Первые дворцы романовых

М алый Императорский, Мраморный, Николаевский, Аничков — отправляемся на прогулку по центральным улицам Петербурга и вспоминаем дворцы, в которых жили представители царской фамилии.

Дворцовая набережная, 26

Начнем прогулку с Дворцовой набережной. На несколько сотен метров восточнее Зимнего дворца расположен дворец великого князя Владимира Александровича, сына Александра II. Раньше здание 1870 года постройки называли «малым императорским двором». Здесь почти в первозданном виде сохранились все интерьеры, напоминающие об одном из главных центров светской жизни Петербурга конца XIX века. Когда-то стены дворца украшало множество известных картин: например, на стене бывшей бильярдной висели «Бурлаки на Волге» работы Ильи Репина. На дверях и панелях сохранились вензеля с буквой «В» — «Владимир».

В 1920 году дворец стал Домом ученых, а сегодня в здании расположен один из главных научных центров города. Дворец открыт для туристов.

Дворцовая набережная, 18

Чуть дальше на Дворцовой набережной можно увидеть величественный серый Ново-Михайловский дворец. Его возвел в 1862 году знаменитый архитектор Андрей Штакеншнейдер к свадьбе сына Николая I — великого князя Михаила Николаевича. Новый дворец, для перестройки которого были выкуплены соседние дома, вобрал в себя стили барокко и рококо, элементы Ренессанса и архитектуры времен Людовика XIV. До Октябрьской революции на верхнем этаже главного фасада находилась церковь.

Сегодня во дворце располагаются учреждения Российской академии наук.

Еще далее на набережной расположен Мраморный дворец, родовое гнездо Константиновичей — сына Николая I, Константина, и его потомков. Его построил в 1785 году итальянский архитектор Антонио Ринальди. Дворец стал первым зданием в Петербурге, которое было облицовано натуральным камнем. На рубеже XIX и XX века здесь с семьей жил великий князь Константин Константинович, известный своими поэтическими произведениями, в предреволюционные годы — его старший сын Иоанн. Второй сын — Гавриил — в эмиграции написал воспоминания «В Мраморном дворце».

В 1992 году здание было передано Русскому музею.

Адмиралтейская набережная, 8

Недалеко от Зимнего дворца на Адмиралтейской набережной можно увидеть здание в стиле неоренессанс. Когда-то оно принадлежало великому князю Михаилу Михайловичу, внуку Николая I. Строить его начали, когда великий князь решил жениться — его избранницей стала внучка Александра Пушкина Софья Меренберг. Император Александр III согласия на женитьбу не дал, и брак признали морганатическим: жена Михаила Михайловича не стала членом императорской фамилии. Великий князь был вынужден покинуть страну, так и не пожив в новом дворце.

Сегодня дворец сдается в аренду финансовым компаниям.

Если от дворца Михаила Михайловича дойти до Благовещенского моста и свернуть налево, на площади Труда перед нами предстанет еще одно детище архитектора Штакеншнейдера — Николаевский дворец. В нем до 1894 года жил сын Николая I — Николай Николаевич Старший. В годы его жизни в здании также находилась домовая церковь, на службы сюда пускали всех желающих. В 1895 году — уже после смерти хозяина — во дворце был открыт женский институт имени великой княгини Ксении, сестры Николая II. Девушек обучали профессиям бухгалтера, экономки, швеи.

Сегодня в здании, известном в СССР как Дворец труда, проводятся экскурсии, лекции и фольклорные концерты.

Английская набережная, 68

Вернемся на набережную и пройдем на запад. На полпути к Ново-Адмиралтейскому каналу расположен дворец великого князя Павла Александровича, сына Александра II. В 1887 году он выкупил его у дочери покойного барона Штиглица — известного банкира и мецената, имя которого носит учрежденная им Художественно-промышленная академия. Великий князь жил во дворце до самой смерти — его расстреляли в 1918 году.

Дворец Павла Александровича долгое время пустовал. В 2011 году здание передали Санкт-Петербургскому университету.

Набережная реки Мойки, 106

На правой стороне реки Мойки, напротив острова Новая Голландия, расположен дворец великой княгини Ксении Александровны. Она была замужем за основателем русского военно-воздушного флота великим князем Александром Михайловичем, внуком Николая I. Дворец им подарили на свадьбу — в 1894 году. Во время Первой мировой войны великая княгиня открыла здесь госпиталь.

Сегодня во дворце находится Академия физической культуры имени Лесгафта.

Выходим на Невский проспект и двигаемся в направлении реки Фонтанки. Здесь, у набережной, расположился Аничков дворец. Его назвали так вслед за Аничковым мостом в честь старинного рода столбовых дворян Аничковых. Дворец, возведенный еще при Елизавете Петровне, — самое старое здание на Невском проспекте. В его строительстве участвовали архитекторы Михаил Земцов и Бартоломео Растрелли. Позже императрица Екатерина II подарила здание Григорию Потемкину. По поручению нового хозяина архитектор Джакомо Кваренги придал Аничкову более строгий, близкий к современному вид.

Начиная с Николая I, во дворце жили преимущественно престолонаследники. Когда на престол взошел Александр II, здесь жили вдова Николая I Александра Федоровна. После смерти императора Александра III в Аничковом дворце поселилась вдовствующая императрица Мария Федоровна. Здесь же вырос и Николай II. Он не любил Зимний и большую часть времени, уже будучи императором, проводил в Аничковом дворце.

Сегодня в нем располагается Дворец творчества юных. Здание также открыто для посещения туристами.

На другой стороне Фонтанки расположен дворец Белосельских-Белозерских — последний построенный на Невском в XIX веке частный дом и еще одно детище Штакеншнейдера. В конце XIX века его купил великий князь Сергей Александрович, а в 1911 году дворец перешел к его племяннику — великому князю Дмитрию Павловичу. Тот в 1917 году, находясь в ссылке за участие в убийстве Григория Распутина, дворец продал. А позже эмигрировал и вывез деньги от продажи дворца за границу, благодаря чему долго жил безбедно.

С 2003 года здание принадлежит Управлению делами Президента РФ, в нем устраивают концерты и творческие вечера. В отдельные дни проходят экскурсии по залам дворца.

Петровская набережная, 2

А гуляя возле домика Петра на Петровской набережной, нужно не пропустить белое величественное здание в стиле неоклассицизм. Это дворец внука Николая I, Николая Николаевича Младшего, верховного главнокомандующего всеми сухопутными и морскими силами Российской империи в первые годы Первой мировой войны. Сегодня во дворце, ставшем последним великокняжеским сооружением до 1917 года, располагается Представительство Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе.

Дому Романовых предложили вернуться в Россию

Представителям дома Романовых предлагают вернуться в Россию. Депутат заксобрания Ленинградской области Владимир Петров направил соответствующие обращения к официальным представителям дома Романовых, постоянно проживающим за рубежом, – княгине Марии Владимировне в Испанию и князю Дмитрию Романовичу в Данию (копии писем находятся в распоряжении «Известий»). Парламентарии намерены разработать законопроект, устанавливающий особое положение представителей царской фамилии и стимулирующий их возвращение. В частности, предполагается в качестве официальной резиденции Романовых предоставить один из заброшенных дворцов в Санкт-Петербурге или Крыму.

«Ваше Императорское Величество Государыня Великая Княгиня Мария Владимировна! — обращается депутат к главе императорского дома Романовых. — На протяжении всей истории своего правления императорская династия Романовых являла собой одну из основ Российской государственности… В настоящее время происходит трудный процесс восстановления величия России и возвращения ею мирового влияния. Я уверен, что в такой важный исторический момент члены Императорского Дома Романовых не могут оставаться в стороне от процессов, происходящих в России».

Петров уверен, что «возвращение потомков последнего российского самодержца на историческую родину поспособствует сглаживанию политических противоречий внутри страны, оставшихся с момента Октябрьской революции, и станет символом возрождения духовной мощи народов России».

Депутат считает, что Романовы могли бы участвовать в государственных церемониальных мероприятиях.

«Потомки царской семьи могут играть в жизни российского общества важную символическую роль. Как и во многих европейских странах, Романовы могли бы стать символом сохранения традиций и национальной культуры», — говорится в обращении.

В ближайшее время заксобранием Ленинградской области планируется разработать законопроект «Об особом положении представителей царской фамилии», чтобы создать условия для возвращения потомков Романовых. Так, например, в качестве официальной резиденции Романовых в России депутат предлагает выделить один из дворцов в пригородах Санкт-Петербурга или Крыма.

— До сих пор множество прекрасных царских дворцов в пригородах пустуют или же используются не по назначению. Думаю, если один из таких дворцов в Ленинградской области будет использован в качестве официальной резиденции царской семьи, то это пойдет только на пользу, — говорит Петров.

По его словам, резиденцию можно устроить в Ропшинском, Павловском дворцах под Санкт-Петербургом либо в Ливадийском дворце в Крыму.

Директор канцелярии главы Российского императорского дома Романовых Александр Закатов отметил, что представители дома готовы переехать в Россию.

— Императорский дом неоднократно заявлял, что он готов вернуться в Россию на постоянное место жительство, наши представители всё чаще бывают в России и стремятся переехать, — говорит он. — Княгиня Мария Владимировна как частное лицо могла бы вернуться в любой момент, но она возглавляет императорский дом и несет ответственность перед предками, и ее возвращение должно быть достойным. Она не претендует ни на собственность, ни на политические полномочия и привилегии, но хочет, чтобы, как в большинстве стран мира, императорский дом являлся исторической институцией и частью исторического наследия. Это культурологическое признание, но оно должно быть выражено в правовом акте. Только тогда императорский дом переедет. Сейчас же в России даже нет никакого места жительства для членов дома.

Закатов также опасается, что Романовых станут втягивать в политические игры в России.

— Императорский дом не участвует ни в какой политической борьбе. Есть определенные круги, которые хотели бы его вовлечь, например монархисты или оппозиционеры. Поэтому если произойдет возвращение без правового статуса, тогда возникнет почва для политических спекуляций, — говорит он.

Кроме того, по мнению директора канцелярии, возвращение всех Романовых может даже навредить России.

— Во всем мире тысячи или даже десятки тысяч потомков, которые не относятся к членам императорского дома. Это широкий круг, и неизвестно, будет ли России польза от них. Есть те, которые уже давно оторвались от общности императорского дома, они не говорят по-русски и исповедуют другую религию. Статус дома Романовых основан на династическом законе. Фамильный закон, учрежденный императором Павлом в 1797 году, всегда указывает на лицо, обладающее правами и обязанностями главы дома, на тех, кто является членом, у кого какие титулы и пр.

Отметим, что сейчас существует две основные ветви семьи Романовых — Кирилловичи и Николаевичи. Первые называют себя императорским домом в изгнании во главе с Марией Владимировной, вторые — объединение потомков дома Романовых во главе с князем Николаем Романовичем. Как рассказал профессор Школы исторических наук ВШЭ Олег Будницкий, законными наследниками престола считаются Кирилловичи.

— После убийства царской семьи легитимным наследником по закону престолонаследия стал князь Кирилл Владимирович, который в то время жил в Германии. Он провозгласил себя императором в изгнании в 1924 году. Но он не пользовался популярностью в доме Романовых, хотя генеалогически именно он был наследником. От него пошла ветвь Кирилловичей, которые считаются наследниками российского престола, — говорит историк. — После революции Романовы оказались в разных странах — Германии, Франции, Англии, Дании, где сейчас продолжают жить их потомки. В 1990-е годы была популярна идея об их возвращении. Они достаточно часто приезжают, участвуют в мероприятиях, их принимают на высоком уровне.

Глава Института политических исследований Сергей Марков считает, что возвращение Романовых никаким образом не повлияет на настроения граждан.

— В большинстве стран мира население не испытывает уважения к императорским домам, за исключением Великобритании и Нидерландов, — говорит он. — В России к потомкам Романовых относятся либо как к невинным жертвам из-за расстрела семьи большевиками, либо как к предателям, которые в критические годы царской монархии повели себя безответственно. Многие считают, что отречение Николая II привело к гражданской войне.

Закрытая достопримечательность – дворец династии Романовых под Боржоми

Грузия знаменита большим количеством разнообразных архитектурных памятников, среди которых и дворец Романовых в Боржоми. Здешний климат обусловил строительство множества дач, резиденций и домов отдыха, многие их которых были предназначены для правящей верхушки. Сооружение летних резиденций началось в регионе еще при царской власти. Не обошел своим внимание Грузию и род Романовых, а именно Николай Михайлович – внук императора Николая І. Для великого князя был сооружен дворец в Ликани – поселке на окраине Боржоми.

Город-курорт Боржоми был избран Николаем Михайловичем не просто так. Свою резиденцию он желал видеть в лучшем регионе Кавказа, а сочетание минеральных источников с целебной водой и такого же лечебного микроклимата вывели Боржоми в лидеры. Сам дворец был построен не в городе, а на его окраине – в селе Ликани, которое сейчас является частью курорта. Расположение постройки очень выгодное – дворец Романовых в Боржоми стоит на возвышенности у реки под названием Кура (это, кстати, самая длинная река Закавказья).

Резиденция императорского внука изначально не была застроена. На этом месте находился сельский участок, огороженная зона под названием гумно. Подобные участки повсеместно огораживались для нужд сельского хозяйства, а предназначены были для хранения и молотьбы зерна. Неизвестно, по какой причине именно данное место приглянулось Николаю Михайловичу, но дворец возвели здесь. Работы начались в 1892 году. Главным архитектором был избран Леонтий Бенуа, главными произведениями которого считаются (все расположены в Санкт-Петербурге):

  • Великокняжеская усыпальница в Петропавловской крепости (1896—1908);
  • доходный дом Первого Российского страхового общества (1911—1914);
  • дворец выставок (1914—1919).
  • Также работы архитектора можно найти в Дармштадте и Варшаве. Кроме того, Бенуа участвовал во многих реконструкциях и проектах (первые станции метро в Санкт-Петербурге, Эрмитажный театр, Мариинский дворец, Финская церковь). Дворец Романовых в Боржоми архитектор закончил в 1895 году. Постройка выполнена в экзотическом мавританском стиле, который отличается восточными мотивами, богатыми украшениями и отличием каждого из фасадов. Также дворец был устроен специально под жаркий и влажный климат Грузии – внутри неизменно прохладно и сухо.

    Дворец был важной постройкой, для его функционирования даже была построена электростанция, снабжавшая помещения светом. Более того, на момент 1898 года это была первая гидроэлектростанция во всей Российской империи (на реке Кура)! Впоследствии памятник архитектуры на цветных снимках запечатлел фотограф XIX-XX веков Сергей Прокудин-Горский. После революции и свержения самодержавия дворец в Ликани продолжил служить летним домом правящей элиты. Иногда здесь даже проводил летние вечера лично Иосиф Сталин.

    Современное состояние дворца

    После распада СССР дворец Романовых в Боржоми понемногу начал приходить в упадок. Он находился в ведении государственных властей, но средств на поддержание порядка не хватало. Лишь в 2019 году появилась идея передать постройку частному инвестору в личное пользование. Впрочем, этот проект был отвергнут в силу высокой культурной и исторической ценности дворца, поэтому в 2019 году был найден другой вариант. Согласно последнему договору комплекс передадут в управление государственному фонду реабилитации и поддержки (срок договора – 25 лет). За три года планируется провести полную внешнюю и внутреннюю реставрацию дворца.

    После реставрации дворец Романовых в Боржоми будет преобразован в музей. Хоть ответственные за восстановление и отмечают, что на проект потребуется потратить много времени и средств, работы уже начаты. Глава фонда Давид Саганелидзе рассказал, что передача частному инвестору не состоялась еще и из-за высоких расходов на содержание комплекса. Также был вариант с продажей дворца и обустройством здесь гостиницы. В результате был достигнут компромисс – в здании откроется музей, но он будет входить в единый туристический комплекс с отелем Borjomi-Rixos.

    В будущем музее, скорее всего, будут представлены главные достопримечательности дворца. Среди них:

    1. Стол, который подарил императорской семье Романовых Наполеон Бонапарт.
    2. Ореховый стол руки императора Петра І.
    3. Русская печь с картиной ущелья Боржоми.
    4. Кресло, которое преподнес в дар семье иранский шах.
    5. Стол для бильярда, также относящийся к времени Романовых.


    Отдельный интерес представляет целое помещение – рабочий кабинет Николая Михайловича. В нем позже работал и Иосиф Сталин, который самостоятельно вбил сюда два гвоздя: на столе для фуражки и на стене для кителя. Второй этаж интересен спальней, расписанной изображениями бабочек. По легенде, росписи попросил сделать личный натуралист Романовых, который был впечатлен большим количество видов бабочек в окрестностях Боржоми. В спальне стоит и еще один экспонат – двухстороннее кресло, которое окрестили «креслом поссорившейся пары».

    Полезная информация о дворце в Ликани

    Так как музей еще не открыт, он в настоящее время не имеет ни официального сайта, ни предполагаемой стоимости входных билетов, ни точного времени работы. Как только эта информация появится, она будет обновлена и на нашем сайте.

    Информацию о структуре, которая занимается реставрацией можно найти на сайте: fund.ge/rus/home/

    Добраться до дворца несложно – из Боржоми до дворца можно взять такси (3-5 лари) или отправиться на собственном авто по улице Мецхети. Комплекс стоит сразу за корпусом отеля Borjomi-Rixos на берегу реки.

    В Боржоми из Тбилиси можно доехать:

    • На автомобиле: расстояние от Тбилиси до Боржоми — 160 км, время в пути – 2 часа;
    • на общественном транспорте: из Тбилиси с автовокзала Дидубе на маршрутке или с центрального ж/д вокзала на поезде.
    • Также можно заказать трансфер Тбилиси – Боржоми, как из центра города, так прямо и из аэропорта.

      После Боржоми запланируйте поездку в Ахалцихе, чтобы посмотреть крепость, а также обязательно выделите день для посещения пещерного комплекса Вардзиа.

      При посещении Боржоми не забудьте прокатиться на «кукушке» до Бакуриани. Ну а зимой съездить туда просто must have. Подробнее о горнолыжном курорте читайте в отдельной статье.

      Дворец Романовых в Боржоми на карте:

      Если у вас остались вопросы о дворце, задавайте их в комментариях. С радостью отвечу.

      Влюбленный в Грузию, Игорь ОЗИН.

      Дворцы российских императоров

      Гарем: как это было

      Когда он возник и как был устроен

      Как негров везли в рабство

      Хорошо ли ты помнишь текст пьесы?

      Зимний дворец в Санкт-Петербурге — главный императорский дворец России. Нынешнее здание дворца (пятое) построено в 1754—1762 годах итальянским архитектором Б. Ф. Растрелли в стиле пышного елизаветинского барокко с элементами французского рококо в интерьерах. С момента окончания строительства в 1762 году по 1904 год использовался в качестве официальной зимней резиденции российских императоров.

      Всего за период 1711—1764 годов в городе возводилось пять зимних дворцов. Первоначально Пётр I поселился в построенном на скорую руку в 1703 году недалеко от Петропавловской крепости одноэтажном доме.

      Петр Великий владел участком между Невой и Миллионной улицей (на месте нынешнего Эрмитажного театра). В 1708 году здесь, в глубине участка, строится деревянный «Зимний дом» — небольшой двухэтажный дом с высоким крыльцом и черепичной крышей. В 1712 году были выстроены каменные Свадебные палаты Петра I. Этот дворец стал подарком губернатора Санкт-Петербурга А. Д. Меншикова к свадьбе Петра I и Екатерины Алексеевны.

      В 1716 году архитектор Георг Маттарнови по приказу царя приступил к постройке нового Зимнего дворца, на углу Невы и Зимней канавки (которую тогда называли «Зимнедомным каналом»). В 1720 году Петр I со всем своим семейством переехал из летней резиденции в зимнюю. В 1725 году в этом дворце Пётр скончался.

      Позднее императрица Анна Иоанновна посчитала Зимний дворец слишком маленьким и в 1731 году поручила его перестройку Ф. Б. Растрелли, который предложил ей свой проект переустройства Зимнего дворца. По его проекту требовалось приобрести, стоявшие в то время на месте, занимаемом нынешним дворцом, дома, принадлежавшие графу Апраксину, Морской Академии, Рагузинскому и Чернышеву. Анна Иоанновна проект одобрила, дома были скуплены, снесены и весной 1732 года началось строительство. Фасады этого дворца были обращены на Неву, Адмиралтейство и на «луговую сторону», то есть на дворцовую площадь. В 1735 году строительство дворца было завершено, и Анна Иоанновна переехала в него на жительство. Четырёхэтажное здание включало в себя около 70 парадных залов, более 100 спален, галерею, театр, большую капеллу.

      После смерти Анны Иоанновны сюда привезли малолетнего императора Иоанна Антоновича, который пробыл здесь до 25 ноября 1741 года, когда Елизавета Петровна взяла власть в свои руки. При Елизавете продолжилась пристройка ко дворцу служебных помещений. 1 января 1752 года императрица приняла решение о расширении Зимнего дворца, после чего были выкуплены соседние участки Рагузинского и Ягужинского. На новом месте Растрелли пристраивал новые корпуса. По составленному им проекту эти корпуса должны были быть пристроены к уже существующим и быть оформлены с ними в едином стиле. В декабре 1752 года императрица пожелала увеличить высоту Зимнего дворца с 14 до 22 метров. Растрелли был вынужден переделывать проект здания, после чего решил строить его в новом месте. Но Елизавета Петровна отказалась от перемещения нового Зимнего дворца. В результате архитектор принимает решение строить всё здание заново, новый проект был подписан Елизаветой Петровной 16 июня (27 июня) 1754 года.

      Четвёртый (временный) Зимний дворец был построен в 1755 году. Его построил Растрелли на углу Невского проспекта и набережной р. Мойки. Был уничтожен в 1762 году.

      С 1754 по 1762 год шло строительство существующего и в настоящее время здания дворца, ставшего в то время самым высоким жилым зданием в Санкт-Петербурге. Здание включало в себя около 1500 комнат. Общая площадь дворца порядка 60.000 кв. м. Елизавета Петровна не дожила до окончания строительства, принимал работу 6 апреля 1762 года уже Пётр III. К этому времени была закончена отделка фасадов, но многие внутренние помещения ещё не были готовы. Летом 1762 года Петра III свергли с престола, окончено строительство Зимнего дворца уже при Екатерине II.

      Прежде всего императрица отстранила от работ Растрелли. Отделкой интерьеров дворца занимались архитекторы Ю. М. Фельтен, Ж. Б. Валлен-Деламот и А. Ринальди под руководством Бецкого. По первоначальной, сделанной Растрелли, планировке дворца самые большие парадные залы находились во 2 этаже и выходили окнами на Неву. По замыслу зодчего, путь к громадному «Тронному» залу (который занимал всё пространство северо-западного крыла) начинался с востока — с «Иорданской» или, как она прежде называлась, «Посольской» лестницы и пролегал через анфиладу из пяти аван-залов. В юго-западном крыле Растрелли поместил дворцовый театр «Оперный дом». Кухни и прочие службы занимали северо-восточное крыло, а в юго-восточной части между жилыми покоями и устроенной в восточном дворе «Большой церковью» была перекинута галерея.

      В 1763 году императрица переместила свои покои в юго-восточную часть дворца, под своими комнатами она приказала разместить покои своего фаворита Г. Г. Орлова. В северо-западном ризалите был обустроен «Тронный зал», перед ним появилось помещение для ожидания — «Белый зал». Позади Белого зала разместили столовую. К ней примыкал «Светлый кабинет». За столовой следовала «Парадная опочивальня», ставшая через год «Алмазным покоем».

      В 1764 году Екатерине II были переданы из Берлина 317 ценных картин общей стоимостью в 183 тысячи талеров из частной коллекции живописи Йоханна Эрнста Гоцковского в счёт его долга князю Владимиру Сергеевичу Долгорукову. Картины размещались в уединённых апартаментах дворца, получивших французское название «Эрмитаж» (место уединения); с 1767 по 1775 годы для них строится специальное здание восточнее дворца.

      В 1790-х годах по указу Екатерины II, которая сочла неуместным хождение публики в Эрмитаж через её собственные покои, была создана галерея-перемычка с Зимним дворцом — «Аполлонов зал», — при помощи которой посетители могли миновать царские апартаменты. Тогда же Кваренги возводит и новый «Тронный (Георгиевский)» зал, открытый в 1795 году. Старый тронный зал был переделан на ряд комнат, предоставленных для покоев только что женившемуся великому князю Александру. Были также созданы «Мраморная галерея» (из трёх зал).

      В 1826 году по проекту К. И. Росси перед Георгиевским залом построили Военную галерею, в которой разместились написанные в течение почти 10 лет Д. Доу 330 портретов генералов — участников войны 1812 года. В начале 1830-х годов в восточном корпусе дворца О. Монферран оформил «Фельдмаршальский», «Петровский» и «Гербовый» залы.

      После пожара 1837 года, когда были уничтожены все интерьеры, восстановительными работами в Зимнем дворце руководили архитекторы В. П. Стасов, А. П. Брюллов и А. Е. Штауберт.

      Современное трёхэтажное здание в плане имеет форму каре из 4 флигелей с внутренним двором и фасадами, обращенными к Неве, Адмиралтейству и Дворцовой площади. Парадность зданию придают пышная отделка фасадов и помещений. Главный фасад, обращенный к Дворцовой площади, прорезан аркой парадного проезда, которая была создана Растрелли после его работ по ремонту дворца в Стрельне.

      Здание дворца имеет 1084 комнаты, 1945 окон, 117 лестниц (включая потайные). Длина по фасаду со стороны Невы — 137 метров, со стороны Адмиралтейства — 106 метров, высота 23,5 метра.

      Несмотря на перестройки и многие нововведения, основная планировочная схема дворца сохранила идеи Ф.-Б. Растрелли. Дворцовые корпуса формируются вокруг внутреннего Большого двора. В северо-западном и юго-западном крыльях на месте «Тронного зала» и «Оперного дома» были созданы световые дворы, вокруг которых сформировались анфилады жилых покоев. С востока к Зимнему дворцу примыкает Малый Эрмитаж, выстроенный вдоль «Чёрного проезда». В этот проезд выходят корпуса Георгиевского зала, Большой церкви, юго-восточное и северо-восточное крылья дворца; пространство дробится на систему дворов и западин: «Малый» и «Большой церковный» дворы (от находящейся здесь Большой церкви, заложенной ещё в 1763 году), «Церковная» и «Гаражная» (от расположенного тут гаража) западины, «Кухонный двор».

      В 1840-х годах в здании была устроена уникальная система отопления аммосовскими печами, которые расположились в подвалах, а нагретый чистый воздух поступал в помещения через жаровые каналы (позже на этой основе будет создана водо-воздушная система). В 1886 году Зимний дворец был электрифицирован.

      Фасады дворца несколько раз меняли колористическую гамму. Первоначальный цвет имел очень лёгкую тёплую охристую окраску с выделением ордерной системы и пластического декора белой известковой краской. В протоколах Канцелярии от строений говорится об отпуске на эти работы извести, мела, охры и черлени (красной земли, которая после обработки использовалась в качестве пигмента). В более поздних документах встречаются такие названия, как «бледно-жёлтая с белым», «под цвет дикого камня». Кровля при этом была лужёная.

      До пожара 1837 года принципиальных изменений в окраске дворца не происходит, за исключением крыши, которая в 1816 году изменяет свой цвет с бело-серого на красный. В ходе послепожарного ремонта колер фасада составлялся из гашёной тосненской извести, охры, итальянской мумии и части олонецкой земли, которая использовалась как пигмент и имела оттенок слоновой кости, кровля же окрашивается железным суриком, придающим ей коричнево-красный цвет.

      Во второй половине 1850-х — 1860-х годов, при императоре Александре II, колорит фасадов дворца меняется. Охра становится более плотной. Ордерная система и пластический декор не окрашиваются дополнительным цветом, но приобретают очень лёгкое тональное выделение. По сути, фасады воспринимаются монохромными.

      В 1880-е годы, при императоре Александре III, расколеровка фасадов производится в два тона: плотное охристое выражение с добавлением красного пигмента и более слабую терракотовую тональность. С воцарением Николая II в 1897 году, императором был одобрен проект окраски фасадов Зимнего дворца в колорите «новой ограды Собственного сада» — красного песчаника без какого-либо тонального выделения колонн и декора. В такой же цвет были окрашены все здания на Дворцовой площади — штаб Гвардейского корпуса и Главный штаб, что, по мнению архитекторов того периода, способствовало единству восприятия ансамбля.

      Терракотово-кирпичный цвет дворца сохранялся вплоть до конца 1920-х годов, после чего начинаются эксперименты и поиск новой расколеровки. В 1927 году предпринималась попытка окрасить его в серый цвет, в 1928—1930 гг. — в коричнево-серую гамму, а медновыколотную скульптуру на крыше — в чёрный цвет. В 1934 году впервые предпринята попытка окраски дворца масляной краской оранжевого цвета с выделением белой краской ордерной системы, однако масляная краска оказала негативное воздействие на камень, штукатурку и лепной декор. В 1940 году принимается решение об удалении масляной краски с фасада.

      С началом Великой Отечественной войны в целях маскировки дворец окрашивают обратимой клеевой серой краской. В 1945—1947 годах комиссией в составе главного архитектора Ленинграда Н. В. Баранова, начальника Госинспекции по охране памятников Н. Н. Белехова, представителей Ленгорисполкома, Государственного строительного контроля, Государственного Эрмитажа и научных консультантов было принято решение об окраске стен дворца окисью хрома с добавлением изумрудного пигмента; колонн, карнизов, междуэтажных тяг и обрамлений окон — белым цветом; лепного декора, картушей, капителей — охрой, при этом скульптуру было решено оставить чёрной.

      2 Большой Гатчинский дворец

      Большой Гатчинский дворец построен в 1766—1781 годах в Гатчине по проекту Антонио Ринальди. В 1765 году Екатерина II выкупила Гатчинскую мызу у князя Бориса Александровича Куракина и, согласно распространенному, но документально не подтвержденному мнению, подарила её своему фавориту графу Григорию Григорьевичу Орлову в благодарность за организацию дворцового переворота 1762 года, в результате которого она стала императрицей. 30 мая 1766 года на территории мызы началось строительство Гатчинского дворца.

      Разработка проекта дворца была поручена «государственному» архитектору-итальянцу Антонио Ринальди. В Гатчине он попытался воспроизвести итальянскую виллу, но, окруженный изначально английским (т. е. пейзажным), а не регулярным садом, как было обычно в Италии, дворец вскоре стал ассоциироваться с мрачным средневековым замком. Сближал его со средневековой крепостью набор традиционных для русского глаза «крепостных элементов»: каменная облицовка стен, башни и подземный ход. К изначальному проекту относится и ров, служивший всего лишь вариантом ограждения парадного двора, но не фортификацией (изначально он не имел каменного бастиона). Хотя все они не выходили из набора архитектурных форм европейского зодчества вплоть до конца 18 века. Разросшиеся к середине 19 века деревья, скрывшие объем дворца и оставившие вид только на его части, а так же перестройка, проведенная в то же время Романом Кузьминым, только усилила ассоциации дворца со средневековой крепостью, и он превратился в «замок».

      Строительство продвигалось медленно, в конце 1768 года дворец был доведён до карниза, в 1770 году начались работы по наружной отделке, которые продолжались до 1772 года. Внутренняя отделка затянулась до конца 1770-х годов.

      После окончания строительства новый дворец представлял собой здание, состоящее из трёх связанных между собой частей. Основная часть — центральный трёхэтажный корпус с примыкавшими к нему двумя пятигранными башнями. На южной были часы, на северной — громоотвод. Главный корпус соединялся двумя полуциркульными галереями с одноэтажными служебными каре — Кухонным и Конюшенным дворами, представлявшими собой замкнутые четырёхугольники одноэтажных корпусов, шедших по периметру дворов. По углам каре находились восьмиугольные башни. Снаружи здание было облицовано парицким известняком, добывавшимся недалеко от Гатчины в деревне Парицы. Облицовка вестибюля и парапета над карнизом была сделана из пудостского камня.

      Орлов недолго прожил в новом дворце. После его смерти в начале 1783 года Гатчина была выкуплена обратно у его братьев Екатериной II (4 июля 1783 года) и 6 августа того же года была подарена великому князю Павлу Петровичу (будущему императору Павлу I), куда новый владелец переехал в сентябре. В это время Павел Петрович был занят строительством своей резиденции, которая была названа его именем (село Павловское). Из-за ограниченности личного бюджета Гатчиной он смог заняться только когда в Павловске были закончены основные работы, в 1790-х годах.

      В начале 1790-х годов начались работы по переделке внутренних помещений дворца. Одной из первых в полуциркуле к Кухонному двору (или каре) появились Чесменская галерея и шедшая за ней Овальная, в 1794 году установили колонны в Мраморной столовой и в результате, к моменту вступления Павла Петровича на престол внутренние помещения приобрели тот облик, который они имеют и сейчас. Единственным помещением, которое в спешке доделывали к весне 1797 года, была Греческая галерея и маленькая комната, позднее получившая имя «Комната Ротари».

      Вступление Павла Петровича на престол позволило приступить к расширению дворца, ибо из загородной резиденции великого князя Гатчина превратилась в загородное местопребывание императора, в связи с чем понадобилось большое число покоев для всех членов императорской семьи, придворных, а так же многочисленной обслуги, гостей, артистов, почти ежевечерне дававших спектакли, и др. Основной этап работ во дворце начался осенью 1796 года, архитектором стал Винченцо Бренна, работавший в то время в Гатчине. В его задачу входили надстройка обоих каре вторыми и третьими этажами и приспособление их под жильё, а также переделка открытых галерей — колоннад во втором этаже главного корпуса. После перестройки вместо открытых галерей появились стены, декорированные полуколоннами. Кроме того, стены появились на первом этаже в центре главного корпуса на месте открытых аркад и сквозного прохода в парк. Работы по устройству комнат для семьи Павла I в Арсенальном каре (бывшем Конюшенном) и в главном корпусе дворца были начаты в 1797 году. Кроме этого площадь перед дворцом, занятая газонами, была превращена в плац, а вдоль рва установили металлическую решетку на каменных тумбах.

      В 1800 году Павел I назначил главным архитектором Гатчины Андреяна Дмитриевича Захарова. Ему пришлось закончить некоторые работы во дворце, так как в это время Бренна был занят на постройке Михайловского замка в Петербурге. В частности Захаров закончил надстройку Кухонного каре. Также по его проекту на месте старой церкви во дворце, которая существовала ещё с орловских времён, в 1800 году была построена новая.

      После смерти Павла I в 1801 году Гатчина стала принадлежать его жене Марии Фёдоровне. По её желанию в 1809—1811 годах архитектором Андреем Никифоровичем Воронихиным во дворце были произведены небольшие переделки. Они касались убранства комнат императора Александра I и его супруги Елизаветы Алексеевны в третьем этаже главного корпуса дворца, переделки комнат вдовствующей императрицы Марии Федоровны в Арсенальном каре. Тогда же дворец был приспособлен «на случай зимнего пребывания». С этой целью парадные и часть жилых комнаты получила воздушное отопление: внутри стен были пробиты каналы для горячего воздуха, поступавшего от печей, установленных в подвалах.

      Следующий этап крупных работ по перестройке дворца пришёлся на 1840-е годы, когда он принадлежал императору Николаю I. С 1844 года работами в Гатчинском дворце руководил Роман Иванович Кузьмин, который с 1841 года был в должности главного архитектора Министерства Императорского двора. Основные работы велись в каре, которые были практически полностью перестроены. В каре были сделаны подвальные этажи, увеличена высота первого и третьего этажей, а между ними построен небольшой второй этаж, который рассматривался как антресольный. За счёт перестройки высота каре увеличилась до высоты полуциркульных галерей. Из-за изменения высоты каре центральный корпус дворца перестал доминировать над зданием, поэтому под руководством Кузьмина к боковым башням корпуса был достроен ещё один этаж. Кроме крупных работ по реконструкции дворца в центральном корпусе были проведены реставрационные работы и частично изменена отделка парадной лестницы для размещения в ее верхнем ярусе живописных полотен с видами Гатчины и Павловска. На балконе фасада, выходящего на плац был построен навес, поддерживаемый колоннами, которые по замыслу архитектора должны были быть мраморными, но в конечном итоге по рекомендации Николая I были выполнены из чугуна. Также в 1850-х годах была создана массивная бастионная стена. По плану Р. Кузьмина дополнением к бастионной стене должны были служить предмостные башни-барбаканы, возведенные из гранита, однако рукой императора эти излишества были вычеркнуты из проекта. Это были последние крупные работы по перестройке дворца, при следующих владельцах проводился только необходимый текущий ремонт.

      1 августа 1851 года на плацу перед дворцом был установлен памятник Павлу I, отцу Николая I.

      При императоре Александре III в 1880-х годах во дворец были проведены электричество, телефон, заменены водопровод и канализация, печное отопление заменено калориферным. В это время во дворце уже имелись специальные подъемники, подававшие пищу из буфетных кухонь нижнего этажа в жилые покои Александра III.

      После Февральской революции 1917 года и отречения от престола императора Николая II к власти пришло Временное правительство во главе с Александром Фёдоровичем Керенским. Дворец перестал принадлежать царской семье, и по решению нового правительства 27 мая 1917 года в пригородных дворцовых резиденциях начали работать комиссии по приемке и описи имущества дворцов. Гатчинскую комиссию возглавлял Валентин Платонович Зубов. Параллельно обсуждался вопрос о дальнейшем использовании дворцов. Было решено, что дворцы, в том числе и гатчинский, должны стать национальными музеями. После Октябрьской революции, 26 октября 1917 года, Зубов стал первым директором гатчинского дворца-музея. Для посещения музей был открыт 19 мая 1918 года.

      После объявления о начале войны в пригородных дворцах-музеях, в том числе и в гатчинском, начали принимать меры по эвакуации ценностей и по защите зданий от воздушных бомбардировок. 15 августа 1941 года под окнами дворца разорвалась первая авиабомба, а уже в конце месяца город оказался в пределах досягаемости немецкой артиллерии. 24 августа снарядами было повреждено Арсенальное каре, а 3 сентября во двор каре упала авиабомба, причинившая ему значительные повреждения. Осуществить полную эвакуацию находящихся во дворце ценностей не удалось. Только четыре эшелона с самыми ценными экспонатами были отправлены в тыл, а также один эшелон был отправлен в Ленинград. Оставшееся имущество было размещено в подвалах дворца, часть крупной скульптуры была захоронена в парке, другая часть закрыта мешками с песком. Только 9 сентября оставшиеся сотрудники музея эвакуировались. В этот же день снарядом была повреждена башня Кухонного каре, другой снаряд взорвался около паркового фасада дворца.

      Гатчина и дворец до января 1944 года находились в руках оккупантов. При отступлении немецкие войска сожгли и заминировали гатчинский дворец. Часть оставшихся ценностей они уничтожили, часть увезли в Германию.

      В послевоенные годы началось восстановление Гатчинского дворца. Но работы, проводимые во дворце, не были реставрационными в полном смысле этого слова. Принимались меры, чтобы это здание можно было использовать. В 1944 году уцелевшие мраморные, гипсовые барельефы и отдельные декоративные детали были закрыты временными щитами. К началу 1950-х годов были восстановлены межэтажные перекрытия, кровля, оконные и дверные проёмы в главном корпусе. Арсенальное каре же еще долго оставалось без кровли, в результате чего сильно пострадала сохранившаяся отделка Мраморной лестницы и Китайской галереи. При приспособлении дворца для нужд военного производства часть отделки была утрачена.

      Воссоздавать дворец-музей не планировалось, поскольку это считалось нерентабельным. Спасенные предметы из коллекций Гатчинского дворца были переданы по приказам Министерства культуры СССР и РСФСР на хранение в 24 музея страны. В 1950—1959 годах во дворце располагалось Военно-Морское училище Министерства обороны СССР, а затем — ВНИИ «Электронстандарт».

      В 1961—1963 годы архитектором М. М. Плотниковым была начата разработка проекта возрождения Гатчинского дворца. Проводились архитектурные обмеры, поиск архивных материалов, выполнялись чертежи интерьеров первого и второго этажей. Проект предполагал восстановление интерьеров по состоянию на 1890 год, и не для музея, а под нужды ВНИИ, но он так и не был осуществлен. Реставрация возобновилась благодаря усилиям А. С. Ёлкиной, главного хранителя музея с 1968 по 1998 год. На протяжении 8 лет она добивалась от чиновников разных уровней, чтобы «Электростандарт» освободил здание. Удалось это лишь в 1976 году. М. М. Плотниковым был разработан новый проект восстановления парадных залов (2-й этаж Главного корпуса) — по состоянию на конец XVIII века — период наивысшего расцвета Гатчинского дворца. Восстановление лепного декора велось скульптором-модельщиком Л. А. Стрижовой. Живописные работы исполняла бригада художников-реставраторов под руководством Я. А. Казакова. Первые интерьеры дворца-музея были торжественно открыты для обозрения 8 мая 1985 года, к сорокалетнему юбилею Великой Победы.

      Здание дворца располагается на возвышенности, доминируя над окружающим ландшафтом. Северный фасад здания обращён к парку и выходит на склон, спускающийся к Серебряному озеру, за которым простирается Дворцовый парк с обширным Белым озером. Южный фасад дворца закрывает своим массивом обзор на парк, акцентируя внимание на архитектурном облике здания.

      Взглянув на общий план дворца можно выделить три основные части. Центральный корпус представляет собой вытянутый прямоугольник, к углам которого со стороны парка примыкают две пятигранные пятиярусные башни. На противоположной парку, южной стороне центрального корпуса находится заглубление с тремя арками входных дверей и балконом, создающее игру объёмов. Корпус соединён двумя полукружиями галерей с двумя трёхэтажными каре, почти квадратными в плане. Углы каре выделены восьмигранными трёхъярусными башнями, две из которых, примыкающие к галереям, завершены куполами. Планировка дворца создаёт ощущение пластичности и целостности как здания в целом, так и каждого его элемента в частности, что усиливается чередованием протяжённых объёмов и выступающих гранёных башен.

      Композиционная ось ансамбля проходит через среднюю линию плаца, начальной точкой которой служит памятник Павлу I, от которого чётко просматривается структура и объёмные соотношения отдельных частей дворцового здания.

      Первый этаж центрального корпуса и примыкающих к нему галерей ритмично членится пилястрами дорического ордера. Простенки между пилястрами «облегчаются» окнами — прямоугольными в центральном корпусе и полуциркульными в стенах галерей. Над каждым окном заглублённое панно, в сочетании с рельефными наличниками сообщающее фасаду пластическую текучесть. Второй этаж трактован более богато — на главном корпусе используются парные пилястры ионического ордера, а на полуциркулях галерей — ионические полуколонны. Оконные проёмы, как и на первом этаже, имеют прямоугольный профиль в центральном корпусе и полукружный — в галереях. Также усложнён рисунок наличников оконных проёмов, завершающихся рельефной выкружкой барочного характера. Третий этаж оформлен более просто — лопатки, расположенные соответственно пилястрам, рельефные наличники вторят обрамлению оконных проёмов первого этажа. Поэтажные членения выполнены в виде классического антаблемента, окружающего здание по всему периметру. Центральный корпус и галереи увенчаны парапетами, состоящими из каменных тумб и ажурной решётки. Связанные с парапетом аттики отмечают основные оси фасадов, на которых расположены входы во дворец. В центральной и торцевой части галерей расположены двери, выделенные двухколонными дорическими портиками. Перекрытия портиков несут на себе балконы с ажурным ограждением. К каждому портику ведут гранитные лестницы в форме усечённого конуса. К центральным аркам главного корпуса ведёт пологий пандус.

      Общее оформление фасада, выходящего на плац, представляет собой сочетание и противопоставление прямых (вертикали пилястров и прямоугольные проёмы) и волнистых (полуциркульные завершения проёмов галерей) линий. Кульминационными точками волнообразного движения являются купола башен, закрепляющие объёмно-пространственную композицию и создающие выразительный переход к фасадам каре.

      Фасады обоих каре продолжают линию разворота, начатую галереями и придают фронтальной композиции бо?льшую масштабность и монументальность. На фасадах каре повторяется поэтажные членения полуциркульных галерей, с небольшим отличием — в простенки первого этажа включены небольшие прямоугольные окна второго этажа, а в башнях — круглые люкарны. В декоре используются пилястры дорического ордера и наличники строгого рисунка, на гранях башен — русты. Все эти элементы придают довольно протяжённой стене ритм, снимающий ощущение статичности.

      Сочетание массивных корпусов каре с изящным центральным корпусом создают органичное соединение черт крепостной цитадели и загородной виллы. Одна из характерных черт, создающих впечатление укреплённого замка — бастионная стена с амбразурами и двумя бастионами, «охраняющими» мосты, перекинутые через ров. Профиль стены в плане зеркально повторяет конфигурацию южного фасада, композиционно замыкая парадный плац, предназначенный для проведения военных парадов и смотров.

      Северный фасад дворца, в отличие от южного, невозможно полностью охватить взглядом, он открывается постепенно при обходе здания. Самой выразительной частью этого фасада является центральный корпус, замкнутый с двух сторон Часовой и Сигнальной башнями. Центр фасада акцентирован двухколонным дорическим портиком, служащим основанием балкону с ажурной решёткой. Балконная дверь завершена лучковым рельефным сандриком. Массив стены расчленён горизонтальными тягами и пилястрами и не имеет каких либо ярко выраженных выступов, что придаёт ему, в сочетании с пятью полуциркульными арками на первом этаже, особую цельность. В оформлении первого этажа использованы пилястры дорического ордера, второго — ионического ордера, третьего — лопатки. Арки обрамлены широкими массивными наличниками, импосты подчёркнуты выступающими квадратами, а своды арок — замковыми камнями. К аркам входных дверей ведёт широкая гранитная лестница в восемь ступеней, имеющая всходы с трёх сторон.

      Пластический и высотный аккорд создаётся двумя башнями, сообщающими фасаду сходство с замком. В самых верхних ярусах башен устроены люкарны, завершённые рельефными полуциркульными сандриками.

      Полуциркульные фасады с северной стороны, в отличие от южного фасада, имеют трёхэтажное членение. В декоре первых двух этажей используются гигантские пилястры дорического ордера, на третьем этаже — ионического. Их вид создаёт впечатление монументальности форм и суровости облика.

      В создании интерьеров Гатчинского дворца просматривается два основных этапа. Первоначальное убранство внутренних помещений дворца создавалось в 1770—1780-х годах по проектам главного архитектора дворца — Антонио Ринальди. Отличительной особенностью декораций дворцовых помещений, созданных в это время, была тонкая и изысканная лепка, а также наборные паркеты из ценных пород дерева. Стены помещений декорировались стилизованными цветами, плодами и растительными побегами. Лепные работы выполнялись опытными, в основном итальянскими, мастерами.

      В 1790-х годах внутренние помещения дворца подверглись значительной переделке под руководством Винченцо Бренны. Бренна создал новое оформление залов дворца. Архитектор применял классические архитектурные ордера, лепку, позолоту, сложные орнаментальные композиции, драпировки и гобелены. Росписью некоторых помещений занимался известный живописец своего времени Скотти. Не смотря на значительность переделок, большая часть комнат (семь из тринадцати) сохранила отделку, восходящую ко времени Григория Орлова.

      Во время Великой Отечественной войны, в 1944 году пожаром была уничтожена отделка всех дворцовых залов. Восстановление интерьеров началось в 1976 году и продолжается до сих пор.

      3 Большой Петергофский дворец

      Большой дворец является центром Петергофского ансамбля, который расположен в г. Петергофе в 29 км от Петербурга, на южном берегу Финского залива. Это так называемая «коронная» резиденция русских царей.

      В плане дворец представляет собой линейную симметричную барочную композицию. Протяжённость линии его главного фасада, обращённого на Финский залив, составляет около 300 метров. На террасе, где стоит дворец, ещё в петровские времена была оборудована огороженная балюстрадой вымощенная булыжным камнем площадка, с которой открывается удивительный вид на Большой каскад и Морской канал. Леблон писал об этой панораме: …»это такие вещи, которые надо видеть, чтобы судить об их красоте». Сам Большой каскад оформлен как парадная дворцовая лестница.

      Со стороны Морского канала дворец кажется высоким, парящим над окружающим пейзажем. Со стороны противоположного — южного — фасада, где к нему примыкает регулярный «французский» Верхний сад, здание кажется ниже и органично вписывается в почти плоский и чётко разлинованный ландшафт с обширными зеркальными бассейнами.

      Первый этап строительства дворца, именовавшегося Верхними (Нагорными) палатами, относится к 1710-м годам. Начал его возведение Иоганн Браунштейн, который не учел особенностей почв террасы, в связи с чем палаты стали оседать и их стены вскоре дали трещины.

      В сентябре 1716 года в Петергоф прибыл Леблон, который к началу ноября того же года составил план переделок. По проекту Леблона предусматривалось укрепление фундаментов, сооружение подземного акведука для отвода грунтовых вод, изменение планировки и убранства интерьеров. В частности, Леблон потребовал увеличения оконных и дверных проемов и расширения балкона Итальянского салона (Картинного зала), что «пристойнее для лучшего вида, нежели балкон, на котором можно стоять (только) четырем персонам».

      Об интерьерах петровского времени Берхгольц писал; «Комнаты., малы, но недурны, увешаны хорошими картинами и уставлены красивой мебелью… Из числа многих картин в доме помещена над крыльцом одна очень большая, представляющая сражение, в котором русские разбивают и обращают в бегство шведов… царь написан превосходно и чрезвычайно похож…».

      После смерти Леблона (1719) работы по доводке дворца продолжил Николо Микетти, который пристроил к заданию по бокам протяженные симметричные галереи.

      С воцарением императрицы Елизаветы Петровны в Петергофе начались масштабные работы по переустройству дворца. В 1745 году Бартоломео Франческо Растрелли «сочинил» чертежи нового здания, в центральном объеме которого сохранил как историческое ядро петровские Верхние палаты. Одновременно он переоформил боковые галереи и завершил их великолепными Гербовым и Церковным корпусами. Со стороны Верхнего сада зодчий «разбил» плоскость фасада корпусами-ризалитами, в западном из которых поместил Парадную лестницу и Светлую галерею (Танцевальный зал — самое роскошное дворцовое помещение). Интерьеры были оформлены Растрелли с утонченной пышностью. Парадные залы оборудованы подвесными «зеркальными» сводами, украшенными плафонной живописью. Обилие позолоты, зеркал, росписей создавало ощущение бесконечного праздника. Работы, начатые в 1747 году, были завершены в 1756 году и отмечены шумными торжествами.

      Императрица Екатерина II, занявшая престол в 1762 году, отправила Растрелли в отставку, после чего его место при дворе заняли другие архитекторы. Это прежде всего Жан-Батист Валлен-Деламот, который еще при императрице Елизавете был приглашен из Франции, чтобы возглавить архитектурные классы Академии художеств. В 1766—1767 годах он переделывает в Большом дворце две комнаты, примыкающие к Портретному залу с запада и востока, и оформляет их в модном тогда стиле «шинуазри» (от франц. chinois — китайский). Другой крупный зодчий Екатерининской эпохи — Юрий, или Георг, Фельтен — в 1770-е годы перестраивает несколько парадных залов дворца — Аванзал, Тронный зал и Столовую. Это были последние серьезные переделки в здании, которое, несмотря на некоторые изменения, внесенные в интерьеры в 1847—1850 годах Андреем Штакеншнейдером, предстает исключительно памятником XVIII века.

      После Великой Октябрьской революции Большой дворец стал историко-художественным музеем. Во время Великой Отечественной войны значительная часть музейных экспонатов Большого дворца были похищены немцами, а само здание подверглось обстрелам, горело и было практически стерто с лица земли.

      В 1952 году силами реставраторов, архитекторов, историков и различных мастеров здание Большого дворца было восстановлено из руин и вновь вознеслось над Нижним парком. В 1956 году над Большим дворцом вновь засияли золоченые купола.

      В 1964 году в музее Большого дворца был открыт для осмотра первый зал — Портретный.

      Главные помещения дворца, составляющие парадную анфиладу, расположены, согласно «дворцовому регламенту», на втором этаже. В анфиладу входит несколько залов официального назначения: Аванзал (Чесменский), Парадная тронная, Аудиенц-зал, Светлая галерея (Танцевальный зал), Белая столовая, Картинный зал (центральный зал петровских Верхних палат), Западный и Восточный Китайские кабинеты, комнаты для секретарей и придворных. За официальной частью следуют парадные комнаты приватной (Собственной) половины, куда доступ был открыт только для узкого круга лиц. Это спальни, личные императорские кабинеты, туалетные и салоны.

      На первом этаже изначально находились помещения бытового назначения, помещения для прислуги и беломраморный вестибюль (по словам Берхгольца, «большие прекрасные сени с хорошенькими колоннами»), из которого на второй этаж ведет Дубовая лестница петровского времени. Лестница не поражает ни размерами, ни пышностью декорировки. В ее оформлении принимал участие крупный французский скульптор Никола Пино, выполнивший виртуозную деревянную резьбу балясин. Здесь же экспонируется большой портрет Петра I с маршальским жезлом и в ленте ордена Андрея Первозванного, выполненный датским мастером Бенуа Коффром в 1716 году, во время визита Петра в Копенгаген.

      Парадный вход размещён в западном флигеле дворца. Такое решение позволяло Растрелли развернуть анфиладу парадных залов, нанизанных на ось вдоль фасада. Квадратный в плане зал с двухсветной лестницей — один из самых эффектных интерьеров дворца, отличающийся парадной и роскошной отделкой. В нём Растрелли достиг максимального синтеза искусств, применив едва ли не все возможные средства декорирования: масляная живопись плафона, темперная роспись стен, лепнина, резьба по дереву, кованый металл. В интерьере лестницы многообразно представлены различные скульптурные формы: барельефы, картуши, статуи, рокайли, вазы.

      Но основным элементом декора, традиционным для растреллиевских интерьеров, является золочёная резьба по дереву. Выполнение работ относится к 1751 году; бригаду русских мастеров возглавлял Иосиф Шталмеер. Нижнюю часть лестницы украшают резные кариатиды, воссозданные в послевоенные годы по моделям скульпторов Г. Михайловой и Э. Масленникова. Самые заметные скульптуры верхней части — аллегорические изображения времён года, украшающие верхнюю площадку лестницы. Весна, Лето (на перилах), Осень и Зима (помещены в нишах напротив первых) представлены в образе юных девушек. Повторения скульптур «Весна», «Лето» и «Осень» также выполнили Г. Михайлова и Э. Масленников. Скульптура «Зима», в годы Великой Отечественной войны была эвакуирована и сохранилась. Дверной портал, ведущий в Танцевальный зал, решён в формах триумфальной арки. Украшением монументального десюдепорта служат две резные фигуры «Верность» и «Справедливость».

      Стены богато расписаны темперой; в орнаментах сплетаются цветочные гирлянды и другие растительные мотивы, двуглавые орлы, вензеля Елизаветы Петровны. Рисованные фигуры Аполлона, Дианы и Флоры вписаны в иллюзорные ниши; обманный эффект подчёркивает воздушность и лёгкость интерьера (работы выполнены Антонио Перезинотти с помощниками). Этому же служат и восемь больших двухъярусных окон, пропускающие на лестницу изобилие света. В верхних ярусах располагаются характерные для барокко зеркальные окна-обманки, призванные усилить за счёт световых эффектов ощущение простора.

      Танцевальный (или Купеческий) зал площадью около 270 м? занимает всё западное крыло дворца. По декоративному убранству —самый пышный интерьер дворца, разработан в особом праздничном ключе. Он создавался в 1751—1752 годах и полностью сохранил изначальный замысел Растрелли. Особенность Танцевального зала — фальшивые зеркальные окна-обманки, занимающие основное пространство глухих западной и северной стен. На противоположных им стенах — окна настоящие, большие, в два яруса. Простенки между окнами, как настоящими, так и фальшивыми, занимают огромные зеркала. Изобилие зеркал создаёт эффект многократно умноженного пространства.

      Мемориальный зал Большого Петергофского дворца; самый известный из всех залов сооружения. Своё название носит в память о Чесменском сражении 25—26 июня (6—7 июля по новому стилю) 1770 года в Эгейском море, в ходе которого российский флот одержал решающую победу в ходе русско-турецкой войны 1768—1774 годов. Екатерина II, получив известие об уничтожении турецкого флота в Чесменском сражении, задумала увековечить славное событие в серии картин. В том же 1770 году немецкий художник Якоб Филипп Гаккерт, имевший репутацию мастерского пейзажиста, получил заказ на создание цикла.

      В 1773 году художник завершил работу над полотнами; место для них было определено заранее, им стал Аванзал Петергофского дворца. Руководил перестройкой зала Ю. М. Фельтен. От первоначального растреллиевского интерьера был оставлен только паркет, заркала в простенках и плафон работы Л. Вернера «Церера, вручающая колосья Триптолему». Фельтен, создавая интерьер в классицистическом ключе, использовал минимальное декоративное оформление: только сочетание белого и светло-жёлтого цвета стен, лепные орнаменты строгого рисунка на падуге потолка и разместившиеся в десюдепортах барельефы. Один из них, «Турецкие трофеи», напрямую связан с темой Чесменского сражения; другие развивают морскую и героическую тематику. В 1779 году крупные полотна заняли своё нынешнее место. Предназначение зала, несмотря на радикальную переделку, при этом не изменилось; как и прежде, здесь собирались придворные, высшие сановники империи, иностранные посланники перед началом дворцового церемониала.

      4 Большой Екатерининский дворец

      Большой Екатерининский дворец (второе название Большой Царскосельский дворец) расположен в современном городе Пушкине (прежде Царское Село) в 25 км от Санкт-Петербурга.

      Дворец был построен не на пустом месте. На месте арки, соединяющей нынешний церковный флигель с лицеем, в начале 18 века стоял ветхий господский дом, принадлежащий неизвестному шведскому феодалу. Екатерина I, которой Пётр I подарил Царское Село (тогда ещё Сарская мыза), не раз принимала гостей в этом доме, конечно подновлённом и меблированном.

      Первоначально, в 1717—1723 гг., для Екатерины I, архитектором И. Браунштейном была возведена средняя часть дворца. Скромное двухэтажное строение с шестнадцатью светлицами тогда называли «каменными палатами». Сейчас на его месте находится Парадная лестница и ближайшие к ней покои дворца. Одновременно со дворцом, на его оси, заложили регулярный Новый сад, занимавший тогда площадь от дворца до уступа близ Верхней ванны. В 1724 году отделка палат в любимом Петром I голландском стиле была закончена и 9 августа 1724 года весь двор «изрядно пировал здесь несколько дней».

      После кончины Екатерины I Царскосельское имение перешло к будущей императрице Елизавете Петровне. При ней Царское Село превратилось в одну из главных летних императорских резиденций, где огромное внимание уделялось строительству.

      Расширение дворца началось по проекту архитектора М. Земцова, но было приостановлено в связи с его кончиной. Заменившие его архитекторы А. Квасов и С. Чевакинский, с 1744 по 1752 гг., расширили «каменные палаты» и возвели новые флигели. Между собой их соединили галереями с висячими садами.

      На флангах здания находились дворцовая церковь и оранжерейный флигель с парадной лестницей с западной стороны. Перед главным фасадом был устроен обширный Парадный двор с ограждающими его служебными флигелями — Циркумференциями (одноэтажными зданиями правого и левого полуциркулей).

      Внезапно, по высочайшему повелению, с 1752 по 1756 гг. почти завершённое здание начали перестраивать по проекту Франческо Бартоломео Растрелли, назначенного обер-архитектором. Именно ему принадлежит богатое убранство дворца в стиле пышного елизаветинского барокко с обилием позолоченных деталей. Дворец стал трёхэтажным, раскинувшись на всю ширину регулярного сада. Ф.-Б.Растрелли частично перестроил и циркумференции, соединив между собой и с дворцом кованной оградой с тремя парами ворот.

      Главные ворота, из-за обилия позолоты названные «Золотыми» украшало изображение двуглавого орла и вензель императрицы (Елизаветы Петровны). Верхний плодовый садик и светлые золочённые галереи существовали до 1773 года, когда были перестроены Нееловым в парадные комнаты.

      Современники были буквально ослеплены роскошью отделки дворца, а в народе рассказывали, будто у дворца даже крыша золотая (на самом деле белая, лужёного железа). Так, когда Елизавета приехала с двором и иностранными послами осмотреть законченный дворец, то всякий спешил выразить императрице свой восторг и удивление, один только французский посол не говорил ни слова. Императрица, заметив его молчание пожелала знать его причину и получила на это в ответ, что он не видит здесь самой главной вещи: «футляра на сию драгоценность».

      Дворец перестраивался всё царствование Елизаветы. Екатерина II говорила в своих записках: «Здешний дворец тогда строился, но это была работа Пенелопы: завтра ломали то, что сделали сегодня. Дом этот был шесть раз разрушен до основания и вновь выстроен прежде, чем доведён был до состояния, в каком находится теперь…»

      Екатерина II тоже внесла немалую лепту в формирование нынешнего облика дворца. При ней были надстроены два боковых флигеля, дворец и полуциркули лишились украшений на крышах, парадная лестница была перенесена в центр дворца, добавлены подъезды, изменены формы церковных куполов и уничтожен купол с многоконечной звездой над юго-западным крылом дворца, исчезла кричащая позолота и белая блестящая крыша. Все пропорции изменились, но несмотря на это, особенно при ярком солнечном свете, дворец производит завораживающее впечатление.

      Вести работу Екатерина поручила шотландскому архитектору Чарльзу Камерону, большому знатоку античной архитектуры, которой увлекалась императрица. Во дворце Камероном были созданы Серебряный и Синий кабинеты, Лионская и Арабесковая гостиные, Купольная столовая и Китайский зал. Все созданные интерьеры отличались строгостью стиля и утонченной, даже несколько таинственной, красотой отделки.

      Также Камероном были обустроены комнаты для сына Екатерины II, Великого князя Павла Петровича и его супруги. К ним относятся Парадная голубая и Китайская голубая гостиные, Зеленая столовая, Официантская и Опочивальня.

      При императоре Александре I, в 1817 году, архитектором В. П. Стасовым был создан Парадный кабинет и несколько прилегавших к нему комнат. Оформление этих помещений полностью было посвящено прославлению победы в войне с Наполеоном.

      Последним этапом перестройки дворца стала созданная в 1860—1863 годах архитектором И. А. Монигетти Парадная лестница, представляющая стиль «второе рококо».

      После национализации императорской собственности в 1918 году, на основе Екатерининского дворцово-паркового ансамбля организовали музей, ныне — ГМЗ «Царское Село».

      Во время Великой Отечественно войны город Пушкин оказался в зоне оккупации. Несмотря на заранее подготовленный план и героические усилия оставшихся работников музея, эвакуирована была лишь четвёртая часть фондов.

      Пытались эвакуировать и знаменитую Янтарную комнату, однако пробное снятие узкого панно показало, что без значительных повреждений демонтировать её не получится. Тогда было принято решение законсервировать Янтарную комнату от возможных повреждений, как оказалось — ошибочное.

      После занятия города немцами, в Екатерининском дворце, в личных покоях Александра II расположилось гестапо, в подвалах дворца — тюрьма. Нижний этаж был превращён в гигантский гараж, дворцовая церковь — в стоянку и мастерскую для мотоциклов, а в церковных куполах размещался наблюдательный пункт.

      Екатерининский дворец получил сильнейшие повреждения от бомбёжек и пожаров, больше всего пострадала центральная часть дворца с Большим залом. Дворец пострадал так значительно, что после войны вначале даже планировалось его не восстанавливать, а приспособить под базу отдыха.

      Первую очередь реставрации дворца осуществили в 1957—1980 гг. Мастерство реставраторов возродило основные черты былого великолепия императорской резиденции, а к 300-летию Петербурга была воссоздана и утраченная Янтарная комната.

      5 Михайловский замок

      Михайловский или Инженерный замок —императорский дворец в центре Санкт-Петербурга, построенный по заказу императора Павла I на рубеже еков и ставший местом его смерти.

      Своим названием Михайловский замок обязан находящемуся в нём храму Михаила Архангела, покровителя дома Романовых, и причуде Павла I, принявшего титул Великого магистра Мальтийского ордена, называть все свои дворцы «замками»; второе имя — «Инженерный» произошло от находившегося там с 1819 года Главного инженерного училища.

      Ряд мемуаристов утверждает, что название связано с явлением архангела Михаила или его посланника караульному солдату на месте, где впоследствии был возведён замок. По крайней мере, именно так современники интерпретировали настоятельные требования государя называть замок «Михайловским» сразу после закладки. Не исключено, что легенда о видении распространялась императором сознательно для того, чтобы обосновать весьма сомнительную необходимость срочного возведения новой резиденции указанием святого.

      Общий замысел создания замка и первые эскизы его планировки принадлежали самому Павлу. Работа над проектом будущей резиденции началась еще в 1784 году, в бытность его великим князем. В процессе проектирования, которое длилось почти 12 лет, он обращался к различным архитектурным образцам, увиденным им во время заграничного путешествия 1781—1782 годов. Одним из возможных мест возведения нового дворца называлась Гатчина. К моменту начала строительства папка проектов императора насчитывала 13 различных вариантов будущего дворца.

      Указ о строительстве замка был издан в первый же месяц царствования Павла I, 28 ноября 1796 года. Замок был построен в 1797—1801 годы, его первый камень заложен 26 февраля (9 марта) 1797 года. В итоге проект дворца был выполнен архитектором В. И. Баженовым по поручению императора Павла I, желавшего сделать его своей главной парадной резиденцией. Строительством руководил архитектор В. Бренна (который долгое время ошибочно считался автором проекта). Бренна переработал первоначальный проект дворца и создал художественную отделку его интерьеров.

      Помимо Баженова и Бренна в создании проекта принимал участие сам император, сочинивший несколько рисунков для него. В помощниках Бренна также числились Фёдор Свиньин и Карл Росси. Павел I ускорял строительство, Винченцо Бренна получил чин статского советника, ему в помощь направлены Чарльз Камерон и Джакомо Кваренги. Кроме того, вместе с Бренна работали Е. Соколов, И. Гирш и Г. Пильников, а еще на стадии создания проекта Павел привлекал А.-Ф.-Г.Виолье. Для ускорения работ были переброшены строительные материалы с других строек: декоративный камень, колонны, фризы и скульптуры из Царского Села и Академии художеств (были разобраны несколько павильонов в Царском Селе и дворец в Пелле); со стройки Исаакиевского собора по проекту Ринальди — мрамор, в том числе фриз с надписью, который поместили над главными воротами; из Таврического дворца — наборный паркет.

      По распоряжению императора строительство велось днем и ночью (при свете фонарей и факелов), так как он требовал отстроить замок вчерне в тот же год. Число рабочих, трудившихся на стройке, доходило до 6 тыс. человек одновременно.

      8 (21) ноября 1800 года, в день святого Архангела Михаила, замок был торжественно освящён, но работы по его внутреннему убранству ещё продолжались до марта 1801 года.

      1 февраля 1801 года Павел и его семья переехали в новый дворец. В день святого архангела Михаила, в 9 часов 45 минут утра Павел I, вместе с членами своей семьи и свитой начал церемониальное шествие от Зимнего дворца по направлению к замку. На всем пути его следования были расставлены гвардейские полки. Торжественная процессия сопровождалась пальбой пушек и музыкой полковых оркестров. В замке государя уже ожидали особы первых пяти классов, высшие военачальники, а также иностранные послы и министры. Павел I переселился в Михайловский замок, когда еще даже не успели просохнуть стены нового здания и, по свидетельству очевидцев, в помещениях «стоял такой густой туман, что несмотря на тысячи восковых свечей, едва мерцавших сквозь мглу, всюду господствовала темнота», «повсюду видны были следы сырости и в зале, в которой висели большие исторические картины, я видел своими глазами, несмотря на постоянный огонь в двух каминах, полосы льда в дюйм толщиной и шириной в несколько ладоней, тянувшиеся сверху донизу по углам». На другой день после торжественного переезда в замке состоялся маскарад.

      Последний концерт в Общем Столовом зале состоялся 10 марта 1801 года. А в ночь с 11 на 12 марта того же года, Павел был убит в собственной спальне.

      После убийства императора, через 40 дней после новоселья, Михайловский замок был покинут Романовыми и на два десятилетия пришёл в запустение. Когда Александру I понадобилось серебро для роскошного сервиза — свадебного подарка сестре Анне Павловне, королеве Нидерландов, на переплавку пошли серебряные врата из дворцовой церкви. Николай I приказал архитекторам «добывать» во дворце мрамор для постройки Нового Эрмитажа.

      В 1819 году замок заняло Главное инженерное училище, от которого пошло его второе название — «Инженерный». В 1820 году Карл Росси перепланировал территорию вокруг замка. Подъемные мосты были убраны, а каналы засыпаны. В последующие годы замок постепенно терял первозданный облик. В 1829—1835 годы была произведена перестройка и перепланировка интерьеров для нужд инженерного училища (архитектор А. Я. Андреев). В 1893—1894 годах замок перестраивался архитектором Н. Л. Шевяковым.

      С 1918 по 1941 и с 1945 в замке размещается военно-инженерная школа (Ленинградское военно-инженерное училище). Во время Великой Отечественной войны (1941—1945гг) в Михайловском замке располагался госпиталь. С 1957 года по настоящее время в замке располагается Центральная военно-морская библиотека. В 1991 году треть помещений замка была передана Государственному Русскому музею, а всё здание (за исключением помещений библиотеки ВМФ) передано в распоряжение музея в 1994 году. К 300-летнему юбилею города замок был отреставрирован, восстановлены многие интерьеры в том виде, в каком были при Павле, и статуи со стороны Летнего сада. Были реконструированы и открыты сохранившиеся под землей фрагменты Воскресенского канала и Трехпролетного моста — часть инженерно-фортификационных сооружений, окружавших замок. Торжественное открытие Михайловского замка состоялось 27 мая 2003 года.

      В плане замок представляет квадрат со скругленными углами, внутрь которого вписан центральный восьмиугольный парадный внутренний двор. Главный въезд в замок находится с юга. Три расположенных под углом моста соединяли здание с находящейся перед ним площадью. Через ров, окружавший площадь Коннетабля с памятником Петру I в центре, был переброшен деревянный подъёмный мост, по обеим сторонам которого стояли пушки. За памятником — ров и три моста, причем средний мост предназначался только для императорской семьи и иностранных послов и вёл к главному входу. «Российский император, задумывая его возведение, отталкивался от распространенной в европейских столицах схемы построения прямоугольного в плане замка с прямоугольным же внутренним двором и круглыми угловыми башнями».

      Здание расположено у истока реки Мойки из Фонтанки. Изначально оно было со всех сторон окружено водой: с севера и востока реки Мойка и Фонтанка, а с юга и запада каналы Церковный, и Вознесенский (ныне засыпанные) отделяли замок от остального города, превращая территорию замка в искусственный остров. Попасть в него можно было только через мосты, охранявшиеся часовыми.

      Подход к зданию начинался от Итальянской улицы через тройные полуциркульные ворота, средний проезд которых предназначался лишь для членов императорской семьи. За ними находилась широкая прямая аллея, по которой были построены здания конюшен и манежа (экзерциргауз). Она заканчивалась у трёхэтажных павильонов кордегардий, за которыми начинались предзамковые укрепления.

      Архитектура дворца нехарактерна для Санкт-Петербурга XVIII века. Строгим изяществом своего стиля замок скорее напоминает средневековую крепость, он является единственным в России дворцовым сооружением в стиле романтического классицизма.

      Центральная часть южного фасада контрастно выделена поднятым на высокий цокольный этаж портиком из четырех сдвоенных ионических колонн красного мрамора с богато украшенным скульптурным фронтоном и аттиком над ним. Его украсил барельеф «История заносит на свои скрижали славу России», выполненный скульптором П. Стаджи. Также на этом фасаде была расположена изменённая библейская цитата (изначально отнесённая к Богу, а не к монарху) — Дому твоему подобает святыня Господня в долготу дней.

      Противоположный главному северный фасад, обращенный Летнему саду, разработан как парковый. В его центре расположена широкая украшенная скульптурой лестница, ведущая в лоджию входа с парной мраморной колоннадой тосканского ордера, поддерживающей террасу. Фасад завершен богато декорированным аттиком. Открытую террасу этого фасада поддерживает мраморная колоннада, использована и широкая лестница, украшенная статуями Геркулеса и Флоры.

      Западный и восточный фасады, согласно проекту Баженова, были трактованны однотипно как подчиненные. В сторону Садовой улицы выступает фасад дворцовой церкви, которая увенчана типично петербургским шпилем.

      Общий Столовый зал входил в анфиладу парадных покоев императрицы Марии Федоровны. Его отделка была осуществлена по проекту архитектора Винченцо Бренны в 1799—1801 гг. с использованием 2 люстр на пятьдесят свечей, исполненные по рисункам Дж. Кваренги и предназначавшиеся первоначально для Георгиевского зала Зимнего дворца и двух каминов из сибирского порфира. В середине XIX века Общий Столовый Зал разделен на три самостоятельных помещения, в которых располагались классы Главного Инженерного училища. В процессе проведения реставрационных работ 2002—2003 годов восстановлен первоначальный объем этого зала.

      Тронная императрицы Марии Федоровны была исполнена по проекту Винченцо Бренны в 1799—1801 гг. Стены помещения, в котором стоял трон, были затянуты малиновым бархатом. В центре потолка в окружении частично вызолоченной и раскрашенной лепки помещался плафон «Суд Париса» работы художника Я. Меттенлейтера, в аллегорической форме прославлявший красоту хозяйки замка.

      Всего в Михайловском замке тронных зал было пять: две — самого государя-императора, потом государыни, великого князя и наследника Александра Павловича и его брата Константина, имевшего титул цесаревича.

      Георгиевский зал примыкал к Круглому Тронному залу императора и служил кордегардией для кавалеров Мальтийского ордена. Зал был неоднократно перестроен еках, при этом первоначальный вид зала был утерян. Наиболее существенные изменения произошли в 1843 году. в 1953—1954 годах в зале проводились реставрационные работы, был частично реконструирован его первоначальный облик, при этом воссоздав многие элементы исторического убранства.

      Император планировал проводить в замке собрания и торжественные церемонии мальтийских рыцарей, что нашло свое отражение в отделке его парадных апартаментов. Единственным парадным приемом стала аудиенция датскому министру графу Левендалю, данная 24 февраля в Мальтийском тронном зале.

      Читайте так же:  Дворец пионеров смоленск