Беслан сегодня + фото

Власти признали подготовку штурма школы в Беслане

Штурм захваченной террористами школы в Беслане, против которого выступали местные жители, готовился изначально, признал сегодня полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Матовников.

13 апреля 2017 года ЕСПЧ признал, что российскими властями не были приняты необходимые меры для того, чтобы расследовать все обстоятельства теракта и причины гибели заложников при захвате бесланской школы в 2004 году. Суд также присудил 409 заявителям компенсацию в размере 2,955 миллиона евро и 88 тысяч евро для возмещения судебных расходов. В России продолжается расследование дела о теракте.

Группа террористов 1 сентября 2004 года захватила и удерживала в спортзале школы №1 в Беслане 1128 заложников. Операция по их освобождению завершилась 3 сентября 2004 года. В результате теракта погибли 334 человека, в том числе 186 детей, 810 человек были ранены, говорится в материале “Террористический акт в Беслане (1-3 сентября 2004 года)”.

Полномочный представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александр Матовников, много лет прослуживший в силовых структурах, рассказал о подготовке штурма школы. “Штурм готовились начать в четыре часа дня 3 сентября, но взрывы в спортзале прогремели раньше”, – процитировал сегодняшнее интервью Матовникова ТАСС.

По его словам, подразделение Сергея Дяченко, которому было приказано штурмовать здание, находилось в 40 минутах езды от Беслана, и когда оно добралось до школы, “внутри уже полыхало”. “Подрыв смешал нам карты, план менялся на ходу”, – добавил Матовников.

Школу действительно обстреливали из танка, но заложников в здании тогда уже не было, утверждает Матовников. “Два боевика окопались в классе труда, сдаваться не собирались”, – пояснил он применение танка. Говоря о большом числе жертв, Матовников сказал, что “совпал ряд негативных факторов”. Он также отметил, что теракт заставил пересмотреть принципы работы спецподразделений, передало издание.

Это первое со времени теракта признание властей в том, что штурм школы готовился изначально, отметили сегодня “Кавказ.Реалии”.

Как родственники заложников, так и другие местные жители категорически выступали против штурма. “Никакого штурма не допустим. Встанем стеной — и спецназ не пройдет. Это вам не Москва. Наших детей никто травить не будет, и стрелять в них не дадим, пусть решают мирным путем”, – процитировал 3 сентября слова одного из собравшихся у школы местных жителей “Коммерсант”.

Утром 3 сентября тогдашний президент Северной Осетии Александр Дзасохов выступил во Дворце культуры перед жителями Беслана, пообещав им, что переговоры с террористами будут продолжены, штурма не будет. Уже через час после его выступления в школе произошли два взрыва, после чего и начался штурм, говорится в материале “Новой газеты” “Кто и как принимал решения в Беслане”, опубликованном 14 апреля 2004 года.

Заложники и их родные утверждают, что когда танк подъехал к правому крылу бесланской школы и начал его расстреливать, там еще были живые заложники. Они уверены, что решение о применении танков было принято еще до взрывов в школе, сообщило издание 31 января 2005 года.

О том, что шквальный огонь из огнеметов и танков велся в то время, когда в школе еще находились заложники, заявили и активистки “Голоса Беслана”, которые провели протестную акцию 1 сентября 2016 года.


Присоединяйтесь к нам:

Первый день

Беслан 1 сентября встречал небывалой жарой, поэтому традиционная школьная линейка была перенесена на девять часов утра. На школьный двор пришло более тысячи людей, большинство из которых — женщины и дети. Поскольку несколько детских садов еще не открылись после ремонта, было много дошколят.

Террористы появились в самый разгар праздника. Они подъехали на двух машинах (одну из которых угнали накануне у участкового). Сразу же боевики открыли огонь в воздух, заставляя тем самым людей заходить в здание. Ответным огнем, который открыл кто-то из жителей, был убит один боевик и один ранен в руку. По неофициальным данным, около сотни школьников сбежали в первые минуты захвата.

