Часовня на конь камень

Конь-камень и часовня Арсения Коневского

Конь-камень является одной из ярчайших достопримечательностей Приозерского района. Представляет собой огромный валун из гранита серого тона с прожилками кварца размером около 9?6 метров, высотой чуть больше 4 метров и весом более 750 000 килограммов. Располагается на острове Коневец (Ладожское озеро), в 7 километрах от прибрежного посёлка Владимировка.

В историческом отношении камень является одним из редких сохранившихся языческих святилищ. Существует версия, что когда-то рядом с ним осуществлялись языческие ритуалы. Форма валуна отдалённо схожа с конской головой. Вероятно, отсюда появилось и его название.

Существует легенда, повествующая о том, что карелы использовали остров Коневец в качестве летнего пастбища для своих лошадей и каждый год на этом камне приносили в жертву одного коня. Эта легенда родилась в описании жития Арсения Коневского, составленном в XVI столетии, примерно через один век после кончины подвижника. Автором является коневский игумен Варлаам.

Преподобный Арсений, прибывший на остров в конце XIV столетия, по легенде, встретил здесь рыбака Филиппа и узнал от него о жертвоприношениях. Арсений нашёл данное место «пуще дремучего леса ужасом бесовским окруженным». Преподобный провёл всю ночь в молитве, а ранним утром совершил крестный ход вокруг валуна с иконой Пресвятой Богородицы и окропил его святой водой. Предание гласит, что злые духи, словно копоть, выскочили из камня и, превратившись в черных воронов, улетели прочь к противоположному берегу Ладоги, получивший с той поры название Чертовой бухты (Сортан-лахта). Вместе с бесами, по преданию, исчезли и змеи (остров Коневец является единственным островом на Ладожском озере, где змеи не обитают).

В честь этого события на вершине камня была установлена маленькая деревянная часовня во имя Арсения Коневского. Достоверной информации о том, когда именно была возведена первая часовня на Конь-камне, не обнаружено. Возможно, это произошло в самом начале основания монастыря.

В годы шведского запустения, часовня была уничтожена и восстановлена при настоятеле Иларионе лишь в 1815 году. Высота часовни составляла около 3 метров, имелась небольшая галерея. Внутри располагались «простой работы» иконы и крест, изготовленный из дерева.

Современная часовня с симпатичными оконными наличниками, декорированными пропильной резьбой, была построена в конце XIX столетия, а точнее, в 1895 году, и на сегодняшний день полностью отреставрирована.

В часовню можно подняться по деревянной лестнице. Внутреннее убранство лишено украшений, отличается простотой и скромностью: потолок и стены выкрашены краской белого тона. Только на восточной стене можно увидеть 2 иконы современного письма: одна – во имя преподобного Арсения, другая – в честь Божией Матери Коневской. Перед иконами установлен аналой для чтеца.

От часовни по тропинке можно выйти на широкую дорогу, которая, если направиться по ней налево, приведет вас обратно к обители. Если пойти направо, то буквально через несколько метров можно оказаться на живописном берегу Ладоги. Далее вдоль берега дорога идет до северной оконечности острова Коневец. Непосредственно от самого валуна в лесной массив уходит ещё одна дорога, ведущая к Змеиной горе, и далее теряется в чащобе.

Остров Коневец. Святая гора и Конь-камень

После обеда на свежем воздухе мы отправляемся на Святую гору и к Конь-камню.

Первое, что мы видим на своём пути – это часовня Успения Божьей Матери или, как ее еще называют, Успенская часовня.

Она была поставлена в 1899 году на месте сломанного бурей поклонного креста.

По обе стороны от входа в часовню изображения Арсения Коневского и архиепископа Новгородского Евфимия.

За часовней небольшое кладбище. Здесь есть как старые, так и свежие могилы. Сразу за часовней погребен князь Манвелов, скончавшийся в 1856 году. Он часто приезжал на остров, много помогал обители и завещал похоронить себя здесь, что и было исполнено его родственниками.

Продолжаем подниматься на Святую гору и видим на возвышении Казанский скит или Скит во имя Иконы Казанской Божьей Матери.

Его мы сможем осмотреть только снаружи, скит закрыт для посещения. Единственная возможность побывать внутри – попасть в субботу на утреннюю литургию. Скит рассчитан на проживание шести монахов, сейчас их здесь двое. Жизнь в скиту предполагает уединение, поэтому всё хозяйство вести им приходится самим.

Рядом с Казанским скитом находится Явленная часовня или часовня Явления Божьей Матери.

Она поставлена в память явления Богородицы старцу Иоакиму. Когда Арсений Коневский уехал на Афон, старец Иоаким остался за старшего на острове. Быт братии был на тот момент еще совсем неустроенным, приближались холода, а Арсения всё не было. Многие припасы подходили к концу, монахи не знали, что им делать – выбираться с острова, или дожидаться возвращения Арсения. И тогда старец Иоаким стал молиться. Под утро ему было явление Богородицы, которая сказала, что Арсений скоро вернется и здесь будет обитель. Так и вышло.

Чтобы увидеть Конь-камень, нам предстоит спуститься с горы. Следует предупредить, что спуск может оказаться нелегким для людей с ограниченными возможностями – он довольно крут.

А вот и знаменитый Конь-камень. Его вес — более 750 тонн.

Когда-то остров Коневец использовался как место летнего выпаса лошадей. Коней сюда доставляли на плотах и можно было не беспокоиться, что они разбегутся – кругом вода. По существовавшей традиции одного из коней в конце сезона приносили в жертву в благодарность местным духам у большого камня, похожего на конскую голову. Арсений Коневский положил этому конец – он всю ночь молился, а наутро совершил вокруг камня крестный ход с иконой Божьей Матери. Духи были изгнаны. Говорят, что вместе с ними ушли и змеи. Действительно. В отличие от Валаама, на Коневце змеи не водятся. На самом камне была поставлена часовня. Нынешняя часовня, конечно, не та – первая. Первая была разрушена во времена шведского владычества. Часовня была восстановлена в 1895 году.

От Конь-камня ведет дорога на берег Ладоги. Здесь наш гид покидает нас, объяснив, что заблудиться здесь практически невозможно – все дороги ведут к монастырю. Нам даже разрешили искупаться здесь на песчаном пляже, вдали от монастыря.

Вода была на удивление теплой. Правда, дно здесь каменистое, заходить нужно приспособиться, но ощущения после купания совершенно потрясающие. Наверно, вода здесь особенная, намоленная столетиями.

А нам пора возвращаться. Ждем на причале свой катер.

Молодая пара пытается уговорить капитана взять их на борт. Сюда ребята приплыли на частном катере, а теперь приходится искать способ вернуться обратно. Нам в этом смысле повезло больше – у нас всё четко, катер придет специально за нами. Как назло, непосредственно перед посадкой начинает накрапывать дождичек. У меня с собой куртка с капюшоном, но кое-кто из группы одет совсем по-летнему, поэтому им приходится прятаться от дождя в кубрике.

Читайте так же:  Часовня молитвы николаю чудотворцу

В отличие от вечно спешащих и издерганных жителей мегаполисов люди на периферии гораздо более добродушны. Двух барышень, желающих сфотографироваться на носу катера в довольно небезопасных позах, капитан остановил фразой, произнесенной по громкой связи: «Желающих изображать «Титаник» могу отправить на доске». Развеселились все, включая «виновниц торжества».

Примерно через полчаса мы входим во Владимирскую бухту.

Здесь снова повторяется цирковой аттракцион со швартовкой. Женщины смотрят, буквально, не дыша. У мужчин своя реакция – один товарищ после очередного головокружительного прыжка не удержался и спросил мальчишку-матроса: «Ты ни разу не промахивался?» Парнишка только добродушно улыбнулся.

Тот же матрос галантно помогает дамам покинуть катер.

На причале торгуют пирожками и копченой рыбой, но в наших интересах не слишком задерживаться здесь, так как путь еще предстоит неблизкий, да и неизвестно, сколько в пробках простоим, поэтому вся группа дружно топает к автобусу. Теперь можно три часа дремать, переваривая впечатления.

