Лидия русланова

Музыкальная карьера

У Лидии был уникальная манера исполнения, свой стиль и репертуар. Артистка начала давать сольные концерты в 1923 году. Концерт принес певице славу. До этого Лидия Андреевна состояла в эстрадной группе “Скоморохи”.

После концертов зрители дарили талантливой певице книги и костюмы. Русланова никогда не прекращала учиться, а только совершенствовала свои навыки. На досуге постоянно читала книги.

Больше всего творчество Лидии нравилось солдатам и офицерам. Пластинки с ее песнями продавались очень быстро.

Русланова во время выступления

В 1939 году опять отправилась на фронт, но уже с музыкальным коллективом. Условия были ужасные, часто приходилось петь на морозе без перерывов.

Во время Отечественной войны артистка обогатилась. Она приобретала драгоценности, дорогостоящие наряды, а также антиквариат. В 1942 стала заслуженной артисткой, а через два года возле Рейхстага в Берлине пела песни солдатам.

За весь период военных действий певица дала больше тысячи концертов. Она пользовалась популярностью, ее песни знала наизусть почти вся страна.  

«Никто не бросил в нее камень»

Никто не знал, чего ждать от титулованной гостьи. Но Русланова «не стала ни задирать нос, ни жаловаться на жизнь. Она очень быстро сошлась с нами. Когда утром мы отвели ее в барак к нашим мужчинам, она тут же нашла какие-то смешные байки, с большим юмором рассказала об этапе. Она держалась с мужеством, которое в ней просто поражало», — вспоминала Татьяна Барышникова.

Русланова, по воспоминаниям других сидельцев, часто помогала невольным товарищам по несчастью.

— Когда начались концерты, Руслановой стали постоянно передавать подарки ее почитатели. Варенье, грибы, шоколад, сало, печенье — чего только ей не дарили. И она всегда делилась угощением с подругами. Никогда не была жадной. Всегда приготовит, угостит, все приберет… Ни один из сидевших с ней в Тайшете не бросил в нее камень, а это говорит о многом, — говорит Леонид Мухин.

Юлиана Ильзен, к примеру, рассказала Мухину о таком случае: «Русланова часто прихварывала, и однажды ее положили в маленький стационар при санчасти. Случилось так, что я тоже заболела, и на несколько дней мы оказались в одной комнате. Однажды мы устроили „баню“: растопили печь, на углях подогрели воду и вымылись с головы до ног. Я занялась приготовлением чая. Чай вскипел, разлит, а Руслановой все нет и нет. И вдруг Лидия Андреевна входит, и в руках у нее моя постиранная кофточка. „Ты знаешь, теплая мыльная вода осталась, вот я не хотела, чтобы она пропадала“. И это при том, что Лидия Андреевна очень плохо себя чувствовала».

Музыка

До 6 лет Лидия Андреевна слышала в основном крестьянское пение Петровского уезда на свадьбах, посиделках, то есть с традиционными обрядовыми песнями, необрядовым фольклором и многоголосным распевом. Дядя Яша стал для неё образцом сольной мужской традиции и импровизационного мастерства. Рассматривая особенности Волжского песенного стиля, следует отметить их разноплановость. Волжский стиль в целом и саратовский в частности — это своеобразный сплав традиций переселенцев из других областей, результат взаимопроникновения культур народовПоволжья. С 6 лет брала уроки пения и музыкальной грамоты у регента, церковный хор в кафедральном соборе Александра Невского приобщили будущую знаменитую певицу к новому музыкальному языку.Исполнительский стиль Руслановой, индивидуальный и яркий, восходит к традициям крестьян Поволжья. Она обладала глубоким, грудным голосом (лирическое сопрано, переходящее в драматическое, однако «народного» плана) большого диапазона и могла переходить от контральток верхним нотам сопранового звучания. Голос Руслановой мощный, необыкновенно богатого, насыщенного тембра, очень звонкий, даже резкий и пронзительный, с ярко выраженной высокой певческой формантой. Такие свойства голоса были чрезвычайно выигрышны в условиях низкокачественной грамзаписи 1930-1940-х годов и низкокачественного радиовещания. Шеллаковые патефонные пластинки быстро истирались при воспроизведении, звучание фонограммы сильно искажалось. Звонкий, ярко звучащий голос Руслановой был хорошо слышен сквозь помехи, создаваемые испорченными грампластинками или радиопередачей, слова песен были легко узнаваемыми. Помимо прекрасного голоса, который до самой старости звучал мощно, блестяще и молодо, Русланова обладала сильным драматическим темпераментом, большим артистизмом, была физически очень сильна и энергична.

