Адмирал колчак: почему он проиграл?

Версии о происхождении названия должности

Российский историк В. В. Журавлёв, анализируя различные подходы к вопросу о происхождении титула «Верховный Правитель», принятого адмиралом А. В. Колчаком, пришёл к выводу, что однозначного ответа на этот вопрос в исследовательской литературе не существует, «причём именно неясность его генезиса составляет основное затруднение на пути интерпретации его идеологической нагрузки».

Некоторые исследователи (В. Ж. Цветков, А. Б. Зубов) высказывали мнение, что понятие «Верховный Правитель» являлось не новацией, а категорией Основных законов Российской империи.

Историк В. Ж. Цветков обратил внимание на то, что согласно статьям 41-й, 42-й и 43-й Основных законов Российской империи несовершеннолетнему Наследнику на случай вступления на Престол производилось назначение Правителя и Опекуна, «в одном лице совокупно» или «в двух лицах раздельно». После акта непринятия Престола Михаилом Александровичем носителем временной верховной власти оказалось Временное правительство, а так как Уфимское Государственное Совещание заявило о своей правопреемственности в отношении Временного правительства, то, следуя принципам фактического правопреемства, Колчак получил статус «Правителя» от всероссийской власти, выраженной Советом министров Временного Всероссийского правительства

Таким образом Колчак номинально становился регентом — Правителем государства при вакантном Престоле, до тех пор, пока новоизбранное Учредительное Собрание не решит вопрос о форме правления и не вручит власть избранному лицу или органу. Титул «Верховный Правитель», по мнению Цветкова, правильнее отождествлять с Престолоблюстителем, но не как с лицом, «занимающим» Престол. Схожий статус имела и должность «Временного Президента» в разработанном накануне созыва Всероссийского Учредительного собрания осенью 1917 г. «Положении о Временном Президенте» (законопроекте «Об организации временной исполнительной власти при Учредительном Собрании…»), в задачи которого входили бы выражение внутри- и внешнеполитического курса и защита государственного суверенитета до окончательного утверждения основ политической системы российской Конституантой.

Генерал-лейтенант Д. В. Филатьев писал в своих воспоминаниях об этом:

Показательно, как сам Колчак оценивал своё новое положение Верховного Правителя. В письме в Париж своей супруге С. Ф. Колчак от 15 октября 1919 г. он писал:

Документы против мифов

Колчака документы архива рисуют разным. Вот перед нами благодарственная телеграмма команды линкора «Свободная Россия», переименованного Колчаком в апреле 1917 г. из «Императрицы Екатерины Великой»: «Весь личный состав дредноута «Свободная Россия» просит дорогого адмирала принять глубокую благодарность за столь быстрое исполнение нашей просьбы о переименовании. Клянемся честью свободных граждан оправдать высокое название».

Верный проводник идеалов Февральской революции идет на поводу у матросов. А рядом — бережно сохраненное адмиралом и, видимо, дорогое ему письмо солдата Петра Кузьмина, возмущенного арестом начальника севастопольского порта: солдат предлагает навести порядок, расстреляв Ленина «и ему подобных». Противоречивые документы эпохи, своя доля вины Колчака за последовавшую Гражданскую войну…

Как Колчак стал верховным правителем России

Архив развенчивает многие устоявшиеся мифы, например конспирологическую версию о том, что Колчак был агентом английской разведки. Корни этой версии в том, что в августе 1917 г. он в составе специальной военной миссии оказался в Лондоне и встречался с представителями британского флота4. А позднее перешел на английскую службу. Более ста лет спустя мы узнали из писем супруге, почему Колчак это сделал.

1 декабря 1917 г. он пишет жене из Йокогамы: «До сего дня я не решил еще вопроса о возвращении в Россию, т.к. вступил в переговоры с британским правительством… Если окажется совершенно бесполезным возвращение в Россию, то я постараюсь принять участие в войне на западном фронте». Действовать таким образом подсказывали ему долг перед Родиной и понятие о чести. Об этом Александр Васильевич просил сообщить семилетнему сыну.

В письме от 24 января 1918 г. из Шанхая, по пути на Месопотамский фронт, он сообщил Софье Федоровне, что собирался возвращаться на Родину, но сведения о мирных переговорах большевиков с германцами вынудили переменить решение. Не признавая новую власть в России, он поступил на службу к союзникам, чтобы продолжать войну до конца. Объяснение предельно простое и логичное.

Важнейшее письмо от 15 июня 1919 г. — Колчак кратко объясняет мотивы своих действий за полтора года:

«После отъезда в С.Ш.С.А.5 в качестве начальника военно-морской миссии переписка с тобой прервалась; хотя я посылал неоднократно письма, но я не знаю, сколько и какие именно дошли до тебя. В Америке я сделал все, что зависело от меня для участия в войне на стороне союзников, но я убедился, что Америка заняла положение в отношении России, исключающее возможность с нею работать.

Омск отметил юбилей Гражданской войны масштабным форумом

Я решил вернуться в Россию, в армию и продолжить войну с немцами на каких угодно условиях. Это было в октябре 1917 г. Большевицкий переворот произошел во время моего перехода через Тихий океан, и о нем я узнал только прийдя в Японию в ноябре. Мне осталось сделать то, что я сделал: поступить на великобританскую службу и попытаться проникнуть с английскими войсками на Юг России. Об этом я писал тебе достаточно подробно и полагаю, что ты знаешь мотив и обстановку, определившие мое решение.

Но выполнить это мне не удалось. Я доехал до Сингапура, откуда английское правительство вернуло меня в Пекин и даже в Маньчжурию для работы по организации вооруженной силы для борьбы с большевизмом. В апреле 1918 г. я начал эту работу.

Но мне пришлось столкнуться с крайне сложной международной обстановкой Дальнего Востока, которая привела меня к конфликту с японским Генеральным штабом. Мне пришлось поехать в Японию, причем я очень серьезно заболел… Почти месяц я мог спать только при помощи наркотических средств, но в конце концов я оправился и решил уехать через Сибирь к генералу Алексееву».

Речь шла об отъезде к белым на Юг России. Но сложилось иначе — в Омске Колчак узнал о смерти генерала М.В. Алексеева и остался в Сибири, предопределив свою судьбу.

Колчак-демократ и Колчак-правитель

Многие из сегодняшних сторонников белого адмирала считают, что в случае победы Колчака над большевиками Россия пошла бы по демократическому пути развития, рассказывает Стельмак. «Дело в том, что Колчак часто показывал себя сторонником демократии, особенно для западных дипломатов. Даже некоторые белые газеты писали, что если не хотите возвращения монархии, то идите за Колчака. Вот и сейчас многие проходят в наш центр и говорят: «Я за свободу, я демократических взглядов. Конечно, я за Колчака», — отметил историк.

Но проблема в том, что адмирал все это говорил для газет, а на деле был совсем других взглядов. «К демократии он относился, скорее, отрицательно, как и к идее избрания Учредительного собрания. Он готов был провести выборы, но лишь тогда, когда одержал бы победу над большевиками и был бы уверен, что собрание было лояльным к его идеям», — сообщил Стельмак.

Никакой реакции

Антанта раздумывала; вместе с Францией и Великобританией думали, как отнестись к адмиралу, Япония и Североамериканские штаты. 26 мая 1919 года появляется текст ноты Колчаку, в которой выражалась готовность признать его «Верховным правителем России» при выполнении ряда условий. Требовали союзники гарантии в поддержке демократических институтов, и хотели убедиться, что правительство провозглашённого Верховного правителя не будет реакционным.

Британские солдаты Миддлсекского полка. Омск, январь 1919 года. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

«Условия, указанные в ноте, сводились к нескольким пунктам, — рассказывает Максим Стельмак. — Это созыв Учредительного собрания, неоказание сопротивления созыву и избранию городских и земских самоуправлений, не предпринимать попыток для восстановления прежнего аграрного режима, стеснения гражданских прав и религиозных свобод. От Колчака требовали признать независимость Польши и Финляндии, уладить разногласия с Эстонией, Латвией, Литвой, с кавказскими и закаспийскими народностями».

В Омск ноту доставил граф де Мартель – консул и Верховный комиссар Франции вручил официальное дипломатическое обращение адмиралу, и 4 июня 1919 года на него был дан ответ. Колчак ответил по всем пунктам. Понятно, что произойдёт это только после победы над противником. Особо адмирал подчеркнул, что всем демократическим веяниям он будет следовать. «Некоторые британские историки отмечали, что эта нота напоминала в чем-то футбольный матч, о результатах которого договорились заранее – в Омске понимали, о чём их будут расспрашивать, западные державы понимали, что в Омске на это будут отвечать. Нота союзников не была неожиданной, к ней успели подготовиться», — отметил Максим Стельмак.

Представители французской военной миссии. г. Омск, 1919 год. В шляпе — Мартель. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Французский генерал Морис Жанен, главнокомандующий союзными войсками, высказался по этому поводу примерно так: русские ради признания подпишут что угодно. Управляющий министерством иностранных дел колчаковского правительства Иван Сукин вспоминал, что в Омске эту ноту приняли как некий экзамен, который хоть и раздражал, «но не время было раздражаться».

Помощь Колчаку требовалась и, хотя бы декларативно, он готов был признать всё, что хотели союзники, а вот выполнять – это уже другой разговор. В Омске нота была представлена как решающей шаг к официальному признанию, на Западе были удовлетворены демократическим тоном ответа.

Парад в честь прибытия генерала Жанена. Омск, 1919 год. Фото: Омский Центр изучения истории гражданской войны

Примечания

  1. Зимина В. Д. Белое дело взбунтовавшейся России: Политические режимы Гражданской войны. 1917—1920 гг. — М.: Рос. гуманит. ун-т, 2006. — С. 145 — (История и память). — ISBN 5-7281-0806-7.
  2. Кенез Питер. Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918 / Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — С. 258. — (Россия в переломный момент истории). — ISBN 978-5-9524-2748-8.
  3. Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2005. — 415 с. ISBN 5-9524-1400-1, стр. 101
  4. Цветков В. Ж. Белое дело в России. 1919 г. (формирование и эволюция политических структур Белого движения в России). — 1-е. — Москва: Посев, 2009. — 636 с. — 250 экз. — ISBN 978-5-85824-184-3.
  5. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — 378 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-1988-1, стр.92
  6. ↑ Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — 378 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-1988-1, стр. 93
  7. Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память / Андрей Кручинин. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538, с.: ил. ISBN 978-5-17-063753-9 (АСТ), ISBN 978-5-271-26057-5 (Астрель), ISBN 978-5-4215-0191-6 (Полиграфиздат), стр. 272
  8. Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, верховный правитель России / Павел Зырянов. — 4-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 637 с.: ил. — (Жизнь замечательных людей: сер. биогр.; вып. 1356). ISBN 978-5-235-03375-7, стр.408
  9. Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память / Андрей Кручинин. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538, с.: ил. ISBN 978-5-17-063753-9 (АСТ), ISBN 978-5-271-26057-5 (Астрель), ISBN 978-5-4215-0191-6 (Полиграфиздат), стр. 273
  10. Зимина В. Д. Белое дело взбунтовавшейся России: Политические режимы Гражданской войны. 1917—1920 гг. М.: Рос. гуманит. ун-т, 2006. 467 с. (Сер. История и память). ISBN 5-7281-0806-7, стр.147
  11. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — 378 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-1988-1, стр. 94
  12. Журавлев В. В. «Присвоив таковому лицу наименование верховного правителя»: К вопросу о титуле, принятом адмиралом А. В. Колчаком 18 ноября 1918 г. // Антропологический форум. — 2008. — В. № 8.
  13. Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы. М.: «Сибирский цирюльник», 2010. — Научный редактор С. В. Волков — 400 с., 334 ил. ISBN 978-5-903888-14-6, стр.185
  14. Хандорин, В. Г. Мифы и факты о Верховном правителе России. — М.: Общество развития русского исторического просвещения «Двуглавый орёл»; Издательство М.Б. Смолина (ФИВ), 2019. — 200 с. ISBN 978-5-91862-057-1, С. 47—48
  15. Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, верховный правитель России. — 4-е изд. — М.: Мол. гвардия, 2012. — С. 424. — 637 с. — (Жизнь замечательных людей; вып. 1356). — ISBN 978-5-235-03375-7.
  16. Генерал Дитерихс. — М: Посев, 2004. — С. 34.
  17. Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, верховный правитель России. — 4-е изд. — М.: Мол. гвардия, 2012. — С. 419. — 637 с. — (Жизнь замечательных людей; вып. 1356). — ISBN 978-5-235-03375-7.
  18. Флеминг, Питер Судьба адмирала Колчака. 1917—1920 / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2006.— 252 с. — (Россия в переломный момент истории). ISBN 5-9524-2530-5, С. 123
  19. Головин Н. Н. Российская контрреволюция в 1917—1918 гг. Том 2. М.:Айрис-пресс, 2011. 704 с. ISBN 978-5-8112-4318-1
  20. Волков Е. В., Егоров Н. Д., Купцов И. В. Белые генералы Восточного фронта Гражданской войны: Биографический справочник. — М.: Русский путь, 2003. — 240 с. ISBN 5-85887-169-0, С. 7. Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память / Андрей Кручинин. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538, с.: ил. ISBN 978-5-17-063753-9 (АСТ), ISBN 978-5-271-26057-5 (Астрель), ISBN 978-5-4215-0191-6 (Полиграфиздат), С.292.

Заключённый Иркутского тюремного замка

Почти весь период своего правления он прожил в Омске, который на короткий период стал столицей России и центром антибольшевистских сил.

Карьера на этом поприще у Колчака была стремительной. Судите сами, 5 ноября 1918 года он стал военным и морским министром Директории, в Омск он прибыл 13 ноября, а 19 ноября 1918 года уже его величали верховным. На Колчака возлагали большие надежды, которым не суждено было сбыться. 12 ноября 1919 года правитель покинул Омск – это был путь на восток и путь к своей гибели.

Статья по теме

Вперёд, на Колчака! Сто лет назад Омск вновь стал «красным»

«Попытка подробно описать последние дни бывшего верховного правителя предпринимались рядом авторитетных отечественных историков, — пишут в своей публикации Дмитрий Петин и Максим Стельмак. — Однако первоисточниками, сообщающими нам о событиях начала 1920 г. в Иркутске, являются мемуары и дневники (А. В. Тимиревой, Г. Е. Катанаева, Н. С. Романова и др.). Среди них, на наш взгляд, следует выделить воспоминания Марии Александровны Гришиной — Алмазовой (1890 — 1976) – человека уникальной судьбы».

Из фотофонда Исторического архива Омской области. Тюремный замок. Дата и место съёмки: Иркутск, 1885. Фото: Исторический архив Омской области

Именно к ней в камеру поместили Анну Тимирёву. К тому моменту та была молодой вдовой крупного военного и политического деятеля белогвардейского движения, бывшего генерал-губернатора Одессы, генерал-майора Гришина-Алмазова. В Омске Мария Александровна была, что называется, на виду. Держала салон, в котором, собственно, и зрел заговор тех, кто впоследствии привёл к власти адмирала Колчака. Она бежала из Омска, но в Иркутске была арестована революционными властями и помещена в тюрьму.

«С 4-го февраля егерский батальон был заменён красноармейцами из рабочих, злобными и кровожадными. Почти все уголовные были убраны из коридоров, по которым хищно бродили красноармейцы, врывавшиеся в камеры, перерывавшие вещи и отнимавшие всё, что им попадалось под руку. Открыто делались приготовления к уничтожению заключённых в случае захвата города. Тревога и ужас царили в тюрьме. Многие лишились рассудка в эти дни. Свет гас в 8 часов . Из коридоров, освещенных огарками свечей, доносилась лишь брань красноармейцев, суливших расстрелы и казни. 4-го февраля адмиралу запретили прогулку с Тимирёвой. Затем все прогулки были запрещены. 5-го я получила точные сведения, что Колчак и Пепеляев будут расстреляны. Потрясённая этой вестью, я послала Пепеляеву письмо со словами дружеского привета и ободрения. 6-го утром, в последний свой день, он ответил мне письмом коротким и душевным: «Обо мне не беспокойтесь, — писал он, — я ко всему готов и совершенно спокоен. Грустно думать, что меня будут расстреливать русские солдаты, которых я люблю». Когда военно-революционный комитет потребовал казни Колчака и Пепеляева, Чрезвычайная комиссия отказалась. Тогда комитет добился передачи заключённых в его ведение. Судьба их этим была решена. 6-го вся тюрьма трепетала от сознания надвигавшейся развязки…

Такая инициатива либо глупость, либо ложь

Но это либо глупость, либо ложь. И вот почему. В Конституции, да и в законодательстве РФ в принципе форма и содержание слов максимально сплетаются и должны соответствовать действительности.

Но что нам там рассказывал президент Российской Федерации в своем послании к Федеральному Собранию по поводу своих полномочий? А рассказывал он о передаче части собственных прав и Госдуме, и Совету Федерации. То есть, о том, чтобы при сохранении президентского республиканского типа власти все же слегка ослабить это самое президентское.

В свою очередь, что означает «верховный правитель», ну, как словосочетание, м?

И здесь из формы, из самого словообразования следует содержание понятия. И никуда от этого не деться.

Поэтому в истории с «верховным правителем» есть три варианта подоплёки событий.

  • Либо это жажда хайпа.
  • Либо такое своеобразное безумие.
  • Либо попросту измена в том плане, что если разбираться с буквой и духом, то подобного рода предложения идут напрямую против директив, высказанных президентом Путиным.

Ну, есть еще версия, что многим в этой самой комиссии настолько заняться нечем, а популярности хочется, что они «жгут и пепелят». Но в этом случае имеет место быть самое грустное — наше общество в определённой своей даже экспертной части до серьезного обсуждения значимых государственных вопросов попросту не доросло.

Поэтому мы все же надеемся на лучшее. Хотя бы на измену и фигу в кармане. Умные враги — это все же лучше, чем искренние кретины-друзья.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

Подпишитесь на наш канал в или в

Добавьте «Правду.Ру» в свои источники  target=»_blank»>в Яндекс.Новости или News.Google

Также будем рады вам в наших сообществах во , Фейсбуке, Твиттере, Одноклассниках…

Сын за отца не отвечает

Софье Федоровне было 42 года, когда с девятилетним сыном Ростиславом — Славушкой, как его ласково называли в семье, она оказалась во Франции.

Была ли возможность остаться?

Нужно вспомнить Севастополь в июне 1917 года — распоясавшиеся матросы открыто призывают к неповиновению офицерам. Командующий Черноморским флотом вице-адмирал А.В. Колчак обвинен Временным правительством в невозможности предотвратить бунт и вместе с флаг-капитаном М.И. Смирновым вызван в Петроград для объяснений. Софья Федоровна с сыном остаются в городе, в котором революционеры каждую ночь громят квартиры и устраивают самосуд над офицерами и их семьями.

Потомки русских эмигрантов выступили в защиту мемориальной доски Колчаку

Какой страх за жизнь маленького сына должна была испытывать женщина, уже дважды оплакивавшая потерю детей… Танечка умерла малюткой в 1905 году, в это время Александр Васильевич участвовал в защите крепости Порт-Артур. В 1914 году, когда Софья Федоровна, снова без воюющего мужа, выбиралась под немецкими обстрелами из Либавы с четырехлетним Ростиславом и двухлетней Маргаритой, заболела в пути и умерла вторая дочка…

До поры Софья Колчак под чужой фамилией скрывалась в Севастополе у надежных людей. Но после октябрьского переворота мужа выбрали предводителем Белого движения и Верховным правителем России — главным врагом Советской Республики. Можно представить, какая участь ожидала его семью, когда весной 1919 года началось наступление Красной армии.

Мать не могла подвергать опасности сына.

19 апреля 1919 года в субботнем номере газеты «Эко де Пари» в рубрике «Последние новости» появилась заметка «Жена адмирала Колчака вынуждена была бежать из Севастополя».

В заметке сообщалось, что 18 апреля в Марсель пришел с Мальты крейсер L Isonzo (плавающий под английским флагом), на котором среди пассажиров находились «жена русского адмирала Колчака, играющего в настоящее время очень важную роль в борьбе с большевиками». Корреспондент газеты взял небольшое интервью у Софьи Федоровны, она рассказала о сложной и опасной обстановке в Крыму, побудившей ее искать помощи у британских властей. Не скрывала, что их побег с сыном из Севастополя был подготовлен.

Подтверждение этих слов я нашла в одном из французских архивов. В персональной карточке, составленной на имя Sophie Koltchak nee Omiroff в 1926 году, указывалось, что во Францию она прибыла по дипломатическому паспорту.

