о разорении Торжка в 1315 году», созданной, по мнению И.У.Будовница, как составная часть Жития Ефрема между 1315 и 1372 годами: «И умыслиша братия . устроити церковь во имя преподобного чюдотворца Ефрема в пределе каменныя церкви святых страстотерпец Бориса и Глеба».6 И если приведенная цитата позволяет допускать существование Ефремовского придела как внутри собора (например, «на полатех»), так и снаружи (самостоятельный, пристроенный к основному объему храм), то один из поздних списков Жития Ефрема (середины XVII века) вносит необходимые уточнения: «.И умыслиша вси людие единомыслению устроити престол во имя преподобного (Ефрема — А.С.) и собраху от имения своих злата и сребра, и сотвориша престол в церкви святых великомученик страстотерпцев христовых Бориса и Глеба на правой стране».7 Из приведенного отрывка следует, что древнейший придел во имя Ефрема Новоторжского был, вероятно, устроен внутри Борисоглебского собора, в его южном нефе. В свою очередь, появление изолированного придела у юго-восточного угла главного храма обители исследователи второй половины XIX — начала XX века связывали с 1577 годом.8 Сооружение северной Иоакимоанновской придельной церкви ими же было отнесено к 1589 году.9 В таком составе (основной

        6 Будовниц И.У. Повесть о разорении Торжка в 1315 году // ТОДРЛ. Т. XVI. Л., 1960. С. 448, 451.

        7 ГАТО. №726. Л. 69 об., 70, 70 об.

        8 Илиодор. Историческо-статистическое описание. С. 73, 74; Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 58.

        объем и два фланкирующих его придела) соборный комплекс Борисоглебского монастыря был, по всей видимости, зафиксирован в 1661 году художниками посольства барона А.Мейер-берга (рис. 2).10

        В связи со сказанным несколько противоречащей выводам исследователей второй половины XIX — начала XX века оказывается информация, содержащаяся в писцовой книге 16851686 годов. Если дату сооружения северного придела источник подтвердил (1589 год [7097]), то создание Ефремовского придельного храма отнесено здесь к 1672 (7180) году.11 Однако, судя по тому, что в дореволюционной литературе факт постройки в 1577 году каменного южного придела соседствует с целым рядом немаловажных подробностей (назван не только строитель храма — архимандрит Мисаил, но и отмечена его заслуга в сооружении еще одной монастырской постройки — деревянной Введенской церкви),12 в 1672 году Ефремовский придел, по-видимому, только перестраивался. Надо полагать, что в распоряжении Илиодора и В.И.Колосова были неизвестные нам источники, которые зафиксировали постройку в последней четверти XVI века двух каменных приделов собора Борисоглебского монастыря. Следовательно, во второй половине XVII века «малый» храм Ефрема Новоторжского был, вероятно, только перестроен. Не исключено, что эту придельную церковь возвели заново, поскольку известно, что в начале 1670-х годов каменных дел подмастерье из Троице-Сергиева монастыря Лука Степанов строил по указу патриарха в Борисоглебском монастыре Торжка церковь Ефрема чудотворца.13

        Решение о строительстве нового придела было принято

        10 Кирпичников А.Н. Россия XVII века в рисунках и описаниях голландского путешественника Николааса Витсена. СПб., 1995. С. 131.

        11 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. Л. 101-101 об.

        12 Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 59, 78.

        13 Кавельмахер В.В. Никоновская церковь Троице-Сергиева монастыря: автор и дата постройки // Культура средневековой Москвы. XVII век. М., 1999. С. 95. Прим. 43.

        Рис. 2. Торжок. Собор Борисоглебского монастыря на рисунке 1661 года из альбома А.Мейерберга

        в 1669 году, и по указу патриарха в Борисоглебский монастырь отправились «для досмотру каменного дела» Иоаким Макарьев и «каменного дела подмастерье» Лука Степанов.14 В 1670 году церковь Ефрема чудотворца уже считалась «но-вопостроенной».15

        Судя по «Краткому летописцу Торжка», содержащему ряд свидетельств XVII столетия, в 1676-1677 годах мог быть перестроен южный придел во имя Иоакима и Анны. Под 7184 (1676-1677) годом здесь сообщается о том, что «в Новотор-жском Борисоглебском монастыре воздвигнули два предела в церкви Борису и Глебу. Служба преподобнаго Ефрема да Иоакима и Анны при архимандрите Еустафии».16 Однако, принимая во внимание весьма подробное описание 1685-1686 годов, где отсутствует информация о перестройке за 10 лет до составления писцовой книги Иоакимоанновского придела, можно предположить, что в 1676-1677 годах последний был лишь отремонтирован. Весьма вероятно, что этот ремонт был связан с обретением в 1677 году мощей преподобного Аркадия, поскольку после обретения ученик Ефрема Новоторжского был положен «в паперти у северных дверей».17

        В связи с возникшей проблемой любопытно сравнить покрытия глав на основном объеме и приделах, которые зафиксировал источник 1685-1686 годов. На соборе и Ефремовс-ком приделе купола были из «белого железа», «а на церкви богоотцов Иоакима и Анны» главу покрывала зеленая черепица.18 Очевидно, что к середине 1680-х годов церковь преподобного Ефрема сохраняла то металлическое покрытие, которое сделали на новом придельном храме не ранее начала 1670-х годов. По-видимому, в этот же период (1670-е годы) «белым железом» покрыли главу и на Борисоглебском соборе. Не является ли в таком случае черепичный купол Иоакимоанновского придела тем покрытием, которое устроили в конце XVI века? По крайней мере, данный факт можно предварительно считать косвенным аргументом в пользу сохранности постройки 1589 года при составлении городской описи 1685-1686 годов. Но только лишь косвенным, поскольку близкое по характеру сочетание этот же источник фиксирует при описании надвратной Воздвиженской церкви Борисоглебского монастыря, возведенной в 1684 (7192) году. Глава этого храма, а также главка его северного Иоаннобогословс-кого придела были покрыты зеленой черепицей, а глава Никольской придельной церкви (южной) — железом.19 В итоге наиболее убедительным аргументом, позволяющим считать сообщение «Краткого летописца Торжка» (под 1676 годом) свидетельством ремонта, а не перестройки Иоакимоанновского придела, являются данные писцовой книги 1686 года.

        14 РГАДА. Ф. 235. Оп. 2. Кн. 69. 1669 г. Л. 326 об. — 327.

        15 Там же. Кн. 70. 1670 г. Л. 91.

        16 Станиславский А.Л. Краткий летописец Торжка XVII в. // Летописи и хроники. 1984 год. М., 1984. С. 236.

        17 Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 43-45.

        18 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. Л. 101 об.

        19 Там же. Л. 130 об.

        С последней четвертью XVII века опись 1685-1686 годов связывает не только строительство Ефремовского придела: «в то ж время» (надо полагать, в 1670-е годы) были «построены и паперти каменные».20 Под «папертями» следует, вероятно, понимать галереи и притворы,которые фиксируются в составе соборного комплекса на иконе первой четверти XVIII века, содержащей изображение Новоторжского Борисоглебского монастыря (рис. 3). После появления вышеуказанной обстройки длина собора составляла 9 сажень и 2 аршина (ок. 21 м), а ширина — 12 сажень и 1 аршин (ок. 26,5 м).21 К середине 1760-х годов древний собор требовал серьезного ремонта. Из донесения тверского епископа Гавриила, посланного им в 1766 году в Государственную коллегию экономии, мы узнаем, что к тому времени «церковь во имя страстотерпцев Бориса и Глеба вверху в сводах и по стенам во многих местах расселась».22 В последние годы существования первоначального храма отмечалось, что «даже самые столпы внутренние, на которых утвержден был свод церковный, начали изгибаться от верхней тяжести. Был случай, что даже каменная стена в левом приделе упала и только чуду приписать нужно то, что при падении своем она никому не причинила вреда».23 В 1760-е годы Гавриил опасался обрушения храма «и просил об осмотре и починке той ветхости». Объясняя свою настойчивость в деле скорейшего ремонта Борисоглебского собора, иерарх указывал на то, что «оный монастырь . состоит при граде да и на большой проезжей санкт-петербургской дороге», и поэтому обитель может посетить «во время высочайшаго Ея Императорскаго Величества шествия» Екатерина II.24

        В конце 1766 года опись «ветхостям» и смета были составлены находящимся «в городе Торжку при строении ар-хитектурии порутчиком» Иваном Парфентьевым, однако все подготовленные им сметные расчеты касались ремонта только Введенской трапезной церкви.25 Как нам кажется, странность эту можно объяснить только тем, что уже в 1766 году, вероятно, при непосредственном участии императрицы решено было Борисоглебский собор не ремонтировать, а заменить новым, более грандиозным сооружением.