Ладожское озеро: Конь-камень и остров Коневец

Ледниковый валун из гранита с вкраплениями кварца (длина 9,2 м, ширина 6,4 м, высота 4,3 м) весом 750 т находится в живописном месте на острове Коневец в Ладожском озере. Очертаниями он напоминает конскую голову, но название ему дала не столько форма, сколько проходивший здесь ритуал.

Долгое время камень был местом силы для язычников. Местные пастухи, пасшие на острове коней, приносили в жертву духам острова лучшего скакуна, оставляя его тушу на валуне. Все изменилось в конце XIV века, когда преподобный Арсений, прибывший на остров, счел Конь-камень местом «пуще дремучего леса ужасом бесовским окруженным» и провел очистительный православный ритуал: всю ночь молился, а утром совершил крестный ход вокруг камня с иконой Богородицы в руках, окропив валун святой водой. Согласно житиям духи тут же выскочили из камня, обернувшись черными воронами, и обосновались на противоположном берегу Ладоги, который с тех пор получил название «Чертова бухта». Заодно духи забрали змей, и Коневец стал единственным островом Ладоги, свободным от ползучих пресмыкающихся.

После того как святой Арсений поселился на острове и основал монашескую обитель, к нему стали приезжать ученики и последователи со всей России — так на острове появился Коневский Рождество-Богородичный мужской монастырь, которому уже более 600 лет. Когда была построена деревянная часовня Арсения Коневского на Конь-камне, доподлинно не известно.

Древних построек на острове не осталось, так как дважды здесь высаживались шведы и уничтожали монастырь (в 1577 и 1610 годах). После Великой Отечественной войны советские власти отобрали земли у церкви и расположили здесь секретную военную базу и полигон. Земли вернулись церкви только в 1991 году. С тех пор это место для многих является местом паломничества.

КАК ДОБРАТЬСЯ?

Проще всего посетить остров в сезон с 15 мая по 15 октября. Вариантов несколько: купить готовый тур из Санкт-Петербурга и приплыть на теплоходе, сесть на паломнический автобус от метро «Озерки» (отходит в 7 утра по выходным), добраться на личном автомобиле или электричке с Финляндского вокзала до бухты Владимирская (станция Громово или Отрадное), затем сесть на теплоход «Коновец» или нанять катер. Чтобы воспользоваться паломническим автобусом и теплоходом, нужно заранее обратиться в паломническую службу Коневского монастыря. Зимой можно доехать на автомобиле либо общественным транспортом до поселка Владимировка и далее пешком — 5 км по льду.

СОВЕТ

Даже жарким летом на острове может оказаться по-осеннему холодно, так что возьмите теплую одежду и наденьте удобную обувь, чтобы побродить по острову вволю. Форма одежды паломническая: длинная юбка и платок для женщины, длинные брюки для мужчин. Курение на острове запрещено.

Aletay Остров Коневец — мое первое знакомство с Ладожским озером. Единственное неудобство, которое придется испытать девушкам-туристкам, это местные обычаи. Как только мы спустились с трапа, нам выдали юбки и платки. Как позже нам объяснили, юбки — это для того, чтобы не смущать местных монахов (их в монастыре живет 17 человек). Также экскурсовод нам сказала, что на этих пляжах нельзя загорать и, когда фотографируем, внимательно следить за содержанием объектива: в случае если в кадр попадет один из монахов, фототехнику заберут, и у вашего экскурсовода будут большие неприятности.

vvera На острове можно остаться ночевать. Верующие пишут свои имена на кирпичах, которые будут потом использовать при строительстве на острове. Место однозначно стоит посетить. Остров обладает сильной энергетикой, и, даже если вы не слишком верующий человек, место покажется вам интересным с точки зрения истории. Ну и природа великолепна!

Коневский Рождество-Богородичный мужской монастырь

Выехав за черту любого города, хотя бы чуть-чуть отвлекшись от эгоцентризма, присущего человеческой натуре, сразу ощущаешь, что природа вокруг нас – живая. Она дышит. Она живет своей непостижимой жизнью. Она смотрит на нас. Она удивляется и радуется нам. Вот только мы сами за суетой и поглощенностью собственными проблемами редко это замечаем. И редко радуемся этой физической части Божиего мира, которая дана в ощущениях. Забывая, что и мы сами – ее, природы, составляющие.

На фото: Конь-камень – огромный валун, на котором в глубокой древности местные язычники приносили жертвы (лошадиные), но пришел св. Арсений Коневский, основал монастырь и покончил с этим безобразием, а на камне после этого поставили часовню (нынешняя часовня – не первая).

Есть среди вод Ладожского озера небольшая полоска земли. Это остров Коневец. И его жизненная сила настолько велика, что просто невозможно не ощутить ее физически, до мурашек, до нервного трепета. С первой же секунды, с первого шага на его благословенную землю остров не дает забыть, что его природа, его золотой песчаный берег, задумчивый лес, залитые солнцем поляны, благоухающие травы и цветы, да и он сам, этот остров, – все это живое. Что это, на самом деле, чудо, которого люди обычно ждут годами.

А оно, это чудо, годами ждет нас. Нужно только взять билет на теплоход от речного питерского вокзала и отправиться вверх по реке Неве. Мимо дачных участков, усеявших оба берега. Мимо героической крепости Орешек, не позволившей нацистам замкнуть кольцо блокады вокруг северной столицы. Через бескрайние синие воды озера, у которого не видно берегов, под мерный шум двигателей теплохода… Конечно, прежде всего необходимо посетить главную жемчужину Ладоги – Валаамский архипелаг с его знаменитым монастырем, скитами и часовнями. Помолившись у святынь острова Валаам, стоит отправиться к его не столь известному меньшому братцу, именуемого островом Коневец. Стоит отправиться уже хотя бы ради того, чтобы понять, что он тоже жемчужина. Хоть и совсем маленькая.

Маленькая – да удаленькая. На протяжении многих веков, начиная с того самого дня, когда поселился на нем преподобный Арсений, прозванный впоследствии Коневским, стояли остров и его монастырь на страже Православия. Впрочем, началось все с того, что инок Арсений изгнал бесов из-под огромного камня-валуна, служившего языческим капищем. Злые духи по молитве святого вылетели из-под Конь-камня черной стаей ворон и исчезли в небытие, а вместе с ними исчезли с острова и все змеи.

Читайте так же:  Во сне часовня

Преподобный Арсений, следуя велению Божией Матери, явившейся ему на горе Афон, основал на островке монастырь в честь Рождества Богородицы. Произошло это в конце XIV века. И, если Валаам уже тогда был цитаделью Православия на русском Севере, то Коневский монастырь стал его аванпостом во всех смыслах – и в прямом, и в переносном. Передовой отряд, передовой пост всегда первым оказывается под вражеским огнем.

Так и Коневский монастырь первые три столетия своего существования постоянно держал удар. Сколько раз шведы разоряли монастырь, вряд ли возможно точно подсчитать. Но всякий раз он возрождался, как Феникс из пепла, поддерживая светильник Благой Вести в этих дремучих, болотистых лесах на берегах Ладоги и Невы. Причем, после каждого нового погрома, устроенного братьями-католиками, возводился новый Собор во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Еще выше, еще величественней.

Самому яростному поруганию монастырь подвергся, все же, в ХХ веке. Целых 23 года после безбожного переворота 1917 года монастырь находился на территории Финляндии и потому существовал в относительном спокойствии. Но в 1940 году, когда началась советско-финская война, братия ушла из обители по ладожскому льду, унеся с собой и главную святыню – Коневскую икону Божией Матери (кстати, эти события послужили основой для сценария фильма «Придел ангела», который был снят на Коневце).

Новым властям монастырь был не то, чтобы не нужен – он просто был, как кость в горле. Поэтому его попросту разорили. После Второй Мировой войны остров на долгое время стал военно-морской базой. Восстановление Рождество-Богородичного собора началось только в 1990 году. А в ноябре 1991 года под полом нижнего храма были обретены мощи преподобного Арсения. Так началась новая, неизвестно уже которая по счету, жизнь Коневского монастыря.

…Он поднимается над поверхностью воды медленно и словно нехотя. Июньское солнышко играет в легких волнах, набегающих на песчаный берег Коневца, превращая его в блистающее сплетенье зелени с озерной и небесной синевой. В самом центре этого головокружительного видения парят купола Рождество-Богородичного собора с торжественно сияющими на солнце крестами. Теплоход не может подойти близко к острову из-за мелководья Владычной бухты. Приходится пересаживаться на небольшой катер. Несколько томительных минут, и вот под ногами сначала поскрипывают доски причала, а затем скрипит крупный прибрежный песок этого чудесного острова.

Маршрут для туристов прост. Он и не может быть сложным: кроме монастыря, двух скитов и монастырских построек на острове ничего нет. Нет электричества. Нет и колодцев. Да они и не нужны. Воды в Ладоге много, и она чистая – пей, сколько хочешь. Братия живет подсобным хозяйством.

Коневец – настоящий остров-отшельник. Смиренный остров-инок. Именно этим своим природным монашеским образом, естественным молитвенным настроем он и привлекал к себе множество паломников, среди которых были император Александр II, литераторы Николай Лесков, Василий Немирович-Данченко, Александр Дюма, Федор Тютчев и другие известные в дореволюционной России люди.

Влекла паломников молитвенная атмосфера острова. Что было не удивительно. Какие дивные молитвенники подвизались на острове, в XIX веке ставшем местом процветания старчества: старец Зосима (Верховский), Василиск (Гаврилов), иеромонах Сильвестр (Петров). Молился здесь святитель Игнатий (Брянчанинов). И поныне их святыми молитвами стоит остров, а на нем монастырь.

Коневец – намоленный остров. Если говорить о намоленности как об объективном явлении, присущем не только иконам, но и святым местам, то остров Коневец – лучшее тому доказательство. Благодать Божия, которая коснулась этого маленького острова, питала и одновременно поддерживалась опытом молитвы и духовным подвигом многих поколений иноков.

Поклонный крест и Никольская часовня встречают паломников на берегу. В живописном окружении древних дубов и лип – гостиница, в которой писатель Иван Шмелев останавливался по пути на Валаам, и которая до сих пор еще несет на себе печать советского времени, то есть, находится в запустении. Ворота монастыря, над которыми возвышается величественная – по меркам маленького острова – колокольня. Арка входа во внутренний двор монастыря с отреставрированными фресками.

Рождество-Богородичный собор – строгий, но светлый и легкий, устремленный к небу. Его восстановление еще далеко до завершения. Но работы движутся. Нижний храм восстановлен полностью. Здесь, неподалеку от списка чудотворной иконы Коневской иконы Божией Матери, покоятся под парчевой сенью мощи преподобного Арсения. А верхний придел являет собой немой укор всем вновь приходящим – верующим и не очень – остатками былой необычайной красоты, о которой можно судить по частично сохранившимся стеновым и купольным росписям. Эти полуосыпавшиеся, но неисчезнувшие фрески, несущие на себе мученическую печать безбожного времени – лучшее доказательство стойкости и неистребимости православного духа на Руси.

За собором восточные ворота ведут через монастырское приусадебное хозяйство прямо к часовне во имя Успения Божией Матери. От нее через лес к вершине холма, на котором – скит во имя Казанской иконы Божией Матери, наиболее ранняя из всех сохранившихся построек монастыря (1794 год). И далее, вдоль оврага, в низине – бывший монастырский яблоневый сад. Через лесную чащу, вниз по крутой тропинке к тому самому гранитному камню-валуну, который и дал название острову.

Конь-камень – он напоминает лошадиный череп, вроде того, который сгубил Вещего Олега, только огромный – высотой 5 метров и весом 750 тонн. Если бы не преподобный Арсений, освятивший валун-капище, и не установленная на нем братией небольшая часовенка, так бы и оставался этот камень мрачным памятником язычества. Должно быть, Конь-камень своей формой и величиной вызывал мистический страх у древних жителей этих мест. Теперь же рядом с этим чудом природы сначала испытываешь оторопь, пронизанную искорками восторга. А затем смущение переплавляется в самую настоящую радость. Ведь Конь-камень – это нерукотворный символ победы над врагом рода человеческого. Сумрак соснового леса рассеивают чудесным образом проникшие сюда ясени, клены и тополя, словно подтверждая это.

На острове Коневец, в любом его уголке, ощущение сопричастности к мировой Божественной гармонии поселяется в душе с первого же мгновения пребывания на нем. Сначала кажется, что это всего лишь знакомое с детства эстетическое чувство прекрасного, которое возникает в душе даже самого закоренелого атеиста, соприкоснувшегося с первозданной природой. Люди невоцерковленные и неверующие пребывают на острове в необъяснимо приподнятом настроении, словно заряженные энергией радости, совершенно не сознавая, что с ними происходит.

Мало ли на Земле прекрасных живописных мест? Но Коневец – другое. Стоит только остановиться на несколько минут и просто по-дышать его воздухом, в котором словно разлита кротость и смирение. Умиротворенность природы острова неразрывно связана с размеренностью жизни обители. Сливаясь воедино, они образуют ту ощутимую физически молитвенную энергию, которая питается неиссякаемым родником иноческого подвига многих предыдущих поколений коневских отшельников.

Читайте так же:  Часовня на берегу которосли

Молитва беззвучно плывет над островом, наполняя его воздух, листья деревьев, придорожные травинки-былинки неизбывной, непреходящей радостью. Это – то самое молитвенное чувство, которое единит человека с Создателем, восстанавливает утраченную связь. Остров Коневец – воплощенная радость, которую Бог дает человеку.

… Наш теплоход в предвечерних сумерках снимается с якоря и берет курс на исток реки Невы. Мы удаляемся от острова Коневец, не в силах оторвать от него глаз. Но вот уже не видно людей на причале. Только кресты на куполах Рождество-Богородичного собора еще сверкают. Наконец и они скрываются за чертой горизонта. Скрывается и золотисто-алый круг солнца. Теплоход окутывает вязкий полумрак белой ночи. И случается еще одно чудо.

Из той точки, где находится остров, исходит сияние! Остров, на котором нет электричества, светится! Светится, как одинокая свеча в ночной темноте храма. Светится так, как может светиться только неоновый мегаполис, а не маленькая полоска земли с монастырем и дремучим лесом.

Остров-инок, воспринявший невещественный свет Божественной благодати, претворил его в физические, отчетливо видимые световые волны. Это ли не чудо?!

Конь-камень и Ишутинское городище в Тульской области

Конь – персонаж очень важный в любой сказке. То он вовремя добра молодца из полымя вытащит, то мудрый совет даст. И даже Конь-камень может вам помочь в решении некоторых проблем. Впрочем, к камням на Руси всегда было особое отношение – они были не только способами отметить какое-то важное место, но и защитниками, целителями и даже объектами для трансляции божьей воли. Но не каждый камень на это способен – слава по земле русской идет о таком валуне, как конь-камень в Тульской области.

Это огромный кусок серого гранита, которому природа придала форму головы коня, некоторое дополнительное художественное сходство придают ”ножки” из других валунов, на которых он стоит. Кроме того, на нем есть специальные углубления искусственного происхождения, которые свидетельствуют о том, что людям было важно взбираться на Конь-камень издревле, до того, как он стал популярным туристическим объектом. Он имеет весьма внушительные параметры – более 750 тонн веса, высота – 4 метров, длина и ширина – 9 и 6 метров соответственно. Второе его название – Коневец.

История его происхождения, как водится, не простая, а золотая – золотой фольклор, если говорить точнее. Якобы валун этот – остатки Мамаева войска, которых гнали с Руси-матушки поганой метлой, и, как только они пересекли одну из рек и коснулись другого берега, они обернулись этим камнем. Настоящая же причина появления здесь валуна, названная учёными как наиболее вероятная, значительно скучнее: ледниковый период, который принёс камень и ”поставил” его на мелкие.

Не исключается и возможность действительной связи камня с войной с монголо-татарами – камнем могло быть отмечено место последней битвы с ними, которое положило конец многочисленным сражениям. И ещё одна научная версия гласит, что камень был чем-то вроде компаса, который отмечал точку восхода солнца и служил полезным ориентиром. Действительно, щели камня, когда в них проникают свет, организуют интересую систему лучей, которая могла иметь практическое применение. Некоторые считают, что эти лучи могли быть даже сигналами для пришельцев, навещающих наши места, но это уже все-таки слишком.

окрестности Конь-камня

На этом легендарная история Конь-камня не заканчивается. Предположительно, камень долгое время служил местом проведения языческих обрядов. Считается, что ежегодно здесь приносили в жертву одного коня (что также может объяснить название камня). Вероятно, память об этом (а, может, и особая энергетика) отложились, причём настолько, что однажды, когда в эти места прибыл святой Арсений Коневский, он совершил крестный ход вокруг камня и окропил его святой водой, после чего из него вылетели ”тысячи бесов”, которые покинули эти места навсегда. В память об этом в XIX веке здесь возвели часовню святого Арсения Коневского. А сам камень приобрел новые свойства – тоже отчасти, впрочем, языческие. Но считается, что мужчина, побывавший на этом камне, может значительно увеличить или даже вернуть свою мужскую силу. Женщины же приходят сюда, чтобы помолиться об излечении бесплодия – и, говорят, очень успешно.

Хотя местные жители относятся к этим местам неоднозначно. Вроде бы советская власть и здесь прочла лекции о борьбе с шаманизмом в калмыцких степях, и давно уже святой Арсений изгнал бесов из валуна, а все-таки некоторые считают его недобрым местом, которого лучше держаться стороной. Как написал Николай Гумилёв, видевший этот камень, ”Взгляни, как злобно смотрит камень”, ”призванный” из моря друидами. Впрочем, если не малевать на серых, временем отполированных стенах что-нибудь типа ”Киса и Ося были здесь”, то и камень не будет относиться к вам враждебно.

окрестности Ишутинского городища

А вот неподалёку от него есть место, которое пользуется и вовсе дурной славой – Ишутинское городище. Это малоизвестное и малоизученное святилище язычников в лесу, где сохранились воронки, предположительно, для сбора воды, а, может, и жертвенной крови, а также площадка для жертвоприношения. Это самое Ишутинское городище и не рекомендуют посещать туристам, приехавшим в эти края, хотя места тут поистине красивые. Возможно, это тоже лишь отпечаток церковных запретов, целью которых было полное искоренение языческих ритуалов.

окрестности Ишутинского городища

Конь-камень помнит не только их, помнит ледниковый период, помнит советскую власть, о которой, впрочем, едва ли хранит теплые воспоминания, поскольку в период ее существования камень пытались взорвать, неизвестно, военным ли снарядом или кастрюлей динамита для хозяйственных нужд. Взрыв довольно сильно повредил валун, хотя и не изменил его облика.

Еще одной интересной особенностью камня является то, что, говорят, он уменьшается в размерах, совсем как Синий Камень у Плещеева озера. К сожалению, заверения тех же местных жителей в том, что камень словно бы съёживается из года в год, недостаточно заинтересовали учёных, чтобы проводить замеры. Это тоже можно объяснить – ведь известно, что деревья раньше были выше. Но то, что Конь-камень представляет собой интереснейшее природное явление, заслуживающее внимания, сомнению не подлежит.

Надо заметить, что конь-камнями назывались и просто группы валунов, размещенных на нескольких камнях поменьше. Такие сооружения появлялись как естественным, так и искусственным путём, им приписывались самые невероятные свойства. Вы можете и сами попробовать ощутить их на себе, не боясь негативных эффектов – все-таки они были помощниками когда-то живших народов, а уж посредством ли богов, пришельцев или чего-то еще – не столь важно.

Ксения Кржижановская
Анастасия Берсенева