Предсказания церкви

Донбасский старец много лет назад предсказал сегодняшние религиозные потрясения на Украине

Схиархимандрит Зосима пользовался в Донбассе непререкаемым авторитетом. Собственно, не только в Донбассе. Верующие знали и почитали подвижника далеко за пределами региона, от Москвы и до Афона, от Иерусалима до Киева. Старец пользовался особым расположением Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Прихожане почитали отца Зосиму и при жизни, и после его ухода в мир иной (кстати, он точно предсказал день своей смерти, похоронен на территории основанного им монастыря) как святого. Хотя он и не канонизирован.

Вот, например, как батюшка Зосима предсказывал предстоящую войну, которая уже пятый год сотрясает Донбасс:

«Гнев Божий — войны — приближается стремительно, и никуда мы не денемся, — говорил он, — Как бы мы ни кричали о мире… Мы сами уже гнев Божий приближаем. На наши главы упадет эта огненная чаша гнева Божия, беда будет».*

А это разве не достоверное описание, но только в формате проповеди, того, что ежедневно приносят нам с украинских территорий новостные агентства?

«И скоро придет время, преступников будет больше, чем нас, нормальных еще более или менее людей».

«Времена тяжкие, не надейтесь на лучшее. Будущее поколение еще хуже: стеклянные глаза все, оружие везде. Он может в любую минуту в тебя выстрелить ради забавы. Такое время сейчас лукавое идет, мир в тяжком зле лежит. Уже борьба приближается антихристова и жуткое растление и падение нравов у общества нашего, что мы и видим».

Старца Зосиму многие вспомнили сегодня в связи с событиями в Стамбуле. Последствия действий отлученного от церкви мирянина Денисенко (известного еще и как Филарет) и, паче чаяния, пригревшего его Константинопольского патриарха Варфоломея провидец из Донбасса узрел так:

«Какое попущение будет! Будет та же самая Гефсимания, повторится и у нас в скором времени, она уже готовится. Предательство Церкви, предательство Родины, предательство всего святаго».

«Выгонят автокефалисты, где-нибудь Господь даст приют. Тюрьма всех нас ждет. Там полочку уже дадут как-нибудь, да и все, «от тюрьмы и сумы никогда не отрекайся» — так народ говорит, вот так».

«Хохлы-западенцы как закрутят-завертят против веры святой православной. Ну что ж, надо в тюрьме посидеть. Не будешь священником, если в тюрьме не побудешь. И к этому готовиться нужно, и к пути исповедничества. Ну, как Бог даст. Краще избежать ее. Но от тюрьмы и сумы ніколи не отрекайся. Кругом Бог — и в тюрьмах, и где только ни находимся, — кругом Бог. И с Богом ничего в жизни не страшно никогда».

«Будет стоять монашество войском против антихриста до скончания века. Сколько еще преподобномучеников будет монахов, сколько еще подвижников иноков будут, которые мужественно встанут, когда все поклонятся антихристу».

«Мы стоим в храме Божием, и нам Господь кое-кому уготовал уже венец мученичества. И нам кое-кому придется и страдать, и кровь пролить, и невинные тяжкие страдания — Голгофу пройти, чтобы, через это очистившись от грехов, дойти до Небесного Царствия, до вечности дойти».

«Самое страшное будет для антихриста — это монашество и монашеская одежда. Бояться будет этого апостольника и мантии монашеской антихрист. Хоть и будет мучить монахов крепко, но победить их не сможет».

«Так что дух Руси могучий, непобедимый всегда. Медведь-то русский спит-спит, терпит-терпит, но уж как проснется, как в лапу мохнатую эту дубину возьмет, как раскрутится, то и вся масонская Европа полетит тогда от этой дубины настоящей, русской, святой».

«И сейчас, в наше время, колотня с Киева вся начинается — матери городов русских, с колыбели. И оттуда покатится эта колотня по всей земле Русской, не минует ни Россию, ничего, кругом будет беснование. Но Россия устоит, и там будет очень благодать большая, даже силы ада, антихриста не одолеют Русской Православной Церкви».

«Святые старцы говорили: «Православие в чистоте сохранится лишь только в Русской Православной Церкви. Остальные все отойдут, все впадут в прелесть бесовскую, а Русская Православная Церковь сохранит чистоту веры до пришествия антихриста»… Вот последний денек антихриста. На Руси будут гореть светильники истинной веры. И не погасит их ни прелесть бесовская, ни гонения, ни какие-то другие ухищрения сатанинские. Светильники будут гореть на земле святой русской».

* Все цитаты приведены по сборникам проповедей схиархимандрита Зосимы (Сокура), подготовленным в разные годы издательством Сретенского монастыря.

Пророки и пророчества Библии

Что и зачем предрекает Писание?

Царь Давид. Джентиле да Фабриано. 1370–1427

— В массовом представлении пророк — это предсказатель будущего. Верно ли это применительно к библейским пророкам?

— Давайте оттолкнемся от самого этого слова. Славянское пророк — это тот, кто прорекает. Но что именно прорекает? Вовсе не обязательно будущее. Речь может идти о раскрытии каких-то тайн настоящего и прошлого, о подлинном смысле тех или иных событий, человеческих поступков. Если же мы поинтересуемся, как это слово вообще появилось в славянском тексте Библии, то увидим, что это перевод греческого профетес (????????), где оно действительно имеет оттенок «провещатель», «прорицатель», то есть связано с предсказанием будущего. Однако если обратиться к древнееврейскому тексту Священного Писания, то окажется, что еврейское слово нави, относящееся к библейским пророкам — это прежде всего «призванный», «глашатай».

Если же посмотреть на содержание ветхозаветных пророчеств, то окажется, что далеко не все они говорили о будущем. Гораздо чаще речь шла о настоящем и о прошлом — вернее, об осмыслении прошлого, о том, каким это прошлое видится Богу, Который и говорит устами пророков. И это — ключевой момент. Самое главное в деятельности пророков — возвещение воли Божией своим современникам.

Конечно, прорицали они и будущее. Но тут надо понимать вот что: само наше представление о времени вытекает из природы нашего тварного мира. Мы, сотворенные Богом существа, живем в потоке времени, однако Сам Бог — вне этого потока. Для Него то, что представляется нам прошлым, настоящим и будущим, — всегда «здесь и сейчас».

Человек тем не менее даже в падшем своем состоянии причастен духовному миру — миру, в котором время не имеет такой непреодолимой власти. Поэтому, когда Бог открывает Свою волю через пророков, Он как бы изымает их из течения времени, и для них прошлое, настоящее и будущее в какой-то мере сливаются. Пророк может возвещать то, чему еще не скоро предстоит осуществиться, но для него в момент произнесения пророчества это уже осуществилось и он говорит об этом, как о случившемся.

При этом, заметьте, пророк не ставит себе целью узнать будущее и потешить любопытство современников, он не своей силой пронзает время. Это происходит с ним исключительно по воле Божией и исключительно для того, чтобы возвестить людям нечто очень важное для спасения всего человечества — и современников пророка, и их далеких потомков.

Поэтому неверен сам подход, присущий современному массовому сознанию — вычленять в пророчествах лишь предсказания будущего и считать их главным содержанием пророческого служения.

— Ну а в чем причина такого подхода?

— Видимо, это человеческая реакция на зависимость от времени. Мы живем в тварном мире, где существует время, плывем в его потоке и ничего с этим поделать не можем, но осознание этого факта угнетает нас, мы ощущаем свою беспомощность по отношению к мимотекущему времени, нам тяжело от мысли, что ничего нельзя изменить в прошлом и что будущее наше неизвестно. Отсюда и рождается желание преодолеть власть времени — и раз уж с прошлым ничего поделать нельзя, то хотя бы узнать будущее. В этом, я думаю, психологические корни такого обостренного интереса к прорицателям и гадателям.

— Пророческое служение — это какой-то конкретный этап в истории, имеющий целью подготовить людей к пришествию Христа, или пророки были и будут всегда?

— Если мы говорим о богоизбранном народе, то, несомненно, пророческое служение — это определенная веха его истории. И это служение имеет непосредственную связь с изменениями в политическом устроении израильского общества, с определенными формациями. Сперва был период родоплеменной, период патриархов — Авраама, затем его детей, внуков. Каждый такой патриарх, глава рода, непосредственно отвечал перед Богом за своих соплеменников и возвещал им Его волю. Затем период ярких духовных лидеров — период судей, далее — уже период царей израилевых. Каждому такому этапу еврейской истории соответствовал свой, если можно так выразиться, механизм пророческого служения.

Несомненно, пророками были и Авраам, и Исаак, и Иаков, он же Израиль. Они пребывали в богообщении и открывали волю Божию своим чадам и домочадцам — из которых, собственно, в то время и состоял весь еврейский народ. Иаков, умирая, воспел своим двенадцати сыновьям песнь, в которой пророчески предначертал судьбу происходящих от них двенадцати колен израилевых (Быт 49:1—29).

Но в период Царств начинается уже, так сказать, «профессиональное» пророческое служение. Когда израильский народ получил внешние формы правления, такие же, как и у всех остальных народов — то есть монархию, — возникло две духовных опасности. Во-первых, это опасность сползания в язычество (особенно в эпоху разделения еврейского царства на северное и южное), во-вторых, опасность чисто формальной, законнической веры — то, что Сам Господь обличал через пророка Исайю: И сказал Господь: так как этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня, и благоговение их предо Мною есть изучение заповедей человеческих (Ис 29:13). Поэтому для сохранения живой веры оказалось уже недостаточно простого соблюдения заповедей и богослужебных обрядов — требовалась постоянная «корректировка курса», постоянное напоминание о том, чего действительно хочет Господь, к чему Он ведет свой народ. И волю Свою Бог возвещал именно через пророков — «профессионалов».

Это время — эпоха Царств — было действительно расцветом пророческого служения. Исходя из библейского повествования, можно говорить даже о пророческой школе, о пророческом преемстве, о некоем регулярном воспроизводстве пророков. Но постепенно, особенно после возвращения евреев из плена, по завершении иудейского канона Священного Писания, за несколько веков до Рождества Христова, пророческое служение сходит на нет. Даже появилась иудейская теория о «пророческом молчании». Отсюда — такое острое переживание служения Иоанна Предтечи, по поводу которого иудеи мучительно размышляли: кто он? Если он не Мессия, то не пророк ли это? Ведь считалось, что непосредственно перед явлением Мессии должно нарушиться это пророческое молчание, должен явиться новый пророк. Поэтому для иудеев того времени Иоанн Предтеча знаменовал собой новую эпоху, эпоху осуществления мессианских чаяний.

— А кем были эти люди, становившиеся в эпоху Царств пророками? Они были изначально яркими, выдающимися личностями, с мощной, как бы сейчас сказали, харизмой, или Господь избирал для этого служения самых разных людей?

— Здесь, конечно, обнаруживается тайна человеческой личности. Что в сердце у человека, видит только Бог, и далеко не всегда это можно оценить со стороны. К примеру, первый из помазанных на царство, Саул, был человеком, в котором окружающие ну никак не могли предположить пророческого дара. Библия даже повествует нам, что возникла пословица: «неужели и Саул во пророках?» (1 Цар 10:12).

Здесь важно отметить следующее: пророк — это всегда человек призванный. Авторы пророческих книг в своих писаниях особо оговаривают момент своего избрания. Как правило, он сопряжен с какими-то необычайными явлениями, видениями, знамениями или прямо, явно звучавшим голосом Божиим, указывающим на что-либо. Вспомним стихотворение Пушкина «Пророк» — прямое поэтическое изложение отрывка из книги пророка Исаии.

При этом пророками становились люди очень разные. Это могли быть цари (как Саул, Давид, Соломон), а могли быть пастухи (как Амос), могли быть люди ученые (как Исаия), а могли быть не особо образованные, но в личности каждого пророка есть что-то огромное и таинственное, выходящее за рамки рационального постижения.

Причем к пророческому служению Господь призывал этих людей далеко не сразу. К примеру, Моисея он призвал только после того, как он за сорок лет был «научен всей мудрости Египетской», а потом еще сорок лет прожил пришельцем в земле Мадиамской (Деян 7:22, 23, 30). То есть к пророческому служению Господь готовил Своих пророков всем ходом их жизни. О каждом из них у Него был особый Промысл.

— Верно ли, что, когда ветхозаветные пророки предсказывали будущее, они всегда говорили о грядущем Мессии? Или, провидя будущее, они делали предсказания и на другие темы?

Читайте так же:  Липецкая область троекурово церковь

— Конечно, мессианские пророчества являются смысловым центром их служения. Но если посмотреть на всю совокупность ветхозаветных пророчеств чисто количественно, то мессианских среди них окажется меньшинство. Тематика же большинства пророчеств самая разная — начиная от каких-то локальных жизненных ситуаций и кончая предсказанием политических катаклизмов, таких, как разрушение царства, вавилонское и ассирийское пленения, равно как и последующие пророчества о том, что плену придет конец.

Но чего бы ни касались пророчества, целью их всегда было постоянное возвещение людям спасительной, благой воли Божией. И Господь постоянно искал тех, кто сможет стать проводником Его воли как для отдельных людей, так и для целых народов.

— Большинство библейских пророчеств написаны крайне туманным языком и нуждаются в истолковании. Но как понять, какое толкование истинно?

— Действительно, пророчества всегда истолковывались — и в ветхозаветные времена, и в новозаветные. Если говорить о церковном их понимании, то первейший критерий тут — согласие святых отцов. Не всегда это согласие имеет место, но в наиболее важных случаях отцы Церкви сходятся в своих мнениях. Мы можем проследить исторически, как этот «consensus patrum» возник.

Конечно, этот церковный «механизм» толкования пророчеств неформален. А формальных критериев попросту нет. Кроме того, в Церкви всегда существовало глубочайшее убеждение, что истинный смысл пророчеств многопланов, что он имеет разные аспекты. Это известный принцип многозначности Священного Писания, который отвергался критической наукой в эпоху позитивизма, но к которому в наше время наука возвращается.

Замечу, что истолкование пророчеств в Церкви происходило на протяжении всей ее истории, и сегодня тоже продолжается. Это живой процесс. Собственно говоря, церковная проповедь — это ведь тоже истолкование Библии, а значит, и пророчеств.

— Давайте перейдем к новозаветной эпохе. Судя по книге Деяний святых апостолов и по апостольским писаниям, пророческий дар у учеников Христовых был. Предание говорит нам, что дар этот сохранялся и в первые века христианства. Но что случилось дальше? Пророчества прекратились?

— Нет, это не так. Но прежде чем объяснить, почему это не так, сделаю важное отступление.

Дело в том, что пророческое откровение во всей своей полноте раскрывается значительно позже того времени, когда оно было произнесено. Современники пророка могут относиться к его прорицаниям очень по-разному. Могут верить, а могут не верить. Если и во Христе многие сомневались, причем даже из числа Его учеников, то что же говорить о пророках? Уверяю вас, если бы мы были современниками Исаии, то могли бы отнестись к его словам скептически. Не обязательно, впрочем, брать для примера столь древние времена. Возьмем начало прошлого века. Это сейчас мы понимаем, что святой праведный Иоанн Кронштадтский обладал пророческим даром, что он предсказал и катастрофу 1917 года, и восстановление российской государственности, что прозревал людские судьбы. Но немало представителей тогдашнего образованного общества воспринимали его слова как дикость, суеверие и эксплуатацию народного невежества и экзальтированности. Поэтому судить о том, кто пророк, а кто нет, и в чем заключалось пророчество, можно лишь спустя десятки, а то и сотни лет. Теперь что касается пророчеств в уже христианские времена. Пророческое служение всегда принимает формы, сообразные эпохе. Принципиальное отличие христианской эпохи от предшествующих ей — существование Церкви. Церковь — это же не просто сообщество верующих, она действительно в мистическом смысле является Телом Христовым, ею таинственным образом руководит Дух Святой, она — столп и утверждение Истины. Если в ветхозаветные времена пророки и пророчества были основным инструментом донесения воли Божией до людей, то теперь таким инструментом стала сама Церковь. Та «корректировка курса» — сакральный импульс, — о которой мы говорили ранее, происходила посредством святоотеческих творений, посредством церковных Соборов, и, разумеется, посредством участия верующих в церковных Таинствах, прежде всего — в Евхаристии. Поэтому надобность в пророках-«профессионалах», возвещающих всей Церкви волю Божию, отпала. Но, заметьте, отпала надобность именно в прежней форме, а не в самом пророческом служении. Служение это сохранилось, изменилась лишь его форма. А во многих случаях оно приняло более приватный, камерный характер. Об этом, кстати, есть и древние предсказания — что настанут времена, когда святость из-за своей невостребованности «уйдет под спуд» и будет присутствовать не в таком явном виде, как это было возможно во времена иные.

— Что же это за формы? Вы имеете в виду старчество?

— Да, именно так. Прозорливость старцев по природе своей — то же самое, что и пророчества древних пророков. Точно так же Господь через старца возвещает людям Свою волю. В том числе порой и открывает будущее. Разница лишь в том, что ветхозаветный пророк обращался ко всему богоизбранному народу, а старец — только к своим духовным чадам. И поскольку чаще всего содержание таких пророчеств касалось частной жизни конкретных людей, то они, эти пророчества, не столь известны.

Иначе сказать, пророческое служение в Церкви остается, но, во-первых, предназначается гораздо более узкому кругу лиц, а во-вторых, сами слова «пророк», «пророчества» начинают употребляться реже. Никто, конечно, не делает тайны из существования прозорливых старцев, но и к публичности они не стремятся.

Приведу один лишь пример, близкий нам по времени. В 1991 году скончался иеромонах Павел (Троицкий). Он был в течение десятков лет духовником многих известных священников — покойных ныне отцов Всеволода Шпиллера, Романа Ольдекопа, Александра Куликова и Глеба Каледы, а также здравствующих епископа Пантелеимона (Шатова), протоиерев Владимира Воробьева, Димитрия Смирнова, Валентина Асмуса… После освобождения из лагеря (еще в военные годы) он жил в затворе, в глухом селе в Тверской области, почти не выходил из дому. Дом стоял на окраине, близ леса, а обеспечением старца занималось никому не известное семейство. Его общение с духовными чадами осуществлялось посредством писем, которые передавались с нарочными. Этих писем сохранилось около 400, а адресатов у него было сравнительно немного, нам известно человек 20. Письма от него привозились на квартиру отца Всеволода Шпиллера и передавались бывшей келейнице отца Павла, Агриппине Николаевне, а обратно тут же передавались письма к отцу Павлу, как тогда говорилось, «в лес». На письмах ставились даты. Так вот, сплошь и рядом бывало так, что даты ответов отца Павла его адресатам были более ранние, чем в письмах, в которых к нему обращались за советами. То есть он провидел, о чем его спросят. И ответы его были несомненно пророческие. Кстати, воспоминания об отце Павле и письма частично изданы*.

— В околоцерковной среде часто ходят рассказы о пророчествах старцев насчет судеб мира. Как относиться к этому?

— К таким рассказам нужно относиться с предельной осторожностью. Очень часто это явное мифотворчество, причем в одних случаях пророчества приписываются каким-то безымянным старцам, в других — старцам, реально существовавшим, но вовсе не говорившим и не писавшим того, что связывают с их именами.

Во всяком случае, сталкиваясь с такой информацией, ее надо проверять. Откуда стало известно об этих гипотетических высказываниях старца? Кто и когда это опубликовал? Подтверждается ли это другими свидетельствами? Нет ли там чисто исторических ляпов? Если о таких пророчествах написано в какой-то брошюрке малоизвестного автора, и он не приводит в тексте никаких источников, а лишь ссылается на безымянных «духовных чад» — это симптоматично.

Кроме того, надо сверять эти рассказы со Священным Писанием и с православным вероучением. Бывает ведь и так, что с богословской точки зрения такие «пророчества» оказываются просто ересью. Например, пророчество о том, что якобы весь мир в последние времена окажется под властью антихриста, кроме России, которая сразу, минуя Страшный Суд, перейдет в Царство Божие.

Если же человек не обладает специальными знаниями и не имеет возможности проверить истинность таких предсказаний, тогда лучше руководствоваться замечательным церковным принципом: не отвергать, но и не принимать, а положиться на волю Божию и «пождать».

Апостол Павел. М. Н. Васильев. XIX век

— Смотря что под этим подразумевать. Могут быть две внешне похожие, но на самом деле разные ситуации. Первая — это когда человек наугад открывает Библию, не глядя, тычет пальцем в какое-то место и читает, пытаясь выискать в прочитанном ответы на свои вопросы. Это, конечно, смешно и глупо. Но вот вторая ситуация. В Церкви существует так называемая хиротессия, обряд поставления во чтеца, обычно он совершается непосредственно перед диаконской хиротонией. В ходе этого обряда человеку предстоит прочесть отрывок из Апостола, причем отрывок выбирается случайным образом. Так вот, издавна в Русской Православной Церкви есть благочестивый обычай: запомнить, какое именно место читал на своей хиротессии, и впоследствии, спустя достаточное время, осмыслить тогда прочитанное, применить к своей жизни, найти какой-то важный лично для себя смысл. То есть внешне обе ситуации похожи, но различается мотивация. В первом случае это самоуправство, своего рода попытка принудить Бога открыть нечто прикровенное. Во втором случае — вверение себя Богу, искренняя вера в то, что Бог откроет тебе Свою волю, но тогда и так, как сочтет нужным. И человеку дается по вере его.

— Но некоторые люди думают, что в Библии расписаны все исторические события — и прошлые, и будущие, и надо лишь найти некий ключ, чтобы расшифровать эти «скрытые коды».

— Очень наивный подход, причем по нескольким причинам. Во-первых, многие смысловые слои Библии просто не могут быть открыты нам на протяжении нашей жизни. Возможно, мы поймем этот смысл по исполнении времен, на Страшном суде, а может, и вообще никогда не поймем. Просто потому, что мы в Библии способны понять лишь то, что Господь открывает именно нам, имея целью наше спасение. То, до чего мы не доросли, так и останется для нас скрыто, и никакие «ключи» и «коды» здесь не помогут.

Во-вторых, самое главное в Библии — это не указания на грядущие исторические события, а восстановление связи Бога с человечеством. Связи, которая так зыбко проявляется и в судьбе отдельного человека, и — целых народов. Она не может совсем оборваться, но требует постоянной подпитки, причем не через знамения, а через людей — праведников, пророков, святых.

Поэтому Библию нельзя воспринимать как некий ребус, который требуется разгадать, но в то же время нельзя воспринимать и как нечто простое и понятное, вроде учебника истории или геометрии. В Библии, конечно, есть иносказание, но иносказание — это не то же самое, что шифр или ребус. Господь не прячет от нас в библейском тексте какие-то тайны, подобно тому как родители прячут в буфете конфеты от маленького ребенка. Просто до понимания разных смысловых слоев Библии нужно дорасти. Дорасти не столько умом, сколько сердцем. Поэтому попытки каким-то хитрым способом вычитать в Библии предсказания о тех или иных грядущих исторических событиях, равно как и найти в ней ответы на какие-то естественнонаучные вопросы, не только бесплодны, но и душевредны. Люди, практикующие такое отношение к Священному Писанию, не только не удовлетворят своего любопытства, но и пройдут мимо тех библейских смыслов, которые им вполне доступны и необходимы для их спасения.

Другое, что нужно подчеркнуть, — Священное Писание содержит пророчества, имеющие, скажем так, педагогическое значение, призывающие людей, в какую бы эпоху они ни жили, к духовной бдительности. Таковы, например, пророчество апостола Петра Придет же день Господень, как тать ночью (2 Пет 3:10), опирающееся на слова Христа (Мф 24:43), или пророчество апостола Павла). Не в том суть, чтобы знать «времена и сроки», а чтобы не расслабляться здесь и сейчас. И речь не только о том, что в любой момент может случиться конец света: «пагуба», о которой говорит апостол Павел, может обозначать любую духовную и социальную катастрофу.

Падкость на духовную экзотику

Апостол Иоанн на острове Патмос. Доменико Гирландаи?о. 1480–1485

— Существуют ли пророки и пророчества в других религиях, помимо христианства и ветхозаветного иудаизма?

— Скажу сразу: Священное Писание дает нам примеры того, как язычники изрекают Божии пророчества. Во-первых, это пророк Валаам, который помимо своей воли благословил пришедших к границам обетованной земли евреев, хотя местные жители-моавитяне специально призвали его для того, чтобы он перед их битвой с пришельцами-евреями изрек на тех проклятие (Чис 22—24). Во-вторых, это волхвы, которые таинственно появляются из языческих стран, чтобы поклониться младенцу-Христу, и столь же таинственно исчезают. Вспомним: И, получив во сне откровение не возвращаться к Ироду, иным путем отошли в страну свою (Мф 2:12).

Читайте так же:  Церковь асд в риме

В конце концов, если даже бессловесные животные могут ощущать приближение каких-то природных катаклизмов или порой смерть хозяина, то тем более какие-то прозрения могут быть у людей, придерживающихся самых разных верований. Правда Божия иногда находит совершенно неожиданные и непредсказуемые пути. Другое дело, что эти явления носят характер природный и материальный, а не благодатный и спасительный.

— А если перейти к популярным в массах пророчествам — Нострадамуса, монаха Авеля, Ванги и так далее? Что о них можно сказать? Как к ним относиться?

— Напомню о словах апостола Павла: Все мне позволительно, но не все полезно (1 Кор 6:12). На мой взгляд, христианам совершенно незачем задаваться вопросом о природе явлений, подобных перечисленным Вами. Лично мне это глубоко неинтересно. Так что я бы не стал огульно отрицать все такие факты, априори считая их жульничеством, или проклинать, считая бесовщиной. Просто все это совершенно бесполезно для нашего спасения, избыточно.

Лучше держаться от всего этого подальше, а если уж это как-то коснулось нас — помнить слова Иоанна Богослова: Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире (1 Ин 4:1) Мы можем сталкиваться с разными случаями прозрений, верных предсказаний и проч. — но должны думать о том, есть ли нам от этого духовная польза, нужно ли это «чужое» пророчество для нашего спасения? Неужели нам не хватает для этого собственного вероучения, собственной духовной традиции? Такая вот падкость на всяческую духовную экзотику может привести человека к большой беде, и примеров тому не счесть.

Пророчества истинные и пророчества ложные

Несколько людей обустроили себе пещерку в Пензенской области и переехали в нее жить. Это событие взволновало чуть ли не всю страну.

Хотя, казалось бы, что тут такого? Разве люди не имеют права жить там, где им хочется? В конце концов, немало людей у нас в стране имеют и худшие жилища.

Конечно, понятна тревога за детей, для которых подземелье – явно не лучшее место для жизни. Однако по сравнению с некоторыми детдомами, может быть, и не худшее. Опять же, можно вспомнить целое послевоенное поколение, выросшее в землянках.

Говорят, что люди решились на перемену места жительства, доверившись словам человека, которого они уважают. И многих это ужасает, хотя, строго говоря, ничего противозаконного в этом нет. Всем нам доводилось совершать какие-то действия под влиянием советов людей, которым мы доверяем.

Иными словами, в том, что люди решили переселиться в пещерку, никакой трагедии нет.

Трагедия заключается совсем в другом – в том, что они впали в прелесть. То есть в состояние духовного заблуждения, которое грозит им вечной гибелью, если они не откажутся от него.

Как писал святитель Игнатий (Брянчанинов), «прелесть есть усвоение человеком лжи, принятой им за истину. Прелесть действует первоначально на образ мыслей; будучи принята и извратив образ мыслей, она немедленно сообщается сердцу, извращает сердечные ощущения; овладев сущностью человека, она разливается на всю деятельность его… Состояние прелести есть состояние погибели или вечной смерти» (О прелести, 1).

Выражается прелесть в данном случае, во-первых, в том, что они, называя себя православными христианами, доверились лжепророчеству их лидера, назначившего конец света на март 2008 года, и отвергли тем самым Христа, сказавшего: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24: 36); и в другой раз: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян. 1: 7).

А во-вторых, это проявилось в обещании «пензенских сидельцев» покончить собой, если их попытаются из этой пещеры эвакуировать. Любой православный христианин знает, что самоубийство – тягчайший из грехов, оскорбление Божиего дара. И то, что для этих людей проще совершить грех против Бога, чем отказаться исполнять волю их руководителя, означает, что они подпадают под слово Господне: «Проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа» (Иер. 17: 5).

«Пензенские сидельцы» сказали: «Если мы отсюда выйдем, то духовно погибнем», хотя в действительности все обстоит прямо противоположным образом.

Люди прельстились, доверившись лжепророку. И в этом суть. Если бы они не залезали в пещеру, никто бы на это и не обратил внимания. Хотя трагедия осталась бы той же.

Некоторые высказывали мысль, будто бы в трагедии этих людей виновата Церковь. Мол, если бы была на приходах нормальная катехизация, да если бы священники были ближе к пастве, да если бы архиереи больше уделяли внимания проповеди и просвещению, то никто бы из этих людей не поверил лжепророчествам Петра Кузнецова, да и сам он, быть может, не стал бы лжепророчествовать.

Мысль эта совершенно нелепа. Конечно, все перечисленное нужно делать, но даже если бы у нас была идеальная катехизация и все священники были, как святой Иоанн Кронштадтский, а все архиереи – как святитель Иоанн Златоуст, то и тогда будут прельщенные диаволом люди. Были они и при обоих указанных святых мужах, равно как и во все времена существования Церкви.

Ибо прелесть – это реальность духовной брани, на которой подвизающиеся бывают не только победителями, но и побежденными. И через лжепророчества диавол вовлекает в прелесть особенно часто.

И Сам Господь предупреждал нас: «И многие лжепророки восстанут, и прельстят многих» (Мф. 24: 11); «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7: 15).

Также и апостол Иоанн говорил: «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире» (1 Ин. 4: 1).

В свете этих событий кажется не лишним поговорить о том, что такое дар пророчества и как отличить истинное пророчество от ложного.

Что такое пророчество

Пророчество – это особенный дар от Бога. Пророк возвещает будущее. И это – доказательство его истинной связи с Богом. Как мы знаем, время – принадлежность нашего сотворенного мира. Мы все существуем во времени, воспринимая настоящее, прошлое и будущее. То, что в действительности произойдет, – нам не известно. Точно знает это лишь Тот, Кто находится вне времени и для Кого ясно видно и наше прошлое и настоящее, и будущее. А вне времени и мира находится лишь Тот, Кто сотворил мир и время – Бог. И тем, кто находится в непосредственном общении с Ним, то есть пророкам, Он из своего божественного знания открывает грядущее.

Именно по этому признаку в Библии предписывается отличать ложного пророка от истинного: «И сказал Господь… пророка, который дерзнет говорить Моим именем то, чего Я не повелел ему говорить, и который будет говорить именем богов иных, такого пророка предайте смерти. И если скажешь в сердце твоем: “как мы узнаем слово, которое не Господь говорил?” Если пророк скажет именем Господа, но слово то не сбудется и не исполнится, то не Господь говорил сие слово, но говорил сие пророк по дерзости своей, – не бойся его» (Втор. 18: 17, 20–22).

Любой из читателей может произнести формальное «пророчество». Например, он скажет: завтра я напишу письмо и, действительно, на следующий день напишет. Но мы прекрасно понимаем, что это не имеет никакого отношения к настоящему пророчеству. Ибо реального будущего он не знает, и завтра вполне может случиться нечто такое, что нам станет совсем не до письма.

Кстати, по этому же принципу «работают» лжепророки и гадалки, равно как и диавол, вещающий через них, – частью прогноз, а частью план наших собственных действий. Но и диавол не знает будущего, он так же, как сотворенное существо, находится «внутри» времени. Именно потому диавольские предсказания, как и людские прогнозы, всегда даются на короткосрочную перспективу. И это понятно. Легко сказать: завтра напишу письмо и написать. А вот сказать: через год напишу письмо – и сделать это, уже сложнее. Вероятность исполнения даже собственного плана становится намного меньше. А сказать: через тридцать лет напишу письмо. Да будем ли мы живы к тому времени? А сказать: через сто лет мой потомок напишет такое-то письмо. Ну, тут всякий махнет рукой, сочтя за чистую выдумку.

Можно, конечно, на манер Нострадамуса, пуститься в туманное словоплетение: «Пройдет время и великий царь напишет письмо другому царю», и под такое «пророчество» и 500 лет спустя досужие зеваки смогут подводить постфактум события своего времени: вот, направил президент Буш письмо президенту Саркози, поздравляя со вступлением в должность – значит, исполнилось древнее предсказание!

Таких мутных «пророчеств» каждый желающий может написать с десяток за пару минут. И все понимают, что никакого отношения к настоящему знанию будущего все они не имеют.

А вот в Библии существуют конкретные пророчества, детально сбывшиеся спустя столетия после того, как они были произнесены и записаны. И это одно из свидетельств ее божественного происхождения.

Наиболее важным и ярким примером являются ветхозаветные пророчества о страданиях и смерти Христа.

Сам факт: «предан смерти будет Христос» (Дан. 9: 26) и цель его: «Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53: 5). Предательство от друга так предречено: «Человек мирный со Мною, на которого Я полагался, ел хлеб Мой, поднял на Меня пяту» (Пс. 40: 10); даже называет пророк цену: «и скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою… и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников» (Зах. 11: 12).

Ложные обвинения: «восстали на Меня свидетели лживые и дышат злобою» (Пс. 26: 12), молчание перед обвинителями: «а Я, как глухой, не слышу, и как немой, который не открывает уст своих» (Пс. 37: 14); насмешки и издевательства: «все, видящие Меня, ругаются надо Мною; говорят устами своими, кивая головою: “Он уповал на Господа, – пусть избавит Его, если Он угоден Ему”» (Пс. 21: 8–9); бичевание, избиение и оплевание: «Я предал хребет Мой биющим и ланиты (щеки) Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поругания и оплевания» (Ис. 50: 6) и у Михея – тростью будут бить по щеке Судью Израилева (см.: Мих. 5: 1).

Распятие: «псы окружили Меня, скопище злых обступило Меня, пронзили руки Мои и ноги Мои» (Пс. 21: 17); «и дали Мне в пищу желчь, и в жажде Моей напоили Меня уксусом» (Пс. 68: 22); «делят ризы Мои между собою и об одежде Моей бросают жребий» (Пс. 21: 19), «можно было бы перечесть все кости Мои, а они смотрят и делают из Меня зрелище» (Пс. 21: 18), «за любовь Мою враждуют они на Меня, а Я молюсь» (Пс. 108: 4): «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня?» (Пс. 21: 2).

Смерть со злодеями: «предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен» (Ис. 53: 12), засвидетельствованная солнечным затмением: «солнце и луна померкнут и звезды потеряют блеск свой» (Иоил. 3: 15); пронзение сердца и скорбь учеников: «и сердце Мое уязвлено во Мне» (Пс. 108: 22), «воззрят на Того, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце» (Зах. 12: 10); погребение у богатого: «Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого» (Ис. 53: 9).

Можно взять Евангелие и сравнить с тем, что произошло на Голгофе.

С пришествием Христа исполнились пророчества, касающиеся Его, но не все, потому как часть ветхозаветных пророчеств о Мессии относится к Его второму, славному пришествию, которое свершится перед концом мира. И Сам Господь наш Иисус Христос произносил предсказания и о судьбе Иерусалима – его завоевании римскими войсками, и о других событиях.

Например, одна женщина с алавастровым сосудом возлила благовоние на главу Иисуса, и когда апостолы вознегодовали о напрасной трате столь драгоценного благовония, то услышали: «Истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала» (Мф. 26: 13). Эти слова содержатся в манускрипте p-64, датируемом II веком по Р.Х., когда христианство еще представляло гонимую и очень небольшую по численности группу, так что по всем людским меркам не было никакой гарантии того, что их Писание вообще сохранится, не говоря уже о том, чтобы быть проповеданным во всем мире. Тем более если вспомнить, как в начале IV века император Диоклетиан постановил по всей Римской империи изымать и уничтожать христианские книги. Он действительно намеревался покончить с христианством: «Да погибнет имя христиан», – так было написано в его указе. И однако же мы все свидетели, что слово Господа Иисуса Христа сбылось в точности, во всех деталях, причем уже много столетий спустя – когда были открыты все части света на Земле.

Читайте так же:  Порт-артур церковь

И теперь Библия является самой распространенной книгой в мире, ее читают на всех пяти континентах, она переведена на 2426 языков, издана общим тиражом около 6 миллиардов экземпляров, и везде, где читается Евангелие, вспоминается и женщина с алавастровым сосудом. Конкретный пример точного пророчества, которое не записано задним числом, но есть в рукописях, более древних, чем исполнение его, и в этом точном исполнении может убедиться любой.

Примеры истинных пророчеств мы находим и в книге Деяний, и в апостольских посланиях, наконец, в Новом Завете есть и целиком пророческая книга – Апокалипсис, которая вся состоит из пророчеств о грядущих событиях.

Можно указать пример и из Ветхого завета. Пророк Исайя предрекает: «и Вавилон, краса царства, гордость Халдеев, будет ниспровержен Богом, как Содом и Гоморра, не заселится никогда, и в роды родов не будет жителей в нем…» (Ис. 13: 19–22). Во время произнесения пророчества – в VIII веке до Р. Х. – эти слова казались невероятными: Вавилон, стоявший к тому времени уже полторы тысячи лет, находился в расцвете.

Но в VI веке до Р.Х. город был захвачен и частично разрушен войсками персидского царя Кира. В IV веке до Р.Х. Вавилоном овладел Александр Македонский, который решил возродить хиреющее поселение, восстановить главный языческий храм и сделать Вавилон столицей своего царства. Однако сразу после этого решения великий полководец заболел и умер – раньше, чем даже были разобраны развалины. К I в. по Р.Х. полностью исполняется пророчество: в 116 году по Р.Х. проезжавший мимо император Траян застал здесь «лишь курганы и легенды о них».

Александр Македонский был не единственным правителем, который попытался оспорить пророчество. В конце 1980-х годов лидер Ирака Саддам Хусейн приказал подготовить проект возрождения Вавилона. Он хотел устроить здесь город с гостиницами и увеселительными заведениями, превратив его в крупнейший туристический центр Ближнего Востока. Первые работы начались в 1991 году… и в нем закончились. Из-за «Бури в пустыне». Хусейн тоже не смог воплотит свой проект в жизнь. Так мы видим буквальное исполнение слова Божия на протяжение тысяч лет, в том числе и в наше время.

Кто становится пророком?

Пророчествовать позволено тем благочестивым людям, которые сподобились от Бога дара пророчества. Как говорил апостол Павел, «одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно» (1 Кор. 12: 8–11).

В ранней Церкви было сугубое излияние даров Божиих – ибо первым христианам приходилось особенно тяжело, как и любому первопроходцу. Следующим поколениям христиан уже было во многом легче, да и духовно трудиться люди стали все меньше, а где меньше духовных трудов, там, естественно, меньше и духовных плодов. Однако дар пророчества, как и другие дары Божии, никогда не отходил от Православной Церкви, есть он и сейчас.

Пророчество – это экстраординарный дар. Вполне естественно, что сподобляются его те, кто принимает на себя экстраординарные духовные подвиги. Подвиг монашества или юродства Христа ради – как раз из таких, поэтому даже по житиям святых мы можем заметить, что среди преподобных и блаженных чаще встречается этот дар, чем среди мирян, прославленных в чине праведников.

Что касается того, как отличить подлинное пророчество от ложного, то один библейский критерий очевиден, мы его уже упомянули: сбывается ли пророчество? Вот, к примеру, порою некоторые люди, считающие себя православными, распространяют разные слухи: «Такой-то “старец” предрек, что тогда-то будет такой-то катаклизм». И вот приходит назначенное время, а никакого катаклизма нет. И тогда эти люди, чтобы оправдать конфуз, говорят: «Старец отмолил» – или еще что-то в том же духе. Но Писание нас учит другому: если кто-то предсказал, и не сбылось – то это лжепророк, достойный не почитания, а смерти. И те, кто передавали эти лжепророчества, должны покаяться как сеющие обман и ложь, вводящие соблазн. Поступят ли так «пензенские сидельцы» после мая 2008 года? Очень сомнительно.

Второй критерий, который предлагает нам Священное Писание, содержится у апостола Павла: «Если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1: 8). Так что если какое-либо пророчество противоречит Писанию и вере Церкви, то можно даже и не ждать: это уже заведомо слово не от Бога.

И здесь «пензенские сидельцы», если бы действительно были православными христианами, могли бы даже и не ждать мая 2008 года, поскольку сам факт назначения Петром Кузнецовым даты «конца света» противоречит учению Христову, переданному апостолами.

Но люди, увы, очень падки на всякого рода пророчества. Страсть ко всяческого рода предсказаниям так же, как и страсть к чудесам, – признак нездоровья духовной жизни человека.

«Желание быть в общении и обращении с миром, непрестанно говорить и безрассудно пустословить, всегда отыскивать себе новости и даже лжепророчества, обещать много сверх сил своих – это суть искушения духовные» (преподобный Исаак Сирин. Слово 79).

Почему человеку недостаточно тех пророчеств, которые содержатся в Писании, и он начинает искать другие? Потому что хочет узнать заранее, что ждет именно его и людей его местности, дабы вовремя подсуетиться: если предсказывают землетрясение – то выехать из города, если предсказывают пришествие антихриста – то заранее бежать в горы, леса или, на худой конец, в пензенскую пещеру и там, как в бункере, «переждать апокалипсис». Как гласит русская пословица, «знал бы где упаду, соломки бы подстелил». Вот и здесь то же самое желание заранее «соломки подстелить». Разумеется, проистекает это все от маловерия и от нежелания принимать волю Божию.

Настоящий христианин доверяет Богу, как дитя отцу, и не боится будущего, ибо знает, что Господь попустит совершиться только тому, что полезно, и всегда будет рядом и что Он силен избавить от любой беды лучше, чем кто бы то ни было другой. Тот же, кто желает «соломки подстелить», показывает, что больше надеется на свои действия, от Бога ему нужна только информация о будущем. Это серьезное заблуждение, и Господь предостерегал от увлечения изысканиями будущего – «не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян. 1: 7).

Какого рода пророчествам можно доверять?

Верить нужно всем пророчествам Библии. При этом нужно также помнить слова апостольские: «Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою» (2 Пет. 1: 20). Поэтому 19 правилом VI Вселенского Собора всем христианам предписывается толковать Библию «не иначе, разве как изложили светила и учители Церкви в своих писаниях». Так что пророчества Писания в толковании святых отцов Церкви – то есть прославленных ею великих учителей – и есть то, чему мы всецело должны доверять.

Что касается предсказаний, приписываемых различным святым, то к ним следует относиться с предельной осторожностью. Подавляющее большинство популярных ныне предсказаний святых дошли до нас в пересказе других лиц. Прежде чем доверять, стоит выяснить: не допущено ли при пересказах ошибок или даже прямых подлогов? К сожалению, такое нередко случается. Уже давно известно, например, что далеко не все, что приписывается преподобному Серафиму Саровскому, действительно изрекал старец, в особенности это касается пророчеств. А еще в 1908 году последователи секты иоаннитов распространяли лжепророчества от имени святого Иоанна Кронштадтского о том, что якобы в 1910 году случится конец света. Да мы и на примере современных нам старцев видим такие печальные явления, когда люди начинают говорить от их имени собственные выдумки. То же, увы, бывало и в древности, как Господь свидетельствовал пророку Иеремии: «Пророки пророчествуют ложное именем Моим; Я не посылал их и не давал им повеления, и не говорил им; они возвещают вам видения ложные и гадания, и пустое и мечты сердца своего» (Иер. 14: 14).

Однако когда предсказание содержится в достоверном сочинении святого, внимание оказать ему должно. Например, многие люди свидетельствовали, что предсказания святого Косьмы Этолийского в точности исполнились. Известны также достоверные свидетельства о прижизненных предсказаниях святого Иоанна Кронштадтского частным лицам, которые сбывались.

Мне вспоминается пророчество преподобного Антония Великого о временах, «когда люди будут безумствовать, и если увидят кого не безумствующим, восстанут на него, и будут говорить: “Ты безумствуешь”, – потому что он не подобен им». Именно во второй половине ХХ века произошло всеобщее размывание традиционных нравственных ценностей, которые оставались таковыми от времен преподобного Антония до времен наших дедов, – таких, как брак, семья, верность, дом, труд, дети, нелицемерная вера, самопожертвование. И теперь человек, который их искренне в своей жизни воплощает, воспринимается современным «просвещенным» обществом как сумасшедший, изгой. Обычное дело, когда обыватели называют воцерковленного человека этим словом – только за то, что он не подобен им.

На мой взгляд, это пример исполнившегося пророчества, изреченного святым отцом за столетия до того. Есть, конечно, и другие примеры.

Однако нужно иметь в виду, что некоторые святые высказывали свои предположения о будущем не как пророчества, полученные ими непосредственно от Господа, а именно как собственные размышления.

А в особенности осторожным нужно быть относительно «пророчеств», циркулирующих в народной среде, приписываемых неопределенным старцам или даже каким-то конкретным нашим современникам. Приведу лишь один пример: как-то на Афон приехал в паломничество один румынский монах. И ему приснился сон, что в России – землетрясение. Наутро он рассказал про свой сон бывшим в том же монастыре русским паломникам. Те сообщили своим знакомым, те – еще кому-то, в итоге спустя месяц уже тысячи русских людей услышали о том, что, якобы, «афонские старцы предсказали, что такого-то числа (называлась конкретная дата) в России будет страшное землетрясение». Сотни людей поддались массовому психозу, бросая дела, уезжая, вывозя имущество… Разумеется, никакого землетрясения не случилось.

Можно вспомнить и более печальный случай: незадолго перед падением Константинополя среди греческого народа распространялись лжепророчества о том, что, якобы, когда турки ворвутся в город, то дойдут только до храма Святой Софии, откуда выйдет ангел и начнет их поражать и всех уничтожит. Поэтому во время штурма некоторые воины оставляли свои позиции и других подбивали на то, чтобы бежать в храм, где скопилось множество народу. И когда турки вошли в город и прошли беспрепятственно в храм, то стали вязать этих людей, разбирая себе в рабов, как овец. Так суеверие во лжепророчества поспособствовало гибели города и всей Византийской империи.

Кроме того, лжепророчества известны и как эффективный способ завлекать людей в секты, в том числе маскирующиеся под Православие, что мы и имеем в случае «пензенских сидельцев».

В заключение хочется напомнить слова Того, Кому на страшном суде скажут лжепророки: «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали?» – и услышат: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7: 22, 23); «Я Господь… Который делает ничтожными знамения лжепророков и обнаруживает безумие волшебников, мудрецов прогоняет назад и знание их делает глупостью, Который утверждает слово раба Своего и приводит в исполнение изречение Своих посланников» (Ис. 44: 24–26).