        К разборке древнего храма приступили 16 августа 1784 года, завершили эти работы 20 ноября того же года. А 9 июня 1785 года в присутствии Екатерины II был заложен новый собор Борисоглебского монастыря.26 Факт присутствия на этих торжествах императрицы в какой-то мере подтверждает высказанное ранее предположение о существовавшем еще во второй половине 1760-х годов намерении заменить первоначальный храм новым собором. Правда, В.И.Колосов основным персонажем, исходатайствовавшим у Екатерины «дозволение . разобрать древнюю ветхую церковь и построить новую», считал новгородского и тверского генерал-губернатора Я.А.Брюса.27 Но, с учетом историко-архивного материала, думается, что некий коллектив «приговорил» первоначальный храм к разборке еще в середине 1760-х годов.

        Выстроенный по проекту Н.А.Львова новый Борисоглебский собор завершили в 1789 году (рис. 4). Несколько десятилетий спустя, в 1839-1840 годы, он претерпел значительные интерьерные изменения. В это время был разобран чу-

        20 Там же. 101 об.

        21 РГАДА. Ф. 280. Оп. 3. Д. 61. 1765 г. Л. 1 об.

        22 РГАДА. Ф. 280. Оп. 1. Д. 4182. Л. 1.

        23 Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 53.

        24 РГАДА. Ф. 280. Оп. 1. Д. 4182. Л. 1.

        Рис. 3. Борисоглебский монастырь в Торжке на иконе «Ефрем и Аркадий Новоторжские». Первая четверть XVIII века. Источник: Жизневский А.К. Описание Тверского музея. Тверь, 1888 год

        25 Там же. Л. 11-13 об.

        26 Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 56-58.

        27 Там же. С. 54. Я.А.Брюс являлся новгородским и тверским генерал-губернатором между 1781 и 1784 гг. (Тверская область. Энциклопедический справочник. С. 9).

        Рис. 4. Торжок. Собор Борисоглебского монастыря. 1785-1789. Фото П.Ф.Добрынина, 1925 год

        гунный пол, а сделанный вместо него деревянный поднят и уложен на вновь созданную сводчатую конструкцию.28 Появился подклет, для увеличения высоты которого пришлось вынуть грунт, лежащий ниже верхней отметки фундамента

        XVIII века. В результате пол подвала в настоящее время ниже современной дневной поверхности на 140-150 см. Следствием ремонта 1840 года явилось уменьшение высоты основного храмового пространства. Дополнительные земляные работы производились в подцерковье в середине — второй половине

        XIX века. В этот период подклет был поделен кирпичными стенками на три изолированных продольных нефа, а в центральной части устроено калориферное отопление. Небольшая часть грунта была вынута в советское время, когда в соборе размещался тюремный склад, а затем склад ЛТП.

        Архитектурно-археологическое изучение утраченного памятника было проведено в 1989-1993 годы.29 Раскопы,

        28 Колосов В.И. Новоторжский Борисоглебский монастырь. С. 59-60.

        29 Итоги исследования памятника в 1989-1990 гг. были опубликованы в следующих работах: Малыгин П.Д., Салимов А.М. Исследования Борисоглебского монастыря в Торжке // Археология и история Пскова и Псковской земли. 1989. Псков, 1990. С. 37-39; Малыгин П.Д., Салимов А.М. Архитектурно-археологическое исследование собора Борисоглебского монастыря в Торжке // Памятники истории и культуры Верхнего Поволжья. Нижний Новгород, 1991. С. 243-255.

        Рис. 5. Торжок. Борисоглебский монастырь. Придел Ефрема Новоторжского (1670 год) в процессе раскопок. Фото 1991 года

        траншеи и шурфы закладывались как внутри, так и снаружи постройки конца XVIII века. В результате было установлено, что котлован ныне существующего Борисоглебского собора полностью уничтожил первоначальный храм и придел во имя Иоакима и Анны. Северная же придельная Ефремовская церковь в значительной мере сохранилась на уровне фундаментов у южного портика постройки 1785-1789 годов (рис. 5). К югу и востоку от существующего собора был вскрыт мощный (от 2 до 4 м) слой строительного мусора, относящегося к разобранному в 1784 году храму. Посредством этого материала в последней четверти XVIII века площадь монастырского холма была искусственно увеличена к востоку. Древнейший склон в сторону р. Тверцы фиксируется здесь по отметкам материка: в центре существующего собора — 2 метра от современной дневной поверхности; внутри храма в восточной части — 3 метра и в 8 метрах к востоку от собора — 4,3 метра.

        Практически везде на разных отметках был обнаружен домонгольский строительный материал, представленный плинфой,30 цемяночным раствором и фрагментами фресок. Среди тысяч фрагментов плинфы было отобрано свыше 40 экземпляров, сохранивших все три размера: 26-28,2 х 18,521 х 3-4,5 см. Наряду с плинфой основного формата во время раскопок было выявлено около 20 экземпляров малоформатного кирпича-плинфы: 20,8-24,5 х 10,5-13,5 х 2,9-5 см. Весьма разнообразен набор обнаруженных здесь лекальных плинф. Это кирпичи с полукруглым торцом, служившие для выкладки полуколонок пучковых пилястр или

        30 Малыгин П.Д., Салимов А.М., Зайцев А.А. К изучению плинфы собора Борисоглебского монастыря в Торжке // Архитектурно-археологический семинар. Из истории строительной керамики средневековой Восточной Европы. СПб., 2003. С. 85-92.

        Рис. 6. Плинфа с надписью, обнаруженная при исследовании собора (рубежа Х11-ХШ веков) Борисоглебского монастыря в Торжке. Рис. В.В.Курочкина

        порталов; узкие плинфы-«утюжки» с клиновидным торцом для устройства орнаментальных поясков (поребрик), наконец, большие и малые трапециевидные по формату кирпичи, которые, по всей видимости, использовали для выкладки откосов дверных и оконных проемов.

        Плинфа домонгольского храма, как правило, формована на деревянной основе и песке. Сделано это достаточно небрежно. Глина плохо перемешана, на изломах видны значительные по размерам горизонтальные пустоты. Некоторые фрагменты в сечении дугообразны. У большого числа кирпичей имеются наплывы на торцах.

        В результате раскопок было обнаружено немало фрагментов плинфы с рельефными знаками на торцах. Большой интерес представляют кирпичи с надписью, различными рисунками-граффити и метками (свыше 30 экземпляров). Все эти фрагменты или целые плинфы имеют следы цемяночного раствора, что говорит об их использовании в кладке.

        Особенно любопытен фрагмент плинфы, сохранивший на постелистой стороне отрывок двухстрочной надписи (рис. 6). В первой строке читается: КОУ., во второй — А СЕ ПЛИ. Можно предположить, что это плинфа, метившая большую партию кирпичей. Тогда первую строку можно интерпретировать как слово КУПА или КУП (столько-то), а вторую — А СЕ ПЛИНФ [ПЛИТ] (столько-то).31

        Не исключено, что рисунок на постелистой стороне одной из плинф (рис. 7) можно рассматривать в качестве схематически переданного плана одноапсидного храма. Правда, в этом случае малообъясним разбитый на две доли круг, помещенный несколько позже (в процессе нанесения рисунка) на «апсидной» части храма. Сложно интерпретировать данное изображение как результат творческого обсуждения на строительной площадке, тем не менее отрицать такую возможность тоже нельзя.

        Среди немалого числа фрагментов цемяночного раствора было найдено несколько десятков, фиксирующих толщину кладочного шва (1,5-3 см). Отметим, что процентное содержание цемянки и песка в связующем небольшое.

        В процессе раскопок было найдено около 8000 фрагментов фресок, которые, по мнению Л.И.Лившица, могут быть отнесены к началу XIII века. Среди них немало фоновых темно-синих кусков, обломки с орнаментальной росписью (бело-сине-красные тона, возможно, из оформления откосов), встречаются фрагменты сочного карминно-охристого, охристого или зеленого тона, которые предварительно можно связать с сюжетными росписями. На некоторых фрагментах на первоначальной росписи фиксируется до 3-4 слоев известковой побелки. Отдельные фрагменты указывают на ремонт штукатурной поверхности интерьера (живописные утраты заштукатуривались раствором, сильно отличающимся по цвету от домонгольского). Однако все зафиксиро-

        31 Такая реконструкция надписи была предложена П.Д.Малыгиным.

