Храм ники ордер

Храм Ники Аптерос — храм победителей

В юго-западной части Акрополя, справа от Пропилей, находится небольшой изящный храм, выстроенный в ионическом стиле. Это храм Афины-Победительницы, первое ионическое здание в Афинах. Более известное название этого святилища – храм Ники Аптерос, Ники Бескрылой.

Происхождение названия

Своё общеупотребительное имя храм получил во II веке н. э. Древнегреческий писатель и географ Павсаний, посетивший Афины и рассказавший о них в своём фундаментальном труде «Описание Эллады», принял стоявшую в центральном помещении святилища статую Афины, представленной вразрез с традицией не в традиционном полном вооружении, за статую Ники. Ввело писателя в заблуждение и название храма – Афины-Ники, Победительницы.

Произошло это через 500 лет после постройки здания, и ошибка Павсания осталась неисправленной. Для объяснения нетрадиционного изображения Ники без крыльев Павсаний придумал легенду, что афиняне намеренно нарушили обычай. Время сооружения святилища – период высшего подъёма могущества Афин, которые никогда не оставляла Победа. Чтобы Ника и впредь не покидала город, её изобразили бескрылой.

Подтверждением того, что нынешнее название объясняется именно заблуждением, являются находки частей мраморной балюстрады храмовой площадки, на которых Ника изображена с крыльями.

Храмовый ансамбль Акрополя возводился по единому плану, однако храм Ники Аптерос выпадает из общей схемы. Более того, он вообще находится за пределами крепости. Это заставило учёных предположить, что здание было возведено на месте более раннего святилища. Раскопки, при которых обнаружили остатки древних культовых сооружений, позволили восстановить историю храма.

В микенскую эпоху на юго-западном выступе скалы Акрополя было построено укрепление, позднее перестроенное в настоящий бастион – Пиргос. Отсюда можно было обстреливать единственный вход в цитадель. На территории укрепления установили алтарь Ники, вокруг которого позднее возвели святилище. Здесь афиняне развешивали свои военные трофеи и приносили благодарственные жертвы богам.

В VI в. до н. э., в эпоху династии Писистратидов, на месте древнего святилища был выстроен новый храм в честь Афины. Однако в 480 году до н. э. здание было полностью разрушено персами царя Ксеркса, которые заняли оставленные жителями Афины и сожгли все деревянные постройки Акрополя.

После изгнания захватчиков из Эллады и переноса военных действий на территорию Персии Афины вступают в период своего наивысшего расцвета. Это было время правления Перикла, которого многие историки считают величайшим политическим деятелем Древней Греции. Стоявшая во главе общеэллинского антиперсидского союза Афинская морская держава распоряжалась средствами членов союза. Большую часть этих денег Перикл тратил на укрепление афинского флота, однако огромные средства расходовались на возвеличивание Афин, прежде всего путём масштабного строительства.

Строительством храма Ники Аптерос велось под руководством Калликрата – одного из двух, наряду с Иктином, «архитектурных отцов» Парфенона. Проект здания был утверждён народным собранием Аттики в 449 г. до н. э., однако само строительство началось значительно позже. Достоверно известно лишь, что в 421 году до н. э. работы уже были закончены.

Храм Ники представляет собой амфипростиль – тип здания с двумя фасадами. Расположение здания выбрано очень удачно – один фасад обращен к входу в Акрополь, а второй – внутрь цитадели, к Парфенону. Каждый фасад украшен четырьмя колоннами ионического ордера. Всё здание стоит на трёхступенчатом основании, размеры верхней площадки которого – 8 х 5,4 м.

Хотя колоннада храма в целом выполнена в ионическом стиле, который считался женственным, Калликрат несколько изменил пропорции колонн, приблизив их к воинственному дорическому типу, напомнив тем самым о характере Афины-воительницы. Строгие черты дорического стиля позволили архитектору достигнуть примечательной гармонии с обрамлённым колоннами входом в Акрополь, Пропилеями, над которыми расположен храм Ники Аптерос.

На трёх сторонах фриза храма были расположены рельефные изображения сражений греков с персами, на четвёртой – собрание богов Олимпа, наблюдающее за битвой. В центре «олимпийской» части фриза — Афина и Зевс. Статуя Афины была установлена и в самом храме. Богиня была представлена достаточно необычно – с шлемом в одной руке и плодом граната – в другой.

Перед храмом со стороны Акрополя был установлен алтарь, который утверждался единым проектом со святилищем, а вся храмовая площадка была ограждена балюстрадой, состоявшей из мраморных плит с изображениями крылатой Ники.

Древние авторы с восторгом отзывались о храме Ники Аптерос, и в наше время он считается одним из красивейших произведений архитектуры классической эпохи.

Исторические судьбы святилища

При Перикле строили на века, и храм Ники Аптерос простоял практически без изменений более двух тысячелетий. Но в 1687 году турецкий гарнизон Афин был осаждён в акрополе венецианцами. Испытывая недостаток в боеприпасах, турки начали разбирать здания Акрополя, чтобы извлечь свинец, которыми скреплялись мраморные плиты. Сильно пострадал и храм Ники Аптерос. Позднее, в конце XVIII века, часть камней, из которых он был сложен, была использована турками для ремонта укреплений афинской цитадели.

После завоевания Грецией независимости началась работа по восстановлению архитектурного наследия Эллады. В 1835 году каменные блоки, из которых был построен храм, извлекли из земли, однако работы по воссозданию святилища велись без должной подготовки, да и квалификация исполнителей оставляла желать лучшего. Поэтому вновь отстроенный храм имел не слишком много общего с античным предшественником.

Сто лет спустя обнаружились значительные трещины в кладке Пиргоса, что грозило обрушением укрепления вместе с храмом. Здание святилища было разобрано, а фундамент бастиона тщательно укреплён. После этого храм вновь собрали с использованием фрагментов, найденных за прошедшее после первой реконструкции столетие. При реставрации архитекторы тщательно следили за соответствием друг другу стыков каменных блоков, чтобы максимально точно определить их взаимное расположение и приблизить внешний вид здания к первоначальному.

Именно во время этих работ были обнаружены остатки предшествовавших храму Ники Аптерос святилищ.

Последняя реставрация была произведена в 2000 году. На свои места были установлены многие фрагменты рельефного декора и недостающие элементы конструкции, обнаруженные при раскопках на Акрополе. И сейчас благодаря усилиям историков и реставраторов можно в полной мере оценить красоту замечательного памятника древнегреческой архитектуры – храма Ники Аптерос.

Библиотека Санкт-Петербургского университета высоких технологий

Пропилеи. Храм Ники Бескрылой. Эрехфейон

Ворота на Акрополь. После того как был создан Парфенон, афиняне решили украсить Акрополь новыми воротами — Пропилеями. Предполагают, что в первоначальном плане левая и правая стороны Пропилеи должны были быть одинаковыми и вся постройка симметричной. Но около 425 г. до н. э. справа от ворот вырос храм богини победы Ники, и эту часть Пропилеи сделали несколько меньше, чем левую, так как стремились к общему равновесию архитектурных объемов.

Пропилеи воздвигал архитектор Мнезикл. Они состояли из крытых глубоких ворот, образующих пять разделенных колоннами проходов, картинной галереи слева и небольшого помещения с правой стороны. К Пропилеям снизу вел широкий подъем без ступеней, по которому двигалась торжественная процессия в день праздника Великих Нанафиней. Не имела ступеней и широкая средняя часть ворот, служившая для проезда колесниц и всадников. Лестницы существовали лишь в боковых проходах.

Храм Ники Бескрылой. Справа от крупных и массивных Пропилеи виден небольшой храм богини победы, изображавшейся обычно в виде женщины с крыльями. Но на этот раз горожане создали храм Ники Бескрылой, желая, чтобы победа никогда не улетала от них и всегда оставалась в Афинах.

Возвышаясь над мощной крепостной стеной, храм венчает ее своими легкими пропорциями (илл. 85). Выстроенный в ионическом ордере, он несет по четыре колонны на торцовых сторонах и имеет глухие боковые стены без колоннад. Поставленный под углом к Пропилеям, он будто слегка поворачивается в сторону ворот, как бы направляя к ним человека, подходящего к священному холму.

Рядом с дорической колоннадой Пропилеи ионический храм Ники может показаться слишком легким (илл. 86). Поэтому в ордер храмика внесены некоторые черты дорики. Древнегреческие мастера не боялись отойти от правил ордера, и, если им казалось нужным, они смело вводили в один ордер элементы другого 55 .

На них показана богиня Ника в различные моменты деятельности: закалывающая жертвенного быка, несущая военные трофеи, развязывающая ремни сандалии перед входом в храм. Ника изображена чаще в профиль. Настроение богини победы в этих рельефах не воинственное, движения спокойные. Мастера с большим успехом изображают теперь красиво ниспадающие складки одежд, изысканную грацию богини, изящные позы. Подобная трактовка Ники не случайна. В последней четверти V в. до н. э. от возвышенных, гражданственных чувств искусство начинает все чаще обращаться к красоте личных, индивидуальных переживаний человека.