Тот факт, что голос солистки сравнивали с ангельским, говорит не только о богатой его природе, но и о грамотной постановке голоса и хорошем певческом дыхании, позволяющем свободно и легко резонировать под куполом храма. В 12 лет Лидию Андреевну отправили ученицей на мебельную фабрику, где она развлекала своим пением работниц. По-видимому, именно в этой фабричной среде она приобщалась к городским песням, «жестоким романсам»,балладам, таким как «Окрасился месяц багрянцем», «Очаровательные глазки», «Златые горы», «Шумел, горел пожар московский». Эти песни также повлияли на стиль Руслановой. Завершающим эпизодом в её «образовании» были занятия с профессором Саратовской консерватории Михаилом Медведевым. Педагог-вокалист воспитывал в Лидии Руслановой навыки академического вокала; работал с ней над классическим репертуаром: романсами, ариямииз опер. Оперной певицей Лидия Русланова, как известно, не стала, но о Медведеве отзывалась с благодарностью.

Лидия Русланова, обладая абсолютным слухом и превосходной музыкальной памятью, не стремилась всё время исполнять один и тот же репертуар, собирая русские песни. Русланова знала так много разнообразных песен — северных, среднерусских, сибирских, казачьих — что могла бы удивить даже опытных фольклористов. Она исполняла памятные, богатырские, молодецкие, разбойничьи, протяжные, заунывные, весёлые, игровые, круговые, хороводные, плясовые, балагурные, бурлацкие, скоморошьи, обрядные, свадебные, гулевые, подблюдные, бабьи, посиделковские песни, а также былины, плачи, заплачки и думы. Каждая песня становилась небольшим спектаклем.

Лидия Русланова была также талантливым интерпретатором песен: могла спеть одну несколько раз, и каждый раз по-новому. Многие из песен Лидия Андреевна «реабилитировала». Самый яркий пример — её вариант шуточной песни «Валенки», изначально — дореволюционной цыганской песни. Примитивная мелодия и такие же примитивные слова Русланова обыграла блестяще, сделав из деревенских страданий целый моноспектакль. Руслановские «Валенки» не похожи ни на какие ранее известные напевы.

Лидия Русланова не ограничивалась только русскими народными песнями. Она исполняла и песни советских композиторов. Так, она первой запела песню гражданской войны «По долинам и по взгорьям», песни «Партизан Железняк» и «Враги сожгли родную хату» и другие. Одной из первых исполнила «Катюшу».

Лёгкость, с которой Русланова исполняла песни, давалась упорным трудом. Она не раз говорила: «Хорошо петь — очень трудно. Изведёшься, пока постигнешь душу песни, пока разгадаешь её загадку. Песню я не пою, я её играю. Это целая пьеса с несколькими ролями».

«Трофейное дело» дело и лагерь

  1. В 1948 году в рамках так называемого «Трофейного дела» инициированного Сталиным для выявления злоупотреблений в высших рядах военного руководства (в том числе из окружения Жукова), мужа Руслановой генерала В. Крюкова и саму певицу арестовали. Через год они были осуждены и всё их имущество конфисковано. Лидия Андреевна по приговору суда получила 10 лет лагерей, а её муж 25.
  2. В различных ГУЛАГах артистка находилась до 1950 года, где время от времени давала концерты для заключённых. Из-за строптивого характера певицы лагерное начальство составило на неё донос и её из лагеря перевели в тюрьму Владимира, где три месяца допрашивали, пытаясь получить от неё компрометирующие сведения на маршала Жукова.
  3. Ничего не добившись, певицу отправили отбывать дальнейший срок во Владимирском централе.
  4. Летом 1953 года после смерти Сталина, Русланову и её мужа реабилитировали и освободили.

В годы заключения

Первый раз замуж Лидия Русланова вышла, когда ей не было 17

     С 1916-го и до октября 1917-го Лидия, из сиротского приюта определившаяся в работницы мебельной фабрики полировальщицей, служила сестрой милосердия. Первый раз замуж вышла рано, еще не исполнилось семнадцать. «В этот период познакомилась и сошлась с неким Степановым Виталием Николаевичем, от которого в мае 1917 года у меня родился ребенок. В 1918 году Степанов от меня уехал, и я стала жить одна», — скупо вспоминала о своем первом браке и о первом ребенке Русланова.
     Белокурый красавец офицер-дворянин Степанов — самое темное пятно в биографии певицы. Они обвенчались в церкви какого-то захолустного городка и на постоялом дворе зачали своего ребеночка. Вернувшись как-то с базара, Лидия не обнаружила в люльке грудного сына. Пропал след и ее сероглазого муженька, в последнее время все чаще пропадавшего у жившей по соседству молоденькой цыганки. Не отыскалось следов и самой разлучницы. Имя своего сыночка Русланова унесла с собой в могилу. И никогда певица, бисером рассыпавшаяся перед публикой, не произнесла имени своего сына.
     Лидия Русланова слыла оптимисткой и душой любой компании. Часами она могла веселить народ и поддержать многолюдное застолье не только своими задушевными песнями, но и шутками. Русланова подтрунивала над всеми и над всем. Единственное табу для шуточек — ее первый супруг и сын.

«Дай бог, чтобы твоя страна тебя не пнула сапожищем…»

В чем обвинялась Лидия Русланова? Биография и творчество ее были настолько прозрачны, а происхождение настолько пролетарским, что, казалось бы, уж к ней-то у пресловутых «органов» не должно было быть претензий. Так вот, кроме стандартного обвинения в антисоветской пропаганде, ее обвинили в незаконном присвоении трофейного имущества. Вот где «аукнулась» тяга к роскоши, которую сначала поощряла сама сталинская власть, а затем за нее же и наказала своих, пусть даже и мнимых оппонентов.

Но главное, чего добивались следователи, — это оговора подследственными маршала Жукова. Именно он был главной целью всего этого масштабного мероприятия. К чести Лидии Руслановой следует сказать, что вела себя она достойно и на сделку с совестью не пошла. То же самое можно сказать и о генерале Крюкове, которого истязали в следственных тюрьмах КГБ аж четыре года и осудили на 25 лет только в начале 50-х годов.

Лидию Русланову по приговору, кроме трофейных ценностей, лишили и всего имущества, которое она накопила за три десятка лет каторжного труда на сцене. У нее конфисковали коллекцию картин русских художников (потом ее удалось вернуть), мебель, антиквариат, редкие книги и, главное, шкатулку с бриллиантами, которые она собирала еще со времен революции. Для того чтобы набросить срок лишения свободы, к ней и ее мужу генералу Крюкову, кроме стандартной статьи УК РСФСР 58-10 «Антисоветская пропаганда», был применен пресловутый Закон «О колосках» от 7 февраля 1932 г., который квалифицировал хищения как контрреволюционную деятельность.

На пять лет Лидия Русланова исчезла со сцены. Всякие упоминания ее имени в прессе и на радио прекратились. А в обществе стали распространяться подлые слухи, что Русланову и ее мужа взяли «за барахлишко». Сама же она провела эти годы сначала в Озерлаге под Тайшетом, а затем в знаменитом Владимирском централе (постарался один из лагерных охранников, написавший донос, что Русланова и в лагере ведет антисоветскую агитацию).

После смерти Сталина и смещения Берии вновь занявший важное положение Жуков поднял вопрос о пересмотре дела Крюкова и Руслановой. Эта семейная пара была реабилитирована самой первой из миллионов узников ГУЛАГа

Они вернулись в Москву в августе 1953 года.

Жизнь в заключении

В 1939 году началась Советско-финская война, из-за которой артистка снова отправилась на фронт. В составе концертной бригады она дала более 1000 концертов за время войны. Работать приходилось в ужасных условиях, концерты проходили на морозе, в окопах и землянках. Из-за этого девушка постоянно употребляла антибактериальные препараты. За свою отвагу она получила звание Заслуженной артистки в 1942 году.

Через два года после войны был раскрыт «заговор», вследствие которого артистку лишили всех наград, а её песни запретили. Русланову постоянно допрашивали, переводили в разные места заключения. В течение года она сидела в Лефортовой тюрьме, отказываясь подписать ложные показания против супруга.

В 1950 году артистка попала во Владимирскую тюрьму. Там она встретила актрису Зою Федорову, ставшую лучшей подругой Лидии. Даже в лагере она продолжала петь, хотя и перенесла несколько раз воспаление лёгких. Следствие завершилось только в 1949 году. После смерти Сталина в 1953 году Лидия смогла вернуться к концертной деятельности. Изначально женщина тяжело переживала перенесённый позор, но ради благополучия семьи пришлось взять себя в руки.

Лидия Русланова. Узница «Лефортова»

Дело № 1762 по обвинению Крюковой-Руслановой Лидии Андреевны, начатое 27 сентября 1948 года, было завершено 3 сентября 1949 года. Почти год певица просидела в Лефортовской тюрьме. На допросах с ней обращались вежливо, хотя постепенно вежливость следователей сменялась раздражительностью. Русланова категорически не хотела подписывать ложные показания в отношении супруга.

Ей вменялось в вину «распространение клеветы о советской действительности и с антисоветских позиций осуждение мероприятий партии и правительства, проводимых в стране», а также «присвоение в больших масштабах трофейного имущества» во время нахождения с мужем в Германии. На самом деле следователи били (в прямом и переносном смысле) по другу маршала Жукова. Лидия «загремела» вслед за мужем.

После освобождения, вспоминал актер Алексей Баталов, «Лидия Андреевна и Владимир Викторович отправились на птичий рынок. Там они скупали птиц, продаваемых в клетках, и тотчас выпускали их на волю, потратив все имеющиеся деньги». Постепенно жизнь налаживалась. Ей вернули конфискованные картины, она вернулась на сцену. Купила мужу дорогую автомашину ЗИМ. В доме шаром покати, чай пили не из чашек, зато генерал Крюков ездил не в общественном транспорте. Во время войны Русланова на свои средства купила для корпуса генерала несколько «катюш», а тут расщедрилась на легковую машину.

Генерал-лейтенант в отставке Крюков скончался от инфаркта в августе 1959 года. Русланова взяла горсть земли с могилы мужа на Новодевичьем кладбище. Члена партии нельзя было отпевать, но после похорон Лидия Андреевна с сестрой и дочерью пошли в храм и там отпели новопреставленного Владимира. Все свои концерты певица отменила. Мораторий продолжался целый год.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники  target=»_blank»>в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во , Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках…

Детство

Появилась на свет 27 октября 1900 года в Саратовском крае. Одни источники утверждают, что певицу звали Прасковья, а другие настаивают на имени Агафья. Но на селе девочку все звали Панькой. Полное имя — Прасковья Лейкина-Горшенина.

Лидия Русланова в детстве

Бабушка девочки имела невероятно красивый голос. Она всюду брала с собой внучку. Еще одним талантливым членом семьи был дядя. Его знала вся деревня. Он выступал на свадьбах, пел в основном народный фольклор.

Мнение эксперта
Константин Павлович Ветров
Помощник и советник Министра государственного контроля СССР, Герой Социалистического труда, историк, доктор исторических наук. Автор многих научных работ об истории Советского Союза.

Отец был русского происхождения, работал грузчиком. Мать трудилась на заводе, походила из Мордовии. Родители воспитывали троих детей. У Паньки была сестра Юля и брат Авдей.

В ходе войны между Российской империей и Японией отца забрали на службу. Мать вскоре умерла. Дети остались сиротами и их отправили в приют. Там Лидию разделили с братом и сестрой. Девочке дали новое фамилию и имя.

Лидия Русланова. Царица русской народной песни.

Еще с ранних лет Русланова занималась пением. Она состояла в хоре при церкви. Потом училась в консерватории, но ей было не интересно заниматься академическим вокалом.  

А вы слышали песни Руслановой ?

ДАНЕТ

В 1916 стала сестрой милосердия и сама вызвалась на фронт. Она пела народные песни и этим пыталась поднять дух солдат.

«Простая русская баба»

Надгробный памятник Крюкова и Руслановой на Новодевичьем кладбище. Фото: wikipedia.org

«Узнать маму после тюрьмы было трудно — стрижка короткая, никакой косы, волосы, прежде черные как смоль, совершенно седые (она потом их красила до конца жизни), — вспоминает Маргарита Крюкова. — А главное, мама стала очень худой. Помню, в первые дни они с папой поехали на Птичий рынок, скупали птиц и выпускали на волю. У меня язык не поворачивался сказать, что зря они это делают — ведь птички, привыкшие к клетке, на воле не выживают. Мамино возвращение на сцену состоялось в зале Чайковского 6 сентября 1953 года. Концерт транслировали на всю страну по радио и одновременно — через микрофоны на площади Маяковского, которая была вся запружена людьми».

Выйдя на свободу, Русланова еще два десятилетия гастролировала по всему Советскому Союзу — от Камчатки до Калининграда. Она снова получала огромные гонорары, но все же вернуть прежнее благосостояние не удалось.

«И в довоенные, и военные годы Русланова зарабатывала честным трудом баснословные деньги. Она привозила деньги с гастролей чемоданами и могла позволить себе покупать все, что угодно. Люди, с которыми сталкивалась певица, советовали ей приобретать драгоценности, антикварную мебель, сервизы, дорогие картины… Постепенно у нее скопилась целая коллекция. Большая ее часть была конфискована при аресте», — рассказывает Леонид Мухин.

Русланова собрала целую галерею работ великих русских художников. 132 картины были изъяты при аресте. Среди конфискованных шедевров были работы кисти Репина, Сурикова, Тропинина, Левитана, Крамского, Брюллова, Врубеля, Айвазовского, Кустодиева, Шишкина, Поленова, Серова, Верещагина, Васнецова… Но еще больше следователей интересовали бриллианты певицы, которые не удалось найти во время обыска.

«Шкатулка хранилась у старушки, которая когда-то была у Лидии Андреевны кем-то вроде экономки или домоправительницы, — вспоминала Татьяна Барышникова. — Это был, по словам Лидии Андреевны, верный и преданный ей человек. А так как Лидия Андреевна часто уезжала на гастроли, то она все ценности со спокойной душой держала у этой женщины. На Лубянке знали про богатства и долго терзали Русланову вопросами, где все находится, поскольку при обыске драгоценностей не нашли. Русланова долго сопротивлялась, но, когда ей пригрозили, что арестуют всех ее родных и тех, кто когда-то служил в ее доме, она не выдержала… Вот ее слова: «Когда я представила себе, как будут мучить эту старушку и как она будет умирать в тюрьме, я не смогла взять такой грех на душу и своими руками написала ей записку о том, чтобы она отдала шкатулку». Эта фраза «я своими руками отдала бриллианты, отдала 2 миллиона» не раз была услышана мною в Тайшете».

Из тайника были изъяты 208 бриллиантов, изумруды, сапфиры, рубины, жемчуг, платиновые, золотые и серебряные изделия. После освобождения встал вопрос о возвращении конфискованного личного имущества.

«Из 132 картин вернули 103 или 106. Из 208 конфискованных бриллиантов в итоге не вернули ни одного — они растворились где-то в недрах МГБ. Как отреагировала Русланова? Сказала: «Черт с ними, с этими бриллиантами!» А картины она постепенно передала в галерею Таганрога, в музеи Беларуси, Киргизии… Русланова умела зарабатывать, но никогда не была барыгой и не ценила деньги больше, чем людей. Она была простая русская баба и знала цену человеческой жизни», — говорит Леонид Мухин.

Лидия Русланова. Жена генерала, друга Георгия Жукова

     В июле 1942 года Русланова развелась с Михаилом Гаркави и расписалась с Владимиром Крюковым. «Зачем ей выходить замуж за генерала? — иронизировала над подругой актриса Мария Владимировна Миронова. — Она сама фельдмаршал!»
  

Лидия Русланова и Владимир Крюков
  
     Концертная бригада к обоюдному удовольствию часто гостила у кавалеристов. Корпус перебрался на передовую. Генерал прогуливался с Лидией по лесной тропинке. В какое-то мгновение певица первая предложила выйти замуж за Крюкова, у которого в Ташкенте осталась пятилетняя дочь Маргоша. После ее предложения Владимир Викторович опустился на колено, снял фуражку, поцеловал ее руку и произнес: «Не верю этому. Неужели правда, выйдете? Если правда, вы никогда об этом не пожалеете».
     Бывшая сирота, женщина, потерявшая своего единственного сына, Лидия стала мамой для приемной дочери. Маргарита Владимировна Крюкова-Русланова, потерявшая родную мать в пятилетнем возрасте, навсегда осталась благодарна Лидии Руслановой. «Никогда не возникало даже ощущения: падчерица — мачеха… Нет-нет! Было одно ощущение и полное убеждение: у мамы никогда не было детей, других, а у меня — другой мамы», — вспоминает Маргарита Владимировна.
  

Лидия Русланова с приёмной дочерью Маргаритой
  
     Генерал Крюков — закадычный друг Георгия Жукова — возможно, не был выдающимся полководцем, но и фатальных провалов на своем фронте не допустил. Дело свое знал крепко и был отец солдатам. 6 апреля 1945 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии генерал-лейтенанту Владимиру Викторовичу Крюкову было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая Звезда» (№ 5792). Кроме звания Героя Советского Союза, генерал Крюков был награжден тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Суворова 1-й степени, орденом Кутузова 1-й степени, двумя орденами Суворова 2-й степени, медалями. Поговаривали, что к концу Великой Отечественной войны генерал Крюков надевал Георгиевский крест, который заслужил во время Первой мировой войны. Все боевые награды, полученные во время войны, будут изъяты во время ареста 18 сентября 1948 года. После возвращения и полной реабилитации боевые ордена и медали генералу вернули.

23 апр 2018
  Игорь БуккерИсточник

На «германской войне» и в годы революции

Как дальше продолжила свою жизнь Лидия Андреевна Русланова? Биография ее круто изменилась с началом Первой мировой войны. Начало ее многие россияне восприняли с энтузиазмом. Ведь объявила войну России именно Германия, в ответ на жесткие требования прекратить нажим на Сербию, которая всегда воспринималась как братская страна и союзник. Совершенно естественно, что общая волна энтузиазма захватила и Лидию. Едва дождавшись шестнадцатилетия, она нанимается сестрой милосердия в санитарный поезд. Здесь она также пела, но уже для раненых.

К периоду службы сестрой милосердия относится и первый неудачный брак Лидии. Избранником ее стал красавец-офицер Виталий Степанов, который был вдвое старше своей юной жены. В результате этого замужества у Лидии весной 1917 года родился сын. Лидия любила своего мужа и хотела нормальной семейной жизни, но после октября 1917 года это стало невозможным. Слишком яркой, вызывающе дворянской была внешность Виталия Степанова, чтобы он мог вписаться в жизнь в большевистской России. Поэтому вскоре после революции он исчез и увез с собой сына, фактически украл его у родной матери. Больше ни его самого, ни своего сына Лидия так никогда и не увидела.

Как же в дальнейшем, в годы Гражданской войны, жила Лидия Андреевна Русланова? Биография ее оказалась связанной с новой, советской Россией. Муж-беглец сделал свой выбор, а Лидия – свой. С 1918 года она стала гастролировать в частях Красной армии в составе концертных бригад. Вот где пригодились навыки профессионального мастерства, полученные в Саратове. Выступления коллектива, в котором работала Русланова, пользовались неизменным успехом. Репертуар ее состоял из двух больших песенных блоков: народных песен в оригинальной «руслановской» интерпретации и городских, т. н. жестоких романсов вроде «Окрасился месяц багрянцем» или «Вот мчится тройка удалая». Среди почитателей ее таланта в те годы значились знаменитые герои Гражданской войны, например Михаил Буденный.

Во время гастролей по Украине Лидия знакомится с молодым чекистом Наумом Науминым, который был приставлен для охраны их концертной бригады. Вскоре он стал ее мужем, и этот брак продлился почти десяток лет.

Родители и детство

Исполнительница народных песен и романсов Лейкина Прасковья Андриановна (другое имя и фамилия – Русланова Лидия Андреевна) появилась на свет в селе Чернавка Саратовской губернии 27 октября 1900 года в бедной семье крестьян староверов. Отец – Андрей Маркелович трудился грузчиком, мать Татьяна принадлежала к мордовской этнической группе эрзя. Кроме Прасковьи у супругов была ещё младшие дочь Юля и сын Авдей.

В 1905 году Андрей Маркелович был забран в солдаты, оставив детей и своих больных родителей на попечение жены, фактически  без средств к существованию.

Через некоторое время матери удалось найти работу на кирпичном заводе, где она от тяжёлого физического труда надорвалась, и когда Прасковье было шесть лет, умерла. Об отце пришло с фронта известие, что он пропал без вести.

Заботы о семье легли на плечи маленькой Прасковьи и её незрячей бабушки. Звонкий певческий голос и цепкая память, позволяющая быстро запоминать тексты услышанных песен, давали возможность девочке, христарадничая со своей бабушкой по окрестным деревням, получать небольшое подаяние.

Фамилия и имя «Лидия Русланова» появилось благодаря сердобольной вдове чиновника однажды услышавшей пение Прасковьи. Узнав о бедственном положении её семьи, она смогла устроить всех детей в разные приюты. Саму певунью удалось определить в лучший церковный приют Саратова, но для этого понадобилось изготовить фиктивный документ с новым именем и фамилией, так как настоящие фамилия и имя указывали на происхождение девочки из крестьян, а таких детей в это благотворительное заведение не брали.

Дальнейшее творчество

  1. Через несколько месяцев после освобождения Русланова решила вернуться на эстраду, необходимо было поправлять материальное положение семьи, а главное она очень хотела помочь мужу вернувшимся из заключения с подорванным здоровьем.
  2. На средства заработанные певицей на гастролях позднее был куплен дом и автомобиль, а также семье вернули кое-что из конфискованного имущества.
  3. В 60-х годах, несмотря на пожилой возраст, Лидия Андреевна профессионально была очень востребована, она делала записи на радио и много гастролировала. Но звание «Народной артистки СССР» так и не получила. За границу её тоже не выпускали.
  4. В 70-х годах певица снялась в эпизодической роли в фильме «Я – Шаповалов Т. П.», где сыграла себя, поющую для солдат во время Великой Отечественной войны.
  5. В конце лета 1973 Русланова приняла участие в последних своих гастролях. Концерты проходили на стадионах в южных городах страны, которые закончились полным её триумфом.

Трудное детство

При рождении будущую артистку звали Агафьей Андреевной Лейкиной. Несмотря на то, что в энциклопедиях указано это имя, односельчане называли девочку Панькой (сокращённо от Прасковьи). Её родители, Андриан и Татьяна, были бедными крестьянами. В семье росло ещё двое детей, Авдей и Юлия. Творческие наклонности Агафье передались от бабушки, которая превосходно пела. Вместе они ходили на свадьбы к соседям, малышка слушала песни и подпевала.

В 1905 году всех мужчин из семьи Лейкиных отправили на русско-японскую войну. Позже стало известно, что Андриан умер, хотя многие опровергали эту информацию. Односельчане говорили, что на самом деле он изменился до неузнаваемости и провёл остаток дней, прося милостыню возле церкви. Татьяна умерла, а детей разделили.

Панька попала в приют, в котором её переименовали в Лидию. Это случилось благодаря вдове чиновника, пожалевшей талантливую девочку. Она услышала пение Руслановой и захотела ей помочь, но имя выдавало крестьянское происхождение. В то время бедных детей не брали в детские дома, поэтому малышка получила грамоту с новыми данными. Её брат и сестра также были отправлены в сиротские приюты.

Незадолго после переезда в новый дом Лидия произвела впечатление на регента местной церкви. Он услышал, как она поёт, и пригласил девочку в церковный хор. Вскоре она стала его солисткой, регулярно выступала на похоронах и праздниках. Русланова окончила три класса церковноприходской школы, но дальше учиться не захотела. Музыкального образования у неё нет, певица была самоучкой. У неё был шанс поступить в саратовскую консерваторию, но академический вокал не интересовал девушку. После двух лет обучения она покинула заведение, решив исполнять народные песни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector