Дневник учительницы

26 сентября

На следующей консультации Миша прочитал свой перевод. Получилось не очень хорошо. Тогда он достал несколько распечаток и начал с чувством и «намеком» читать тихим голосом, с придыханием:

— «На стул высокий сев небрежно,/ Она сплетала пальцы рук,/ И легкий трепет ножки нежной/ Я видел вдруг, я видел…»

Уши у меня начали гореть. Миша спросил невинным тоном:

— Нина Степановна, а ведь в русском переводе смысл не тот совсем! У Рембо девушка обнаженная садится к нему на стул, то есть на колени, и ножка ее дрожит от удовольствия… Я бы сказал: «И легкий трепет наслажденья»… Как вам, нравится такой вариант? Или лучше сказать «вожделенья»?

Он смотрел мне в глаза, немного наклоняясь вперед, и уши мои уже не просто горели — полыхали! И вместе с ними — щеки и шея. Со стороны парня это был прямой намек, да и парень ужасно симпатичный, и разница между нами всего-то десять лет… А у меня давно уже не было нормального мужчины и нормального качественного секса… И самое главное, на меня уже сто лет никто так не смотрел — с явным обожанием… Я нервно вскочила, зачем-то порылась в сумке, вытащила мобилку, положила ее обратно…

«Надо прекратить эти игры!» — стучала в голове трезвая последняя мысль.

— Миша… э-э-э… Извини, мне нужно идти. Срочно… Я совсем забыла об одном деле… Ты еще подумай над вариантами, а поговорим в другой раз…

19 сентября

Невольно обращаю на Мишу внимание. Во-первых, мальчик невероятно красив — просто мечта Голливуда

Бедные девчонки! Правда, Михаил, кажется, не сердцеед. Я заметила, что ему доставляет явное удовольствие со мной препираться. Мой «оппонент» умен, начитан и обладает превосходным чувством юмора. Его вопросы не каверзные, но с подтекстом. Поэтому мне тоже нравится отбивать его «мячи» — такой своеобразный «пинг-понг» получается. С языковым уклоном.

Два раза в неделю я должна оставаться на так называемые свободные консультации. Это время, когда ученики могут прийти ко мне со своими вопросами и проблемами. Чаще приходят малыши: они только начинают учить язык, и вопросов у них немало. Старшеклассники редко появляются: им уже все ясно! Поэтому я удивилась, когда сегодня, после шести уроков, в дверях кабинета увидела Михаила. Неужели и у него есть вопросы?

— Можно?.. — неуверенно спросил он.

— Конечно, проходи.

— У меня трудности с переводом одного текста… — Парень открыл книжку — стихи Артюра Рембо в оригинале.

— Хм… Интересно… Давай посмотрим. Мы склонились над книгой. Миша начал медленно читать стихи:

— «Elle etait fort deshabillee…»

Я почувствовала, что краснею: в стихотворении автор описывал любовную сцену. Красиво, чувственно, томительно. Интересно, почему мальчишка выбрал для перевода именно эти стихи? И вообще, почему Рембо? Мальчик-поэт, нервный и страстный… Я взяла себя в руки и нейтральным тоном спросила:

— И как ты это перевел?

— Странно как-то получается: «Она была сильно неодетая»… «раздетая»… «голая»… Как это «сильно голая»? Совсем голая? — хитрюга смотрел мне прямо в глаза с самым невинным видом. Но в его невинность что-то верилось с трудом…

Я сразу заняла круговую оборону «училки»:

— Миша, подумай: это же стихи, да еще и позапрошлого века! Слово «голая» — из разговорного жанра. Лучше сказать — «обнаженная. Не находишь?

Мы разбирали текст слово за словом, и я постоянно ощущала чувственный подтекст нашей вроде бы учебной беседы… И эти взгляды Мишкины исподлобья, и мелькающая двусмысленная полуулыбка… Нет, юный ловелас неспроста выбрал именно это стихотворение! Я вздохнула с облегчением, когда мы добрались до конца текста. Пора идти домой.

— Отлично. Теперь дома попробуй все это превратить в стихи. А заодно найди опубликованные переводы — потом сравним. Хорошо? Только чур не подтасовывать! Сам переведи. Ну, иначе ведь просто бессмысленно, если ты взаправду хочешь научиться переводить поэзию…

4 февраля

Миша появился у меня только сегодня.

— Слушай, извини меня… — сказал он. — Я, молча, отодвинулась. — Ну, вот что я такого сделал? — спросил вдруг Михаил со злостью. — Я что, не могу немного развлечься с ребятами?

— Можешь. Но у тебя, пожалуй, есть более важные дела, чем пьянка среди недели. У тебя куча прогулов, по нескольким предметам «хвостами» оброс… Не пора ли что-нибудь сделать? Как ты объяснишь прогулы? Михаил с минуту молчал, как бы размышляя над чем-то.

— А ты помоги мне, придумай что-нибудь, ты же умная… Попроси училок за своего бойфренда!

— Ты, наверное, шутишь? — рассмеялась я.

— Нет, — быстро ответил он. — Ты же меня совратила… Влюбила в себя… Вот мне и не до учебы! Представляешь, какое впечатление произведет эта информация на бедного математика? А на директрису? Пожалей старушку — она такой новости не переживет: совращение ребенка в школе… Дай ей дожить до пенсии!

Нет! Этот циничный подонок не мог быть моим Михаилом…

1 сентября

Ну вот, первый день в новой школе позади. Подруга Аня была, как всегда, права: иногда, чтобы что-нибудь изменить, достаточно сделать первый шаг. А я изменила все…

Во-первых, рассталась с Кириллом, с которым встречалась в течение шести лет (сложно планировать будущее с тем, кто думает только о себе!).

Во-вторых, возвратилась в город, где родилась.

В-третьих, нашла новую работу. Никогда не думала, что стану преподавательницей французского языка! В универе мечтала о карьере переводчицы при высоком начальстве. Дальние страны, дипломатические приемы.

Что в результате? Мне двадцать семь, и я (опять!) начинаю новую жизнь. А кинопортал Мегакритик с новыми фильмами скрашивают мое одиночество.

27 сентября

Продолжаю. Из школы мы вышли вместе. Я делала вид, что спешу. А Михаил пошел меня провожать.

— Так будет безопаснее, — заявил он. Действительно, уже начинало темнеть, а мне идти через парк. Несколько раз я оступилась, и Миша сказал серьезно:

— Нина Степановна, держитесь лучше за меня, а то упадете. Вон тут, какие корни торчат — все дорожки разворочены! — и добавил тихо и ласково: — Вы не бойтесь, нас тут никто не увидит. Поколебавшись, я взяла его под руку. Дорожки ведь и, правда такие бугристые — мои шпильки то и дело выворачивались! Каждый раз, когда спотыкалась, Миша прижимал локоть к себе, удерживая меня от падения. В прямом смысле… Вот только что происходило в эти мгновения в моем сердце?

— Спасибо за помощь, — сказала, останавливаясь возле своего подъезда.

— Мне было очень приятно, — ответил Миша, глядя мне в глаза, и я поспешила уйти. От его взгляда и его улыбки…

27 ноября

Я рада, что среди учителей у меня нет близких подруг, — так мне легче сохранить нашу с Мишей тайну.

Но сегодня в учительской я услышала, как классный руководитель ругал Мишу:

— Этот парень в последнее время вообще ничего не делает! У него по математике уже три «хвоста»! Влюбился он, что ли?

Не знала, что мой любимый так запустил свои школьные дела…

— Миша, у тебя проблемы с математикой? — начала разговор, когда он пришел ко мне вечером.

— Давай не будем говорить о школе! — произнес он и скорчил рожицу.

— Хорошо! — Я не смогла не рассмеяться. — Только… мне было бы спокойнее, если бы ты все уладил.

— Легко! — ответил он, притягивая меня к себе.

Я сделала слабую попытку оттолкнуть его, но вместо этого обняла за шею.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector