На майдане церковь

  • 31 мая 2019, 16:16 | Интервью |

    Накануне Национального Дня молитвы, который отмечается 8 июня, в разговоре с Главой УГКЦ Блаженнейшим Святославом (Шевчуком) говорим о личной ответственности украинцев, о том, что нас вылечит, научит уважать друг друга и быть благодарными.

    17 мая 2019, 21:07 | Колонка Татьяны Деркач |

    Борьба за власть – часть привычных негласных условий функционирования и, прямо скажем, выживания Церкви. Претензия на лидерство всегда означает готовность к борьбе за него. Другой вопрос, в каких рамках приличий это происходит.

    Религиоведческие студии

  • 27 декабря 2018, 11:47 | Религиоведческие студии | |

    Больше об автокефалии, патриаршем статусе Церквей, о титулах православных Патриархов и особенностях их богослужебной одежды в специальной инфографике РИСУ.

    7 декабря 2018, 12:43 | Религиоведческие студии |

    В данном материале мы собрали информацию о Томосах: Русской, Элладской, Румынской, Сербской, Польской, Албанской и Болгарской Церквей, а также Церкви Чешских земель и Словакии.

    Последние фотографии и видео

    Львів на 6 днів стане місцем зустрічі активних мирян Європи і України

    Православные устали. Почему церковная карта не сыграла на парламентских выборах | 19 июля 2019, 10:09 | Общество-дайджест | |

    «Руина отошла – народ живет» | 16 июля 2019, 09:13 | Религиоведение-дайджест | |

    Почему Путин нравится многим католикам больше, чем Папа Римский | 8 июля 2019, 09:48 | Общество-дайджест | |

    • 2 июня 2019, 11:22 | Народный репортер | |

      29 мая Киевская еврейская адвентистская община «Бейт Шалом» («Дом Мира») провела экскурсию по Бабьему Яру, чтобы вспомнить об истории Холокоста, о киевских евреях, погибших в этом печально известном месте.

    • 28 июля 2017, 15:26 | Анонсы изданий |

      Львовское издательство «Свічадо» подарило нам «Семиярусную гору» Томаса Мертона. В ней мы можем услышать голос одного из смиренных Божьих избранников, голос молчальника. Через тех, кто сам молчит, говорит Сам Бог.

      4 июня 2019, 16:03 | Анонсы изданий |

      Эта книга не для переубеждения думающих негативно относительно Майдана: у них УЖЕ сложилось свое представление о нем. Эта книга для тех, кто хочет знать и познать правду, кто сомневается, кто ищет неоднозначные ответы на непростые вопросы, для людей думающих, серьезных, ответственных.

      «Церковь на Майдане»: в Киеве вышла книга об участии протестантов в Революции достоинства

      Книга под названием «Церковь на Майдане» (издательство «Книгоноша», серия «Национальные евангельские авторы», тверд. переп., формат: 70х100/16 (165х240 мм), ISBN: 978-966-2615-99-9, 304 с.) авторства журналиста Алексея Гордеева включает в себя серию из 28 откровенных интервью с непосредственными участниками Майдана. Каждый из них в то время представлял отдельный сектор самых массовых протестов в истории Украины ? медицинскую службу, молитвенную палатку, «Правый сектор», Автомайдан-Автодозор и так далее.

      Беседы с участниками Майдана хронологически упорядочены. Детальная хронология вводит деятельность христиан в более широкий экономико-политический контекст событий с 21 ноября 2019 по 23 февраля 2019 годов. К основному тексту добавлены лучшие статьи на тему связи религии и Майдана, опубликованные в ведущих профильных СМИ.

      По словам автора, книга «Церковь на Майдане» ориентирована, прежде всего, на жителей украинского Крыма и Востока, а также граждан Российской Федерации. «Мы хотели предоставить аргументированные свидетельства различных активистов Майдана с одной целью ? показать, что деятельность верующих в ноябре–феврале была легитимной и даже необходимой», ? говорит Гордеев.

      По его словам, именно поэтому хронологическое описание майдановских событий в Киеве и других городах Украины сопровождается более 300 ссылками на англо-, украино- и русскоязычные медиа и первоисточники информации. «Это делалось с целью прояснить наиболее спорные, искаженные российскими СМИ фрагменты истории революции», ? поясняет автор.

      Кроме указанной аудитории, издание будет интересным широкому кругу читателей, которые в годовщину кровавых событий на Майдане хотят снова воссоздать ход событий, концентрируясь при этом на героической деятельности христиан и их миротворчестве.

      Книга вышла при участии киевского корреспондента РИСУ Татьяны Калениченко-Мухоморовой и с использованием материалов нашего портала.


      Заметки о роли греко-католической церкви в государственном перевороте на Украине …

      Пребывая в Риме в конце ноября прошлого года, глава украинской греко-католической церкви архиепископ Святослав (Шевчук) на весь мир заявил, что хочет «выразить свою солидарность с молодежью, с нашими гражданами, которые действительно не являются безразличными к судьбе своей страны и активно манифестируют свою гражданскую позицию». Так лидер украинских униатов «солидаризовался» с участниками «евромайдана» в Киеве. И призвал из папской курии: «Не допустить пролития ни капли крови, чтобы мы не разрушили нашего будущего».

      Как мы помним, на момент «пастырского» обращения к украинскому народу «евромайдан» потихоньку «сдувался». На площади ежедневно собиралось не более 300-400 человек. Но вот 5 декабря униаты оборудовали в солдатской палатке часовню. Идея принадлежала декану Киевской духовной семинарии греко-католической церкви Игорю Онишкевичу. Униатский священник хотел, чтобы каждый «майдановец», независимо от конфессиональной принадлежности (давняя мечта униатов), мог сюда прийти и помолиться. «Наша часовня была заполнена верующими, а кто не поместился, стоял на улице»,– отмечали вскоре униатские «душпастыри».

      И, заметьте, говорили правду. Социологические исследования даже такой антироссийской структуры как «Демократические инициативы» (г. Киев) показывали, что подавляющее большинство участников «евромайдана» – галичане, в то время как на Украине их менее 10%.

      Совершенно справедливы были утверждения лидеров УГКЦ, что на «майдане» – «их верующие люди». «Украинская правда» (11.12.2019) сообщала, что на «майдане» находилось около 300 служителей УКГЦ. А апостольский нунций на Украине Томас Галиксон говорил: «Евромайдан» воплощает то, что сегодня заботит весь мир, при этом неуклонно озаряя светом и надеждой человеческое стремление к достоинству и праву на самоопределение (к Крыму утверждение о праве на самоопределение, очевидно, не относится. – А.Б.), поэтому мы стоим рядом со всеми этими мужчинами и женщинами доброй воли и молимся за их нацию».

      Рядом «с мужчинами и женщинами доброй воли» действительно находились посланцы Ватикана: в тот же день, когда было опубликовано воззвание нунция, на Майдане были замечены первые иезуиты (из галичан). А примерно через месяц здесь разбил лагерь с полевой кухней и Мальтийский орден. Католики не только кормили страждущих, но и раздавали буклетики под названием «Молитвенник революционера. Пять шагов к достижению духовной победы в Украине». Одним из таких шагов предлагалось прощение врагов. Каких? Да вот они – все перечислены: «Во имя Иисуса Христа мы прощаем. нынешней власти насилие, ложь, издевательства, убийства и пытки. Во имя Твоё святое мы молимся о власти, о милиции, о судьях и прокурорах, всех, кто содеял нам зло». А кто же эти «революционеры», которым давалось право прощать?