Более тысячи ста человек оказались в здании школы. Большинство террористы разместили в спортивном зале, остальные были распределены в столовой, душевой. Наученные опытом штурма театрального центра на Дубровке, террористы не стали располагаться в одном помещении, а также были снабжены противогазами, аптечками и запасом еды и питья. Снаружи они установили несколько камер для видеонаблюдения. У боевиков был огромный запас оружия, включавший несколько килограммов взрывчатки, автоматы Калашникова, пулеметы, гранаты и другое.

Опасаясь использования газа при штурме, боевики приказали выбить все оконные стекла. А также при помощи мужчин-заложников были забаррикадированы все входы и выходы из школы. Повсюду установили взрывные устройства. В спортивном зале, где находилась большая часть заложников, взрывчатка была прикреплена к стульям и баскетбольным кольцам. За малейшую провинность или непослушание террористы тут же открывали огонь по людям.

В половине одиннадцатого сформировали штаб, который возглавил руководитель ФСБ Андреев. Из ближайших домов были эвакуированы люди, прекращено движение по железной дороге, весь автотранспорт приказали убрать от территории школы. Повсюду стояло оцепление милиции. Президент В. Путин приказал не отвечать на огнестрельные провокации из школы.

В начале двенадцатого из здания вышла заложница (Лариса Мамитова), которой было велено передать требования террористов. Они хотели говорить с президентом Ингушетии, а также указали в записке еще несколько лиц неразборчиво. При попытке заговорить с боевиками раздавалась стрельба из школы.

В районе четырех часов вечера в спортивном зале прогремел взрыв, а после послышалась стрельба. Подорвалась шахидка, охранявшая заложников около двери. Раненых людей террористы тут же расстреляли. В тот момент погиб двадцать один человек.

После этого боевики выдвинули требование, чтобы с ними на связь вышел советник президента России Аслаханов. Вечером в Беслан прибыл детский доктор Л. Рошаль, но террористы отказались пускать его в школу, а также не приняли провизию, приготовленную для заложников.

В первый день нескольким заложникам удалось ускользнуть прямо из здания школы. Один человек притворился мертвым и во время выбрасывания трупов в окно тоже выпрыгнул и лежал на земле до наступления темноты. Некоторым удалось укрыться в котельной и уже оттуда вырваться на свободу.

Памятник и фото

— Судьба благосклонна к Георгию, — говорят его родители. — Он остался в живых, и его фотография стала одним из символов жертв, пострадавших в этом жутком теракте.

В крохотном государстве Сан-Марино установили бронзовую скульптуру мальчика — точную копию бесланской фотографии 7-летнего Георгия Ильина. Фото: Пресс-служба правительства Северной Осетии

Автор этого снимка до сих пор неизвестен. Кто-то буквально после того, как Георгия вынесли из-под обстрела, сфотографировал испуганного кричащего ребенка. На фото не видно, что мальчик получил ранение в ногу, — она практически была разорвана тремя осколками. Но в тот момент он не чувствовал боли и даже вполне мог стоять на ней. Хотя еще мгновение — и он потеряет сознание, потом будет операция, долгое лечение и месяцы ходьбы на костылях…

Фотография была опубликована многими информагентствами России и мира. Спустя два года в небольшом государстве Сан-Марино был установлен бронзовый памятник жертвам теракта в школе N 1 в Беслане скульптора Венди Рензо Жарно. Он изображает испуганного ребенка, который застыл в беззвучном крике. Это полная копия той самой фотографии семилетнего Георгия, снятой сразу после освобождения школы. Скульптура получила известность в Европе и США, став памятником всем жертвам терактов в мире.

Справка «РГ»

1 сентября 2004 года бандиты захватили школу N 1 в городе Беслан, взяв в заложники 1128 человек. В результате погибли 334 человека, из них 186 — дети.

Сколько их было?

Одной из главных загадок Беслана до сих пор остается число террористов, захвативших школу. Ответ на этот вопрос проводит четкую грань между следственными комиссиями, представляющими официальные власти, и теми, кто занимается расследованием теракта полу- или вовсе неофициально. Заместитель генерального прокурора России Николай Шепель с числом террористов определился давно: 31 боевик убит, еще один — Нурпаша Кулавев — взят живым. Не ушел никто. К середине августа 2005 года тела 22 участников захвата школы уже были опознаны.

Окончательно установленным этот факт считает также и вице-спикер Госдумы РФ Александр Торшин, возглавляющий парламентскую комиссию по расследованию теракта в Беслане. Ни Шепеля, ни Торшина не смущает множество свидетельств бывших заложников, постоянно твердящих на суде над Нурпашой Кулаевым (которого в российских СМИ называют не иначе как «единственным выжившим участником захвата школы»), что террористов было от 50 до 70 человек и что многим из них удалось скрыться. Свидетели показали, что видели среди террористов людей со славянской внешностью, а также о том, что в числе боевиков была женщина-снайпер со светлыми волосами. Впоследствии людей с такими приметами не оказалось среди ликвидированных террористов. Эти заявления замгенпрокурора РФ всерьез не принимает, считая, что заложники просто не узнали на показанных им фотографиях обезображенные трупы террористов.

«Как мы уже неоднократно говорили, доказательств того, что террористов было более 32, следствием не получено. И не потому, что мы не хотим менять цифру, на которой ранее остановились. Просто голословные утверждения о том, что боевиков было больше, не основаны на показаниях конкретных свидетелей. Никто, я повторяю — никто! — не видел и не мог видеть всех террористов одновременно. Только Кулаев, а он сказал, что их было 32», — заявил Николай Шепель в интервью «Комсомольской правде».

Однако с бывшими заложниками, три дня наблюдавшими за террористами собственными глазами, соглашается Станислав Кесаев, возглавляющий комиссию по расследованию теракта в Беслане, созданной при парламенте Северной Осетии, и действующей, как выразился Николай Шепель, на не вполне законных основаниях. По мнению осетинских парламентариев, в школе было около 50 боевиков.

В официальной версии о 32 боевиках в бесланской школе усомнились также и журналисты ИД «Совершенно секретно», занимающиеся собственным расследованием теракта. Еще один журналист газеты «Совершенно секретно» Иосиф Гальперин, также принимающий участие в расследовании теракта и соавтор книги «Беслан

Кто виноват?», в статье «Хроника потерянного времени», опубликованной в сентябрьском номере ежемесячника, напоминает, что «еще в прошлом году многие обратили внимание, что количество захваченного у боевиков стрелкового оружия в полтора раза превышает объявленное число нападавших». Для автора статьи совершенно очевидно, что 32 вооруженных человека не смогли бы организовать круглосуточное наблюдение за полутора тысячами заложников (по данным следствия, в бесланской школе террористы удерживали 1128 заложников — прим

Лента.Ру), да еще и прикрыть всю полсотню окон первого этажа, не считая дальних подступов и важных точек на втором этаже и на чердаке. По словам Гальперина, в ходе журналистского расследования были опрошены «разные категории экспертов и свидетелей», и, по их подсчетам, сделанным независимо друг от друга, нападавших было больше 60.

Третий день

Находящиеся без воды и еды заложники были настолько обессилены, что не могли адекватно выполнять приказания террористов. Многие падали в обморок из-за невероятной духоты и находились без сознания.

В спортивном зале боевики решили переместить взрывные устройства. С пола они перенесли их на стены. С террористами была заключена договоренность, что сотрудники МЧС эвакуируют тела погибших, лежавших в школьном дворе. Под присмотром боевиков четверо спасателей подъехали на грузовом автомобиле к зданию школы и начали загружать в него трупы.

В это время в здании с интервалом в несколько минут раздались два взрыва. Из-за них обвалилась часть крыши, заложники, способные передвигаться, получили возможность сбежать. Боевики открыли огонь по сотрудникам МЧС, двое из которых были убиты.

Люди, находившиеся в спортзале, начали выпрыгивать из окон, однако убежать им не удалось. По ним был открыт огонь из южного крыла школы. В результате этой атаки жертвами стали двадцать девять человек.

Оставшихся в живых заложников было решено перегнать в другое помещение. Тех, кто не мог двигаться самостоятельно, террористы убивали на месте.

Количество раненых превышало число карет скорой помощи и носилок, поэтому местные жители на своих руках выносили пострадавших и отвозили их в больницы на личном транспорте.

Около трех часов дня в спортивном зале школы вспыхнул сильный пожар. Спасатели боролись с ним до девяти часов вечера. От ожогов погибло много людей.

Через несколько минут после взрывов главой ФСБ было принято решение начинать штурм. Из Владикавказа уже выдвинулся спецотряд «Альфа». Беслан в это время находился под защитой другого подразделения — «Вымпел», которое и начало штурм.

Мемориальное кладбище Беслана «Город ангелов»

Жертв трагедии похоронили на городском кладбище Беслана. Часть кладбища с могилами жертв настолько большая, что ее с трудом может охватить взгляд.

Кладбище назвали «Город Ангелов». Могилы сделаны из красного гранита, есть сдвоенные, строенные и счетвренные – в таких хоронили семьи. Были семьи, в которых в те трагические дни погибло пять или
шесть человек.

На кладбище установлен памятник жертвам Беслана «Древо скорби», представляющий из себя четырех держащихся за руки матерей, над которыми, как птицы, летят в небо души погибших детей. Под
этим памятником похоронены фрагменты тел детей – все, что не опознали, похоронили здесь.

Древо скорби, памятник на кладбище «Город ангелов», под которым похоронены неопознанные останки жертв трагедии.

Перед входом на кладбище стоит еще один памятник – погибшим бойцам спецназа ФСБ.

Около школы был питьевой фонтанчик, здесь погибло очень много детей. Когда начался штурм, дети побежали к нему: хотели пить… Его тоже хотят сделать памятником.

Фонтан во дворе школы № 1, около которого погибло особенно много детей.

Детям три дня не давали пить, и они умирали от жажды. Около кладбища поставлен традиционный армянский глиняный крест, рядом – глиняное изображение фонтана с надписью «Умоляем, дайте воды».
На кладбище, к памятникам, к могилам приносят цветы, воду и игрушки.

Около ограды у ворот ряды фарфоровых ангелочков – их оставляют родственники погибших детей.

А когда приходит время окончания школы, выпускники, одноклассники которых погибли в теракте, приносят ленты на могилы своих друзей.

Протоиерей Александр Салтыков:

Протоиерей Александр Салтыков

– Кладбище производит огромное впечатление – огромная территория, уставленная могилами…

Мне кажется, сегодня стараются замолчать трагедию Беслана. Но делать этого нельзя. Есть силы, которые, вероятно, предполагают, что сохранение памяти о бесланской трагедии помешает им в исполнении
своих планов.

Надо сохранить память во что бы то ни стало. Это долг перед мертвыми и условие выживания нашего народа в будущем. Во-первых, потому что это по-христиански, ведь Церковь учит, что у Бога все живы.
И когда мы все воскреснем – и мы, и погибшие – то если мы их сегодня забудем, как мы тогда будем смотреть им в глаза?

Память о Беслане нужно сохранить еще по одной важной причине. Эта трагедия близка, дает представление о том, что было в нашей стране относительно недавно – во время гонений на Церковь в ХХ веке.. Бесланский расстрел – это наш Бухенвальд, это бесланская Катынь, бесланское Бутово

Такие же точно места, как Беслан, есть в России у каждого крупного города, где был расстрельный полигон, где
совершали свои зверства коммунисты. Эти полигоны засекречены до сих пор.

Бесланский расстрел – это наш Бухенвальд, это бесланская Катынь, бесланское Бутово. Такие же точно места, как Беслан, есть в России у каждого крупного города, где был расстрельный полигон, где
совершали свои зверства коммунисты. Эти полигоны засекречены до сих пор.

И если названия Катыни и Бутово нам известны, то почему не известны сотни других мест, созданных во время сталинских репрессий против русского народа? Кровь мертвых вопиет к Богу.