Читайте так же:  Сенцово храм

Крушение идеалов рабовладельческой демократии. В последней четверти V в. до н. э. прежние идеалы греческого общества испытывают жестокий кризис. Нарастает имущественное расслоение. Древние авторы упоминают об огромном числе обездоленных и нищих. Появляются и очень богатые афиняне. Терпит крушение и демократическая общественная основа греческого города-государства. Философ Антисфен утверждает, что «высшее благо для человека — быть свободным от общества». В то же время Сократ углубляется в пристальное изучение отдельной личности. «Познай самого себя», — говорит он, хотя и высказывает скептически сомнение в способности человека что-либо понять в хаосе распада привычных представлений о мире: «Я знаю, что я ничего не знаю». Процветает не возвышенная драма, но комедия Аристофана, зло и цинично иронизирующего над слабостями современников. Мир кажется грекам уже не таким гармоничным и ясным, как несколько десятилетий назад. Рушатся старые представления, рождается новое отношение к миру.

Расположение Эрехфейона тем не менее удачно в ансамбле Акрополя. Действительно, если в западной части Акрополя более тяжелая часть Пропилеи располагается слева, а легкий храм Ники — справа, то в восточной части холма тяжесть переносится на правую сторону, выступая в объеме Парфенона, а в левой оказывается изящный и более легкий ионический Эрехфейон. Гармоническое распределение масс, равновесие архитектурных объемов при общей асимметрии воспринимается не сразу, но постепенно, при движении по Акрополю 59 .

Человек, вступивший из Пропилеи на Акрополь, сначала не видел Эрехфейон, так как южный его портик был закрыт постаментом статуи Афины Воительницы, а западный — оливами, стоявшими перед храмом. Лишь на пути от статуи Афины можно было рассмотреть Эрехфейон и сравнить его с Парфеноном.

Отличие Эрехфейона от Парфенона. Эрехфейон сильно отличается от Парфенона. Рядом с дорическим ордером храма Афины Девы ионический ордер Эрехфейона воспринимается небольшим, хотя это и довольно крупный по абсолютным размерам храм. Около строгих колонн Парфенона Эрехфейон с его богатой орнаментальной отделкой кажется особенно нарядным.

Портик кариатид. Эрехфейон выходит на площадь Акрополя южной стороной с портиком, крышу которого держат шесть кариатид (илл. 91). Три кариатиды опираются на левую ногу, три — на правую. Казалось бы, симметрия выдержана здесь четко и непогрешимо. Но, вглядевшись в мраморные изваяния девушек, видишь, как они различны. Складки их одежд не только обрисовывают сильные, прекрасные фигуры, но раскрывают степень напряжения каждой девушки. Кариатиды спокойно, без чрезмерных усилий несут тяжелую крышу портика (илл. 92). Их ноша для них и не тяжела и не слишком легка. Нагрузка воспринимается ими предельно естественно. Классическая гармония живет в каждой из этих статуй, в их красивых одеждах, нарядных прическах. Волосы, туго заплетенные у головы, постепенно распускаются и свободно стекают по спинам. Мастер не пытается обмануть зрителя, заставив его поверить, что перед ним не камень, а волосы. Он сохраняет фактуру мрамора. Но отношения плотности волос — туго заплетенных, слабо заплетенных и распущенных — точно переданы им различиями мраморных поверхностей, и это вызывает ощущение почти реальных волос (илл. 93, 94).

Правее богатого светотеневыми контрастами портика кариатид, на темной поверхности которого вырисовываются освещенные фигуры девушек, выступает спокойная гладь большой стены (илл. 95). Она лишь на первый взгляд кажется массивной и однообразной. На самом деле у этой сложенной из крупных красивых блоков мрамора стены внизу есть своеобразный небольшой пьедестал, украшенный рельефным орнаментом, а вверху пояс с вырезанным в камне узором. Декоративные завершения стены вверху и внизу находятся соответственно на уровне капителей и баз колонн восточного портика. Стена, таким образом, подчинена ордерной системе всего храма 61 .

В отличие от плоского восточного портика (илл. 96) северный сделан глубоким, чтобы под его крышей создавалась плотная тень, на которой вырисовывались бы светлые мраморные колонны (илл. 82). Иначе они издали, снизу из города, не были бы заметны. Колонны крупные, они имеют даже небольшое утолщение. Северный портик Эрехфейона особенно хорошо украшен. Потолок его разделен на красивые квадратные углубления, облегчающие тяжесть. Ионические колонны стоят на богато украшенных орнаментами базах, несут нарядные капители. Особенно красива декоративными узорами дверь, ведущая в храм. Изящностью отделки Эрехфейон оттеняет сдержанное величие Парфенона (илл. 97). На украшение Эрехфейона обращалось большое внимание. Заказы на изготовление декоративных узоров давались различным художникам, чтобы не было повторов. Сохранились древние тексты об уплате денег мастерам, работавшим над убранством храма Афины и Посейдона: «Лепщикам из воска за изготовление моделей розеток для покрышек кессонов: Мезею, живущему в Милете, — восемь драхм. За изготовление другой модели, в виде аканфа, для покрышек кессонов: Агафору, живущему в Алопеке, — восемь драхм».

На Акрополе, несомненно, было большое количество и более мелких святилищ, сокровищниц, жертвенников. Там находилось также и много статуй, о которых упоминают древние авторы. К сожалению, местоположение большинства их неизвестно. Только величественно возвышаются сейчас, хотя и в руинах, Парфенон, Пропилеи, храм Ники и Эрехфейон, свидетельствующие о прекрасном искусстве греков в лучшую классическую пору расцвета их общества. Трудно назвать эпоху, в памятниках которой более ярко отразилось бы оптимистическое сознание совершенства мира. В классических произведениях красота выступает как бы в своем чистом виде, не замутненная горечью противоречий. В них всегда выражено глубокое ощущение радости бытия. Человек этой далекой от нас эпохи как бы впервые увидел красоту мира и полюбил его. Сильное и свежее чувство осталось жить в созданных им образах. Оттого так волнуют потомков эти бессмертные произведения древних мастеров Эллады.

97. Эрехфейон. Деталь орнамента фриза. V в. до н. э. Мрамор. Афины. Акрополь.

ПРОПИЛЕИ, ХРАМ НИКИ БЕСКРЫЛОЙ, ЭРЕХФЕЙОН


82. Эрехфейон. Северный портик.

Ворота на Акрополь. После того как был создан Парфенон, афиняне решили украсить Акрополь новыми воротами — Пропилеями. Предполагают, что в первоначальном плане левая и правая стороны Пропилеи должны были быть одинаковыми и вся постройка симметричной. Но около 425 г. до н. э. справа от ворот вырос храм богини победы Ники, и эту часть Пропилеи сделали несколько меньше, чем левую, так как стремились к общему равновесию архитектурных объемов.

Пропилеи воздвигал архитектор Мнезикл. Они состояли из крытых глубоких ворот, образующих пять разделенных колоннами проходов (илл. 83), картинной галереи слева и небольшого помещения с правой стороны. К Пропилеям снизу вел широкий подъем без ступеней, по которому двигалась торжественная процессия в день праздника Великих Нанафиней. Не имела ступеней и широкая средняя часть ворот, служившая для проезда колесниц и всадников 54 . Лестницы существовали лишь в боковых проходах.


83. Пропилеи. Восточный фасад.

Мнезикл впервые смело совместил в своей постройке дорический и ионический ордера. Торжественность и внушительность внешних дорических колонн открывалась глазам подходящего к Пропилеям человека. Но, войдя под кровлю ворот, он оказывался среди изящных и легких ионических (илл. 84). Чтобы сгладить переход от одного ордера к другому, зодчий в основании дорических колонн сделал квадратные выступы, напоминающие базы. Введением ионического ордера он усложнил и обогатил впечатление от архитектурного образа Пропилеи. Разные размеры колонн дорического ордера — крупных в центре Пропилеи и небольших в боковых частях — также помогают разнообразию.


84. Пропилеи. Колоннада.


85. Храм Ники Бескрылой. Вид с запада.


86. Храм Ники Бескрылой. Вид с востока.

Внутреннее помещение храма небольшое. Стены внутри, возможно, были покрыты росписями: поверхность мрамора стен не отполирована, шероховата. Храм этот был разрушен во время господства турок в Греции, и лишь позднее его вновь восстановили.

Фриз храма Ники. Снаружи храм украшен невысоким фризом из пентеллийского мрамора, на коротких частях которого показаны боги Олимпа, а на длинных — сцены битв с персами (илл. 87). На восточной части фриза изображены торжественные и спокойные боги. Над колоннами помещены преимущественно фигуры стоящие, а между ними боги сидят или слегка склоняются; композиция фриза связана с архитектурой сооружения, как и в других постройках Акрополя.


87. Фриз храма Ники Бескрылой. V в. до н. э. Мрамор. Афины. Акрополь.

Плиты со сценами битв сохранились плохо. Но в движениях фигур много порывистости, резкости. Особенно выразительны рельефы на северной стороне, показывающие, как на грека нападает конный перс. Убитыми изображены только персы, показанные обычно одетыми в отличие от полуобнаженных или совсем обнаженных воинов-греков. В связи с этим вспоминается рассказ историка Ксенофонта о том, как спартанский царь Агесилай перед битвой с персами приказал раздеть пленных персидских воинов. Греческие гоплиты, увидев белые, незагорелые, как у женщин, тела персов, решили, что противников нечего бояться.

Читайте так же:  Мичуринск храм всех скорбящих радость

Рельефы с балюстрады храма Ники. В 1835 г. недалеко от храма нашли несколько плит пентеллийского мрамора с изображениями богини Ники. Плиты эти, возможно, были укреплены в древности на верхней части балюстрады, окружавшей постройку. Колонны храма высились над этими рельефами 56 .


88. Ника, развязывающая сандалию. Рельеф балюстрады. V в. до н. э. Мрамор. Афины. Музей Акрополя.

Рельефы балюстрады храма Ники Бескрылой выражают уже не те чувства, что воплощены в скульптурах Парфенона. В образе Ники с трофеем мастер любуется красотой стройной фигурки богини, гибкостью движений ее тела. В изображении Ники, развязывающей сандалию, складки одежд кажутся прозрачными, они подобны легкой ряби на поверхности воды (илл.88). Раскраска придавала им еще более красивый вид 57 . Чарующие образы богини Ники воспринимаются порой как волшебное видение, порой как образы реальных прекрасных афинянок. В них подчеркнуто изящество, исчезает величавая строгость статуй Парфенона.


89. Ваза роскошного стиля.

Новые вкусы проявляются и в других памятниках последней четверти V в. дон. э.: в рисунках на сосудах, в скульптуре и в архитектуре. Появляются вазы, украшенные сложными многофигурными сценами, живописные композиции почти совершенно заполняют их поверхность. Подобный стиль в вазописи называют роскошным (илл. 89). Создается статуя богини красоты и любви с яблоками в руке, называемая Афродитой в садах. Подобная стройному деревцу в весеннем саду, она полна грации (илл. 90). Эти произведения по духу очень близки рельефам с балюстрады храма Ники. Усложнение форм, стремление к изысканности видны и в таком архитектурном памятнике Акрополя, как храм Афины, Посейдона и Эрехфея — Эрехфейон.


90. Афродита в садах. V в. до н. э. Мрамор. Римская копия. Париж. Лувр.

Крушение идеалов рабовладельческой демократии. В последней четверти V в. до н. э. прежние идеалы греческого общества испытывают жестокий кризис. Нарастает имущественное расслоение. Древние авторы упоминают об огромном числе обездоленных и нищих. Появляются и очень богатые афиняне. Терпит крушение и демократическая общественная основа греческого города-государства. Философ Антисфен утверждает, что «высшее благо для человека — быть свободным от общества». В то же время Сократ углубляется в пристальное изучение отдельной личности. «Познай самого себя», — говорит он, хотя и высказывает скептически сомнение в способности человека что-либо понять в хаосе распада привычных представлений о мире: «Я знаю, что я ничего не знаю». Процветает не возвышенная драма, но комедия Аристофана, зло и цинично иронизирующего над слабостями современников. Мир кажется грекам уже не таким гармоничным и ясным, как несколько десятилетий назад. Рушатся старые представления, рождается новое отношение к миру.

Положение Эрехфейона на Акрополе. За годы, пока строили Эрехфейон 58 , Афины пережили тяжелые события. Шла война со Спартой. В осажденном спартанцами городе вспыхнула чума. Много жителей, в том числе Перикл, погибли во время эпидемии.

Место постройки Эрехфейона выбрано не случайно. Оно было определено заранее. Считалось, что именно здесь Посейдон ударил трезубцем и высек ручей, а Афина посадила оливу. Перед зодчим встала трудная задача построить здание на участке с сильным склоном. Производить большие планировочные работы и выравнивать площадку для Эрехфейона не было возможности, так как в это время шла обременительная Пелопонесская война. Помещения Эрехфейона поэтому имеют различные уровни.

Взгляд на Парфенон с одной точки, с угла, дает представление обо всем храме. В отличие от этого сложный и асимметричный Эрехфейон нужно обойти со всех сторон, чтобы воспринять богатство его архитектурных форм. Именно поэтому было, очевидно, нельзя пройти к северному входу в Эрехфейон непосредственно от Пропилеи. Зодчий как бы заставлял человека обойти храм кругом.

В архитектуре Эрехфейона господствует принцип контраста. С гладкими стенами сопоставлены затененные портики. Белому мрамору храма противопоставлен фиолетовый мрамор фриза 60 . Массивные основания сочетаются с легкими колоннами. Большие глади ступеней воспринимаются рядом со сложным узором на базах колонн.


91. Эрехфейон. Портик кариатид.


92. Эрехфейон. Кариатиды I.


93. Эрехфейон. Кариатиды II.


94. Эрехфейон. Голова кариатиды.