Время не рассудит

Несмотря на прошедшие почти 100 лет со дня гибели белого адмирала, его личность остается одной из самых неоднозначных в истории Омска. «Если говорить о современном отношении к нему, то одиозные, однозначные высказывания как сторонников, так и противников Колчака, на мой взгляд, объясняются исторической безграмотностью тех, кто их произносит. Оценка его личности не может быть однозначной, а стремление людей к упрощенному взгляду на ситуации и приводит к такому противостоянию», — считает Петин.

По его мнению, в Гражданскую войну у тех, кто выступал «за красных» или «за белых», были свои мотивы — политические, экономические и социальные.

«А сегодня трактовки прошлого иногда строятся на каких-то выдуманных реалиях. Между тем к Гражданской войне, прежде всего, нужно относиться как величайшей и страшной трагедии», — заключил историк.

Алексей Петров, Юлия Острогожская

Ошибка Колчака и наши заблуждения

Адмирал Колчак слыл опытным минером, а минер, как известно, ошибается один раз. Свою ошибку адмирал совершил в предосенние дни 1918 года в Японии, когда дал согласие начальнику Русского отдела британского военного министерства генералу А.Ноксу возглавить «воссоздание» русской армии в Сибири. Выстрелы 7 февраля 1920 года – это был неминуемый взрыв мины замедленного действия, отсроченный взрыв, стоивший ему жизни.

Ставить сегодня ему памятники, вешать мемориальные доски – это величайшее преступление перед людьми, прошлыми, живущими и будущими. Памятники ему уже стоят 90 лет от Волги до Тихоокеанского побережья в виде тысяч могильных крестов и пирамид с красными звездами, скромными сооружениями над братскими могилами.

Источник forum-msk.org

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Адмирал Колчак начал подготовку Большой Босфорской десантной операции, с целью захвата Константинополя и выведения Турции из войны. Эти планы прерывает февральская революция. Приказ №1 Совета солдатских и рабочих депутатов отменяет дисциплинарную власть командиров. Колчак пытается активно бороться против революционной пораженческой агитации и пропаганды, ведущейся левоэкстремистскими партиями на деньги Германского Генерального Штаба. 10 июня 1917 г. Временное правительство (под давлением леворадикальной оппозиции) отзывает опасного адмирала в Петроград, чтобы сплавить подальше инициативного и популярного флотоводца. Члены Правительства выслушивают доклад Колчака о катастрофическом развале армии и флота, возможной будущей потере государственности и неизбежности установления в этом случае прогерманской большевистской диктатуры. После этого, Колчака направляют в США, как эксперта с мировым именем по минному делу (подальше от России). В Сан-Франциско Колчаку предложили остаться в США, обещав ему кафедру минного дела в лучшем военно-морском колледже и богатую жизнь в свое удовольствие в коттедже на берегу океана. Колчак сказал «нет». Кругосветным путем он двинулся в Россию. ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В Иокогаме Колчак узнает об Октябрьском перевороте, ликвидации Ставки Верховного Главнокомандующего и начатых большевиками переговорах с немцами. Адмирал едет в Токио. Там он вручает британскому послу просьбу о приеме в Английскую действующую армию хоть рядовым. Посол советуется с Лондоном и Колчака направляют на Месопотамский фронт. По дороге туда, в Сингапуре, его настигает телеграмма русского посланника в Китае Кудашева. Колчак едет в Пекин. В Китае он создает Русские вооруженные силы для защиты КВЖД. В ноябре 1918 г. Колчак прибывает в Омск. Ему предлагают пост Военного и морского министра в Правительстве Директории. Спустя две недели Белые офицеры совершают переворот и арестовывают левых членов Директории — социалистов-революционеров (которые после февраля 1917 г. в союзе с большевиками, левыми эсерами и анархистами активно участвовали в организации развала Императорских армии и флота, богоборческой антиправославной агитации и пропаганде). После этого, был сформирован Совет Министров Сибирского Правительства, который предложил Колчаку титул «Верховного Правителя России». 

ГИБЕЛЬ АДМИРАЛА КОЛЧАКА

В 1919 г. (осознав грозящую Советской власти катастрофу) большевики вынуждены были отказаться от экспорта мировой революции. Все боеспособные части Красной армии, предназначенные для революционного завоевания Центральной и Западной Европы, были брошены на Восточный Сибирский фронт против Колчака. К середине 1919 г. против 150-тысячной Колчаковской армии действовала более полумиллионная группировка Советских войск, включая 50 тысяч «красных интернационалистов»: китайцев, латышей, венгров и др. наемников. Правительство Ленина через своих тайных эмиссаров в Париже, Лондоне, Токио, Нью-Йорке начало секретные переговоры с Антантой. Большевики вынуждены были пойти на секретное компромиссное соглашение с АНТАНТОЙ о сдаче в аренду и предоставлении концессий иностранному капиталу после Гражданской войны, создания Свободной экономической зоны в виде т.н. Дальневосточной республики. Кроме того, эсерам и меньшевикам было обещано создать коалиционное с большевиками Правительство. В самый разгар боевых действий в войсках адмирала Колчака началась страшная эпидемия тифа. Было выведено из строя более половины всех войск. В это же время «союзники» полностью прекратили поставки вооружения и медикаментов, негласно аннулировав все прежние соглашения и уже оплаченные золотом военные заказы за границей. С согласия генерала Жанена Чехословацкий корпус в самый отчаянный момент полностью перекрыл стратегическую железнодорожную магистраль Николаевск-Иркутск. Единственную артерию, связывающую тыл с фронтом. С согласия АНТАНТЫ, командование Чешским корпусом передало 6 января 1920 г. Иркутскому большевистско-левоэсеровскому Политцентру адмирала Колчака (к этому времени сложившему с себя все полномочия и передавшему их атаману Семенову и генералу Деникину). За это генерал Жанен (с согласия Ленинского правительства) передал Чехам часть золотого запаса России. Шедшие к Иркутску на выручку Колчаку Ижевская и Воткинская дивизии (под командованием генерала Каппеля) подошли к городским предместьям слишком поздно. 7 февраля 1920 г. по приговору Иркутского Ревкома адмирал А.В. Колчак был расстрелян без суда на берегу притока Ангары речки Ушаковки. Убийство Адмирала было санкционировано (с ведома АНТАНТЫ) архисекретной телеграммой лично Ульяновым-Лениным Иркутскому Ревкому. Перед расстрелом Колчак отказался завязать глаза повязкой и подарил свой серебрянный портсигар командиру расстрельной команды. 

Предательству в Нижнеудинске и трагедии Колчака посвятил стихотворение известный поэт Русского Зарубежья (и офицер колчаковской армии) Арсений Несмелов (А.И. Митропольский). Впервые оно было опубликовано в сборнике «Белая флотилия», вышедшем в Харбине в 1942 г.

После расстрела

Как только информация об убийстве Колчака и Пепеляева распространилась (как в России, так и за ее пределами), у многих стали появляться сомнения относительно места и даже способа совершения злодеяния. Отчасти подогревали подобные слухи и сами участники событий.

«По свидетельству одного из современников, С.Г. Чудновский «определенно заявил, что адмирал не был расстрелян: «Казнь мы ему придумали чувствительную и экономную»» (в другой версии рассказа: «Мы его не расстреляли… Казнь придумана почувствительнее и экономнее»), — и даже если сохранять надежду на иносказательное толкование этих глумливых слов или считать весь рассказ апокрифическим, документы как будто свидетельствуют о лживости многократно опубликованных советских описаний смерти Колчака на берегу реки Ушаковка…» — пишет биограф Колчака А.С. Кручинин15.

Последние письма адмирала Александра Колчака супруге и сыну

Среди документов, принадлежавших внуку адмирала Александру Ростиславовичу Колчаку (1933-2019) и после его смерти проданных на аукционе (к счастью, большинство из этих уникальных бумаг вернулось в Россию), есть письмо, адресованное в 1920 году неким С. Палавиным вдове Колчака С.Ф. Омировой:

«Когда его привели на казнь он был совершенно спокоен и просил дать только несколько минут, в течение которых, он сосредоточился и затем: сказал: «Я готов!». Был дан приказ стрелять, но солдаты отказались его убивать. Тогда произошло замешательство, после чего, один из комиссаров (еврей) вызвался его убить и покончил тремя выстрелами. Впоследствии, этот комиссар был расстрелян большевиками, так как на нем найдены были вещи, принадлежавшие Адмиралу Колчаку»16.