        ванные следы ремонтов нельзя считать свидетельствами повторной росписи храма. К сказанному добавим, что писцовая книга 1685-1686 годов отмечает «внутри соборной же церкви настенное письмо ветхо».32

        Обнаруженный строительный материал мало способствует решению проблемы реконструкции первоначального облика домонгольского каменного храма Борисоглебского монастыря. Но в то же время плинфяной набор, которым мы на сегодняшний день располагаем, позволяет с большей или меньшей долей вероятности сказать о датировке здания. Несмотря на то что Торжок в домонгольский период входил в состав Новгородской земли, плинфа, выявленная при раскопках, отличается от новгородской. Последняя, в отличие от найденной в Борисоглебском монастыре, не имеет рельефных знаков на торцах. Этот факт, а также формат ново-торжского кирпича и наличие определенного набора лекальных фрагментов, говорят о работе в Торжке на рубеже XII-XIII веков южнорусских или смоленских мастеров.33 И если близкие по типу знаки есть как в Чернигове, так и в Смоленске, то толщина кирпича заставляет ориентировать-

        32 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. Л. 101 об.

        33 См. таблицы датировки памятников смоленского зодчества XII— XIII веков по формату кирпича (Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска XII-XIII вв. Л., 1979. С. 378-379).

        Рис. 7. Плинфа с рисунком, обнаруженная при исследовании собора (рубежа Х11-ХШ веков) Борисоглебского монастыря в Торжке. Рис. В.В.Курочкина

        ся на памятники смоленского или полоцко-смоленского зодчества.34 Здесь она в этот период в целом меньше, чем в Черниговском княжестве.35

        В свою очередь при соотнесении наметившейся датировки строительного материала с описанием древнего собора в источниках ХУН-ХУШ веков, изображением его на рисунке 1661 года (рис. 2), иконе первой четверти XVIII века (рис. 3) и городских планах конца 1770-х — начала 1780-х годов (рис. 8) появляется возможность в общих чертах реконструировать домонгольскую постройку.

        Утраченный в 1780-е годы памятник наиболее зримо представлен на иконе первой четверти XVIII века (рис. 3), где церковь Бориса и Глеба изображена в качестве кубического, одноглавого здания с целым комплексом построек, окружающих его с севера, юга и запада. Основной объем перекрыт четырехскатной кровлей, но она, по всей видимости, поздняя, и рисунок завершения фасадной плоскости был, безусловно, иным. Отсутствие каких-либо вертикальных членений, местоположение и габариты окон отражают, по-видимому, сложную судьбу памятника, пережившего не один ремонт.

        Если наша ориентация на смоленское зодчество конца ХП-начала XIII века верна, то новоторжский храм с большим основанием можно отнести к кругу памятников с баш-

        34 По мнению Н.Н.Воронина и П.А.Раппопорта, «в 80-90-е гг. XII в. Полоцк в политическом отношении в значительной степени зависел от Смоленска», и поэтому вызвать в Смоленск полоцкого мастера не составляло в то время особого труда. В итоге в 1190-е годы полоцкие зодчие, по всей видимости, серьезно повлияли на видоизменение смоленской архитектуры (Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 374, 391).

        35 Раппопорт П.А. Русская архитектура X-XIII вв. Каталог памятников // Свод археологических источников. Вып. EI-47. Л., 1982. С. 44, 47, 48.

        Рис. 8. Борисоглебский монастырь на плане Торжка конца 1770-х годов. РГИА. Ф. 1293. Оп. 168. Д. 35

        необразной венчающей частью, т.е. к постройкам с трехлопастной формой кровли. В Новгороде такого типа здания появляются в начале XIII века — церковь Параскевы Пятницы на Торгу (1207 года). В какой-то мере эта версия находит подтверждение в рисунке 1661 года (рис. 2), где основной объем перекрыт восьмискатной кровлей, которая с середины XV века становится правопреемницей трехлопастного завершения в архитектуре Северо-Западной Руси. В 1661 году восьмискатная кровля перекрывала, по-видимому, не только Борисоглебский собор, но и примыкающие к его восточным углам Ефремовский (1577 года) и Иоакимоаннос-кий (1589 года) приделы (рис. 2).

        Отметим, правда, что для домонгольского собора Борисоглебского монастыря в Торжке допускается и иной характер перекрытия — позакомарный.36 Такой вариант действительно возможен, если рассматривать в качестве базовых источников изображение древнего храма на иконе XVII века (рис. 9) и рисунке Н.Витсена, выполненном в 1665 году (рис. 10). Однако условность в передаче архитектуры храма на иконе не дает основания принимать это изображение в качестве полноценного источника, тем более что П.Д.Малыгин допускает

        36 Малыгин П.Д. Рисунки Н.Витсена как источник по древнерусской архитектуре // Сборник научных трудов ВИЭМ. Вып. 2. Торжок, 2001. С. 15.

        Рис. 9. Икона «Ефрем Новоторжский». Источник: Служба преподобному Отцу нашему Ефрему архимандриту, Новоторжскому чудотворцу. Изд. 3-е. М., Синодальная типография, 1895. Вклейка между обложкой и титульным листом

        датировку иконы «до 1577 года»,37 что, безусловно, сводит до минимума набор реальных архитектурных черт.

        Небезупречен и рисунок Н.Витсена. Если на втором плане художник действительно показал собор Борисоглебского монастыря,38 то его внешний облик вряд ли есть основание связывать с первоначальным. Резоны для такого вывода могут быть самые разные. Во-первых, нам известно, насколько далеки бывают от документальности изображаемые Н.Витсеном храмы. Взять, к примеру, странноватые формы тверских церквей.39 Во-вторых, за 400-500 лет, прошедших после создания Борисоглебского собора, в результате многочисленных ремонтов и переделок его завершение могло быть кардинально изменено. Иллюстрирует эту мысль расположенный на переднем плане на этом же рисунке (рис. 10) Спасо-Преображенский собор (по П.Д.Малыгину), который невозможно соотнести с постройкой 1364 года, настолько его формы выпадают из новгородских архитектурных стандартов XIV-XV веков.

        Наконец, можно ли быть уверенным в том, что один из храмов на рисунке Витсена — действительно собор Борисоглебского монастыря? Ведь писцовая книга 1626 года фиксирует в центре Новоторжского кремля «подле товож со-борново храму (Спасского — А.С.) храм Афонасья и Кирилла древен». В это же время в кремле находилась еще одна деревянная церковь — Никольская.40 Традиция сосуществования

        37 Малыгин П.Д. Рисунки Н.Витсена. С. 15.

        39 Кирпичников А.Н. Россия XVII века. С. 150-151.

        40 Писцовая книга г. Торжка и посада 1625 года // Памятная книж-

        ка Тверской губернии на 1865 год. Тверь, 1865. С. 3.

        в центре Новоторжского кремля теплой и холодной церквей могла иметь место и в более позднее время. При этом деревянный храм могли перестраивать, заменять новым сооружением, наконец, он мог просто сгореть. Не исключено, что именно по одной из этих причин в 1661 году художники барона А.Мейерберга изобразили на территории кремля только одну церковь. Между 1661 и 1665 годами рядом со Спасом могли выстроить новую деревянную теплую церковь. Таким образом, группа из двух храмов, являющаяся композиционным ядром на рисунке Н.Витсена, вполне может быть соотнесена с кремлевским соборным комплексом, состоящим из Спасо-Преображенского собора и, к примеру, церкви Афанасия и Кирилла. В этом случае заниматься анализом архитектурных форм соборного храма Борисоглебского монастыря не имеет никакого смысла.

        При реконструкции первоначального облика Борисоглебского собора весьма важным датирующим признаком является, безусловно, его алтарная часть. Рисунок первой четверти XVIII века не позволяет однозначно сказать о количестве апсид собора (рис. 3). Не вносит определенности и опись 16851686 годов, свидетельствующая, что «у той соборной церкви и у пределов олтари круглые».41 На примере этого источника, пожалуй, нельзя настаивать на одноапсидном характере восточной части храма. Более убедительны, на наш взгляд, рассмотренные во взаимосвязи документы 1770-х годов. Один из них — городской план конца 1770-х годов — фиксирует Борисоглебский храм в качестве четырехапсидного сооруже-

        41 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. Л. 101 об.

        Рис. 10. Новоторжский кремль на рисунке Н.Витсена. 1665 год. Источник: Кирпичников А.Н. Россия XVII века в рисунках и описаниях голландского путешественника Николааса Витсена. СПб., 1995. С. 128-129

        ния (рис. 8), два других — монастырские описи 1771 и 1773 годов — указывают, что «при приделе Иоакима и Анны приделано подобие часовни».42 В этой ситуации четыре апсиды распределяются следующим образом: по одному полукруглому алтарю имели основной объем и приделы, а четвертый алтарный выступ следует отнести на счет пристроенной между апсидами основного объема и Иоакимоанновского придела часовни. В итоге первоначальный собор Борисоглебского монастыря можно с большой долей вероятности считать од-ноапсидным храмом (если, конечно же, боковые алтарные объемы не были утрачены в процессе существования здания). В этой связи следует отметить, что в смоленском зодчестве одноапсидные постройки появляются в конце XII века.

        Зафиксированные в источниках XVIII века плановые габариты храма (длина ок. 21, ширина ок. 26,5 м) дают возможность в первом приближении определиться с его первоначальными размерами. Думается, что в этом случае длина домонгольского собора не превышала 14-15 м, а ширина — 11-12 м. При таких плановых габаритах бесспорными элементами интерьера следует считать четыре подкупольных столба, тем более что их наличие подтверждается документами.43 Таким образом, древний храм реконструируется в качестве небольшого одноглавого и одноапсидного сооружения, основной объем которого имел трехлопастное завершение. При этом декоративное убранство церкви следует, вероятно, рассматривать в контексте смоленского зодчества рубежа ХП-ХШ веков (рис. 11).

        42 ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 28802. Л. 47; ВИЭМ. КВФ. 543/11. 1773 г. Л. 83.

        43 РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 475. 1685/86 гг. Л. 106. Характеризуя состояние древнего храма перед разборкой, В.И.Колосов писал: «Даже самые столпы внутренние, на которых утвержден был свод церковный, начали изгибаться от верхней тяжести» (Колосов В.И. Новоторж-ский Борисоглебский монастырь. С. 59).

        Заметим, что собор Борисоглебского монастыря в Торжке, по всей видимости, не был единичной постройкой, возведенной с участием смоленских или полоцко-смоленских мастеров44 за пределами Смоленского княжества. В настоящее время их деятельность на рубеже ХП-ХШ веков вполне определенно фиксируется в Новгороде, где «не только при участии смоленского зодчего, но и с помощью смоленских мастеров-каменщиков» было, вероятно, начато строительство церкви Параскевы Пятницы на Торгу (1207 год).45 По мнению Н.Н.Воронина и П.А.Раппопорта строительство ее позднее было «продолжено уже местными силами, хотя, вероятно, под руководством того же зодчего».46 Несколько корректирует эту версию Вал.А.Булкин, который считает, что проникновение не столько смоленских, сколько полоцких мастеров в Новгород могло начаться еще в 1180-е годы при строительстве церкви Петра и Павла на Синичьей горе (11851192). Полоцкий прототип лежит, по мнению исследователя, и в основе Пятницкого храма 1207 года.47 Полоцкий (или полоцко-смоленский) вариант башнеобразного типа храма мог быть реализован и при строительстве церкви Михаила Архангела на Прусской улице (1219-1224) в Новгороде, остатки которой удалось обнаружить в 1988-1989 годах.48 По всей видимости, полоцко-смоленской артелью на рубеже XII-

        44 Салимов А.М. Храмовая архитектура Тверской епархии. Тверь, 2002. С. 5; Салимов А.М. Собор Борисоглебского монастыря в Торжке (комментарии к реконструкциям) // Новоторжский сборник. Вып. 1. Торжок, 2004. С. 112.

        45 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 353.

        47 Булкин Вал.А., Булкин В.А. Древний Полоцк: у истоков культуры // Проблемы археологии. Вып. 3. СПб., 1994. С. 178.

        48 Булкин Вал.А. Церковь Михаила Архангела на Прусской улице в Новгороде и новгородское зодчество начала XIII в. // Древнерусское искусство. Русь. Византия. Балканы. XIII век. СПб., 1997. С. 391.

        Рис. 11. Собор Борисоглебского монастыря в Торжке. Варианты реконструкции

        Аксонометрия. Рубеж XII-XIII веков

        План. Конец XVI века

        Западный фасад. Конец XVI века Северный фасад. Конец XVI века

        XIII веков были возведены Спасский храм и церковь Нового Ольгова городка в Рязанской земле.49 В данном случае следует отметить близость новоторжского строительного материала рязанскому.50 Участие полоцко-смоленских мастеров предполагается также в возведении или перестройке в 1190-е годы Троицкого собора в Пскове.51 В Киеве на рубеже ХП-ХШ веков зодчий из Смоленска руководил, по-видимому, работами по строительству церкви на Вознесенском спуске.52

        Подавляющее большинство перечисленных выше храмов было сооружено с тремя притворами. Приделы, галереи и притворы (крыльца) собора в Торжке, судя по данным писцовой книги 1685-1686 годов, появились в конце XVI-XVII веке. Следовательно, из числа названных построек аналогом Борисоглебского храма может считаться церковь на Вознесенском спуске в Киеве. В свою очередь в Смоленске (с учетом формата кирпича) типологически и хронологически близкой новоторжскому храму оказывается церковь в устье реки Чуриловки.53

        Определенную роль для уточнения датировки монастырского собора в Торжке играет как историко-архитектурный, так и исторический контекст. Напомним, что 1191 год был ознаменован важными мероприятиями князя Давида Рос-тиславича по развитию Борисоглебского культа — из Вышго-рода в Борисоглебский монастырь на Смядыни в Смоленске были перенесены ветхие гробницы Бориса и Глеба. Накануне этого события, как полагали Н.Н.Воронин и П.А.Раппопорт, в Смядынском монастыре Давидом были проведены масштабные строительные работы: возведена церковь Василия и к соборному храму пристроены обширные галереи.54 Следует отметить, что формат плинфы церкви Василия на Смядыни и галерей Борисоглебского собора55 немногим больше формата кирпичей, найденных в Торжке. Этот факт позволяет рассматривать обустройство Борисоглебских монастырей в различных регионах Руси в тесной последовательности и в качестве наиболее приемлемой даты строительства собора в Торжке считать 1190-е годы. Предложенной датировке и атрибуции не противоречит и первоначальная монументальная живопись храма, которая, по мнению Л.И.Лившица, может быть соотнесена со смоленскими памятниками начала XIII века.

        РГАДА -Российский государственный архив древних актов. Москва.

        РГИА — Российский государственный исторический архив.

        Санкт-Петербург. БАН — Библиотека академии наук. Санкт-Петербург. ГАТО — Государственный архив Тверской области. ВИЭМ — Всероссийский историко-этнографический музей. Торжок.

        Ancient Cathedral of the Borisoglebsky Monastery in

        Torzjok. By A.M. Salimov

        The Monastery of Sts. Boris and Gleb is one of the most ancient abbeys of the Tver region. The cathedral of Sts. Boris and Gleb, which was erected in the last quarter of the 18th century on the place of the earliest church is the central construction of the monastery. For a long time the erection of the ancient temple has referred to 1038. But the architectural-archaeological research held in the late 1980-es — the first half of 1990-es inside and around the today existing church revealed the remains the stone pre-Mongol temple which could be dated back to the late 12th — the early 13th centuries. The architecturalforms of the first stone construction of the Borisoglebsky Monastery by its stylistic and typological aspects was tended to the architecture of Polotsk and Smolensk of the late 12th — the first half of the 13th centuries. Now the ancient church can be reconstructed on the base of complex consideration of various sources as a tiny single-headed and single-apse construction the main volume of which was completed with trefoil archs. Together with it the decorum of the church should be treated perhaps in the context of the Smolensk architecture of the border of the 12th-13th centuries.

        49 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 362; Булкин Вал.А. Церковь Михаила Архангела на Прусской улице. С. 391.

        50 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 353360; Монгайт А.Л., Чернышев М.Б. Спасский собор в Старой Рязани // Новое в археологии. М., 1972. С. 214; Монгайт А.Л., Раппопорт П.А., Чернышев М.Б. Церковь Нового Ольгова городка // Культура средневековой Руси. Л., 1974. С. 166.

        51 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 371; Булкин Вал.А. Церковь Михаила Архангела на Прусской улице. С. 391

        52 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 365.

        53 Раппопорт П.А. Русская архитектура X-XШ вв. С. 129. Табл. 13. №139.

        54 Воронин Н.Н., Раппопорт П.А. Зодчество Смоленска. С. 151, 58-63.

        Читайте так же:  Архиерейский собор 2-5 февраля 2019