      Большую часть собравшихся на площади Незалежности составляли студенты Украинского католического университета (УКУ), действующего в системе УГКЦ. Но находится он не в Киеве, как кто-то мог подумать, а – в «столице» Галиции Львове. Именно там 21 ноября тот же УКУ созвал самый массовый на Украине «евромайдан». Его активисты сразу задекларировали цель этого «мирного» мероприятия: собрать как можно больше молодежи для киевского «майдана». Руководство УКУ тут же отпустило всех студентов и преподавателей с учебы. Одновременно практически все активно работающие в социальных сетях служители УГКЦ (включая, разумеется, преподавателей УКУ) призывали пользователей Интернета присоединиться к борьбе против «бандитской власти». И когда Львовский и Ивано-Франковский «майданы» заполнились «пробужденным народом», студенты УКУ и Львовской духовной семинарии УГКЦ отправились в Киев. Разумеется, под руководством своих духовных отцов-преподавателей, большая часть которых, кстати, являются гражданами США, Бельгии, Польши и т.д.

      Заметим, что крымчанам или дончанам с луганчанами и в голову никогда не приходило устраивать «патриотические» десанты во Львов или в Ивано-Франковск для сокрушения памятников Бандере, захвата униатских храмов, выдвижения требований обучать детей только на русском.

      В Галичине подобный политический «туризм», зачастую оплачиваемый из спецфондов госструктур, но прежде всего — за счет добровольно-принудительных взносов сограждан, а также из фондов массово расплодившихся на Украине зарубежных НПО, — стал для галичан постоянным, доходным промыслом, особенно при той массовой безработице, что уже полтора десятка лет прочно держит в тисках западноукраинский регион.

      Надо сказать, что галичане по природе своей скроены так, что не горят особо желанием трудиться на благо Отчизны, видимо, потому, что фактически у них таковой нет. Многовековый человеконенавистнический эксперимент, проводимый Польшей, Австро-Венгрией, Третьим рейхом по превращению Галичины в антирусский, антиправославный и, в конечном итоге, антиукраинский плацдарм удался. Антирусскость и антиукраинскость идеологии, навязанной Галичине извне и внедренной в общественное сознание галичан с помощью доморощенной «пятой колонны», сегодня составляет основу для дальнейшего наступления на Украину, население которой никогда не отказывалось от исторического украинско-русского единства.

      Ректор УКУ апостольский нунций во Франции, Швейцарии и странах Бенилюкса Борис Гудзяк писал: «Многие студенты УКУ сейчас на евромайдане, и не могли быть сегодня во Львове… Пишем, чтобы выразить Вам признательность за Вашу гражданскую позицию, вдохновенную евангельскими принципами. Хотим всецело поддержать Ваши жертвенные установки, которые удивляют Брюссель, Париж, Рим…». Дело дошло до того, что служители УГКЦ (включая монахов и монашек) участвовали в распространении через социальные сети фото командира подразделения «Беркута», прикрывавшего коммунальщиков, которые пытались установить на майдане новогоднюю елку. Распространялись на интернет- страницах тех же служителей и планы действий, предлагаемые самыми радикальными группировками «евромайдана». В распространении таких программ участвует и уроженец США, вышеупомянутый ректор УКУ Б. Гудзяк.

      Еще один американец, архиепископ Любомир Гузар, бывший глава униатской церкви, которого УГКЦ называет духовным лидером украинцев, выступил на вече 8 декабря (когда был провозглашен поход на правительственный квартал), и призвал «самим себе завоевывать перемены».

      А когда правительственный квартал был блокирован «мирными протестующими» и путчисты уже мысленно примеривались к заветным креслам, спешно прибывший из Парижа Гудзяк обратился по телевидению к родным и близким правоохранителей: «Поднимите сейчас трубку и позвоните своим мужьям, родителям, сыновьям, зятьям, друзьям и соседям: скажите им, что каждый, кто дает приказ к насилию, и каждый, кто его выполняет, будет за него отвечать перед Богом, перед народом, перед историей. Сделайте эту услугу тому человеку, который вам близок, и который сегодня в форме… Это должно помочь им опомниться». А к «украинской молодежи» президент УКУ обратился с таким вот призывом: «Не бойтесь… Будьте мужественны… Эти дни меняют вашу жизнь, и вы будете своим внукам рассказывать, как были на Майдане и как с песней, молитвой боролись со злом».

      Позже с воззванием выступили военные капелланы УГКЦ, «глубоко обеспокоенные ситуацией, сложившейся в результате использования силовых структур для противодействия мирным акциям протеста». «Всем гражданам Украины, которые в это нелегкое время отстаивают свои права и свободы, заботясь об общем благе всего общества» они выразили свою «молитвенную поддержку», а «руководителей силовых структур» с «отеческой заботой и нежностью» предупредили: «приказы и действия, направленные против мирных требований, расцениваются как противозаконные и античеловеческие». (Донбасс и Луганск в счет не идут!)

      Разумеется, «мирных протестующих» поддержал и синод УГКЦ: «Мы заявляем о нашей поддержке и солидарности со всеми теми, кто на Майдане свидетельствует о своем достоинстве, своих ближних и своего народа. Мы решительно поддерживаем мирный характер этого общественного собрания».

      В таком же тоне, только слегка прикрытым флером якобы благовоспитанности, были выдержаны официальные заявления руководителей униатских структур, зато «полевые священники» не стеснялись в выражениях.

      Характерный для этих «святых отцов» пример — «проповедь» пароха (настоятеля церкви) из Коломыйского района Ивано-Франковской обл. М. Арсенича. «Я не знаю, — взывал он к «майданной» массе, — как могла мать кормить своей грудью человека, который сегодня остается в Партии Регионов! Это не материны дети, это сучьи дети! …Терпели ли бы вояки УПА сегодня Табачников (министр образования и культуры. – А.Б.) и Януковичей?! Только атентатом (убийства чиновников, практикуемые в свое время ОУН. – А.Б.) можно вести борьбу! С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса – шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает – возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! Мы 20 лет ждем!».

      И в завершение вот такой спич: «Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придет отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!».

      Здесь, наверное, пора уже сказать несколько слов по поводу столь часто повторяемого приветствия «Слава Украине!». Украинская журналистка Мирослава Бердник процитировала недавно в Интернете работу немецкого историка Гжегожа Россолински-Либе. Он, например, пишет: «С началом Второй мировой войны и падением Польши Бандера освобождается из тюрьмы и едет в Краков. В это время и появляется приветствие «Слава Украине – Героям слава!», скопированное из нацистских аналогов. Это гитлеровское приветствие использовалось на II-м Съезде ОУН в Кракове в апреле 1941 года». Россолински-Либе говорит, что при приветствии следовало «зиговать» (выбрасывать правую руку вверх. – А.Б.). Именно с тех пор традиционное западноукраинское «Слава Исусу Христу» постепенно заменяется на «Слава Украине!». Это возмутило даже такого гитлеровского коллаборанта, как митрополит Андрей Шептицкий.

      Бердник, кстати, обращается и к сборнику «Митрополит Андрей Шептицький. Документи и материали 1941–1944» (издательство «Дух и литера», 2003). В сборнике опубликовано обращение Шептицкого к пастве: «Проявлением безбожия является замена словом «Слава Украине!» извечной хвалы Исусу Христу, которую превозносят Христу: «Слава Исусу Христу!»… Замена этим словом религиозного прославления Христа является выразительной тенденцией устранить Христа и поставить родину на его место, следовательно, является признаком выразительной безбожной тенденции… Украина вообще не может существовать, как самостоятельное государство, а тем более, быть славной державой без воли Царя царствующих и Господа господствующих Предвечного Бога И. Христа, нашего Спасителя, Отца и Господина. Взываю ко всем христианам бороться с проявлениями безбожия в практиках украинского национализма».

      …К концу января с.г. среди атрибутов «мирного протеста» на киевском «майдане» прочно закрепились «коктейли Молотова», огнестрельное оружие, катапульты для метания булыжников и прочее из арсенала, перечисленного в «проповеди» пароха Арсенича. «Ежедневно до половины людей на Майдане являются членами нашей церкви, – сказал в одном из интервью апостольский экзарх украинских униатов Гудзяк. – Мы призваны быть с теми, кто жертвенно борется за нашу свободу. Поэтому, блаженнейший (Шевчук, – А.Б.), целое руководство, весь Синод нашей церкви всецело не только поддерживает, восхищается, черпает вдохновение от этих жертвенных, светлых молодых людей». То, что «майдан – наш» (униатский) подтвердил в интервью «Голосу Америки» и сам Шевчук.

      Он говорил: «Мы всегда были, есть и будем с народом (во время Первой и Второй мировых войн, в основном, с немецким. – А.Б.). Мы никогда не поощряли и не благословляли никаких противоправных действий. Мы воспитывали правовую культуру. Мы всегда призывали выполнять законы Украины согласно Божьему закону». Какие «Божьи законы» призывают выполнять находящиеся в гуще «народа» парохи, известно. «Блаженнейший кардинал» Гузар прямо заявил, что право на вооруженное восстание – закон природы…

      «Голосу Америки» иезуит Шевчук сказал, что «Церковь не является участником политических процессов». И попросил США вмешаться в украинскую политику. О своей встрече в Вашингтоне с вице-президентом Байденом он заметил так: «С нашей стороны мы пытались объяснить, что то, что происходит в Украине, рано или поздно коснется каждого американца… Сегодня речь идет о будущем демократии в Европе, Восточной Европе, даже в России. Если США и Европа сегодня бросят Украину, не будут иметь проактивной политики, то человечество действительно может стоять на грани новой “холодной войны”». По мнению Шевчука «проактивная» политика США по отношению к Украине совершенно отсутствует. Он надеется, что к ней «оплот демократии» все же подтолкнет «опасность агрессии, насилия и вмешательства со стороны нашего северного соседа». «Сегодня в Украине никто не хочет силового противостояния, – заверил собеседник Байдена. – Войну нам навязывают, а украинцы хотят мира».

      Украинцы – да, но не униаты, значительная часть которых сосредоточена в Галичине. Они же составили и костяк т.н. «Правого сектора».

      Вообще украинская греко-католическая церковь – это уникальное явление в истории не только христианства, но и всей цивилизации.

      Греко-католическая церковь (ее в православном мире чаще называют униатской) обладает весьма почтенной историей, которая началась в 1596 г., после Брестской унии. Согласно акту от 9 октября 1596 г., на соборе в Бресте, где присутствовали митрополит Киевский Михаил Рагоза, епископы Луцкий, Владимиро-Волынский, Полоцкий, Пинский и Холмский, папские и королевские представители и «западные» русские епископы, новая церковь в рамках означенных епархий признавала своим главой Римского Папу. А также принимала римско-католическую догматику, за что получила привилегию: богослужения разрешалось вести по византийскому обряду на церковнославянском языке.

      В то время Польша, а точнее, Речь Посполитая, обладала в Европе куда большим влиянием чем сейчас (сейчас – больше гонора, чем авторитета), и была серьезным противником Русского государства. Причем идеологическое противостояние тех времен вполне сопоставимо с идеологическим накалом близкой к нам «холодной войны». Одним из факторов создания такого церковного образования, как уния, было желание ограничить влияние русского царя на юге и западе нынешней Восточной Европы (дежавю!). Кроме того, в Речи Посполитой поляки-католики составляли меньшинство, а взаимопроникновение политики через религию было и есть непреложным условием любого масштабного исторического процесса. Таким образом, создание некоего конгломерата из православной и католической церквей было оптимальным вариантом превращения большого количества православных в католиков. В США, Канаде, Австралии, Италии, других западных странах УГКЦ до сих пор чаще называют Украинской католической церковью.

      Галицию всегда рассматривали как форпост католицизма. В начале 1990-х гг. кардинал Любачивский, тогда глава греко-католической церкви, в одном из своих посланий говорил о долге украинских униатов воплотить в жизнь призыв папы Урбана VIII, провозглашенный им сразу после Брестской Унии 1596 г.: «Через вас, мои русины, я надеюсь обратить Восток».

      Возрождение ликвидированной в СССР в 1946 г. УГКЦ (за сотрудничество с фашистами) тесно связано с ростом украинского национализма в конце 1980-х — начале 1990-х гг., имевшего явную антирусскую и антиправославную направленность.

      Рост влияния греко-католиков имел не столько религиозное, сколько политическое значение. Приверженность греко-католицизму, как правило, означает приверженность определенной идеологии.

      Вообще, думается, название «греко-католическая» — нонсенс. Название римо-католическая церковь употребляется из-за обозначения духовного центра управления, который находится в Риме. В этом сочетании слово «католический» обозначает «вселенский, мировой», то есть Вселенская Римская Церковь. Поэтому расшифровка «Греческая Вселенская Церковь» (греко-католическая церковь) ничего, кроме недоумения, вызвать не может.

      Тем не менее, по численности приходов на Украине УГКЦ уступает лишь Украинской православной церкви Московского Патриархата (УПЦ МП). При этом подавляющее большинство униатских приходов сосредоточены на Западной Украине. Кроме того, УГКЦ является крупнейшей восточно-католической церковью. По данным «Annuario Pontificio» за 2007 г., численность верующих составляет 4 млн 284 тыс. человек. В церкви около 3000 священников и 43 епископа. Ей принадлежит 4 175 приходов. Униаты – раскольники, по сути, были официально отлучены от православной церкви, но за минувшие 418 лет умудрились обрести видимость полной легитимности и пустили глубокие корни не только на Украине, но и в нескольких десятках стран мира, в том числе в Белоруссии и в России.

      Для тех, кто знаком с историей УГКЦ, не удивительно, что неонацистские лозунги и скандирования «евромайдана» униатских священников не только не смутили, но и были ими освящены. УГКЦ в свое время поддержала Гитлера не в лице отдельных служителей, а как религиозный институт в целом. В «майданные» дни греко-католический епископат Украины выступил с обращением по поводу общественно-политической ситуации, из текста которого явствовало, что УГКЦ открыто стала на сторону «Правого сектора» и иже с ним. Завершается документ практическими указаниями по организации всеобщего чтения «Молитвы за лучшую долю украинского народа» авторства митрополита-униата, графа и офицера австро-венгерской армии Андрея Шептицкого.

      Конечно же автор выбран не случайно. А. Шептицкий с подачи императора Франца-Иосифа I стал митрополитом Галицийским еще в 1900 г. А в 1941 г. после взятия немцами Киева митрополит направил Гитлеру личное послание.

      «Ваша Экселенция! – писал он. — Как глава Украинской греко-католической церкви, я передаю Вашей Экселенции мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре – Киевом! Видим в Вас непобедимого полководца несравненной и славной Немецкой армии. Украинская греко-католическая церковь знает об истинном значении могучего движения Немецкого народа под Вашим руководством. Я буду молить Бога о благословении победы, которая станет гарантией длительного мира для Вашей Экселенции, Немецкой Армии и Немецкого Народа. С особым уважением Андрей граф Шептицкий, митрополит».

      Короче говоря, как писали тогда на львовских плакатах, «Слава Гитлеру-освободителю». После чего верховный галицкий пастырь отдал немцам на переплавку церковные колокола, назначил капелланов в каждую часть ОУН, обязал подчиненных священников массово озаботиться знаменами со свастикой, а также выступил в роли рекрутёра остарбайтеров! «Пребывание на чужбине в чем-то принесет вам пользу и выгоду. Научитесь чужому языку, узнаете мир и людей, наберетесь житейского опыта, получите много знаний, которые могут пригодиться вам в жизни», – писал митрополит. В общем, сотрудничество с нацистами было самым тесным, и всего во Львовской области было уничтожено, согласно материалам Нюрнберга, 700 000 человек. А Шептицкий ныне возглавляет пантеон униатских (националистических) «героев».

      Он умер в 1944 г., успев перед смертью поздравить Сталина с освобождением Львова советскими войсками. Начиналось письмо весьма знакомым приемом: «Правителю СССР, Главнокомандующему и Великому маршалу непобедимой Красной Армии Иосифу Виссарионовичу Сталину привет и поклон». А в 1942 г. в очередной депеше фюреру он сообщал: «руководящие круги на Украине стремятся к самому тесному сотрудничеству с Германией, чтобы объединенными силами немецкого и украинского народа претворить в жизнь новый порядок на Украине и во всей Восточной Европе».

      Это помимо «дежурных» воззваний вроде таких: «По воле всемогущего и всемилостивого Бога начинается новая эпоха в жизни нашей родины. Победоносную немецкую армию, занявшую уже почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага, каждый «душпастырь» отслужит в ближайшее воскресение по получении этого призыва благодарственное богослужение и после песни «Тебе Бога хвалим» провозгласит многолетие немецкой армии и украинскому народу». И даже как-то неловко напоминать, что митрополит Шептицкий непосредственно подчинялся Папе Римскому. Что без Высочайшего его позволения и шагу ступить не мог.

      И сегодня, следовательно, за всеми деяниями униатов в Киеве и на Украине вообще стоит Ватикан (откуда и вещал глава греко-католиков в ноябре минувшего года, подстрекая «майдан» к активным действиям), а Папскую курию, в свою очередь, всячески опекают и поддерживают США со всей их военно-политической и экономической мощью. Так кто, спрашивается, фактически руководил и по-прежнему руководит всеукраинским «майданом»?

      Церкви вышли на майдан

      В Московском Патриархате выявились сторонники и противники евроинтеграции

      Затянувшееся уличное противостояние в Киеве вызвало поляризацию не только в обществе, но и в позициях различных Церквей. Греко- и римо-католики и Киевский Патриархат выступили в поддержку оппозиции, а в занявшей в целом нейтральную позицию Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) тем не менее открыто заявили о себе как сторонники, так и противники евроинтеграции.

      Расположенные в столице Украины храмы задействованы в рамках инфраструктуры, обслуживающей оппозиционеров. 30 ноября вытесненные с майдана «Беркутом» митингующие получили укрытие в расположенном поблизости Михайловском соборе Киевского Патриархата, и с тех пор используют его как одну из своих опорных баз в центре столицы. «В Михайловском соборе протестующим стелют ковры, их кормят и поят чаем, – писал 5 декабря в соцсетях один из очевидцев событий. – По примеру Михайловского собора начиная со 2 декабря открыли двери для ночевки людей католический храм Святого Александра и все четыре храма Украинской Греко-Католической Церкви». 2 декабря лидер общины греко-католиков в украинской столице протопресвитер Игорь Онишкевич сообщил: «Все храмы УГКЦ в Киеве с сегодняшнего дня будут открыты круглосуточно… Все нуждающиеся могут здесь… отдохнуть и подкрепить свои физические силы».

      Храмы используются и для мобилизации оппозиционеров. Так, во время очередной попытки штурма майдана в ночь с 10 на 11 декабря монахи Михайловского собора ударили в колокола. В Западной Украине церкви помогают отправлять в Киев оппозиционеров. 11 декабря капеллан Львовского городского совета священник Павел Дроздяк сообщил, что по распоряжению архиепископа Львовского УГКЦ Игоря Возняка в униатских храмах будут ежечасно звонить в течение пяти минут, ибо «колокола всегда во времена лихолетий мобилизовали людей».

      Наконец, греко-католическое духовенство и само участвует в «десанте» на евромайдан. На сайте Львовской семинарии УГКЦ 6 декабря был размещен рассказ о том, как 2 декабря ее коллектив «в количестве 58 человек и во главе с ректором Игорем Бойко, префектами (должностные лица в семинарии. – «НГР») Михаилом Шкрибинцем и Ярославом Микитчиным отправился в Киев на евромайдан». В Киеве к львовянам присоединились их киевские коллеги, и 3 декабря «сообщество обеих семинарий… двинулось на майдан организованной колонной… с плакатом с гербом семинарии и лозунгом: «С Богом – к победе». 4 декабря, как пишет автор статьи на сайте, «попев религиозные песни, семинарская колонна присоединилась к колонне митингующих» в центре Киева. Кроме того, по его словам, подтвержденным выложенными видеозаписями, ректор Львовской духовной семинарии УГКЦ Игорь Бойко дважды выступал в эти дни со сцены майдана.

      В статье упомянуты и находившиеся тогда же на майдане помимо львовских и киевских греко-католических семинаристов «Ивано-Франковская и Дрогобычская духовные семинарии, которые несут свое служение здесь уже с первого дня». Судя по всему, речь идет о начале протестов на майдане Незалежности 24 ноября. В связи с этим заслуживает внимания появившееся 9 декабря сообщение агентства «Интерфакс-религия», утверждающего со ссылкой на свой источник, близкий к УГКЦ, что ее священники «еще в 20-х числах ноября… во всех храмах и семинариях проводили агитацию, призывая верующих направиться в Киев».

      Присутствие духовенства УГКЦ на майдане было заметно и в последующие дни. Так, 11 декабря один из активистов протеста, ведущий аккаунт в Twitter под ником TukvaSociopat, писал: «Киевская духовная семинария Греко-Католической Церкви в полном составе пришла поддержать майдан!» В киевской газете «День», близкой к оппозиционерам, в тот же день была опубликована фотография, на которой, как было сказано, «священник Константин Пантелей, руководитель Отдела УГКЦ по душепастырству в пенитенциарной системе Украины, исповедует митингующую» прямо под открытым небом.

      Публичные заявления иерархов УГКЦ не просто призывают стороны воздержаться от кровопролития – подобные обращения выпустили все конфессии Украины, – но и ясно говорят о ее симпатиях к одной из сторон политического противостояния. «Мы заявляем о нашей поддержке и солидарности со всеми теми, кто на майдане», – говорится в принятом 11 декабря и в тот же день зачитанном на митинге в центре Киева обращении Священного Синода УГКЦ. А экс-лидер этой Церкви кардинал Любомир Гузар регулярно появляется на столичном евромайдане.

      Стараются не отставать от греко-католиков и представители Киевского Патриархата. 8 декабря епископ Вышгородский, наместник Михайловского монастыря Агапит (Гуменюк) выступил со сцены майдана, призвав украинцев, как сообщает Религиозно-информационная служба в Украине (РИСУ), «присоединяться к майданам во всех регионах» страны.

      Начиная с 5 декабря на майдане Незалежности действует «межконфессиональная молитвенная палатка», установленная представителями протестантов – пастором Баптистской Церкви «Новая жизнь» Олегом Магдычем и проректором по связям с общественностью Украинской евангельской теологической семинарии (Киев) Олесем Дмитренко, к которым примкнули христианский активист Андрей Шеховцов и некий священник Алексий (в некоторых публикациях – Олекса). Последний, по одним данным, из Киевского Патриархата, по другим – греко-католик.

      «Меня спрашивают: почему наших священников нет на майдане, хотя греко-католики и другие проявляют там явную активность? Пришло время ответить публично, – написал 3 декабря в Facebook председатель Синодального информационно-просветительского отдела Украинской УПЦ МП протоиерей Георгий Коваленко. – Во-первых, наши священники там есть… но как граждане со своей позицией, а не как политруки или парторги. Нашей Церкви PR за счет политических акций не нужен. Во-вторых, я не понимаю, зачем нужны храмы-палатки на майдане. Неужели в Киеве храмов и монастырей недостаточно или они закрыты? Церковь не благословляла палаток-храмов у Верховной Рады и не будет благословлять палаток-храмов на майдане. Церковь отмежевалась от «политического православия» и всегда просила не использовать церковную символику и риторику в политическом процессе».

      Днем ранее с подобным заявлением выступил – и также в Facebook – глава Информационного управления Киевского Патриархата архиепископ Евстратий (Зоря). «Патриарх (Филарет. – «НГР») благословил желающих священников Киевского Патриархата оказывать пастырскую и молитвенную помощь прихожанам, которые находятся на общественных акциях в Киеве, – сообщил Зоря. – Единственное условие – не выступать на политические темы от имени Церкви».

      Если для Киевского Патриархата подобное заявление является скорее всего лишь прикрытием реальной активности его духовенства в поддержку майдана, то по отношению к УПЦ МП речь может идти уже о попытке как-то загладить вскрывшиеся с началом протестов противоречия в ее рядах.

      С одной стороны, было заявление лидера «пророссийского крыла» в УПЦ МП митрополита Одесского Агафангела (Саввина). «Непростые времена, смута, – сказал он 5 декабря в проповеди. – На майдан киевский собираются силы ада для того, чтобы сменить наш строй, принести зло, ненависть, разделение среди нашего народа».

      С другой стороны, известно о выступлениях в поддержку майдана, в основном со стороны тех представителей УПЦ МП, которых принято относить к «автокефалистскому» крылу. 1 декабря ректор Ужгородской богословской академии архимандрит Виктор (Бедь) вывел преподавателей и учащихся на оппозиционный митинг в своем городе. «Один из руководителей «Народного руха» (националистическая партия. – «НГР») в Закарпатье бизнесмен Виктор Бедь в 2010 году принял монашество и был приближен к личному секретарю Предстоятеля УПЦ МП Александру Драбинко, который считается лидером автокефального крыла в руководстве УПЦ МП», – отметило в связи с этим интернет-издание «Украинская правда». Как сообщает сайт Ужгородской академии, 8 декабря представители ее преподавательского и студенческого состава приняли участие в марше «За Украину без Януковича», а 11 декабря ее «делегация во главе с ректором Виктором Бедем, преодолев милицейские кордоны, присоединилась к революционному майдану в Киеве».

      Другой пример подобных настроений – появление 10 декабря на интернет-сайте «Киевская Русь» «Обращения священнослужителей Украинской Православной Церкви ко всем людям доброй воли в Украине», где заявлялось: «Мы – за сближение с христианской Европой». Были упомянуты и «привозимые не по своей воле на антимайданы» жители юго-востока Украины. Под обращением подписалось около десятка (сбор подписей продолжается) клириков УМЦ ПЦ, первым – протоиерей Андрей Дудченко. Как сообщает РИСУ, 13 декабря этот клирик выступил со сцены евромайдана.

      Стоит отметить, что на майдане 15 декабря появился и Георгий Коваленко – в рамках экуменической «молитвы за мир и спокойствие в Украине» вместе с представителями других Церквей. Правда, перед этим УПЦ МП официально заявляла, что готова стать миротворцем в конфликте и предложить для переговоров сторон даже резиденцию митрополита Киевского Владимира (Сабодана). Церковь попыталась, во-первых, уклониться от принятия одной из сторон, во-вторых, остаться «над схваткой» и вдобавок подчеркнуть свой исключительный, надполитический статус в Украине.

      Відвідувачі, що знаходяться в групі Гості, не можуть залишати коментарі в даній новині.

      Тетяна Левченко, кандидат філософських наук

      Бесідував Віталій Хромець

      Вогонь зійшов з небес і попалив МП
      Жарти-жартами, але без жартів: «ідеолог господній» БМО вже догледів у цьому промислительну кару МП за «гординю і боговідступництво».

      Ох, не легка це справа — керувати канонічним Промислом Божим!
      Навіть — для професоналів духовності

      З огляду на це, православна Церква не повинна б агітувати за Зеро.

      Але. в УПЦ МП тепер усе інакше.

      Дійсно, ну як же можна не підтримати чоловічка? Тим більше, коли він — за «електронний концтабір«?

      Які дикі пропозиції!
      Які страшно відстали ці греки!
      Вони нічогісінько не знають про «вЬру православную»: ні про «російський світ», ні про «вєлічіє», ні про «богоданість» Пу.
      І вже тим більше — про «єресь українства», «єресь гуманізма» і богомерзотність геометрії!!

      Ну як же зможуть правовірні овечки святоросійства возсісти поряд з козлищами жидорептилоїдства.

      Яке питання, така і відповідь. Для терезої відповіді доречніше усвідомити, чого ми хочемо від майбутнього президента?
      1. Особистого багатства?
      2. Подолання людської продажності «в окремо взятій країні»?
      3. Припинення глобального міжнародного конфлікту?
      Твереза відповідь можлива лише у тому випадку, я кщо ми чекаємо чогось іншого. Бо ніякий президент не зробить вас багатим, не «подолає корупції» і не «припинить війни»

      Це якщо він не «чарівник з голубого вертольота»

      Пасхавер десь писав, що «Когда-то один из руководителей Европейского союза неофициально сказал: «Если бы русские не были белыми, у нас бы к ним претензий не было. А так ведь белые, вроде бы свои, но не как мы». То же самое можно сказать и про нас». І там, далі, Пасхавер писав що у нас цінності інші. Добавимо – не тільки інші але і з тими цінностями, які ми переносимо від цивілізації і від Європи до нас, проходять дивні метаморфози.

      Ми дикунський, варварський народ і це особливо видно в нашому дикунському, варварському релігійному законодавстві. Причому це якесь небачене і неописане варварство. Ми користуємось речами і благами цивілізації і одночасно реконструюємо суспільні відносини, схожі на описи з шкільних історичних підручників про давні часи. Наші відносини це якась амальгама з давнього, застиглого в часі ординства, на яке додатково наклалась катастрофа 1917 року. Для прикладу — всі ці ламентації про захист автономії громади, про захист права свободи вибору підпорядкування, про свободу переходу громади – це все для придурків і убогих. Так, автономія релігійної громади є одним з основних положень міжнародного права, міжнародних угод, які підписала Україна. Але в них це означає що громада самостійно визначає себе автономною, самостійно проводить свої межі в яких живе і порядкую по своїх власних установах і правилах. Визнання державою цієї автономії є похідне від волі самої громади. У нас же, незважаючи на те, що всі християнські церкви в Україні визнають автономною всю церкву, держава приймає закон яким фактично нищить церкву, робить самостійними і незалежними парафії. Далі держава проголошує ту свободу «підпорядкування» і береться її захищати. Тут можна звернути увагу, що послідні зміни в ст.8 релігійного закону, якими намагаються регулювати і захищати те «підпорядкування», в рівній мірі відносяться до зареєстрованих громад і до громад, які навіть не повідомляють державні органи про своє утворення. Який зміст має тоді та детальна регламентація прописана в ст.8 для тих громад? Що законодавець збирається «захищати» в цьому випадку? Здоровий глузд тут підказує, що парафія при діючому законі може міняти підпорядкування хоч кожної години і 24 рази на добу. Це право декларативне і його неможливо ні порушити ні захистити. Проблеми виникають тільки у парафій-юросіб і це є проблеми не «захисту» якоїсь свободи громади а проблеми майна. І тут вже видна друга придуркуватість і щоб її побачити, треба читати Цивільний кодекс, читати на рівні першого курсу юрфаку. Все, що відбувається з юрособою, абсолютно все описано цивільним правом і хто може пояснити, використовуючи цивільне право – що таке зміна підпорядкування юрособою? Що таке канонічне підпорядкування з точки зору ЦК? Що відбувається з юрособою при такій зміні підпорядкування чи з тою особою, якій стають підпорядковані? Абсолютно нічого і це є повна дурня, яку придуркуватий український законодавець і на пару з ним такий же придуркуватий український релігієзнавець взялись захищати світським правом. Термін «зміна підпорядкування» в цивільному праві має інший зміст чим той, який вкладають у нього віруючі і в реальності це означає зміну віри частиною віруючих чи ще якісь канонічні нюанси в цій вірі. Але саме цивільне право не в змозі описати і навіть не існує таких правових термінів які б описали це «підпорядкування» чи цю зміну віри чи якісь зміни у вірі. Цивільному праву байдуже до цих змін і громада може міняти «підпорядкування» у всьому діапазоні світових релігій і культів, залишаючись згідно положень нашого релігійного закону одною і тією ж юридичною особою(!). Звучить це безглуздо як і безглузді наші намагання цивільним правом «захищати» чи «регулювати» такі переходи юридичної особи. Зміст це би мало тільки в тому випадку, як би ми доказували всім і переконували всіх в тому, що юридична особа може вірити в Бога.

      Ну і повна дурня вже по майну. Для розуміння примітивно можна виділити три рівня розвитку права власності. Перший, дикунський або нульовий. Якщо дикуну сказати що ця річ є власністю Джона чи Івана, він порахує тебе за божевільного. Річ може бути тверда, м’яка, кольорова, кругла, квадратна але як вона може мати признаки Джона, як це знайти, де в ній той Джон. Другий рівень, варварський, це коли власністю є те, до чого можеш дотягнутись і що можеш захистити. Третій рівень це вже цивілізовані, складні і абстрактні правові терміни, за якими навіть річ Джона, яку він передав тимчасово комусь чи загубив – все одно залишається його. І от на другому рівні вже видно шляхи до цивілізованої власності, її початки. Початок йде від того, що власністю стає те, що ти сам визнаєш своїм. Наприклад – йдеш по вулиці в штанях і ці штані є твої не тому, що вони нумеровані і по номеру держава указом визначила їх твоїми а тому що ти їх сам визнав своїми. Після цього самостійного визнання держава починає ці штані захищати як твої. Так і тут. В 1991 році, коли держава почала ліпити відносини з церквами, вона в діалозі з ними повинна була бачити, що вони визнають своєю власністю і як нею розпоряджаються. А вони, всі християнські церкви України, визнають власниками церковного майна не громади а всю церкву. Незважаючи на те, держава, в порушення конституційного відділення, влізла в церкви і сама «призначила» власниками парафії, зробила з церкви збіговисько незалежних юридичних осіб з гібридними статутами, зі статутами в яких поєднала бульдога з носорогом – світське і канонічне право. І от вже і ПЦУ, підтанцьовуючи Порошенку, приводить свій статут у відповідність до дикунського закону, записує церкву як зібрання незалежних юросіб, утворених по ЦК України. А на початках, в першому варіанті Статуту, писалось про церкву як особу, яка сама будує відносини з державою. І тут буде цікаво поспостерігати, як ПЦУ буде далі творити свої документи, особливо парафіяльні. Як визначить власність.

      Тобто, ми не то що залишаємось на дикунському рівні, ми навіть заблокували його можливий розвиток. Можна подивитись на конфлікт у Львові, де громада УГКЦ намагається залишити за собою костел. Скільки там в обговоренні позбігалось буйних, дикунів, клянуть поляків, Мокшицького, розкопують старі могили! Врешті УГКЦ, яка претендує на цивілізованість, ліквідовує буйну парафію. Наслідок – новий припадок в мереживному обговоренні. Ще приклад. Можна почитати фантастичний матеріал на «Релігія в Україні», як в позаминулому столітті у Львові цивілізовано вирішували долю покинутого румунського храму. Фантастичний матеріал в порівнянні з нашим дикунством. Ми не то що стоїмо на місці, ми навіть вдаємо якось рухатись реверсом в минулі часи і при цьому приймаємо законодавство, яке захищає мародерство. Закон №4128 – це Закон Мародерів. У всі часи мародерство було ознакою військових конфліктів, при яких військові загони або банди найманців грабували беззахисне населення на територіях, статус яких тимчасово був не встановлений. Так і у нас. Використовуючи реальну війну, політики і законодавці «організували» законоподібний грабунок одних громад громадян другими громадами громадян, розділених релігійними переконаннями. І це особливо вражає, оскільки мародерами стають християни і їх спільноти. Адже ж саме в християнському середовищі в давні часи виникло розділення церковного і світського права, при якому християнське середовище залишилось ізольованим місцем де панували моральні основи керування церковним майном. Збереження цього середовища здійснено радикальним відділенням від світського права і оскільки суть керування церковним майном не у застосуванні правових конструкцій, а в здійсненні місії церкви, то і успіх цієї місії став критерієм правильності прийняття рішень і здійснення тих чи інших дій з церковним майном. У нас же безглузді спільноти заполітизованих громадян, які вважають християнство просто громадським рухом з формальним моральним законодавством, притягнули в християнське середовище світське право, причому у гіршому його варіанті. Адже навіть світські юридичні особи, при виникненні конфліктів і суперечок між засновниками громади про використання майна, дають право тим громадянам, які кінцево не погодились з рішеннями громади, вийти з громади разом з тим майном, яке вони вклали. Тобто, якщо в християнській громаді не існує християнських відносин з іншими членами громади, які могли б керувати ними при залагодженні майнових питань, якщо громада «голосуванням» позбавляє участі у вирішенні майнових питань меншу кількість громади то, за відсутності християнських відносин, необхідно би мінімально зберегти хоч якусь справедливість до своїх земляків і сусідів і виключити мародерство. Якщо християнська справедливість і моральні відносини тут відсутні то тоді необхідно зберегти цивілізовану, світську справедливість. Тобто тоді, в продовження світського правила про фіксоване членство в громаді, це членство необхідно доповнити таким же світським обліком внесків і пожертв кожного фіксованого члена громади. І при виключенні любого члена громади, громада повертає йому ті внески або компенсує їх.

      Господа?рська дія?льність — будь-яка діяльність, в тому числі підприємницька, пов’язана з виробництвом та обміном та переробкою матеріальних і нематеріальних благ, що виступають у формі товару.

      Під господарською діяльністю в Господарському кодексі України розуміється діяльність суб’єктів господарювання у сфері суспільного виробництва, спрямована на виготовлення та реалізацію продукції, виконання робіт чи надання послуг вартісного характеру, що мають цінову визначеність. (ст. 3 ГК України)

      «головний місіонер РПЦ» з азартом доводить, що 1+1=2
      Очевидна актуальність кураєвського просвітництва для святоросичів РПЦ є найкращим доведенням смерті «російського православ’я»

      Те що сьогодні животіє на москві — не православ’я, а зла і погибельна єресь

      Священники и Майдан: что украинские церкви делают для умиротворения сторон конфликта?

      Эскалация насилия и вошедшие в клинч на Украине власть и оппозиция, казалось, призвали для разрешения ситуации третью силу. Эту роль часто отводят религиозным организациям и лидерам. По отношению к Украине речь идет прежде всего о православной Церкви, которая здесь разделена на несколько организаций, а также о греко-католиках.

      Пожалуй, самым ярким событием с участием представителей духовенства в ходе противостояния оказался выход 21 января между враждующими сторонами на улице Грушевского трех монахов Киево-Печерской лавры. Шел третий день боев на баррикадах. «Между «Беркутом» и баррикадами встали три священника-монаха, и прекратилась стрельба, перестали лететь камни и коктейли Молотова, прекратились взрывы свето-шумовых гранат», – красочно описывал этот эпизод глава пресс-службы Украинской Православной Церкви Московского Патриархата (УПЦ МП) протоиерей Георгий Коваленко, прибывший из Киева в Москву на XXII Международные Рождественские чтения. Однако, как выяснилось из его слов, подобные миротворческие действия были инициативой самих монахов и оказались для него и руководства УПЦ МП полной неожиданностью. «Утром 21 января меня разбудили телефонные звонки, – рассказал Коваленко. – В течение трех часов мы пытались понять: наши – не наши… Собрались и смотрели фотографии, смотрели видео, в конце концов поняли, что это – священники нашей Церкви».

      Молитвенное стояние, в котором ближе к концу дня 21 января приняли участие до десяти священников, в том числе протоиерей Георгий Коваленко и секретарь Киевской епархии протоиерей Виктор Иващук, продлилось в общей сложности 22 часа – до 5.30 22 января. Как сообщает сайт «Православие в Украине», причиной ухода монахов из зоны противостояния майдановцев и «Беркута» «послужило возобновление силового противостояния между противоборствующими сторонами». То есть предотвратить насилие черноризцам не удалось. Как отмечали присутствовавшие на месте событий журналисты и блогеры, протестующие не слишком-то выражали уважение к людям в рясах. Мимо монахов вовсю свистели камни, брошенные в спецназовцев. Оппозиция, в свою очередь, обвиняет «Беркут» в том, что якобы гранатой, брошенной милиционером, выбило глаз одному из священников Киевского Патриархата, решивших повторить миротворческий подвиг собратьев из УПЦ МП.

      Подобную тактику молитвенных стояний между противоборствующими сторонами – но во время затиший – освоили представители разных Церквей. «27 января 2019 года по благословению архиепископа Херсонского и Таврического Иоанна на площади Свободы у здания Херсонской областной государственной администрации, где проходят митинги сторонников власти и оппозиции, священнослужителями города Херсона был отслужен молебен о мире в Украине, – сообщает сайт Херсонской епархии УПЦ МП. – Молебен совершался между двумя майданами».

      Днем позже во время голосования об отставке главы совета Монастырского района (какая горькая топонимическая ирония!) Тернопольской области регионала Романа Билыка священнослужители Украинской Греко-Католической Церкви выстроились живой цепью в облачениях и с крестами в руках у дверей облсовета, чтобы не дать оппозиционерам туда прорваться.

      Ожесточение противостояния милиции и оппозиции вынудило сбавить тон даже тех духовных лидеров, которые в первое время поддерживали майдан. 20 января ряд украинских информагентств сообщил, что Патриарх Киевский Филарет (Денисенко) отлучил от Церкви священника Павла Добрянского, который объявил себя «духовным комендантом майдана». Так, по словам источника информационного ресурса «Регион Киев Медиа» в Киевском Патриархате, Филарет «зачитав указ об отлучении отца Павла от Церкви, лично снял с него крест». На официальных медиаресурсах Киевского Патриархата за прошедшее время не появилось ни подтверждения, ни опровержения этой информации.

      Представители Церквей готовы были взять на себя функции парламентеров. Это, правда, не всегда удавалось. Так, присутствующий на месте событий российский блогер Илья Варламов цитировал 25 января в своем блоге слова одного из бойцов «Беркута» о том, что милиционеры «через священников пытались договориться», чтобы оппозиционеры «не жгли свою резину», которая заволакивала позиции «Беркута» темным ядовитым дымом, но из этой затеи ничего не вышло. 24 января в ходе боев за здание Министерства аграрной политики и продовольствия, как свидетельствуют очевидцы, к осажденным нескольким сотням бойцов МВД был направлен целый ряд парламентеров – от боксера-оппозиционера Виталия Кличко до представителей Красного Креста и Церкви. В итоге внутренние войска оставили здание без кровопролития – но какова в этом была роль Церкви и какой именно, сложно сказать.

      О готовности «принять участие во встрече президента с лидерами оппозиции и приложить максимум усилий для достижения компромисса ради мира в Украине» заявил 24 января на заседании Всеукраинского совета Церквей управляющий делами УПЦ МП митрополит Антоний (Паканич). Он добавил, что «лидеры Церквей и религиозных организаций могли бы выступить гарантами выполнения тех договоренностей, которые будут достигнуты между властью и оппозицией».

      Однако, как показывают события, протестующие склонны внимать парламентерам в рясах лишь тогда, когда те делают выгодные для оппозиции заявления. «Духовное руководство» над радикализировавшимся протестом священнослужители тем более не осуществляют.

      Часто подчеркивается, что по обе стороны баррикад стоят дети одного народа и часто одной, христианской, Церкви. Тем не менее политические разногласия оказываются для них важнее общности веры, что, в общем-то, для истории Европы не ново. Насилие продолжается.

      «НГР» обратились к лидерам христианских объединений Украины с просьбой рассказать, что они могут сделать для умиротворения сторон конфликта.

      Патриарх Киевский Филарет

      – И наша Церковь отдельно, и все вместе в рамках Всеукраинского совета Церквей, мы не раз обращались к народу и власти с призывом к диалогу, прекращению эскалации насилия. Для этого мы встречались и с президентом, и с оппозицией. Некоторые плоды диалога уже есть, но его нужно продолжать, и мы готовы этому способствовать.Также наша Церковь совершает свое служение непосредственно среди людей на майдане. Ведь там много наших верующих, и они требуют помощи священников – духовной беседы, молитвы. Поэтому наши священники находятся среди людей – чтобы исполнять свои пастырские обязанности. И когда нужно – способствовать прекращению или уменьшению вражды, становиться между сторонами и призывать к благоразумию.

      – В свое время оппозиция отказалась от продолжения переговоров с властью и возобновила их только после просьбы со стороны Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций. Можно ли сказать, что мнение представителей религиозных организаций действительно весомо?

      – Мы рады, что власть и оппозиция начали переговоры, что были отменены несправедливые законы, которые привели к усилению противостояния. Но видим, что до разрешения кризиса еще далеко. К голосу Церкви участники противостояния прислушиваются. Не во всем. Если бы к нам прислушались в самом начале, если бы тогда был организован плодотворный диалог власти и оппозиции – возможно, удалось бы не допустить того, что мы видим сейчас, не было бы жертв. Но все же голос Церкви имеет вес. И власть, и оппозиция, и участники протестов к нему прислушиваются.

      Тут еще важно понять, что Церковь не занимает ту или иную политическую сторону, но моральные оценки давать должна. Мы поддерживаем добро независимо от того, кто его совершает – власть или протестующие, а когда поступают плохо – мы говорим, что так поступать не нужно. Если людям год говорили, что мы идем в Европу, а потом поступили по-другому – это обман, и Церковь не может это поддерживать. Если избили мирных студентов – это зло. Церковь не поддерживает ни оппозицию, ни власть – мы поддерживаем народ, поддерживаем правду, призываем к плодотворному диалогу и прекращению насилия с обеих сторон.

      – Насколько в такой ситуации можно говорить о политизации представителей Церкви?

      – Нужно ясно разделять то, что является политикой, куда Церковь не должна вмешиваться – и о чем Церковь обязана говорить. Мы не должны говорить о том, кого нужно назначить или уволить, какие партии или политиков поддерживать. Потому что Церковь открыта для всех. Но когда речь идет о правде и неправде, о насилии над людьми, о необходимости примирения – тут Церковь не должна молчать. Естественно, что у мирян и священников как граждан могут быть свои политические убеждения. Но я сам придерживаюсь правила и об этом напоминаю епископам и духовенству: не смешивать Церковь и политику. Если кто-то об этом забывает – мы принимаем меры.

      Управляющий делами УПЦ Митрополит Антоний (Паканич)

      – Конечно, мало призывать стороны к примирению, нужно делать и конкретные практические шаги для достижения мира. Такой шаг сделали монахи одного из киевских монастырей, которые 21 января вышли с крестом и иконами на улицу Грушевского, где как раз находился эпицентр противостояния, и встали между милицией и протестующими. После этого молитвенное стояние между враждующими сторонами продолжалось почти сутки, к этим монахам присоединились и другие киевские священники. Это был порыв христианской совести нашего духовенства. Священники своей молитвой и словом Евангелия стремились прекратить кровопролитие. Когда стало ясно, что конфликт продолжает обостряться, было созвано экстренное заседание Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций. Совет заявил о своей готовности встретиться как с президентом, так и с лидерами оппозиции, чтобы способствовать достижению компромисса. Такие встречи действительно состоялись. Представители Церквей и религиозных организаций призывали и власть, и оппозицию прекратить насилие и сесть за стол переговоров.

      – Прислушиваются ли к голосу Церкви участники противостояния?

      – Думаю, что наши усилия стали одним из факторов, позволивших приостановить силовое противостояние. В частности, когда мы встречались с лидерами оппозиции, стало известно, что президент готов провести с ними очередной раунд переговоров. Однако оппозиционеры не хотели ехать к президенту, не согласовав этот шаг с митингующими на майдане. В этой ситуации мы все однозначно заявили, что лидеры оппозиции должны ехать на переговоры с президентом, а Всеукраинский совет Церквей делегирует своих представителей, которые пояснят народу на майдане, что переговоры необходимы и что лидеры оппозиционных партий поехали к президенту по настоянию совета Церквей. Представители нескольких конфессий отправились на майдан и смогли убедить протестующих в необходимости продолжать переговоры с властью. И, кстати, именно в тот день наметился перелом в диалоге между властью и оппозицией.

      – Насколько подвержены политизации в нынешней ситуации сами представители Церкви?

      – Будем откровенными, в ситуации столь жесткого противостояния внутри страны очень сложно не подвергнуться «политизации». Мы все – живые люди, со своими симпатиями и антипатиями, со своими вкусами и предпочтениями. Духовенство не может не переживать за судьбу страны, не может не размышлять о перспективах нашего политического развития. Главное, чтобы священник ни в коем случае не навязывал свои политические пристрастия прихожанам. Нельзя превращать амвон в место политической агитации. В этом наша принципиальная позиция.

      Игорь Яцив, начальник

      Украинской Греко-Католической Церкви

      – Мы видим роль Церкви как посредника в разрешении конфликта. Важно, чтобы представители Церкви говорили со всеми сторонами противостояния и, более того, свели их вместе, чтобы побудить их говорить между собой. Это уже частично удалось сделать, когда благодаря Всеукраинскому совету Церквей получилось возобновить диалог между властью и оппозицией. Тогда майдан проголосовал за прекращение переговоров, но Совет призвал к возобновлению диалога. Представители Церквей пришли на майдан, объяснили народу, что продолжение диалога важно, за что люди на майдане скандировали: «Спасибо!» Но если говорить в целом, чем закончится этот конфликт и будет ли до конца голос Церкви услышан, то это сказать очень трудно. По крайней мере со стороны Церкви работа над примирением идет постоянно.

      – Министерство культуры в начале года заявило о возможном отзыве свидетельства о регистрации УГКЦ. Можно ли это считать давлением власти?

      – Письмо за подписью заместителя министра, где нас угрожали лишить официального статуса, не было недоразумением, как это потом пытались представить. Это был вполне продуманный шаг со стороны государства. На сегодня мы уже такого давления не чувствуем.

      – В нынешних условиях, когда происходит политизация всего общества, складывается впечатление, что происходит политизация и Церкви, которая по определению должна быть отделена от государства. Так ли это?

      – Церковь по сути является крупнейшей общественной организацией, безусловной частью общества. И когда само общество подвергается политизации, такой риск есть и у Церкви. И здесь надо сохранять определенные границы, не войти непосредственно в политический процесс, а оставаться просто на стороне народа, на майдане, но не проявляя политической активности. В течение всего этого времени так и было: Церковь была на майдане вместе с простыми верующими, по их же просьбе. Более того, присутствие священников на майдане является крайне важным, чтобы сохранять мирный характер протеста.

      – Происходит ли взаимодействие представителей различных христианских организаций не только в рамках Всеукраинского совета Церквей и религиозных организаций?

      – Что касается Совета, то он является высшей ступенью сотрудничества, но далеко не единственной. Майдан вообще стал поводом для четкого взаимодействия, взаимопонимания определенных позиций между различными религиозными организациями.

      Читайте так же:  Церкви и соборы петрозаводска