Деревянный купол часовни

Деревянный купол часовни

Происхождение и развитие перекрытия «небом»
Конструкция «небом»—облегченный тип потолочных перекрытий, не требующий промежуточных опор даже при больших пролетах деревянных культовых сооружений. Перекрытие удерживается преимущественно на распоре балок каркаса.
Наибольшее число памятников с «небесами» сконцентрировано в Архангельской области — 55. Они находятся в районе Кенозера (здесь и далее курсивом выделены названия, относящиеся к Кенозерью — М.З.) —15, в бассейне реки Онеги и в Каргополье — 32, на Двине — 4, в Поморье — 4. В Карелии их 22, они расположены преимущественно в Заонежье и в Пудожском районе, около Водлозера.
На территории Вологодской области нам известны лишь девять памятников. Они находятся в западных, примыкающих к Обонежью, районах области. И, наконец, только один храм (Успенская церковь 1674 г. в Варзуге), сохранивший перекрытие «небом», имеется на территории Мурманской области, в Поморье.
Памятники с «небесами» ранее XVII века нам неизвестны. Таким образом, если исторически определить время и место происхождения и распространения перекрытия «небом», то это будет территория Новгородской епархии в XVII — первой пол. XVIII вв., а также земли Олонецкой, Вологодской и Холмогорской епархий в XVIII—XIX вв.
К началу XVIII века на Русском Севере сложились все основные группы деревянных культовых сооружений: клетские, шатровые, кубовые, ярусные, многоглавые. Они были впервые определены и систематизированы И. Э. Грабарем. Конструкция «небом» встречается во всех группах северных деревянных храмов.
Можно привести примеры из каждой группы:

Клетские храмы: Георгиевская церковь XVII века д. Порженская, часовня Александра Невского XVIII в. с. Конево, часовня Иоанна Богослова XVIII в. д. Зехнова.

в боковых приделах —церкви Иоакима и Анны 1726 г. с. Моржегоры на Двине, церкви Иоанна Богослова 1786 г. в Ошевенском.

В каждом названном памятнике находим двое, а иногда и трое «небес». При этом количество граней потолка может быть разным: 8, 12, 14, 15, 16, 24. Каждая грань имеет форму трапеции. Центральное кольцо — круглое, но в редких случаях оно имеет прямоугольную форму: в Успенской церкви 1694 г. с. Нелазское, в алтаре Никольской церкви 1670 г. д. Волосово (Петуховская).
Прослеживается некоторая зависимость количества граней «небес» от размеров перекрываемого ими объема. Чем больше пролет, тем больше число граней на «небе». Часовни, пролеты которых обычно не превышали 3—5 метров, имели минимальное количество граней — 8 или 12, реже—15 или 16. Храмы большого размера чаще всего перекрывались «небесами», состоящими из 12, 15, 16, 20 или 24 граней, хотя встречаются и восьмигранные. 24-гранные «небеса» сохранились только в одном памятнике— в Успенской церкви 1694 г., с. Нелазское Вологодской области.
О роли живописи в художественном решении интерьеров
ХУДОЖЕСТВЕННОЕ решение интерьеров культовых памятников складывалось на основе синтеза искусств: архитектуры, скульптуры, живописи, декоративно-прикладного искусства. Судить о роли живописи в художественном решении северного деревянного храма, ориентируясь на современное состояние памятников, невозможно. Церкви и часовни в подавляющем большинстве пустуют, разорены.
Иконостас и «небо» были доминирующими цветовыми акцентами северного деревянного храма. Помимо иконостаса и «неба» в церквах и часовнях расписывались многие детали внутреннего убранства, а также целые архитектурные конструкции. В этом проявилась большая любовь к народной росписи по дереву, ее глубокие традиции именно на Русском Севере.
В труде В. В. Суслова «Памятники древнерусского искусства» отмечена важная роль живописи в художественном решении интерьера храма. Он имел возможность зафиксировать и проанализировать большое число живописных памятников, которые не дошли до наших дней. В альбоме В.В.Суслова воспроизводится деталь расписного киота из Успенского собора г. Кеми. Расписные киоты были особенно характерны для небольших сельских храмов и часовен.
В собрании Соловецкого музея-заповедника хранятся два маленьких киота XIX в., происходящие из д. Свиное района Кенозера. Они расписаны темперными красками, без грунта. Узор их достаточно примитивен: волнистые линии, в которые вплетены изображения солнца и луны.
. Входные двери маленьких деревенских часовен также оживлялись декоративной росписью. Так, например, в часовне деревни Майлахта на Кенозере на них сохранилось изображение солярного знака, дополненное простыми ромбовидными узорами. Использованы яркие цвета: красный, синий, зеленый. Такие же двери — в Феодоровской часовне дер. Тырнаволок.