Обстоятельства гибели Колчака стали обрастать легендами практически сразу. По одной из них перед смертью адмирал пел романс «Гори, гори, моя звезда», по другой после того, как Колчак выкурил последнюю папиросу, он подарил сербряный портсигар солдатам расстрельной команды. Масса мифов возникала и о «могиле Колчака». Версию о том, что тела расстрелянных зацепились под водой за лед и были захоронены в Иркутске, обнародовал еще С.П. Мельгунов в своей книге «Трагедия адмирала Колчака», первое издание которой вышло в 1930-1931 гг. Уже в XXI веке среди местных краеведов возникла информация о слухах — мол, в апреле, после вскрытия льда на Ангаре, тело Колчака всплыло близ поселка Усть-Куда, где его нашел и похоронил местный крестьянин…

Крест на месте расстрела А.В. Колчака и В.Н. Пепеляева. Иркутск. 2007 г.

Все эти вымыслы лишний раз свидетельствуют о том, насколько велик был интерес к Колчаку у современников. И как интересен он потомкам.

17 февраля 1920 года вдова В.Н. Пепеляева, а через два дня и А.В. Тимирева подали прошения в Чрезвычайную следственную комиссию с просьбой выдать им тела расстрелянных.

Экономическая блокада Советской республики 19 октября 1919 года — 16 января 1920 года

20 февраля комиссия передала заявление Пепеляевой в Иркутский в ревком: «препятствий к выдаче тела не имеется».

23 февраля Пепеляевой и Тимиревой ответили, что тела Пепеляева и Колчака «погребены и никому выданы не будут».

Можно лишь гадать, что подразумевалось под погребением: прорубь на реке Ушаковке или могила во дворе тюрьмы…17

Крест на месте расстрела А.В. Колчака и В.Н. Пепеляева. Иркутск. 2007 г.

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ГОДЫ

Трагический финал

По наиболее распространенной версии, жизнь узников оборвалась 7 февраля 1920 г. Александр Васильевич Колчак и Виктор Николаевич Пепеляев были убиты около устья реки Ушаковки при впадении ее в Ангару. Их расстреляли члены левоэсеровской дружины9. Тела убитых были опущены в вырубленную во льду Ангары прорубь напротив Знаменского монастыря.

Омский особняк Батюшкиных, где в 1919 году размещалась резиденция Верховного Правителя адмирала Колчака.

Сохранились воспоминания троих участников и непосредственных свидетелей расстрела — коменданта тюрьмы В.И. Ишаева10, С.Г. Чудновского11 и коменданта Иркутска И.Н. Бурсака (Б.Я. Блатлиндера)12. Кроме того, в 1992 г. журналист Б. Камов привел фрагменты расшифровки аудиозаписи интервью с одним из членов расстрельной команды К.Д. Вагановым13. Детали у каждого из очевидцев свои. Отдельно стоит остановиться на мемуарах Чудновского, написанных и впервые опубликованных по горячим следам, еще не отредактированных при дальнейших изданиях. По изначальной версии председателя следственной комиссии, все происходило следующим образом:

Борька Анненков, бандит. Судьба одной из самых мрачных фигур Гражданской войны

«…я приехал в тюрьму, чтобы привести в исполнение волю революционного комитета. Удостоверившись, что караул состоит из верных и надежных товарищей, я вошел в тюрьму и был проведен в камеру Колчака. Адмирал не спал и был одет в меховое пальто и шапку. Я прочитал ему решение революционного комитета и приказал моим людям надеть ему ручные кандалы. «Таким образом, надо мной не будет суда», спросил Колчак. Должен сознаться, что этот вопрос застал меня врасплох, но я не ответил и приказал моим людям вывести Колчака.

Колчак и Пепеляев были выведены на холм на окраине города, их сопровождал священник, они громко молились.

Я поставил их обоих на вершину холма. Колчак, стройный, гладко выбритый, имел вид англичанина. Пепеляев короткий, тучный, очень бледный, с закрытыми глазами имел вид трупа.

Наши товарищи выпустили первый залп и затем для верности второй — все было кончено»14.

Стенограммы допроса изданы в 1925 году.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector