Дворец советов в ссср

Конкурс на проект Дворца Советов

Дворец Советов. Проект Ивана Жолтовского. Первая премия Всесоюзного конкурса 1931 года

Дворец Советов. Проект Ивана Жолтовского. Первая премия Всесоюзного конкурса 1931 года’)

Конкурс на здание Дворца Советов в Москве – ключевое событие в истории отечественной культуры. Проектирование Дворца продлилось несколько десятилетий, здание так и не было построено, но история конкурсных предложений, их демонстрация и обсуждение оказали решающее влияние на формирование и развитие всей советской архитектуры.

История конкурса начинается в 1922 году, с решения строить в Москве Дом СССР. Два года спустя Ассоциация новых архитекторов – АСНОВА, выступает с идеей строительства Дворца Советов. Проведенный предварительный этап конкурса собрал 16 новаторских авангардистских предложений, но все они были раскритикованы в прессе. Так, идеи архитектурного авангарда оказались в СССР дискредитированными.

На Всесоюзный открытый конкурс, условия которого были опубликованы в газете «Известия» в 1931 году, было подано 272 проекта. Среди авторов конкурсных предложений были архитекторы различных школ: это братья Веснины, Николай Ладовский, Алексей Щусев, Иван Жолтовский, Алексей Душкин, Владимир Щуко и Владимир Гельфрейх…

В начале 1932 года жюри конкурса присуждает три первых премии проектам Бориса Иофана, Ивана Жолтовского и проекту американского архитектора Гектора Гамильтона.

Ко времени объявления конкурса на «Главное здание страны» академик архитектуры Жолтовский уже состоялся как талантливый мастер неоренессанса и неоклассицизма. Его проект Дворца Советов представлял собой монументальный ансамбль, отсылающий к постройкам республиканского Рима. Входная зона ансамбля оформлена рядами колонн и фланкирована высокой, квадратной в плане, ярусной башней со скульптурной группой на вершине. За ней – парадная площадь-двор в форме трапеции, обрамленная колоннадой и не имеющая выходов на улицу и набережную. Центр композиции занимает круглый Большой зал, решенный в виде амфитеатра наподобие римского Колизея. За ним, через внутренний двор, выходящий аркадами на улицу Волхонку и набережную Москвы-реки, располагается Малый зал, имеющий форму полукруга как в греческом театре. Проект Жолтовского представляет собой новый городской ансамбль, вписанный в окружающую застройку. Объем Малого зала, обрамленный массивом крепостной стены с узкими окнами-бойницами, и башня входной зоны отсылали к постройкам Московского Кремля.

Дворец Советов Жолтовского наиболее последовательно развивал линию архитектурного историзма. Комплекс «Главного здания» строится на классическом приеме – соотнесении большого цилиндрического объема, площади и вертикали башни. Прямая адаптация ордерной системы, предложенная архитектором, была раскритикована за «мертвое подражание классике», отсутствие творческой переработки «наследия прошлых эпох».

Однако стремление к регулярности и симметрии, попытка иерархического соподчинения объемов и идея масштабного и величественного ансамбля оказались созвучны требованиям «новой официальной архитектуры», благодаря чему проект получил одну из высших премий.

Дворец Советов. Проект Бориса Иофана. Первая премия Всесоюзного конкурса 1931 года

Проект «главного здания страны» Бориса Иофана удивительным образом повторяет принципы проекта Жолтовского: он также строится на сочетании круглого большого зала, полукруглого малого и высокой башни. Стиль Бориса Иофана – архитектора, учившегося в Одессе, Петербурге, Париже и Риме, – складывался в неоклассическом русле. В Советский Союз Иофан был приглашен из Италии Председателем Совмина СССР Рыковым в 1924 году, и уже в конце 1920-х он строит два здания с использованием конструктивистских принципов и деталей: это жилой комплекс «Дом на набережной» и правительственный санаторий в Барвихе.

При академическом образовании и работе с классической традицией Иофану удается придавать своим проектам импульс новой выразительности и некоторую свободу формотворчества архитектурного авангарда.

Ансамбль Дворца Советов в проекте Иофана не замкнут в плане: это открытая композиция с прямоугольной площадью в центре. Окруженная трибунами площадь предназначалась для парадов и массовых действий. Со стороны Волхонки ансамбль открывался полукругом малого зала, далее площадь выходит на башню-колонну, через нижнюю часть которой можно было попасть в большой круглый зал. Объемы главных залов соединялись между собой посредством портиков, в которых располагались вспомогательные помещения. Главная ось комплекса была параллельна набережной Москвы-реки, вдоль которой разные по форме и силуэту объемы создавали асимметричный фасад.

Башня-библиотека несла на себе основную смысловую нагрузку всего ансамбля: увенчанная скульптурой рабочего с факелом в руке она становилась аллегорией освобожденного труда в советской стране. Архитектор удачно решает пространство под центральной частью комплекса, которое создавалось разницей уровней площади и набережной, для устройства в нем большого гаража.

Генеральный план проекта предлагал переустройство окружающей территории Дворца Советов, путем организации широких магистралей и площадей. В качестве ведущей оси была запроектирована Аллея Ильича, которая шла от Свердловской площади (ныне Площадь Революции) через улицы Охотный ряд и расширенную Моховую до площади Дворца перед его главный входом.

Декоративное решение проекта основано на ритме вертикальных пилонов, отсылающих к классической ордерной системе. Ритм вертикальных членений, опоясывавших башню по спирали, выступал организующим звеном всей композиции, подчеркивал соразмерность основных объемов и усиливал динамическую вертикаль башни.

В целом, проект Бориса Иофана для Всесоюзного открытого конкурса на Дворец Советов дает довольно лаконичное решение, не перегруженное декоративными элементами, построенное на удачном сочетании новых форм и опыта прошлого, динамики и выразительности.

Дворец Советов. Проект Гектора Гамильтона. Первая премия Всесоюзного конкурса 1931 года

Проект Дворца Советов под девизом «Простота» архитектора Гектора Гамильтона был удостоен первой премии за «самый выразительный образ». Гамильтон был одним из самых молодых участников соревнования – американскому архитектору английского происхождения, строившему в Италии и США, было всего 28 лет. И хотя на Международном конгрессе современной архитектуры проект Гамильтона был раскритикован за слабую техническую часть и внешний вид, отсылающий к «помпезным церемониям из века королей», жюри конкурса на здание Дворца Советов проигнорировала эту критику.

Ансамбль Дворца Гектора Гамильтона представлял собой ясно читаемое композиционное и образное решение: ярусная ступенчатая композиция состояла из двух объемов большого и малого залов, соединенных между собой переходом. Архитектор расположил неравные по величине залы симметрично друг другу и уравновесил их рядом вспомогательных помещений.

Организация движения массовых демонстраций не была в должной мере продумана: архитектурно-оформленной площади перед Дворцом Советов не было, и проход людских потоков был возможен только вокруг сооружения. Транспортную схему Гамильтон решил путем ввода линии трамвая, а также автомобильного и автобусного транспорта, непосредственно под Двором Советов. По продольной оси здания был предусмотрен распределительный коридор с винтовыми лестницами и лифтами, который служил для разгрузки различных групп помещений.

Проект Гектора Гамильтона в большей степени, чем проекты советских архитекторов Бориса Иофана и Ивана Жолтовского тяготел к модернизации традиционных форм, основанной на доминировании вертикальных членений. Архитектор Георгий Бархин характеризовал внешнее оформление Дворца Советов Гамильтона как «не лишенное известной импозантности». При этом частый монотонный ритм вертикалей, который являлся главным элементом оформления фасадов, в сочетаниии с общей симметрией построения сделал внешний облик сверхмонументального здания скучным и однообразным. В целом, архитектурно-художественное решение представляло «главный дворец Советского союза» компактным, простым и масштабным.

Дворец Советов. Проект Ле Корбюзье. По заказу Всесоюзного конкурса 1931 года

На открытый Всесоюзный конкурс Дворца Советов было принято 24 зарубежных проекта: 11 из США, 5 из Германии, 3 из Франции, 2 из Голландии и по одному из Швейцарии, Италии и Эстонии. Среди них были архитекторы, специально приглашенные на конкурс – это Пельциг, Мендельсон и Гропиус из Германии, Перре и Ле Корбюзье из Франции, Лэмб и Урбан из США и Бразини из Италии. Заказы эти оплачивались в сумме 2000 долларов США, а работа по ним координировалась торговыми атташе в каждой стране.

Поступившие из-за рубежа проекты – это смелые архитектурные решения, разработанные с учетом технических новшеств и рассчитанные на возможность их реализации: была тщательно проработана инженерная часть, проведены расчеты по акустике и оптике, предложены варианты решений транспортного обеспечения.

Самым известным иностранным проектом Дворца Советов стало предложение из Франции, подготовленное крупнейшим архитектором ХХ века – Ле Корбюзье. Чрезвычайно смелое новаторское решение проекта составила оригинальная организация основных помещений, виртуозный рисунок плана, гигантская парабола большого зала, символизирующая путь солнца и доминирующая в общей композиции.

Новизну композиционного замысла определило и вынесение наружу пространственного каркаса сооружения. К мощным несущим конструкциям были подвешены прозрачные объемы залов, освобождая таким образом площадь под потолком. Применение обнаженного конструктивного скелета, превращение инженерной формы в элемент архитектурной композиции сближают этот проект с работами советских архитекторов-авангардистов: Владимира Татлина, Александра Веснина, Ивана Леонидова.

Ле Корбюзье удачно решает транспортную проблему. Две параллельные автомобильные артерии по набережной Москвы-реки и по улице Волхонке соединялись двумя гаражами под большим и малым залом. Особое внимание архитектор уделял отоплению, вентиляции, акустики и организации движения внутри комплекса. Однако, признавая оригинальные архитектурные и градостроительные решения проекта Ле Корбюзье, жюри конкурса сочло этот проект слишком индустриальным.

Дворец Советов. Принятый к осуществлению проект Бориса Иофана, Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха. 1933

После окончания открытого Всесоюзного конкурса, с марта 1932 года началась завершающая фаза архитектурного соревнования. В ходе проведения двух закрытых этапов и рассмотрения заказных проектов и предложений, поданных по личной инициативе авторов, жюри конкурса отдало предпочтение проекту Бориса Иофана.

Для создания окончательного варианта Дворца Советов к работе над ним были привлечены соавторы – архитекторы Владимир Щуко и Владимир Гельфрейх. Советом Строительства Дворца был утвержден проект с цилиндрической формой ярусов и центрической постановкой скульптуры Ленина. Представленный на этой основе проект Владимира Гельфрейха, Бориса Иофана и Владимира Щуко в 1934 году был принят к исполнению. В конечном варианте высота здания достигала 415 м, высота статуи составила 100 м. Стилистика Дворца Советов была основана на тесном взаимодействии различных видов изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

Здание Дворца Советов строится на двух объемах: прямоугольном и цилиндрическом. Нижний стилобат, в котором располагались Большой и Малый залы, рядами прямоугольных террас переходит от горизонтальной площади к цилиндрической части сооружения. Высотная часть декорируется вертикальными членениями и мощными пилонами, увенчанными скульптурными группами. Облицовка здания предполагалась из гранита с введением нержавеющей стали. Сталь по мере сужения цилиндрических уступов вверх постепенно переходит в белый металл, из которого должна была быть сделана скульптура Ленина.

Над внутренним убранством главного здания страны работал большой коллектив мастеров: оно должно было быть не менее впечатляющим, чем фасады. В центре интерьера находился Большой зал диаметром 140 м и высотой 97 м – грандиозный амфитеатр на 21 тыс. зрителей. Его перекрытие должно было создавать впечатление «архитектурного неба, совершенно легкого и не давящего». Партер амфитеатра Большого зала мог трансформироваться в арену, сценическую площадку, водный бассейн и даже каток с искусственным льдом. Второй по значению Малый зал представлял собой театр с огромной сценой обычного типа. В разработке интерьеров будущего Дворца Советов принимал участие художник Павел Корин, выполнивший эскизы для живописных панно и мозаик.

Спроектировано было действительно гигантское сооружение, призванное стать доминантой в будущем силуэте города. Не соизмеримое по масштабам ни с одной постройкой Москвы, оно требовало изменения градостроительной ситуации. Продумывались транспортные развязки, площади, проспекты. В черте города планировалось выстроить несколько высотных зданий, перекликающихся по стилистике с новой архитектурной доминантой города. В периодической печати помещались специальные схемы с изображением самых крупных и высоких знаменитых сооружений мира: и все их масштабом и размерами превосходил Дворец Советов.

Возведение Дворца было начато, но Великая Отечественная война помешала строительству, и часть фундаментов разобрали на материалы для противотанковых заграждений.

В послевоенный период конкурс был возобновлен: но теперь здание Дворца планировали возвести на Ленинских (Воробьевых) горах. На месте разрушенного в 1931 году Храма Христа Спасителя в конце 1950-х годов был построен бассейн под открытым небом, работавший круглый год. В начале 1990-х бассейн «Москва» был закрыт, а храм был восстановлен на прежнем месте.

Принято считать, что результаты конкурса на здание Дворца Советов изменили стилевую направленность отечественной архитектуры, повернув вектор ее развития от рациональных принципов и передовых технологий Современного движения к монументальным формально-стилизаторским композициям неоклассической линии в архитектуре.

Дворец Советов СССР — неосуществлённый до конца грандиозный архитектурный проект Советской эпохи, работа над которым велась в 1930-е и 1950-е гг; величественное административное здание, место съездов, празднеств и т. п. Дворец представлял собой символ нового, грандиозного, прекрасного социалистического общества на месте старого, сгнившего, жестокого капитализма.

Дворец должен был стать центром «Новой Москвы».

Идея сооружения Дворца возникла в 1922 году, когда собрался Первый съезд Советов. Несмотря на то, что здание так и не было достроено, работа над его проектом послужила мощным толчком для развития отечественной архитектуры, родился новый стиль, получивший название «сталинский классицизм». Именно Дворцу Советов пророчили титул лучшего здания всех времён и народов, он должен был украсить Москву, объединив все высотные здания в единый комплекс. Как говорил Луначарский, здание задумывалось не только как «вместилище необычайно многочисленных, соответственных нашей истинной демократии, народных собраний, но и для того, чтобы дать Москве некоторое завершающее здание, чтобы дать Москве — красному центру мира, — зримый архитектурный центр».

В 1931 был объявлен конкурс проектов Дворца Советов, которому суждено было стать очень масштабным и, к тому же, интернациональным: в соревновании приняло участие более 270 коллективов: 160 работ представили на конкурс архитекторы-профессионалы, более 100 проектов поступило от обычных граждан, 24 разработки прислали на конкурс граждане других государств.

Несмотря на обилие конкурсных работ, окончательное решение комиссией принято не было: ни один из проектов полностью требованиям не удовлетворял, а большинство разработок не выдерживало даже поверхностной критики и было похоже на что-то несуразное: многих вещей не учитывали, страдал идеологический аспект, часть конкурсантов имела отдалённые познания в архитектуре и на лавры победителей попросту не могла претендовать.

Среди реальных претендентов на успех выделилось несколько групп архитекторов: «классики» (И. Жолтовский и его сподвижники), конструктивисты (М. Гинзбург, И. Голосов, П. Голосов и др.), Б. Иофан и его последователи. Совет строительства Дворца Советов деликатно заметил в своём постановлении: «…не предрешая определенного стиля, совет строительства считает, что поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры, одновременно опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники».

Проектирование ДС СССР продолжили: в 1932—1933 гг. было выполнено 22 проекта, и в финал вышло 5 групп архитекторов. 10 мая 1933 года Совет строительства Дворца Советов постановил:

Особое постановление «О проекте Дворца Советов»

  1. Принять проект тов. ИОФАНА Б. М. в основу проекта Дворца Советов.
  2. Верхнюю часть Дворца Советов завершить мощной скульптурой Ленина величиной 50-75 метров с тем, чтобы Дворец Советов представлял вид пьедестала для фигуры Ленина.
  3. Поручить тов. ИОФАНУ продолжить разработку проекта Дворца Советов на основе настоящего решения с тем, чтобы при этом были использованы лучшие части проектов и других архитекторов.
  4. Считать возможным привлечение к дальнейшей работе над проектом и других архитекторов.

В 1939 году группа зодчих закончила планирование, и началось воплощение этой грандиозной идеи в жизнь. Восемнадцатый съезд ВКП(б) постановил закончить строительство к концу третьей пятилетки, то есть к 1942 году.

Проект был воистину грандиозен. Высота сооружения должна была составить 420 метров (со статуей В. И. Ленина), предполагаемый объём равнялся семи с половиной миллионам кубических метров! Объём пирамиды Хеопса, к примеру, только два с половиной миллиона кубометров — в целых три раза меньше. Сессии Верховного совета, а также всевозможные собрания согласно проекту проводились бы в огромном зале объёмом миллион кубометров, высотой 100 и диаметром 160 метров, который был рассчитан на 21000 человек! Малый зал вместил бы «всего» 6 тысяч. Также во Дворце Советов предполагалось разместить Президиум, государственный документальный архив, библиотеку, музей мирового искусства, залы Палаты Верховного Совета СССР, Конституции, Гражданской войны, Строительства социализма, аудитории для работы депутатов и приёмов делегаций. Рядом со зданием решено было построить огромную площадь и стоянку на 5 тысяч автомобилей, для этого требовалось изменить окрестности: Музей изобразительных искусств решено было отодвинуть на 100 метров, Волхонка и её улицы-соседи должны были исчезнуть под тысячами кубометров земли. Количество материалов для строительства поражало, одного только гранита для облицовки нужно было 300 тысяч квадратных метров!

Читайте так же:  Ледовы дворец в кузнецке

Особое внимание стоит уделить статуе Ленина, которую в окончательном проекте решено было поставить на крышу гигантского здания. Опыт во воплощению подобных идей в жизнь уже имелся: великолепно зарекомендовали себя скульпторы С. Меркуров, украсивший канал имени Москвы парой фигур Ленина и Сталина, и И. Шадр, поставивший статую Владимира Ильича на Земо-Авчальской гидроэлектростанции в Грузии. Брался в расчёт и опыт по созданию Статуи Свободы.

Именно Меркурову доверили соорудить огромную статую Ленина для Дворца Советов. Скульптор предполагал сделать статую стометровой. Один бы только указательный палец был сопоставим по размерам с двухэтажным домом! Вес статуи оценивался в 6 тысяч тонн — почти столько же, сколько весит крупнейшая статуя мира — Родина-мать в Волгограде. Иофан в своём первом проекте хотел поставить памятник не на крышу, а рядом со зданием, сам же Дворец Советов планировал разделить на две части с огромной башней между ними. На вершине должна была стоять статуя рабочего с факелом. Идея же здания как постамента для фигуры В. И. Ленина принадлежит итальянцу А. Бразини. Такая мысль понравилась, и Совет строительства Дворца Советов решил установить статую на крыше.

Самому Иофану такая идея не понравилась, и он всячески старался избежать установки памятника на вершине, потому что в этом случае его творение, здание Дворца Советов, становилось бы лишь постаментом и не обращало бы на себя пристального внимания — все бы восхищались статуей. Да и климат Москвы не совсем подходил для такого архитектурного решения: полгода статую скрывали бы низкие облака. Под давлением соавторов, Гельфрейха и Щуко, Иофан уступил, и фигуру Ленина всё же поместили на крышу.

Конечно же, немалую роль в развитии проекта Дворца Советов играл И. В. Сталин, однако даже он сомневался, каким именно сделать этого колосса. Архитекторы во главе с Б. Иофаном создали два схожих равноправных проекта, и было не понятно, какой же из них должен воплотиться в жизнь. Впрочем, основы были одними и теми же, так что строительство началось без проволочек.

Несмотря на бурное начало строительства, реализацию проекта пришлось заморозить. Более того, металлический каркас Дворца Советов был разобран во время войны: столица нуждалась в материалах для обороны от фашистской Германии. После победы восстанавливать здание не стали, хотя идея постройки этого грандиозного сооружения не покидала Сталина до самой смерти. Вождь хотел подчеркнуть этим зданием превосходство Советской системы над устройством капиталистических государств:

Мы выиграли войну и признаны во всем мире как великие победители. Мы должны быть готовы к приезду в наши города иностранных туристов. Что будет, если они пойдут по Москве и не увидят никаких небоскребов? Их сравнения с капиталистическими столицами могут быть не в нашу пользу.

Ресурсы, отложенные на строительство Дворца Советов, были востребованы для восстановления государства после жестокой войны. К тому же, начиналась «холодная» война, и нужны были немалые силы и средства на создание атомной бомбы. Какой смысл в грандиозном здании, если противник, обладающий атомным оружием, может смести всю страну с лица земли? Кто тогда полюбуется шедевром советской архитектуры? Было ясно, что возведение величественного сооружения откладывается на неопределённый срок. Несмотря на это, при Совете министров СССР ещё несколько лет существовало управление строительства ДС. Потом оно переквалифицировалось в строительство других многоэтажных зданий, используя накопленный с годами опыт разработок Дворца Советов. Пройдёт ещё какое-то время, и Управление займётся строительством телевизионной башни в Останкино.

После смерти Сталина проект Б. Иофана активно критиковался, и новый конкурс проектов Дворца Советов, организованный при Хрущёве, убрал великого зодчего с арены. Ничего не добился и другой выдающийся архитектор Жолтовский — он тоже не отвечал «современным требованиям». В шестидесятых годах о детище Иофана писали следующее:

Подчинение внутреннего пространства Дворца высотной форме здания-постамента послужило источником очень серьезных противоречий и недостатков в его композиции. Богато отделанные, грандиозные по размерам помещения Дворца не были бы удобными для использования. Размещение помещений в ярусах огромного пирамидального объема затрудняло бы их загрузку, связь и эвакуацию, оборудование и освещение. Преувеличение объема здания повлекло бы за собой неоправданные затраты труда и материалов при его возведении и увеличило бы стоимость эксплуатации. По опыту строительства в Москве, эксплуатация высотных зданий обходится государству ежегодно в миллионы рублей. Скоростные лифты, насосные устройства, подающие воду на несколько сот метров вверх, дополнительные затраты на отопление, на проведение ремонтных работ и т. д. значительно повысили бы ежегодную стоимость эксплуатации Дворца Советов. Недостатком Дворца в проекте 30-х годов является также отсутствие связи этого здания с окружением. Для строительства Дворца Советов был выбран участок вблизи Московского Кремля. Вместе с тем его композиция была задумана без учета архитектуры исторически сложившейся центральной части Москвы. Дворец Советов находился бы в резком противоречии с окружением из-за грандиозности своих размеров, сверхмонументалъности форм, уникальности строительных материалов. Следует особенна подчеркнуть исключительную немасштабность этого сооружения, имеющего форму монумента, неслыханно преувеличенного по размерам. Выстроенное, оно подавляло бы гигантской величиной своих форм приблизившегося к нему зрителя, равно как и все окружающие его сооружения. На большом расстоянии оно выглядело бы значительно меньше своего действительного размера, неузнаваемо изменяя панораму Москвы. Композиция Дворца не отвечала в полной мере требованиям того времени, когда она была задумана, ни тем более изменившимся требованиям последующих лет. Этим объясняется отказ от старого проекта и объявление нового конкурса по новой программе.

В безуспешном строительстве обвинили Сталина, в 1956 году Хрущёв выдал знаменитую фразу: «Сталин проявлял неуважение к памяти Ленина. Не случайно Дворец Советов, как памятник Владимиру Ильичу, решение о строительстве которого было принято свыше 30 лет тому назад, не был построен, и вопрос о его сооружении постоянно откладывался и предавался забвению. Надо исправить это положение и памятник Владимиру Ильичу Ленину соорудить». Несмотря на жёсткую критику старого проекта и его организаторов, ничего более достойного новый конкурс так и не выявил, а здания ни при Хрущёве, ни после него страна так и не увидела.

Конкурс Хрущёва был неграмотно организован: архитекторы не получили чётких требований, не учтены были здания будущего центра Юго-Западного района, точного места для строительства Дворца Советов выбрано не было. Предлагалось два участка: участок рядом с ГЗ МГУ и в трёх километрах от университета. Таким образом, перед архитекторами была поставлена чрезвычайно сложная, с массой ограничений на структуру проектов, задача: помимо того, что точного места строительства фактически не знали, необходимо было уместить несколько грандиозных сооружений на довольно маленькой площади. Поэтому нет ничего удивительного в том, что победитель так и не был назван, а его сооружения Москва так и не дождалась.

От проекта века остался только фундамент, который используется сейчас Русской Православной церковью. Располагаясь под Храмом Христа Спасителя, бетонный бункер содержит в себе множество тайн, добраться до которых, однако, не так-то просто. Ранее основание Дворца Советов служило городу иначе: круглый фундамент, получивший свою форму благодаря очертаниям Большого зала, был большим круглым бассейном «Москва». Согласно легенде, такую функцию для опоры Большого зала строителям подсказали… дожди, частенько заливавшие бетонное кольцо водой.

Существуют модели Дворца советов, изготовленные в 3D редакторах. Вот они:

Дворец Советов в Москве

Предложение построить для заседаний Верховного Совета поражающий воображение дворец было высказано еще в 1922 году на Первом съезде Советов, на котором объявили о создании СССР. На этом съезде С.М. Киров выступил с пространной речью о том, что СССР будет расширяться, и московские залы скоро не смогут вместить всех депутатов. По словам Кирова, возведение Дворца Советов должно доказать, что большевики умеют не только рушить «дворцы банкиров, помещиков и царей», но и строить. Выслушав товарища Кирова, участники съезда постановили обязательно построить Дворец Советов и не где-нибудь, а «на самой красивой и лучшей площади».

В конце 1920-х годов это предложение упало на благодатную почву: в Советском Союзе развернулась грандиозная антирелигиозная пропаганда, и возведение Дворца Советов – главного сооружения СССР – на месте кафедрального храма Христа Спасителя стало мощным рычагом в этой программе. Как и любое дело в те годы, работы по сооружению Дворца Советов в 1931 году начали с решения организационных вопросов. Были учреждены Совет строительства и Управление строительством Дворца Советов. Но наиболее представительным органом стал Временный технический совет вышеназванного управления.

Членами совета были не только зодчие, но и представители других видов искусств: от писателей – А.М. Горький, от художников – И.Э.Грабарь, от скульпторов – С.М. Меркуров, от деятелей театра – К.С. Станиславский и В.Э. Мейерхольд. Кроме того, членами совета были И.В. Сталин и другие члены правительства. Среди возможных мест строительства назывались Охотный ряд, Зарядье, Варварка, торговые ряды на Красной площади, Китай-город и Болотная площадь. В мае 1931 года на заседании Временного технического совета для возведения Дворца единогласно был выбран Охотный ряд. Однако Совет строительства (в лице Сталина) с этим вариантом не согласился.

Пришлось вновь собраться и обсудить все возможные варианты. Вновь принялись заседать и решили: «. признать как более или менее вероятные точки строительства Дворца Советов – Китай-город, затем Охотный ряд и Болото и на последнем месте храм Христа Спасителя». Но и это решение Сталина не устроило. Очередное заседание по вопросу выбора места строительства проходило в начале июня 1931 года, на сей раз в Кремле. На этом заседании под председательством Сталина и с участием членов Политбюро В.М. Молотова, Л.М. Кагановича, К.Е. Ворошилова, а также ведущих советских зодчих и одного иностранного решили: Дворец Советов строить на Волхонке.

Тогда и была предрешена судьба храма Христа Спасителя. Уже через полгода – 5 декабря 1931 года – храм был взорван. Место будущего строительства обнесли забором, на котором красовался лозунг: «Вместо очага дурмана – Дворец Советов». Непосредственно работы по проектированию Дворца Советов начались еще в феврале 1931 года. Тогда были составлены предварительные проекты, которые дали материал для уточнения задания и программы конкурса. Конкурс был объявлен в июне 1931 года. В общей сложности было подано сто шестьдесят проектов. Шестнадцать проектов были удостоены денежных премий, однако это не позволило определить победителя.

По уточненному заданию конкурс вновь продолжился, причем разработка проекта была поручена группам архитекторов премированных проектов. Фактически архитектурный конкурс длился почти шесть лет. И только в 1937 был выбран проект, который приняли к реализации. Его авторами стали архитекторы Б.М. Иофан, В.Г. Гельфрейх и В.А. Щуко. Дворец Советов должен был стать монументальным памятником героической эпохи социализма. Очертания Дворца и вся его архитектура поражала современников. По проекту широкое внизу здание устремлялось ввысь, постепенно суживаясь, и заканчивалось грандиозной фигурой В.И. Ленина.

Общая высота сооружения должна была достигнуть почти четыреста двадцать метров. Выше здания в мире на тот момент не было. Особенно монументальной приставлялась скульптура Ленина, вес которой составил бы шесть тысяч тонн. Голова Ленина была бы сопоставима с пятиэтажным зданием и имела бы диаметр четырнадцать метров. Указательный палец вождя – четыре метра. Обхват грудной клетки – тридцать два метра. Предполагалось, что статуя будет видна с расстояния семидесяти (!) километров. Благодаря покрытию монель-металлом рассчитывалось, что статуя будет не подвержена атмосферным влияниям тысячу (!) лет.

О грандиозном проекте слышали, наверное, все, но далеко не все знают, что столь колоссальное здание, которое нередко называют «вавилонской башней коммунизма» успело выйти из рамок «проекта на бумаге». Дворец Советов действительно начали строить в 1938 году. Как и полагается сооружение Дворца Советов началось с проб грунта и сооружения фундамента. Отметим, что колоссальные размеры сооружения не только поражали воображение, но несли бы в перспективе немалые нагрузки на грунт. По проектным расчетам Дворец Советов должен был занимать площадь в одиннадцать гектаров и весил бы почти полтора миллиона тонн.

Причем, эта огромная, просто неимоверная, тяжесть не распределялась равномерно по всей площади грандиозного сооружения. Центральная высотная часть Дворца Советов являлась самой тяжелой. Занимая всего два гектара, то есть меньше пятой доли общей территории, она весила бы целых шестьсот пятьдесят тысяч тонн. Конструкция здания планировалась из мощного стального каркаса, к которому как бы подвешены все стены, пол и потолки вместе с их невероятной по богатству отделкой. Более двух тысяч гигантских стальных колонн каркаса передавали бы вес Дворца Советов на фундаменты.

К 1941 году каркас центральной высотной части был возведен со стороны улицы Волхонки до высоты девятиэтажного здания. Правда, стоит отметить, что с началом Великой Отечественной войны каркас этот стали постепенно разбирать и использовать для военных и оборонных нужд: мелкие стальные балки использовали, например, для изготовления противотанковых ежей, крупные с 1943 года шли на ремонт разрушенных в ходе Великой Отечественной войны железнодорожных мостов на европейской территории СССР. К концу войны на месте грандиозной стройки оставался лишь фундамент и великолепно сделанная гидроизоляция.

Официально от строительства Дворца до 1955 года не отказывались, однако фактически никакие работы на строительной площадке не велись. И лишь в 1956 году принимается решение о сооружении здесь бассейна «Москва». Тем не менее, даже непостроенный Дворец Советов оказал влияние на развитие нашего города. По Генплану Реконструкции Москвы от 1935 года Дворец Советов, наряду с Красной площадью, где стоит мавзолей Ленина, должен был стать градоформирующим объектом. В частности, предлагалось пробить многокилометровые широкие проспекты, ведущие к площади перед Дворцом Советов.

Совсем не в шутку архитектор Лев Владимирович Руднев, который обладал особым даром создавать крупную монументальную форму в архитектуре, предлагал всем своим коллегам, проектирующим новую московскую застройку, поставить себе на рабочий стол макет Дворца Советов и в точности учитывать его в своих планах, требуя, чтобы во всех проектах Дворец был виден из каждого окна абсолютно каждого московского здания. Давайте попробуем теперь обратиться к Генеральному Плану Реконструкции Москвы 1935 года, вернее к тем пунктам этого неоднозначного плана, в которых Дворец Советов упоминается:

1. Параллельно набережным создать новый проспект, идущий от площади имени Дзержинского к Дворцу советов и Лужникам и далее, по специально сооружаемому мосту с эстакадным подъездом к нему, через Москву-реку и Ленинские горы в новый юго-западный район. Построить два моста через Москву-реку и водоотводный канал для продолжения бульварного кольца от Дворца советов в Замоскворечье.

2. От Кропоткинской набережной до площади Кропоткинских Ворот кольцо проектируется по новой трассе, через малую площадь Дворца советов. На пересечении кольца с Большой Полянкой и Большой Якиманкой создается новая площадь. От нее кольцо прямым направлением по новым мостам через водоотводный канал и Москва-реку выходит на Малую площадь Дворца советов и к Гоголевскому бульвару, который рекомендуется расширить.

3. Для продолжения начатых работ по пробивке проспекта по направлению к Дворцу советов расширить в 1936 году улицу Волхонку на отрезке между улицей им. Фрунзе и Антипьевским переулком и к 1937 году снести жилой квартал, выходящий на фасад заканчиваемой к этому времени строительством гостиницы Моссовета. Снести к моменту сооружения Дворца советов все промежуточные здания между Моховой и Манежной улицами, а также между Волхонкой и Большим Каменным мостом. Предопределить застройку зданиями правительственных учреждений, общественного и научного характера.

Читайте так же:  Аничков дворец результаты олимпиады

Дворец Советов предполагали построить к концу третьей пятилетки, то есть в 1942 году. Генеральный план реконструкции собирались выполнить за десять лет. Свое восемьсотлетие должна была встретить уже совсем другая Москва, которую с прошлыми веками связывали бы только имя, закрытый для простых горожан Кремль и несколько десятков старинных палат и особняков, разбросанных по всему городу. Если бы реализовали этот проект, не увидели бы мы и тех крупиц старой Москвы, которые и так с большим трудом дожили до наших дней.

Архитектура и Проектирование | Справочник

Проекты Дворца Советов СССР

Конкурсный проект Дворца Советов в Москве: проект И. Жолтовского, 1931 г. (высшая премия)

Огромное значение в архитектурной жизни СССР имело проектирование Дворца Советов СССР, начатое в 1931 г. Было проведено четыре этапа конкурса. Первый этап (февраль 1931 г.) носил предварительный характер, и его целью было уточнение конкурсной программы. Заказ на составление проектов получили ведущие архитекторы и бригады, представляющие различные архитектурные группы и течения. Всесоюзный открытый конкурс на проект Дворца Советов проходил в том же 1931 г. Программа требовала соответствия здания его социальному назначению, характеру эпохи и статусу художественно-архитектурного памятника столицы СССР. Предусматривалось создание большого зала на 15 тыс. чел. для проведения съездов, малого на 6 тыс. чел. для конференций, митингов, театральных представлений и т. п. Кроме того, два зала по 500 чел., два зала по 200 чел. и большое число различных служебных и обслуживающих помещений.

На конкурс было представлено 160 проектов, среди них 24 проекта из других стран (США — 11, Германия — 5, Франция — 3 и др.). Совет строительства Дворца Советов не принял ни одного из представленных проектов, считая не без оснований, что все они не ответили на поставленную задачу — создание памятника социалистической эпохи, однако наградил авторов 16 проектов, из которых три проекта были отмечены высшими премиями (проекты И. Жолтовского, Б. Иофана — СССР и Г. Гамильтона — США). Присуждение высших премий проектам различной творческой направленности подчеркивало необходимость дальнейших поисков и использования различных архитектурных средств для создания монументального архитектурного образа.

Совет строительства Дворца Советов в своем постановлении от 28 февраля 1932 г. ориентировал дальнейшие поиски на высотную композицию. В постановлении было также сказано: «Монументальность, простота, цельность и изящество архитектурного оформления Дворца Советов, долженствующего отражать величие нашей социалистической стройки, не нашли своего законченного решения ни в одном из представленных проектов. Не предрешая определенного стиля, Совет строительства считает, что поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры, одновременно опираясь на достижения современной архитектурно-строительной техники».

Следует отметить, что это указание относилось в основном лишь к художественным проблемам проектирования, в то время как создание полноценного архитектурного сооружения неразрывно связано с решением функциональных, технических, экономических и многих других задач. Однако многие архитекторы односторонне считали, что единственно важной стороной проектирования Дворца Советов является его художественный образ.

К третьему этапу конкурса, проходившему с марта по июль 1932 г., были привлечены 15 творческих коллективов-бригад, отмеченных премиями на предыдущем этапе. Большинство представленных проектов носило явно историзирующий характер, интерпретируя в грандиозных масштабах известные исторические образы Дворца Дожей, мавзолея Адриана, мавзолея Цецилии Метеллы и др. Конкурс опять не дал положительных результатов, и было решено провести четвертый этап, проходивший с августа 1932 г. по март 1933 г. К участию в конкурсе были привлечены наиболее видные архитекторы. В итоге Совет строительства 10 мая 1933 г. постановил принять за основу для дальнейшей разработки проект Б. Иофана, который развивал высотную ярусную композицию. В одном объеме размещались большой круглый зал на 20 тыс. чел. и на этой же оси за ним — полукруглый малый зал на 6 тыс. чел. Все сооружение завершалось 18-метровой статуей «Освобожденный пролетарий». Общая высота здания со скульптурой составляла 260 м.

Постановлением от 4 июля 1933 г. Совет строительства Дворца Советов поручил вести дальнейшую работу над проектом коллективу архитекторов: Б. Иофану (руководитель), В. Щуко и В. Гельфрейху. Одновременно Совет строительства вынес решение о завершении композиции монументальной скульптурой Ленина высотой 50-75 м, трактуя здание Дворца Советов в качестве пьедестала скульптурного памятника.

В 1934 г. авторским коллективом был создан эскизный проект Дворца Советов, представлявший сложную многоступенчатую композицию, высотой 415 м вместе с 80-метровой скульптурой вождя. В1939 г. проектирование в основном было закончено. Был разработан технический проект и началось строительство, прерванное начавшейся Великой Отечественной войной. Проект Дворца Советов так и не был осуществлен.

Завершение проектирования Дворца Советов во второй половине 30-х годов проходило уже в условиях полного пересмотра творческих позиций и поворота направленности архитектуры в сторону взаимодействия с исторической традицией (Строго говоря, тема Дворца Советов, особенно завершение его проектирования, должна была бы рассматриваться в гл. 2-й хронологически, и по своей творческой направленности. Мы рассматриваем эту тему до конца здесь лишь в интересах ее монографической цельности.). Технический проект Дворца Советов отличался от эскизного укрупнением уступчатых объемов и сведением их к трем высотным вертикально расчлененным цилиндрам, увеличивающимся по высоте здания. Композиция дворца состояла из трех основных элементов — скульптуры, ярусного пьедестала и стилобатных прямоугольных частей (высота 210 м и 100 м высота скульптуры В. И. Ленина). В центре прямоугольного плана размещался большой зал, предназначенный для проведения сессий Верховного Совета СССР, митингов, собраний и др., рассчитанный на 20000 чел., высотой 100 м и диаметром 160 м. К нему примыкал полукруглой формы малый зал на 6000 чел. Над большим залом в высотной части Дворца размещались залы Палат и Президиум Верховного Совета СССР.

Дворец Советов должен был стать грандиозным сооружением. Вся архитектурная часть здания трактовалась в качестве постамента памятника вождю. Такая трактовка была во многом противоречива. Кроме того, установка скульптуры на огромной высоте, по-видимому, затруднила бы ее правдивое восприятие.

Конкурсный проект Дворца Советов в Москве: эскизный проект 1933-1935 гг. В. Гельфрейх, Б. Иофан, В. Щуко, скульптор С. Меркулов. Макет (общая высота 415 м со скульптурой, скульптура В. И. Ленина 80 м)

Конкурсный проект Дворца Советов в Москве: технический проект Дворца Советов, 1937—1939 гг. В. Гельфрейх, Б. Иофан, В. Щуко, скульптор С. Меркулов. Большой зал (вариант бригады А. Хрякова), разрез, план

Конкурсный проект Дворца Советов в Москве: проект Б. Иофана, 1933 г. (был принят за основу для дальнейшей разработки). Макет

masterok

Вы наверное много слышали, о нереализованных довоенных архитектурных планах в Москве. А ведь допустим не будь войны мы бы сейчас много чего из этого видели на улицах Москвы. Давайте посмотрим, как это мог бы выглядеть самый эффектный из них.

Московский Дворец Советов — один из самых известных нереализованных архитектурных проектов в истории. Огромное (самое большое и самое высокое в мире) здание, которое должно было стать символом победившего социализма, символом новой страны и новой Москвы. Этот проект поражает воображение и в наши дни. Это здание воспетое во многих творческих произведениях строилось для того, чтобы после победы Мировой Революции в его стенах принять в состав Советского Союза … последнюю республику. И тогда весь мир будет одним Союзом Советских Социалистических Республик.

Со страниц книг перед нами предстает циклопическое инфернальное здание – трехсотметровая многоярусная башня, которая служит постаментом для гигантской стометровой статуи Ленина. Статуя настолько огромна, что в голове у нее помещается зал заседаний (зал, в котором состоится та самая торжественная церемония). При этом, гигантский Ильич не замер неподвижно – его гигантская рука всегда указывает на Солнце, для этого самую большую в мире статую вращают огромные электромоторы …

Находясь в здравом уме и трезвой памяти, никто из советских архитекторов не планировал размещать в голове Ленина зал заседаний и заставлять статую вращаться вокруг своей оси вслед за солнцем. Но статуя Ленина, действительно должна была стать самой большой в мире статуей. Да и огромным электромоторам в проекте тоже место нашлось – они должны были быть установлены в трюме Большого Зала и с их помощью в этом зале на 22 тысячи человек менялись бы площадки.

Поражают и размеры здания – общая высота 416.5 метров, объем – семь с половиной миллионов кубических метров (три пирамиды Хеопса!). Идею строительства Дворца высказал 30 декабря 1922 года на Первом Съезде Советов Сергей Миронович Киров (этот съезд знаменит не только этим, на нем еще было объявлено о создании Союза Советских Социалистических Республик). Разумеется, такая идея не могла не найти самую широкую поддержку среди делегатов съезда – еще бы, новый символ новой страны!

Но к реализации этой идеи удалось приступить лишь почти десять лет спустя – в 18 июня 1931 года в газете «Известия» был объявлен открытый конкурс на лучший проект Дворца. В том же году, 5 декабря был взорван Храм Христа Спасителя – символ старой России, место которого должен был занять символ Страны Советов. Храм был виден практически из любой точки Москвы начала тридцатых, новый архитектурный символ должен был быть виден из любой точки обновленной Москвы недалекого будущего.

В 1931 году был создан и специальный правительственный орган Совет строительства Дворца Советов (чтобы не повторять дважды одно и то же слово в одном названии его часто именовали просто Совет Строительства). При этом Совете был постоянный архитектурно-технический комитет, в который входили видные деятели культуры тех лет – Горький, Мейерхольд, Луначарский. Кроме того, в деятельности Совета принимал активное участие Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин.

Кликабельно 1800 рх

В конкурсе набралось 270 участников – от простых граждан, имеющих смутные представления об архитектуре до профессиональных архитектурных бюро. На долю простых граждан пришлось, кстати, 100 эскизных проектов. А среди профессионалов 24 были иностранцами, среди которых был и знаменитый Ле Карбюзье. Большая часть представленных проектов или не соответствовала представленным требованиям или просто не выдерживала никакой критики. В итоге в финал конкурса вышли пять групп архитекторов, среди которых была и группа Бориса Михайлович Иофана. 10 мая 1933 года Совет наконец определил победителя. В этот день вышло следующее постановление Совета:

1. Принять проект тов. ИОФАНА Б. М. в основу проекта Дворца Советов. 2. Верхнюю часть Дворца Советов завершить мощной скульптурой Ленина величиной 50-75 метров с тем, чтобы Дворец Советов представлял вид пьедестала для фигуры Ленина. 3. Поручить тов. ИОФАНУ продолжить разработку проекта Дворца Советов на основе настоящего решения с тем, чтобы при этом были использованы лучшие части проектов и других архитекторов. 4. Считать возможным привлечение к дальнейшей работе над проектом и других архитекторов.

Пункт 4 был принят незамедлительно – к участию в проекте были привлечены архитекторы В. Гельфрейх и В. Щуко. Проект Иофана не сразу принял тот вид, который знаком всем любителям архитектуры сталинской эпохи. Самый первый эскиз в 1931 году выглядел так:

Как видите, вместо одной огромной башни с Лениным на вершине, целый комплекс зданий. Башня, впрочем, уже есть. Но ее венчает не Ильич, а освобожденный пролетарий с факелом.

А это уже не эскиз, а более подробная версия проекта Иофана, датированная все тем же 1931 годом:

В 1932 году Дворец Советов от Иофана становится чуть более похожим на финальный проект:

Уже почти финальная версия, датированная 1933 годом, но все еще без Ильича, с освобожденным пролетарием на крыше:

Проект принимает все более знакомый вид:

И вот наконец окончательный вариант, утвержденный в 1939 году:

Идею использовать здание в качестве гигантского постамента для гигантской статуи Ленина принадлежит итальянскому архитектору А. Бразини, одному из участников конкурса. Борису Иофану совсем не нравилась мысль о том, что его творение будет всего-навсего постаментом, он настаивал на том, чтобы статую установили не на вершине здания, а перед ним. Но, с начальством не поспоришь. Работу над гигантской статуей высотой 100 метров и весом в шесть тысяч тонн поручили С. Меркурову, украсившему канал имени Москвы фигурами Ленина и Сталина. В дальнейшем мы расскажем вам о том, каким мог бы быть Дворец Советов и о том, что успели построить. А пока предлагаем вашему вниманию галерею проектов Дворца, не прошедших конкурс: Армандо Бразини

Предлагаю Вашему вниманию проекты, которые мне удалось найти в сети, а так же в книге Д.Хмельницкого «Архитектура Сталина: психология и стиль»

2.Армандо Бразини. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

3.Армандо Бразини. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

4.Г.Красин, А.Куцаев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

5.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

6.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

7.Генрих Людвиг. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

8.Алексей Щусев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

9.Гектор О. Гамильтон.Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

10.Иван Жолтовский. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

11.Каро Алабян, Владимир Симбирцев. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

12.Ле Корбюзье, Пьерр Жаннере. Конкурсный проект Дворца Советов 1931 г.

13.Моисей Гинзбург. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

14.Николай Ладовский.Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

15.Леонид, Виктор и Александр Веснины. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

16.Илья Голосов. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

17.Иван Жолтовский, Георгий Гольц. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

18.Каро Алабян, Георгий Кочар, Анатолий Мордвинов. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

19.Бригада ВАСИ (руководитель александр Власов). Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

20.Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

21.Анатолий Жуков, Дмитрий Чечулин. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

22.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1932 г.

23.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

24.Борис Иофан. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

25.Каро Алабян, Анатолий Мордвинов, Владимир Симбирцев, Яков Додица, Алексей Душкин. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

26.Иван Жолтовский, Алексей Щусев. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

27.Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

28.Леонид, Виктор и Александр Веснины. Конкурсный проект Дворца Советов 1933 г.

А что было на месте будущего Дворца ? При вторжении Наполеона в Россию Император Александр I дает обет — воздвигнуть в Москве храм во имя Христа Спасителя. Указ о сооружении был подписан в декабре 1812 года в Вильне, когда последние части разбитой наполеоновской армии были изгнаны из пределов России.

В 1837 г. для строительства храма был взорван древний женский Алексеевский монастырь, настоятельница которого прокляла это место, пророчески заявив, что ничего доброго на нем стоять не будет.

Первый храм строится почти 40 лет. В 1846 году возводят свод главного купола, три года спустя завершают работы по облицовке. В 1860 году строительные леса, наконец, снимают, и храм предстает перед глазами москвичей, но еще двадцать лет после этого уходит на роспись и отделку. Несмотря на все старания, храм Христа Спасителя народ считает местом бездуховным, образцом церковной безвкусицы.

После полного окончания работ храм просуществовал чуть более 50 лет. 5 декабря 1931 года храм Христа Спасителя взрывают .

Музейным работникам было разрешено вывезти фрагменты храма, благодаря этому были разобраны и переправлены в Донской монастырь несколько гигантских горельефов.

Продолжим про проект Дворца.

Начнем с главного – с фундамента, на котором должен был стоять дворец 300-метровой высоты, увенчанный 100-метровой статуей Ленина. Общая площадь здания должна была составить 11 гектаров, а вес – полтора миллиона тонн. Но этот громадный вес не распределялся равномерно по всей этой площади. Самой «увесистой» должна была стать центральная высотная часть – башня, в которой располагался Большой Зала на 22 тысячи человек. Зал имел круглую форму – в центре находилась сценическая площадка, над которой амфитеатром поднимались зрительские места. К этому огромному залу примыкали вестибюли, фойе и прочие небольшие (в сравнении с Залом) помещения. Все эти помещения в целом получили название «стилобат» (в древнегреческой архитектуре так называлась верхняя часть цоколя храма, на которой устанавливалась колоннада). Эта гигантская башня должна была занимать площадь в гектара и весить 650 тысяч тонн (одну пятую веса всего здания). Колонны каркаса нью-йоркского небоскреба «Эмпайер Стэйт Билдинг» (383 метра, самое высокое здание в мире на тот момент) давили на землю с силой в 4700 тонн, а колонны башни Дворца Советов должны были нести нагрузку от 8 до 14 тонн каждая.

Читайте так же:  Дворец бутримовичей в пинске

С подобными нагрузками на грунт строители никогда еще сталкивались. Так что, требования к грунту и фундаменту, на котором будет выситься здание – символ новой эпохи предъявлялись особые. Для исследования грунта впервые в Советском Союзе было применено так называемое крупноколонковое бурение – грунт поднимался в виде цилиндров длинной 1 метр, и диаметром в 10-12 сантиметров. Было пробурено более ста скважин глубиной 50-60 метров. В самом центре будущей строительной площадки находился скалистый участок – своего рода полуостров, вдающийся в мягкий грунт. На глубине 14 метров начинались крепкие породы – сначала десятиметровый слой известняков, потом следовал шестиметровый глинисто-мергельный пласт, затем начинался еще один слой известняков, но более плотный чем первый. Затем снова глина и снова известняки. Своего рода бутерброд. Эти породы образовались миллионы лет назад в каменноугольный период, а потом они выдержали вес ледников, несравнимо более тяжелых, нежели циклопическое здание Дворца. Так что, подземный скалистый полуостров идеально подходил для строительства – именно здесь должна была возвышаться самая высокая в мире башня.

Кликабельно 1700 рх

Фундамент башни представлял собой два концентрических бетонных кольца диаметром 140 и 160 метров. Они располагались на втором известняковом слое на глубине 30 метров. Но прежде, чем заливать бетон, строители вырыли огромный котлован. Для того, чтобы стенки котлована не обрушились под воздействием подпочвенных вод в СССР впервые применили так называемую «битумизацию» грунта – вокруг котлована пробурили 1800 скважин. В каждую скважину вставлялась труба с мелкими отверстиями в стенах. В эти трубы под большим давлением закачивался битум, нагретый до температуры в 200 градусов. Через отверстия в трубах битум просачивался в грунт, заполнял все щели и полости и застывал. Вокруг котлована была образована водонепроницаемая завеса. Вернее, почти водонепроницаемая. Но с той водой, которая все же просачивалась в котлован успешно справлялись насосы.

Чтобы решить проблему с грунтовыми водами раз и навсегда – под будущим фундаментом построили своего рода «чашу» из четырех слоев асбестового картона, пропитанного битумом. Теперь можно было приступать к закладке циклопического фундамента. Специально для этой цели неподалеку от стройплощадки построили бетонный завод, оборудованный по последнему слову техники конца тридцатых годов. Последним словом технику в ту пору были огромные автоматические бетономешалки. К месту строительства бетон доставлялся в котлован в металлических «бадьях». В каждую такую бадью помещалось 4 тонны бетона. При помощи подъемного крана «бадьи» опускались в котлован, рабочий выбивал щеколду, удерживающую дно.

Кликабельно 2500 рх

Вылившийся бетон утрамбовывали так называемыми вибраторами – металлическими булавами, вибрирующими под воздействием, вращающихся внутри, эксцентриков. Твердея («схватываясь», если говорить на строительном сленге) бетон уменьшается в объеме (так называемая «усадка»). Учитывая огромные размеры фундамента, усадка могла привести к образованию трещин. Но строители легко решили и эту проблему – кольца фундамента делались не сплошными, они состояли из бетонных блоков с промежутками между ними. Как только блоки затвердевали, промежутки заливались свежим бетоном.

Получалось монолитное бетонное кольцо. Оба кольца связаны между собой 16 радиальными стенами. А сверху над кольцами фундамента были установлены еще два кольца из железобетона. Эти кольца так же связаны между собой 32-мя железобетонными балками.

Фундаменты остальных, не столь массивных, частей здания, представляли собой просто бетонные столбы с поперечником в 60 метров. Поскольку, нагрузка на них была не такой огромной, эти бетонные столбы устанавливались на верхнем слое известняка. Всего на строительство фундаментов Дворца требовалось 550 тысяч кубометров бетона. Над фундаментом башни должны были располагаться подвальные этажи, в которых разместились бы технические службы – отопление, освещение, водопровод, канализация и т. д.

Для прокладки бесчисленных труб и проводов в бетонных стенах подвала требовалось проложить специальные каналы, настолько большие, что люди могли бы ходить в них не нагибаясь. Самой глубокой точкой подвала должен был стать трюм Большого Зала – 10 метров ниже уровня грунтовых вод. Пол трюма, согласно проекту, должен был представлять собой бетонную плиту толщиной 8 метров, один квадратный метр такого пола весил бы 18.4 тонны.


Строительство Дворца Советов

Строительство Дворца Советов

До войны успели построить фундамент высотной части Дворца и начали монтировать стальной каркас здания. Увы, после 22 июня 1941 года бетон, гранит, сталь, арматура потребовались для совсем иных целей. После войны над Москвой вознеслись другие высотки, более скромные по размерам. Фундамент Дворца использовался при строительстве самого большого в мире плавательного бассейна. А в девяностые годы на этом же фундаменте восстановили Храм Христа Спасителя, снесенный в декабре 1931 года.

Теперь поговорим о стальном каркасе, основе трехсотметрового Дворца, увенчанного стометровой статуей Ленина. Для строительства этого каркаса была разработана специальная высокопрочная марка стали – ДС.

Каркас должен был монтироваться на двух кольцевых бетонных фундаментах. Диаметр внутреннего кольца составлял 140 метров, наружного – 160. На каждое из колец приходилось по 34 стальные колонны, каждая из которых должна была выдержать нагрузку в 12 тысяч тонн – это вес товарного поезда, составленного из шестисот вагонов. Площадь поперечного сечения каждой колонны – 6 квадратных метров, на такой площади вполне уместится легковой автомобиль. Колонны опирались на клепанный стальной башмак, под которым, прямо в кольцевом фундаменте укладываются 4-5 литых стальных плит.

Все 64 колонны через каждые 6-10 метров соединяются между собой по горизонтали двутавровыми стальными балками. Такие же балки соединяют и каждые две колонны, расположенные на одном радиусе.

До высоты 60 метров колонны шли вертикально вверх, затем на протяжении 80 метров шли под небольшим углом. А с высоты 140 метров колонны снова шли вертикально. На высоте 200 метров колонны наружного конца обрывались, а вверх тянулись только колонны внешнего ряда. В тех местах, где колонны должны были переходить в из вертикального положения в наклонное, должны были ставиться так называемые распорные кольца. Поверхность такого кольца образовывала целый проспект шириной 15 метров.

Клкиабельно 1600 рх

Помимо основного каркаса, у Дворца должен был быть и вспомогательный. Огромные колонны основного каркаса находились бы на значительном расстоянии друг от друга, их прочности не хватило бы, чтобы выдержать вес стен и межэтажных перекрытий огромного здания. Назначение второстепенного каркаса – «собирать» нагрузки и передавать их на мощный основной каркас. Второстепенный каркас тоже состоял из балок и колонн, но все его элементы делались из стали менее прочной, чем ДС. Но от обычной строительной стали эта сталь отличалась добавкой меди. Прочности такая добавка не добавляет, но повышает сопротивляемость ржавлению. Балки вспомогательного каркаса располагались бы там, где они необходимы, дополняя каркас основной.

Поверх балок второстепенного каркаса должны были устанавливаться перекрытия – железобетонные плиты толщиной 10 сантиметров. На эти перекрытия укладываются полы. Толщина полов тоже должна была быть большой – ведь в полах должна пролегать трубы и электропроводка. Общий вес стального каркаса Дворца Советов должен был составить 350 тысяч тонн. На изготовление циклопической стальной конструкции работал целый ряд заводов в Москве и за ее пределами. На них изготавливались так называемые «монтажные элементы» — отрезки колонн, балок и колец. Длина каждого такого элемента не должна была превышать 15 метров – в противном случае их было бы невозможно перевозить по железной дороге и поднимать кранами.

В Москве неподалеку от Ленинских гор был построен специальный завод, на котором все эти элементы готовились к монтажу – просверливались отверстия для заклепок, на специальных станках обтачивались торцы колонн. После такой обработки детали каркаса отправлялись на строительную площадку. Для монтажа использовались 12 кранов, грузоподъемностью 40 тонн каждый. После того, как каркас достигнет высоты, до которой краны не смогут дотянуться, 10 кранов должны были быть смонтированы на балках внешнего кольца основного каркаса. Оставшиеся два крана должны были передавать им грузы с земли. В дальнейшем планировалось уменьшить количество кранов на «верхотуре», а монтажом статуи должен был заниматься всего один подъемный кран.

Монтаж каркаса начался в 1940 году. К началу войны он достиг высоты в 7 этажей. Во время войны сталь ДС пошла на изготовление противотанковых ежей, а когда запасы подошли к концу, были демонтирована и уже построенная часть каркаса. Апофеоз не получился, и тогда, расчистив площадку от строительного барахла, на этом месте строят открытый плавательный бассейн «Москва», в котором около 30 лет зимой и летом безмятежно плавают москвичи.

Все вы, наверное, знаете, что под Москвой есть море (http://www.bibliotekar.ru/evrika/2-14.h tm). Находится оно на глубинах 1000 – 1400 м). Так вот, когда строили знаменитый бассейн Москвы была идея заполнять бассейн этой морской водой, но по каким-то причинам этого не случилось.


Опыт бурения скважин к морю у Москвы есть. Скважины для добычи древней морской воды пробурены рабочими треста Промбурвод Министерства монтажных и специальных строительных работ СССР. Одна из скважин — на Московском мясокомбинате, что на улице Талалихина. На улице Талалихина есть еще одна скважина — при бальнеологической лечебнице. Пробурены скважины и в ряде подмосковных санаториев — «Дорохово», «Монино», «Архангельское» и другие. В военное время из этих вод добывали соль, когда путь к исконным соледобывающим районам был отрезан врагом.

Рассказ очевидца: «Прослышав про это, директор бассейна Москва И.С.Стопани, на свой страх и риск, начал буровые работы в том месте, где сейчас стоит памятник царю. Долбёжным станком прошли 70 метров. И как ни пройдешь мимо, из-за ограды буровой стоит сплошной мат. Интересуюсь — в чем дело? Буровики говорят, что крышка долбяка постоянно забивается чем-то и не даёт работать, приходится поднимать инструмент на поверхность. Взял это «что-то» в руки, оказалось куском металла неправильной формы с характерным блеском на спиле. Скорее всего, это был сплав свинца и олова, заливаемого в скважины при работах по возведению Храма в 1839 году. Ничего себе фундамент, элементы которого уходили на 70 метров.

Но вернёмся к буровым работам современности. Настал тот день, когда долбёжный станок должны были заменить на буровой, чтобы пройти ещё приблизительно 1650 метров. За проделанную работу буровики выставили Спорткомитету Москвы счёт, равный чуть ли его не годовому бюджету. И дело зависло в разбирательствах. Кончилось тем, что скважину заглушили в соответствии с положенными нормами.»

Первое время после его открытия по Москве ходили слухи, что в нём часто тонут люди. Особенно зимой. Якобы действовала некая секта «топителей», мстившая за строительство на церковном месте «гигантской лужи». Насколько это соответствовало действительности не известно. Скорее всего, очередная городская легенда.

Бассейн Москва имел круглую форму, делился на несколько секторов, с раздевальными отделениями мужскими и женскими. Был также спортивный сектор с отдельным входом и без доступа из общих секторов. В спортивном секторе имелась вышка с разными уровнями высоты для ныряния, сауна и парилка.

Для того чтобы плавать в бассейне Москва не требовалась справка от врача. Билеты продавались в кассе возле выхода из метро Кропоткинская. В бассейне выдавались на прокат купальники, плавки, тапочки, шапочки, ласты, маски и трубки для ныряния. Для обеззараживания воды использовались различные дезинфицирующие средства. Медперсонал бассейна Москва строго следил за санитарным состоянием воды, выплывов и душевых отделений.

За все 33 года существования Бассейна «Москва» санэпидемстанция ни разу не предъявляла претензии к качеству воды. Воду бассейна не только пропускали через песчаные фильтры, но и хлорировали. В бассейне постоянно работала собственная лаборатория, забор воды на пробу осуществлялся каждые три часа (и еженедельно пробы выбирала санэпидемстания).

В первые десять лет в цикл водоподготовки были включены бактерицидные установки, облучающие воду ультрафиолетом (ртутно-кварцевые лампы ПРК-7 на 1,0 кВт). Исследования показали, что цикл водоподготовки можно осуществлять и без них, качество воды при этом не страдает.

Рассказ очевидца: «Я подрабатывал в бассейне «часовиком» (следил за порядком на воде).Каждый день мы брали забор воды на анализ. В воде была хлорка и медный купорос. Я проплавал 5 лет и заразу не подхватил, когда вода начинала цвести, то спускали воду и чистили дно. В бане больше шансов подхватить заразу. Кстати очень много детей, которых мы обучали там плаванию. Приходили тренеры из ДСШ и отбирали наиболее перспективных.»

Студенческая шутка — закон Архимеда для бассейна «Москва»: Тело, погруженное в воду бассена «Москва», вытесняет из воды другое тело.

Воспоминания очевидца: «Помню, что его не всегда вовремя чистили, и как-то раз пришлось плавать вместе с водорослями (зелёными такими, которыми было дно и стенки бассейна покрыты). Вдоль бассейна стояли скамейки, и многие люди, начиная с апреля могли не только покупать, но и позагорать, сидя на этих скамейках. Ещё помню, что в последние годы работы этого бассейна там что-то типа «дискотек» устраивалось, были то ли ночные, то ли просто вечерние сеансы, под громкую музыку и разноцветную подсветку.

Обратите внимание: большая часть площади бассейна «Москва» в те годы была закрыта для плавания (на снимке слева). Это было связано с тем, что на глубине 2,40 метров очень плохо просматривалось дно. Особенно зимой, когда и так над водой стоял сильный пар, да тут ещё дно зарастало зелеными водорослями. Видимость была плохая, и увидеть человека, опустившегося на дно, было затруднительно. Пройдет несколько лет – глубину зальют бетоном, чаша приподнимется до уровня 1,85 м, и вся площадь бассейна станет опять доступной для плавания.

Бассейн был открыт круглый год, даже зимой. Температура воды поддерживалась путём искусственного подогрева. Воспоминания dedushkin1: «Зимой, помню, страшно было с суши смотреть на «сумасшедших», плещущихся на 20-ти градусном морозе в клубах пара. Но сам не раз ходил зимой. Вода была теплая, совершенно не холодно было. Только нырять приходилось часто, а то волосы начинали льдом покрываться.»

Бассейн имел столь огромную площадь испарения водной поверхности, что был причиной коррозии у соседних зданий. Особенно это проявлялось зимой, когда над всем сооружением постоянно стояла стена из пара. Бассейн располагался напротив Пушкинского музея, от последнего поступали жалобы, что подобное соседство портит находящиеся в нём экспонаты.

Это детская ванна («плескательница») на бортике четвертого (мужского) павильона бассейна Москва. Температура здесь поддерживалась 32-34 градуса.

Последние годы…

Центральный плавательный бассейн «Москва» прекратил свою деятельность за четыре года до его сноса. В 1991 году цены на горячую, холодную воду и электроэнергию взлетели неимоверно, стоимость обслуживания стала нерентабельной. Более 3-х лет чаша бассейна стояла без воды, что привело к деформации температурных швов. Трубопроводная сеть сильно корродировала.

Сняв бетонную подушку бассейна строители обнаружили огромные приямки (забитые мусором и залитые грунтовыми водами, оставшиеся от опор Дворца Советов.

Ну а что сейчас на этом месте вы все знаете .