Такую же восьмигранную композицию можно видеть еще в ряде памятников: Вознесенская церковь с. Пияла, на Онеге; Покровская часовня д. Чоково, на Онеге («небо» сохранилось частично, демонтировано, хранится в АМДЗ);

Преображенская церковь с. Турчасово, на Онеге (сохранилось на месте во фрагментарном состоянии, холсты разорваны); Пахомиевская часовня д. Карпове в Каргополье (Кенозеро); Георгиевская церковь д. Порженская в Каргополье (Кенозеро).
Фигуры архангелов выстраиваются на небесной сцене не совсем произвольно. Первые грани, ближе к востоку, отводились архангелам Михаилу и Гавриилу, затем Рафаилу и Уриилу.
Выразительны по живописи восьмигранные «небеса» с архангелами конца XVIII — начала XIX вв. в алтаре Георгиевской церкви д. Порженская и в Пахомиевской часовне второй половины XIX века д. Карпове.

Небеса» в Карпове привлекают народной трактовкой образов. Роспись выполнена в технике масляной живописи. Художнику, по-видимому, были трудны сложные ракурсы фигур архангелов, и он разместил их на гранях фронтально, отчего создается впечатление неподвижности, статичности всей композиции «неба». Огрубленная трактовка ликов, одежд, схематизм и графичность рисунка говорят о провинциальной, малопрофессиональной живописи. Цветовая палитра имеет лубочный характер, преобладают яркие цвета, не всегда сочетающиеся друг с другом.
Параллельно восьмигранным «небесам» с архангелами возникла другая разновидность этого иконографического типа — двенадцатигранные «небеса». Она отличалась от предыдущей группы тем, что в состав радиальных граней включались дополнительно фигуры четырех евангелистов. При этом их символы на угловых треугольных гранях соответственно исключались, заменялись фигурами херувимов, трубящих ангелов.

Регион преимущественного распространения 12-гранных «небес» с архангелами — Каргополье, бассейн реки Онеги. Сохранились живописные комплексы в следующих памятниках:

«небо» в церкви Иоанна Златоуста с. Саунино в Каргополье,
в церкви Рождества Христова д. Большая Шалга в Каргополье,
в Покровской церкви с. Лядины в Каргополье,
в часовне Иоанна Богослова д. Зихново (Кенозеро), «небо» Никольской церкви с. Волосово (разобрано и хранится в г. Каргополе в церкви Иоанна Предтечи в складированном состоянии).

В центральном круге данной группы «небес» встречаются три композиции: «Вседержитель» (Зихново), «Троица Новозаветная» (Саунино), «Отечество» (Лядины). На углах чаще всего — трубящие ангелы.
К группе двенадцатигранных «небес» с архангелами относится «небо» небольшой часовни Иоанна Богослова XVIII в. д. Зихнова (на Кенозере). Пролет потолка в часовне всего лишь около 3,5 метров, а высота центрального кольца от пола около 2,5 метров. В связи с этим грани «неба» можно близко и пристально рассматривать, как и иконы в иконостасе часовни. Живописец, расписывавший потолок, несомненно, учел эту особенность.

«Небо» написано в иконописной технике и в иконописных пропорциях. Сейчас достаточно трудно судить о его датировке: фон и частично облака находятся под слоем поздних записей и поновлений. К счастью, одежд и ликов святых поновления почти не коснулись. Авторская живопись тяготеет ко второй половине XVIII в.
Так как над росписью «неба» Зихновской часовни, несомненно, работал профессионал — иконописец, интересно было бы ее сравнить с живописью самого иконостаса. Однако до наших дней дошел сборный иконостас, явно более позднего происхождения. Пропорции фигур святых «неба» в Зихнове слегка удлиненные. Их позы статичны, малоподвижны, но оживлены разнообразными складками и драпировками одежд, с тонкими графичными разделками. Эти «небеса» скорее тяготеют к станковой, чем к монументальной живописи.
В XIX в. на «небесах» с архангелами получает развитие композиция «Распятие», ранее помещавшаяся только на одной восточной грани, а теперь — на нескольких. Если на восточной грани сцена «Распятие» писалась без предстоящих, то на примыкающих гранях «неба» изображались фигуры Богоматери, Марии Магдалины, Иоанна Богослова, Логина Сотника (по одной фигуре на каждой грани). Это можно увидеть на потолках церкви Рождества Богородицы д. Бережная Дуброва, церкви Иоанна Богослова в Ошевенском, часовни Рождества Богородицы д. Тамбичлахта, Никольской часовни д. Вершинино. На этих «небесах» композиция «Распятие» занимает пять восточных граней. Общее число граней такого расписного потолка может достигать 14 (Тамбичлахта), 16 (Бережная Дуброва), 18 (Ошевенское).

Даже при достаточно беглом знакомстве с живописью потолка часовни в Вершинино. видно, что он расписан в той же своеобразной народной манере, что и «небо» часовни дер. Карпово. Манера живописца очень характерная, выразительная, запоминающаяся. Он работал в технике масляной живописи. О характерных особенностях его письма уже говорилось на примере 8-гранного «неба» с архангелами в часовне д. Карпово.
Самой совершенной и интересной росписью этого живописца было «небо» Никольской часовни п. Усть-Поча. На 12 гранях этого «неба», помимо архангелов и евангелистов, изображен житийный цикл Николы Чудотворца. Упомянутые четыре живописных памятника — в Карпово, Вершинино, Бережная Дуброва и Усть-Поче находятся близко друг к другу, в районе Кенозера. В связи с этим назовем живописца, создавшего эти «небеса», «кенозерским мастером». Чтобы уточнить хронологические рамки творчества «кенозерского мастера», обратимся к архивным источникам. В Государственном архиве Республики Карелия сохранилась опись церкви в Бережной Дуброве, относящаяся к 1871 г. В ней сообщается, что церковь была заново «перекрыта в 1864—65 гг., в том же году внутри церкви устроены новые тесовые кругообразные «небеса», еще ничем не покрашенные, а в середине «небес» живописной в круг изображение Господа Саваофа». Из этого можно сделать вывод, что роспись «неба» церкви Рождества Богородицы д. Бережная Дуброва выполнена во второй половине XIX в., но не ранее 1871 г. Следовательно, творчество «кенозерского мастера» можно ограничить второй половиной XIX в.
Следующий этап развития иконографического типа «небес» с архангелами предусматривал включение в сложившуюся композиционную схему дополнительных фигур избранных святых:

Читайте так же:  Часовня спасителя

в церкви с. Архангелы на отдельных гранях изображены ангелы с орудиями страстей (крест, копье, трость) и «Моление о чаше»;
в часовне Рождества Богородицы д. Тамбичлахта — святые Андрей Критский и Федор Стратилат;
в центральном четверике церкви Иоанна Богослова в Ошевенском в композицию «неба» дважды введены фигуры архангелов Михаила и Селафиила.
В последнем случае художник, видимо, не смог или не пожелал расширить сложившуюся иконографическую схему дополнительными новыми фигурами и ограничился их повтором . «Небеса» д. Тамбичлахта, с. Архангелы написаны в технике масляной живописи, они созданы в XIX в.
. «Небо» в часовне д. Тамбичлахта не очень живописное. Это. пример поздней грубоватой масляной живописи конца XIX в.
«Небеса» с изображением архангелов и их разновидности— это дальнейшая разработка (после «Божественной литургии» и «Небесного воинства») показа литургического обряда в росписях деревянных культовых памятников. К совершению литургического действа, наряду с Христом, ангелами, привлекаются апостолы и другие святые. Хронологические рамки существования иконографического типа «небес» с архангелами — середина XVIII — конец XIX вв. За этот период он претерпел значительную эволюцию.
«Небеса» с архангелами по разнообразию конструкций можно поделить на три группы: — 8-гранные «небеса», — 12-гранные «небеса», — 14—18-гранные «небеса». Каждая из этих групп имеет свой круг памятников Регион их распространения ограничен Поонежьем (нижняя Онега), Каргопольем и примыкающим к нему Кенозером. Ведущими мастерами этого иконографического типа «небес» являются, несомненно, онежские живописцы Богдановы-Карбатовские, творчество которых приходится на вторую половину XVIII — начало XIX вв.
В районе Кенозера во второй половине XIX в. работал живописец, который также специализировался на росписи «небес» этого типа. Имя его неизвестно, поэтому условно в работе он назван «кенозерским мастером». Автор данной работы предполагает, что создателем уникальной росписи «неба» в с. Лядины был каргопольский иконописец, который создал, без сомнения, лучший пример монументальной росписи этого иконографического типа.
«Небеса» с изображением апостолов
Группа «небес» с изображением апостолов на радиальных гранях немногочисленна. Она также сложилась под влиянием стенописи каменных храмов.
Композиции с фигурами апостолов на «небесах» сохранились в следующих памятниках:

в церкви Ильи Пророка конца 1690—1696 гг. г. Белозерск Вологодской области;
в четверике Георгиевской церкви XVII в. д. Порженская на Кенозере;
в часовне Трех Святителей XIX в. д. Немята на Кенозере;
в часовне из деревни Федоровской (Кенозеро);
в часовне Введения Богородицы во храм XIX в. д. Рыжкове на Кенозере.
Район распространения «небес с апостолами» невелик: в основном, в Каргополье, вблизи Кенозера. Исключение составляет Ильинская церковь в г. Белозерске.
У данного типа «небес» так же, как у предыдущего, на восточной грани изображается традиционное «Распятие» (за исключением часовни из деревни Федоровской [сейчас в музее «Малые Корелы»-М.З.]).
На угловых радиальных гранях преимущественно пишутся апостолы-евангелисты.
В центральном круге обязательно — «Вседержитель».

Храм в с. Сенино

На первом этапе мы выполняем проектные работы (цветная отрисовка и чертежи).

На втором этапе происходит изготовление и установка каркаса иконостаса.

На третьем этапе монтируются блок Царских Врат и тело иконостаса.

На четвертом этапе мы устанавливаем написанные натуральными пигментами иконы.

Технология изготовления медного и золотого церковных куполов

Много лет назад мы изготовили первый церконый купол на деревянный храм в г. Мытищи с опытной бригадой реставраторов-кровельщиков.

Купола мы изготавливаем в лучших традициях данного ремесла, только медные методом выколотки или чешуей с юбкой и подзорами. И даем большой срок гарантии, намного больше, чем производители куполов с покрытием нитридом титана. Медные купола дороже, чем другие, но выглядят красивее, особенно под золотом и служат во много раз дольше.

Создание красивой формы дело трудоемкое и основано на большом опыте. Кроме того, это сложное инженерное сооружение. И без опыта сделать купол нелегко.

Цена на изготовление куполов зависит от размера купола, метода покрытия, удаленности от места монтажа, количества украшений, устройства неинвентарных или инвентарных лесов. На каждую работу мы составляем смету, которая позволяет заказчику самому выбрать способ исполнения заказа.

Мы работаем над качеством и сроком исполнения заказов.

Золотые купола, главы, главки

Хотим сразу оговориться, что многие ассоциируют церковные главы храмов, церквей, монастырей, часовень с куполами, которыми они, собственно, не являются. Информацию, которую вы найдете на нашем сайте позволит Вам понять различия между куполом и главой (главкой), а более подробно о куполах и главах (главках) можно прочитать в размещенной на нашем сайте книге Заграевского С.В. «Формы глав (купольных покрытий) древнерусских храмов».

Главами храмов называют декоративное покрытие, расположенное над церковным куполом и устраиваемое на световых барабанах. В обиходе главой чаще всего обобщенно называют завершение храма, состоящее из барабана, купола и купольного покрытия.

Главками храмов называют декоративное покрытие, расположенное над церковным куполом и устраиваемое не на световых, а на декоративных (глухих) барабанах.

  • Луковичные главы (купола)
  • Шлемовидные главы (купола)
  • Грушевидные главы (купола)
  • Зонтичные главы (купола)
  • Конусовидные главы (купола)
  • Самыми распространенными являются луковичные и шлемовидные формы.

    Грушевидные главы характерны для «украинского барокко», зонтичные и конусовидные – для закавказской архитектуры. В древнерусском зодчестве они практически отсутствовали.

    Первые храмы покрывались посводно, ведь строились они под руководством Византийских мастеров и следовательно были использованы Византийские традиции строительства. Далее, на основании анализа древнерусских изображений, не позднее второй половины XIII века появились луковичные главы, а шлемовидные главы появились не ранее середины XVII века. В связи с частыми пожарами повсеместный переход от посводных покрытий к луковичным мог произойти в течение нескольких десятилетий XIII века.

    Любые другие – «нелуковичные» – формы покрытий (зонтичное, конусовидное и пр.) очень редки и является художественной стилизацией.

    Луковичные главы (купола)

    Каркас луковичных глав имеет сложную, «изысканную» форму. В XIII веке, с самого начала существования таких глав, у них была своя собственная, абсолютно уникальная, форма, характеризующаяся килевидным верхом и большим диаметром глав по сравнению с диаметром барабанов. Высота луковичной главы, как правило, не меньше ее ширины.

    Поскольку в Древней Руси луковичные главы являлись декоративными покрытиями, основанными на деревянных каркасах, то для них справедливо положение, характерное для истории древнерусского деревянного зодчества: отсутствие архитектурно-археологической информации о луковичных главах старше XVI века не может являться информацией об отсутствии таких глав в реальности.

    Луковичная форма глав была использована и в раннемосковских Сионах и кадилах, и в миниатюрах, и в резных иконках, начиная с XIII века, что свидетельствует о том, что эта форма была известна, и имела сакральное значение, а следовательно должна была воплощаться в зодчестве.

    Луковичные главы старше рубежа XVI и XVII веков до нашего времени сохранились только на иконах тех времен.

    Впервые луковичные главы встречаются в галицко-волынских миниатюрах 1164 года.

    В иконографии XIV–XVI веков иногда встречаются другие типы покрытий, а планы Москвы рубежа XVI и XVII веков однозначно свидетельствуют о том, что в это время главы уже были исключительно луковичными. Это подтверждается и изображениями других русских городов.

    Теоретически посводные покрытия домонгольского времени могли сохраняться на некоторых второстепенных храмах достаточно долго, но нет никакого сомнения, что к концу XVI века они уже везде были заменены на луковичные (на планах и панорамах конца XVI и XVII века мы видим исключительно луковичные главы).

    Таким образом, мы обязаны полагать, что если даже где-либо в мире главы либо купольные своды, имевшие форму, близкую к луковичной, эпизодически возводились и ранее XIII века, то в массовом порядке они впервые появились в Древней Руси.

    Исследователи предпринимали попытки объяснить происхождение луковичной формы глав ее символикой, в том числе и лежащей вне системы взглядов православной религии. Надо отметить, что любые архитектурные особенности храмов в обязательном порядке согласовывались с Русской православной церковью, которая ни в коем случае не допустила бы какие-либо языческие, буддийские, мусульманские или иные влияния.

    В рамках ортодоксального православия проблему символики луковичных глав пытался решить Е.Н.Трубецкой, писавший: «Византийский купол над храмом изображает собою свод небесный, покрывший землю. Напротив, готический шпиц выражает собою неудержимое стремление ввысь, подъемлющее от земли к небу каменные громады. И наконец, наша отечественная «луковица» воплощает в себе идею глубокого молитвенного горения к небесам, через которое наш земной мир становится причастным потустороннему богатству. Это завершение русского храма – как бы огненный язык, увенчанный крестом и к кресту заостряющийся. Всякие попытки объяснить луковичную форму наших церковных куполов какими-либо утилитарными целями (например, необходимостью заострять вершину храма, чтобы на ней не залеживался снег и не задерживалась влага) не объясняют в ней самого главного – религиозно-эстетического значения луковицы в нашей церковной архитектуре. Ведь существует множество других способов достигнуть того же практического результата, в том числе завершение храма острием, в готическом стиле. Почему же изо всех этих возможных способов в древнерусской религиозной архитектуре было избрано именно завершение в виде луковицы? Это объясняется, конечно, тем, что оно производило некоторое эстетическое впечатление, соответствовавшее определенному религиозному настроению. Сущность этого религиозно-эстетического переживания прекрасно передается народным выражением – «жаром горят» – в применении к церковным главам».

    К примеру, в Древней Руси золотом покрывалось сравнительно малое количество глав (только в крупнейших храмах, имевших богатейших ктиторов), а многочисленные зеленые, синие, коричневые и черные главы никаких ассоциаций с пламенем не вызывают.

    На столь же субъективном уровне было бы справедливее сравнивать луковичные главы с не пламенем, а с наконечником стрелы, каплей воды или головой воина в шлеме. Последнее толкование – голова воина – в Древней Руси, по-видимому, было наиболее употребительным: это подтверждается и происхождением слова «глава» – «голова», и тем, что главы часто называли также «маковицами» или «лбами», барабаны – «шеями», а скаты кровли храмов – «плечами».

    Соответственно, поскольку любые попытки толкования символики глав являлись и являются исключительно субъективными, мы можем констатировать лишь то, что в XIII веке на Руси появились килевидные архивольты закомар, порталов и око. Древнерусским мастерам, устраивавшим над барабанами храмов деревянные конструкции, осталось только объединить и применить в своем творчестве эти уже известные формы. Это ни в коем случае не умаляет значимости их изобретения, обладавшего эстетической самодостаточностью и позволявшего придавать любому храму принципиально новый облик без существенных материальных затрат, что было особенно актуально в тяжелых экономических условиях монгольского ига.

    Шлемовидные главы (купола)

    Шлемовидные главы стали появляться в XVII–XVIII веках в достаточно большом количестве как стилизация «под старину» (т.е. как нечто среднее между луковичной главой и простейшим посводным покрытием).

    Для того, чтобы создать шлемовидную конструкцию, необходимо либо устроить на куполе деревянный или металлический каркас, либо надложить купол кирпичом по форме шлема. Затем на купол или на надкладку обычно ставится подкрестный камень, в отверстие которого вставляется стержень креста. Затем конструкция обшивается кровельным материалом (железом, свинцом, медью, лемехом и пр.). У шлемовидной главы высота всегда меньше ширины.

    Шлемовидная глава существенно отличается от простейшего купольного покрытия кровельным материалом непосредственно по своду. И даже если при простейшем посводном покрытии в центр купола ставится подкрестный камень, все равно в итоге форма главы может оказаться близкой к шлему только при очень небольшом куполе. В случае большого купола обложенный металлом подкрестный камень будет выглядеть как незначительный выступ на посводном покрытии.

    Шлемовидные главы фигурировали на чертеже владимирских Золотых ворот фон Берка и Гусева (1779 год) и на изображении Дмитриевского собора на одной из панорам Владимира 1801 года .

    В XVIII веке был период (вероятно, недолгий), когда и Успенский собор имел шлемовидные главы: об этом свидетельствуют шлемовидные надкладки куполов со следами обмазки, гвоздей и металла. Важно заметить, что надкладки были сделаны из кирпича, следовательно, они не могли относиться к домонгольскому времени – только к XVIII веку.

    Шлемовидные главы имеют место быть, но часто срок службы был до возникновения возможности постройки луковичной главы. Затем эти главы, как правило, вновь заменялись на луковичные. Исключением оказался Дмитриевский собор во Владимире, луковичная глава которого была переделана на шлемовидную в конце XVIII века, сохранилась в XIX веке и, по всей видимости, предопределила стереотип «древности» такой формы глав и их «широкого распространения в домонгольской Северо-Восточной Руси». В дальнейшем этот стереотип, распространился и на древнерусское зодчество XIV–XVI веков.

    Массовое появление на Руси больших форм купольных покрытий вызвано не необходимостью избежать скапливания снега и утепления, а для вытягивания вверх пропорций церковных зданий и надежного крепления больших крестов. По центру главки (купола) находится мачта, на которую крепится крест. С боков мачта крепится журавцами. Дополнительно для крепления больших крестов использовали цепи.

    Архитектура: Деревянный храм в Чувашии после реставрации

    Церковь 1900 года постройки пережила революцию, советский режим и перестройку, а в 2017 её обшили профлистом.

    В 2017 году в селе Хыркасы в Чувашии отреставрировали деревянный Храм Рождества Христова, построенный в 1900-м году. Старые купола поменяли на новые, другой формы, заменили деревянные окна на пластиковые стеклопакеты, поменяли крышу и обшили весь храм синим профлистом.

    По словам настоятеля храма, часть материалов «выделили благодетели, которые не хотят огласки и которые делают это не для своего прославления. Поскольку деревянному зданию церкви уже 116 лет, ремонтные работы «здесь нужны постоянно», заметил он.

    В конце октября ремонт сельского храма прокомментировал фотограф Илья Варламов, заявивший, что «сегодня храм можно смело сносить».

    90 лет назад храмы взрывали коммунисты. Перед молодой страной стояла вполне понятная задача — надо было полностью перековать культурный код, сознание человека. И храмы, как наследие прошлого, были серьезной преградой.

    То, что уцелело после Советского Союза, те крупицы, сегодня методично уничтожают чиновники РПЦ. Если поступок коммунистов я понимаю, хотя и категорически не принимаю, то какие цели преследуют сегодняшние варвары? Почему они воюют с русской историей и культурой?

    По версии Варламова, синий профлист был выбран из-за его дешевизны («обычно им огораживают мусорные контейнеры, а тут решили сделать храм»), а новая форма куполов объясняется тем, что «очень любимый и близкий к РПЦ подрядчик производит купола только такой формы, поэтому их и лепят по всей стране».

    В конце октября в рунете снова заговорили о другом примере подобного ремонта: бывшую кирху в Ельце постепенно перестраивали, и в итоге она превратилась в магазин стройтоваров с жестяной крышей.

    Кирху в числе других архитектурных объектов Илья Варламов упоминал летом, когда анонсировал создание фонда сохранения исторического наследия России.

    Ещё об одной обшитой сайдингом старинной церкви заговорили в декабре 2019 года. Прокуратура Архангельской области тогда провела проверку несогласованного ремонта Никольской часовни 18-го века в селе Ракуле — и отказала в возбуждении дела, ремонт сочли спасением архитектурного памятника.

    Про Чувашию у меня есть история «по касательной».
    В 2009 нас занесло на лодочную станцию в районе Кокшайска.
    На другом берегу Волги, собственно, чуваши. Ну, плюс минус.
    Отправились с ребятками вечером на пристань, там какой-то сельский движ, виноградный день и прочие атрибуты веселья десятилетней давности.
    Задержались до утра, идти пешком до бунгало было лень, стали махать рукой, где такси, мол, москвичей надо отвезти отдыхать.
    Это тут же привлекло внимание местной сельской молодежи, нас окружили плотным кольцом, любопытствуя «вы кто, епта? Откуда?»
    немного помешкавшись, я проявляю смекалку уровня 80++, и отвечаю, что мы из славного города Санкт-Петербург. Приехали, вот, с визитом.

    Не секрет, что москалей не любит никто, а славным гостям из невской столицы сразу нашли уазик, водителя и с прибаутками отправили домой.
    Вот так, вместо пиздюлей, я получил порцию объятий и добрые проводы.

    Сколько куполов бывает у храмов и какие купола бывают?

    Зачем на православных храмах возводят купола? Это делают только в России или во всех православных странах? Сколько куполов должно быть у храма и сколько не может быть никогда? Какой они бывают формы и в какой цвет могут быть покрашены? Рассказываем!

    Зачем храмам нужны купола?

    Купола православных храмов в том виде, как мы знаем их сейчас, — это вопрос исключительно традиции. В том смысле, что это так сложилось: у храмов должны быть купола. Причем, сложилось именно у нас. В православной Греции, например, — многие церкви возводятся вообще без привычных нам куполов.

    Вот, например, церковь на острове Корфу: типичная православная греческая архитектура.

    Как и этот храм: тоже Греция

    Тогда какое на самом деле значение купола имеют для храма, если их не везде сооружают, и зачем они нужны храму?

    Изначально купол — это всего лишь один из видов свода, которое может иметь здание. Например, такая конструкция будет идеальна, чтобы закрыть большие пространства, когда нужно избежать поддерживающих колонн. Такой тип перекрытия известен с древнейших времен. Еще до христианства купола возводились в культовых и важных для государства зданиях — короче говоря, там, где собиралось большое число людей: праздновать что-то или справлять религиозный обряд.

    Со временем, купола стали уже напрямую ассоциироваться с «сакральными» зданиями. В христианской традиции купольный свод сразу стал символизировать небесный мир, вечность, вселенную. Причем, символизм почти сразу стал основной стороной купола, поскольку в большинстве храмов (в тех странах и культурах, где он использовался) купол не имел и не имеет конструктивного значения и был просто «венчанием» конструкции.

    Посмотрите: собор святой Софии в Константинополе (сейчас — это мечеть). Он был построен как православный храм в VI веке, но сохранил в себе «изначальный» подход к куполу — как к полноценному своду.

    А вот храм в Барашах, Москва. Купол маленький, «символический». Роль же свода играет крыша-перекрытие.

    То, что купол может играть «символическую», а не конструктивную роль, сложилось исторически. Например, на Руси: первые сами храмы почти все были деревянными и выполнялись в технике классического сруба, поэтому перекрывать их большими куполами было конструктивно нелогично и нецелесообразно. Купол уже не играл роль «крыши», а просто возвышался над храмом. Поэтому, правильнее их называть не куполами, а главами или «главками».

    Это не древний храм, а современный: в подмосковном поселке Вербилки, но он хорошо иллюстрирует сказанное в отношении куполов у деревянных храмов:

    А вот пример конструкции храма, когда купол, наоборот: действительно выполняет конструктивную роль. Москва. Храм Успения Пресвятой Богородицы недалеко от Пречистенки. Купол закрывает собой весь придел, хотя над ним все равно поставлен небольшая башенка, которую венчает «луковка».

    Или храм в Михаила Архангела в подмосковной Кубинке. Тоже: большой свод в форме купола и над ним «луковка» поменьше.

    Или главный собор Иоанно-Богословского монастыря в Москве. Не самый ярко-выраженный, может быть, пример, но тем не менее:

    Купола действительно стали неотъемлемой частью русской традиции. Причем, нашим куполам присуща именно форма «луковки». Кто-то видит в этом напоминание о горящей свече. Возможно. Но изначально такого символизма в луковичную форму купола не вкладывалось — речь шла просто о красивой форме, которая гармонично завершала бы образ храма.

    Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры в Москве

    Сколько куполов бывает у храма?

    Вообще говоря, сколько угодно — в том смысле, что никаких догматов или сформулированных законов на этот счет нет. Число куполов определяется архитектурной концепцией храма. Другое дело, что в христианской традиции за некоторыми числами хранится символическое значение или ассоциации, а потому число куполов в подавляющем большинстве случаем ограничивается следующем количеством:

    • Один купол символизирует Единого Бога
    • Три купола символизируют Святую Троицу
    • Пять куполов — Спасителя и четырех евангелистов
    • Семь куполов напоминают о семи Таинствах Церкви
    • Совсем редко: девять куполов символизируют девять ангельских
    • Еще реже: 13 куполов — Иисуса Христа и его двенадцать апостолов
    • Наверняка есть храм и с 33-ю главками: по числу лет земной жизни Спасителя.
    • Цвета куполов: какие бывают?

      Каким должен быть цвет купола в Церкви, это тоже не определяется каким-то правилами или канонами. То есть, он может быть любой (у храма Василия Блаженного на Красной Площади они, вообще, пестрые), но опять-таки — традиционно купола в русской традиции бывают такими:

      Позолота — один из самых частых способов украсить главку. Никакой символической нагрузки тут нет: это просто очень красиво, величественно.

      Синие купола (чаще всего — со звездами). Такие купола венчают храмы, посвященные Пресвятой Богородице. А звезды напоминают о Рождестве Христа от Девы Марии.

      Зеленые купола. Вообще, в нашей Церковной традиции зеленый цвет — это символ Троицы или Святого Духа. Но в случае с куполами такой прямой зависимости нет. Вот, например, храм святителя Николая в Старом Ваганькове, рядом с метро Библиотека имени Ленина в Москве.

      Ну и наконец: черные купола. Кто-то говорит, что они символизируют собой монашество и встречаются в монастырских храмах, но это не так. Есть достаточно городских, «приходских» храмов с черными главками. Например, старообрядческий храм Покрова Пресвятой Богородицы в Турчаниновом переулке — что в двух шагах от метро Парк Культуры.

      Еще черными со временем становятся медные купола: медь с годами приобретает очень красивый черный цвет.

      Этот и другие посты читайте в нашей группе во ВКонтакте

      Изготовление куполов церквей

      Наша компания производит купола, кресты, подкупольные барабаны и своды любого размера и сложности.

      Купола и кресты выполняются согласно эскизам и размерам Исполнителя. Они состоят из металлоконструкции грунтованной в два слоя и композитной декоративной формообразующей поверхности покрытой специальными грунтами и лакокрасочными материалами «под золото» по немецкой технологии с использованием атмосферостойких, не тускнеющих золотых пигментов, также возможно покрытие нержавеющим листом с покрытием нитрид титана или покрытие сусальным золотом.

    • Купола, кресты и подкупольные барабаны состоят из:

    • Несущей металлоконструкции , которая покрывается антикоррозийным покрытием в два слоя. Металлическая конструкция проектируется и рассчитывается согласно строительных норм и правил, с учетом географического положения региона, где будет установлен купол.
    • Герметичный корпус из композита (стеклопластика) , который также обладает несущими характеристиками.
    • Декоративное покрытие (облицовка нержавеющим листом с напылением нитрид титана, покрытие пигментом «под золото», покрытие сусальным золотом).
    • Декоративное покрытие купола и креста может выполняться в трех вариантах:

    • ЭКОНОМ – лакокрасочное покрытие «под золото»
    • СТАНДАРТ / СТАНДАРТ+ – облицовка нержавеющим листом с напылением нитрид титана «под золото»
    • ПРЕМИУМ – покрытие сусальным золотом толщиной 4 г на 1 м 2
    • Купола из НИТРИД ТИТАНА

      Поверхность купола и креста покрыта облицовкой из нержавеющего листа с напылением нитрид титана «под золото»

  • Металлокаркас
  • Стеклопластиковый герметичный корпус
  • Облицовка купола нержавеющим листом:
    – AISI 430 / Стандарт
    – AISI 304 / Стандарт+
    с напылением нитрид титана «под золото»
  • Поверхность купола и креста покрыта сусальным золотом

    • Покрытие сусальным золотом 4 г на 1 м 2
      (по желанию возможно увеличение толщины до 8 г на 1 м 2 )
    • Купола с покрытием ЛКМ «под золото»

      Поверхность купола и креста покрыта лакокрасочными материалами «под золото»

    • Покрытие лакокрасочное «под золото», с использованием нетускнеющих золотых пигментов

    Почему выбирают наши купола:

  • Корпуса куполов выполнены из композита (стеклопластика), который атмосфероустойчив и период его эксплуатации более 50 лет , т.е. сопоставим с самыми дорогими кровельными материалами такие как медь.
  • Купола очень легкие и прочные , вес купола диаметром 1,5 м. с крестом общей высотой 2,8 м всего 100 кг. Наши купола могут устанавливаться даже на деревянные и ветхие кровли не применяя специальных технологий по усилению кровли.
  • Наши купола на 100% герметичны и с хорошей шумоизоляцией .
  • Применение технологии с использованием корпуса из композита (стеклопластика), позволяет изготовить купола любых размеров и форм полностью на производстве вне зависимости от варианта декоративного покрытия купола.
  • Купола больших размеров состоят из модулей и могут перевозиться любым грузовым транспортом в любую точку мира .
  • Технология золочения по композиту увеличивает срок службы сусального золота в разы. Технология применяется уже более 25 лет и успешно себя зарекомендовала.
  • Типовые проекты куполов

    Художественно-производственная мастерская «Золотые купола» разработала линейку типовых куполов (главок) с крестами и подкупольными барабанами. Цены на купола из типовых проектов, как правило, максимально низкие, а также срок изготовления купола (главки) минимален.

    Читайте так же:  Муром часовня костница