Восточный и северный портики. Внутренняя планировка Эрехфейона сложна. В восточной части за преддверием святилища Афины находилось помещение с древнейшей деревянной статуей богини, перед которой стоял золотой светильник с неугасимым огнем. Далее располагались святилища Эрехфея и Посейдона. Стены их, как предполагают, были украшены живописными изображениями.


95. Эрехфейон. Южный фасад.

В отличие от плоского восточного портика (илл. 96) северный сделан глубоким, чтобы под его крышей создавалась плотная тень, на которой вырисовывались бы светлые мраморные колонны (илл. 82). Иначе они издали, снизу из города, не были бы заметны. Колонны крупные, они имеют даже небольшое утолщение. Северный портик Эрехфейона особенно хорошо украшен. Потолок его разделен на красивые квадратные углубления, облегчающие тяжесть. Ионические колонны стоят на богато украшенных орнаментами базах, несут нарядные капители. Особенно красива декоративными узорами дверь, ведущая в храм. Изящностью отделки Эрехфейон оттеняет сдержанное величие Парфенона (илл. 97). На украшение Эрехфейона обращалось большое внимание. Заказы на изготовление декоративных узоров давались различным художникам, чтобы не было повторов. Сохранились древние тексты об уплате денег мастерам, работавшим над убранством храма Афины и Посейдона: «Лепщикам из воска за изготовление моделей розеток для покрышек кессонов: Мезею, живущему в Милете, — восемь драхм. За изготовление другой модели, в виде аканфа, для покрышек кессонов: Агафору, живущему в Алопеке, — восемь драхм».


96. Эрехфейон. Восточный фасад.


97. Эрехфейон. Деталь орнамента фриза. V в. до н. э. Мрамор. Афины. Акрополь.

История античной архитектуры

Расцвет аттической архитектуры

Глава «Расцвет аттической архитектуры» подраздела «Архитектура Древней Греции эпохи расцвета (480—400 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)

Вторая половина V в. до н.э. была временем наибольшего развития аттической культуры и искусства. После удачного исхода греко-персидских войн Аттика переживала эпоху, которая, по словам Маркса, знаменовала «высочайший внутренний расцвет Греции». Это — эпоха расцвета рабовладельческой демократии, возглавляемой Периклом. Большие средства, которыми располагало Афинское государство, позволили ему содержать сильный военный флот, способствовавший дальнейшей экспансии Афин.

Именно в этот период в Аттике была сделана попытка создать единый всеэллинский архитектурный стиль, творчески сочетающий достижения дорического и ионического зодчества. Периптер получает уникальную и полную глубокого идейно-художественного значения разработку в Парфеноне. Создаются новые и смелые асимметричные композиции зданий (Пропилеи, Эрехтейон). Применение ордеров достигает значительной свободы: ордерная колоннада не только окружает храмы и служит средством выделения их в окружающем пространстве; она служит также разделению отдельных частей пространства или же наоборот — раскрытию одного пространства в другое. Являясь важнейшим средством художественной характеристики общественного здания, ордера значительно варьируются в своих пропорциях. Сочетание в одной постройке дорического и ионического ордеров позволяет достигнуть большого разнообразия впечатления. Появившийся в конце V в. до н. э. коринфский ордер применяется в сочетании с дорическим и ионическим (храм в Бассах). Сочетание в одном сооружении различных ордеров позднее, в IV в. до н. э., вообще становится характерной чертой эллинского зодчества.

38. Афины. Акрополь. Вид с северо-запада
39. Афины. Акрополь. Генеральный план и разрезы: 1 — ворота, II в. до н. э.; 2 — Пиргос и храм Ники Аптерос; 3 — Пропилеи; 4 — Пинакотека (северное крыло Пропилей); 5 — статуя Афины Промахос; 6 — святилище Артемиды Бравронии; 7 — Халкотека; 8 — пеласговская стена; 9 — Парфенон; 10 — допериклов Парфенон; 11 — храм Ромы и Августа; 12 — современное здание музея; 13 — современный бельведер; 14 — святилище Зевса; 15 — алтарь Афины; 16 — храм Афины Полиады (Гекатомпедон); 17 — Эрехтейон; 18 — двор Пандросейона; 19 — театр Диониса; 20 — старый храм Диониса; 21 — новый храм Диониса; 22 — одейон Перикла; 23 — памятник Фрасила; 24 — две мемориальные колонны; 25 — святилище Асклепия; 26 — стоя Евмена; 27 — одейон Ирода Аттика
40. Афины. Акрополь. Аэрофотосъемка
41. Афины. Акрополь. Реконструкция (по Стивенсу)

Ансамбль Афинского акрополя. Афины во второй половине V в. до н. э. явились политическим и культурным центром Греции и достигли особенного блеска. Это — время деятельности трагических поэтов Софокла и Еврипида, автора комедий Аристофана, знаменитого скульптора Фидия и блестящей плеяды архитекторов Калликрата, Иктина и Мнесикла. Наивысшим достижением зодчества этой эпохи был ансамбль Афинского акрополя. Господствующее положение Афин в морском союзе греческих полисов привело к тому, что союзная казна была уже в 454 г. до н. э. перенесена с Делоса в Афины. Это дало в руки Перикла средства, необходимые для осуществления грандиозного по тому времени архитектурного замысла.

Читайте так же:  Самые интересные храмы в индии

Проект Перикла, вызывавший немало возражений как среди союзников Афин, так и внутри них самих, имел в своей основе далеко идущие расчеты: возвеличение Афин в глазах их граждан и всего греческого мира и решение важных внутренних экономических проблем. Плутарх рассказывает нам: «Клеветники кричали на народных собраниях, что он позорит народ, роняет его доброе имя тем, что перенес (около 454 г. до н. э.) союзную греческую казну с Делоса в Афины. Кто не видит, — говорили они, — что Греция находится, очевидно, под властью тирана, — на ее глазах на те деньги, которые она обязана вносить на ведение войны, мы, как тщеславная женщина, золотим и украшаем свой город. Он блещет драгоценными камнями, статуями и храмами, стоящими тысячи талантов.

Перикл объяснил народу, что афиняне не обязаны давать союзникам отчета в употреблении их денег, раз ведутся войны для их защиты; что они дают не конницу, не флот или пехоту, а одни деньги, и что, если получившие их употребляют их по назначению, они принадлежат не тем, кто их дал, а тому, кто их получил. «Город,— продолжал он, — достаточно снабжен необходимым для войны; поэтому излишек в денежных средствах следует употребить на постройки, которые после своего окончания доставят гражданам бессмертную славу, во время же производства работ упрочат их благосостояние. Нельзя будет обойтись без разного рода работников, нужно будет многое: все ремесла будут оживлены; никто не станет сидеть сложа руки; почти весь город будет служить на жалованьи и, таким образом, сам заботиться о своем благоустройстве и пропитании». Молодые и здоровые люди получали во время войны жалованье от государства, но Перикл желал, чтобы и ремесленники, не обязанные служить в войсках, имели свою долю участия в доходах, но получали их не даром, а работая. Вот почему он предложил народу план больших построек, архитектурных работ, требовавших от исполнителей искусства и долгого времени, чтобы оседлое население могло иметь поле деятельности и пользоваться государственными доходами наравне с матросами или служившими в гарнизонах и пехоте. У государства были лес, камень, мед, слоновая кость, золото, черное дерево и кипарис; у него были ремесленники для обработки всего этого: плотники, гончары, медники, каменщики, красильщики, золотых дел мастера и резчики слоновой кости, художники, вышивальщики, чеканщики, затем комиссионеры и поставщики, купцы, матросы, рулевые для доставки по морю, а для перевозки по суше — тележники, содержатели упряжек, извозчики, канатные мастера, ткачи, шорники, рабочие, дорожные мастера и рудокопы. Каждое из ремесел имело своих рабочих из простого народа, точно полководец, командующий своим отрядом; они служили орудием и средством для производства работ. Таким образом, эти занятия были распределяемы, так сказать, между всеми возрастами и профессиями, увеличивая благосостояние каждого».

Скала Афинского акрополя возвышается посреди долины, которая с трех сторон окружена холмами, а четвертой, южной стороной, примыкает к морю. Это — массив сиреневато-серого известняка с крутыми извилистыми склонами, делающими доступ возможным только с западной стороны. Вершина как бы срезана и образует вытянутую с запада на восток площадку (рис. 38—40). Ее длина 300 м и наибольшая ширина около 130 м. Отметка наиболее высокой точки Акрополя над уровнем моря составляет 156,2 м, а над прилегающей котловиной и раскинувшимся у его подножия городом Акрополь возвышается на 70—80 м. Это как бы самой природой укрепленное место, расположенное в 6 км от удобной бухты — Пирея, с очень раннего времени было избрано для поселения. Сохранились остатки крепостной стены циклопической кладки, сооружение которой афиняне приписывали своим легендарным предшественникам — пеласгам. В древнейшую эпоху Акрополь, как уже говорилось выше, был крепостью, в которой при опасности укрывались окрестные жители; построенные здесь в эпоху архаики общественные здания и храмы были разрушены персами в 480—479 гг. до н.э.

42. Афины. Акрополь. Вид на Пропилеи

43. Афины. Акрополь. Вид западного фасада Пропилеев и храма Ники Аптерос, вход (по О. Шуази)

44. Афины. Акрополь. Вид от Пропилей на статую Афины Промахос и Парфенон (по О. Шуази)

После изгнания персов афиняне принялись за восстановление стен Акрополя, используя камни разрушенных зданий. Вначале была сложена северная стена, на сооружение которой пошли среди других обломков барабаны храмовых колонн. Кимон заново соорудил всю южную стену, придав ей правильные очертания двух сходящихся под тупым углом отрезков. Комплекс архитектурных сооружений Акрополя должен был занять господствующее над городом и долиной положение, сохраняя при этом в своем новом облике черты древней крепости.

Позднее, при Перикле, были возведены почти все важнейшие памятники ансамбля: Парфенон — главный храм Афины Девы, покровительницы города, поставленный у южного края скалы, на самой ее высокой точке (строился в 447—438 гг. до н.э., заканчивался отделкой до 432 г. до н.э.), Пропилеи — парадные ворота на западном, пологом склоне Акрополя (437—432 гг. до н.э.) и грандиозная статуя Афины Воительницы (Промахос), произведение гениального Фидия, возвышавшаяся на высоком пьедестале лицом ко входу и господствовавшая над всей западной частью ансамбля. Выполнение широко задуманной реконструкции осуществлялось с большой энергией и быстротой под руководством самого Фидия. Но после Перикла были построены лишь Маленький храмик Ники Аптерос, поставленный несколько впереди Пропилей на высокой скале (Пиргосе), расширенной и укрепленной субструкциями (спроектирован около 449 г. до н.э., но построен около 421 г. до н.э.), и Эрехтейон — храм, посвященный Афине и Посейдону и расположенный почти параллельно Парфенону с северной стороны. Сооружение его было начато в 421 г., но задержано Пелопоннесской войной до 407—406 гг. до н. э. Таким образом, на возведение всех построек ушло около сорока лет. «Мало-помалу, — пишет Плутарх, — стали подниматься величественные, строения, неподражаемые по красоте и изяществу. Все ремесленники старались друг перед другом довести свое ремесло до

Вход на священный холм открывают дорические Пропилеиглубокий сквозной портик, обрамляющий лестницу. Между колоннами проходили участники многолюдной процессии. Боковые проходы служили для пеших афинян, по среднему, где не было ступеней, ехали всадники и колесницы, девушки и юноши вели жертвенных животных, везли с собой модель священного панафинейского корабля с прикрепленным к его мачте роскошным пеплосом – покрывалом, предназначенным в дар Афине.

Дорические колонны Пропилей подчеркивали торжественность и внушительность входа, в то время как ионическая колоннада под кровлей словно настраивала на то возвышенное и строгое зрелище, которое открывалось на вершине холма.

По сторонам шестиколонного портика Пропилей располагались два боковых крыла. В левом выступающем их крыле с глухими стенами располагалась Пинакотека, в правом находилось хранилище рукописей и помещение для сторожей.

Справа, на выступающем вперед высоком постаменте стоит самый маленький, легкий и необыкновенно изящный храмик Ники Аптерос. Здание расположено под небольшим углом к фасаду Пропилей. Это амфипростиль, украшенный четырехколонными портиками ионического ордера с обоих фасадов. Стоящий на трехступенчатом постаменте, храм со всех сторон опоясывала скульптурная лента фриза, на которой изображались эпизоды борьбы греков с персами, олимпийские боги (Афина, Зевс, Посейдон).

Скала, на которой стоит храм, была тоже украшена барельефами. Среди них было и изображение Ники, завязывающей сандалию; безусловно, одна из лучших классических греческих мраморных скульптур.

Внутри храма располагалась ее статуя. Большинство античных статуй Ники крылаты, и только Ника с Акрополя не имела крыльев. Здесь афиняне пожелали изобразить ее бескрылой, чтобы Победа никогда не улетела из их города. Отсюда и имя храма — Бескрылой Ники (Ники Аптерос).

Налюбовавшись почти игрушечным храмиком Бескрылой Ники и пройдя через Пропилеи, процессия оказывалась на большой площади, где перед ней возвышалась семнадцатиметровая статуя Афины Промахос из позолоченной бронзы. Она была центром всего ансамбля. Блеск ее копья, отражавшего солнечные лучи, виднелся издалека с моря и был первым приветственным сигналом корабля, приближавшегося к афинскому порту.

В глубине справа входящие на площадь видели Парфенон – самое большое и самое главное сооружение Акрополя, посвященное Афине Парфенос.

Белоснежный массив храма из пентеллийского мрамора, обладающего свойством приобретать с течением времени золотистый оттенок необыкновенной красоты, вырисовывается на фоне голубого неба. Прозрачный воздух, яркий солнечный свет лучистым потоком омывают наружные колоннады, вливаются в открытое пространство целлы, растворяя в себе мраморные объемы.