И самое важное – я уверен, что у бесланской школы должен быть построен храм, чтобы каждый день шла молитва за упокой душ погибших там людей. Прошло уже почти 10 лет с момента трагедии, храма до
сих пор нет, там с огромными трудностями заложен только фундамент

Нужна общественная поддержка, нужны деньги, нужна помощь СМИ, но, самое главное, нужна народная молитва.

Протоиерей Александр Салтыков возлагает цветы к мемориалу

«Город ангелов»

Кладбище, где похоронены погибшие заложники, расположено по пути из Беслана в аэропорт. Только слово «кладбище» тут не говорят. Правильно — «Город ангелов».

  • «Город ангелов» в Беслане
  • RT

Ровные ряды очень схожих надгробий из красного мрамора. Дети, навсегда оставшиеся маленькими, улыбаются нам с фотографий. Рядом с ними — взрослые, навечно оставшиеся молодыми. У ограды приходящие сюда кладут маленькие статуэтки ангелочков, так тут принято. И снова — бутылки с водой. Тем, кто мучился от жажды в том спортзале.

«Здравствуйте», — окликает меня красивая женщина, убирающая могилу девочки, которой всегда будет 14 лет. Своей дочери.

Фатима Келехсаева сама работает в школе, только в другой. Уже много лет она просит Департамент образования перевести её со школьной работы — куда угодно, хоть в детский сад на село (что формально является понижением). Но нет — отказ, год за годом. Сын вырос и уехал работать в Магадан. Муж тоже берётся за любую работу где только можно.

Келехсаева несколько раз в ходе разговора произносит то, что мне потом повторят многие бывшие заложники: они чувствуют себя брошенными. В городе так и не заработала полноценная служба психоневрологической помощи, а психолог на самом деле необходим не только бывшим заложникам — он нужен всему городу. Но нет. Ежегодно проводятся траурные церемонии, раз в несколько лет бывшим заложникам предлагают путёвки в соседние курортные города и… забывают о них до следующего года.

«Вот маленький совсем тут «живёт». А здесь — целая семья, Тотиевы», — смотритель кладбища Касполат Рамонов за прошедшие годы выучил каждую могилу. Он говорит о тех, кто здесь лежит, как о живых, и называет их ласково: мои детки. Его дочь Марианна тоже тут.

«Она так животных любила, постоянно подкармливала уличных. И вот хотите верьте, хотите нет, пришёл сюда, в «Город ангелов», котёнок: пришёл — и улёгся тут, к ней. Звери, они же всё чувствуют, — рассказывает Касполат. — Какие хорошие дети тут остались. Вот девочка из очень бедной семьи. Каждое утро перед школой помогала маме мести улицу. А вот, видите, учительница лежит. Она встала перед окном спортзала на четвереньки, и дети по её спине выпрыгивали. Много детей спасла, сама тут осталась».

Почему была выбрана именно школа?

Выбор объекта для проведения террористического акта тщательно продумывался. Террористами были учтены ошибки, совершенные при захвате Дома культуры, где показывали мюзикл «Норд-Ост», в 2002 году.

Школа №1 была старейшей в Беслане, а также выгодно отличалась по количеству учеников от других школ города. Поскольку основное здание было построено еще в девятнадцатом веке, у школы было много пристроек, что создавало террористам преимущество. Школьный двор был разделен по центру зданием спортзала. Это также было выгодно боевикам, потому что они могли контролировать территорию со всех сторон. Таким образом, при захвате школы им удалось удержать от побега многих людей.

Беслан находился всего в тридцати километрах от базы террористов, поэтому у них не возникло проблем с быстротой прибытия на место. Кроме того, Беслан был выгодным объектом нападения еще и потому, что считался самым малоохраняемым городом в Осетии (по сравнению с Владикавказом, например).

Были факты, которыми боевики пренебрегли. Так, в нескольких шагах от школы находилось отделение УВД, а форма зданий не давала полного обзора. Близлежащие дома не позволяли отслеживать передвижения вне школьного двора.

Уже в августе был окончательно сформирован состав преступников, осуществивших захват школы. Беслан был первостепенной целью, однако у боевиков имелся и план «Б». В случае неудачи другая часть отряда должна была захватить школу в станице Нестеровской (Ингушетия).

По официальной версии следствия, Беслан 1 сентября атаковали тридцать четыре террориста, среди них было несколько женщин-смертниц. Основу группы составляли чеченцы и ингуши, но были также представители русской национальности, в частности, Владимир Ходов, отличавшийся особой жестокостью.

«Никто, кроме нас!»

Когда он окончил школу, то некоторое время стоял перед выбором: служить в спецназе или стать врачом? «К ничему другому душа не лежала. В конце концов выбрал второе». Он поступил в Северо-Осетинскую государственную медицинскую академию (СОГМА), на лечебный факультет. «Врач — это тот же спецназовец, — рассуждает Георгий. — Только спасать людей ему приходится чаще. И девиз у них общий: «Никто, кроме нас!» Я так и отношусь к профессии врача. Хочу быть реаниматологом или анестезиологом».

Едва поступив в медакадемию, Георгий добился, чтобы его приняли на работу медбратом в Республиканскую клиническую больницу (РКБ) Северной Осетии. Во время начала пандемии медперсонал начали опрашивать, готовы ли они работать в «красной зоне» — там, где будут лечить людей с диагнозом COVID-19 и где риск заболеть катастрофически велик. Георгий был среди тех, кто первыми написали согласие на работу в карантине. Им организовали места для сна и отдыха в рабочих кабинетах, гораздо позже выделили номера в гостиницах. С родными медики не виделись все время, пока работали. Они словно отправились на войну.

Кто, кроме нас, будет спасать людей? Все, кто согласился работать в карантине, понимали, что коронавирус найдет способ прокрасться в организм

— Когда заходишь в «красную зону», то надеваешь три пары перчаток — последовательно, в определенном порядке, поскольку они соприкасаются с разными слоями одежды, — рассказывает Георгий Ильин. — Дальше идут респиратор, медицинские очки, противочумный халат с капюшоном, бахилы. Все это заматываешь скотчем сверху, чтобы хорошо держалось и не было открытых участков кожи. В такой одежде тяжело дышать, тяжело ходить… У меня смена была 12 часов по схеме 6/6/6, то есть шесть часов работаешь, шесть отдыхаешь, потом опять шесть часов дежурства. В основном я занимался тем, что обследовал людей, ставил капельницы, давал таблетки, следил за самочувствием пациентов — все, что обычно должен выполнять медбрат.

Как молодые выпускники заменили временно выбывших из строя врачей

— Было страшно?

— Пережившего Беслан разве что может испугать? — улыбается Георгий. — А если серьезно, кто, кроме нас, будет спасать людей? В принципе все, кто согласился работать в карантине, тогда понимали, что при постоянном общении с больными коронавирус найдет способ прокрасться в организм. Никакие респираторы и противочумные халаты не защитят тебя на 100 процентов. Так и вышло — мало кто из врачей не заболел. Зато скольких мы спасли!..

Когда последний раз звонил Георгию, бывший заложник, а ныне студент медакадемии находился на больничном. У него подскочила температура. Компьютерная томография показала поражение легких. К счастью, пневмония протекала без серьезных осложнений. И сейчас он идет на поправку.

«Вот тебе раны твоего Христа»

Во время трагедий напрягаются все силы человека. В школе в Беслане проявились и самые лучшие и самые худшие качества людей. Кто-то опозорился на века, а кто-то прославился навечно. Здесь дети делились последним, делили конфету на четыре части. И были люди, которые отнимали у детей конфеты.

Происходили чудеса и совершались подвиги исповедания христианской веры. Дети сегодняшнего Главы Северной Осетии Таймураза Мамсурова находились в числе заложников в Беслане. Когда террористы предложили освободить их, он сказал: «Либо всех, либо никого». Невозможно представить, что творилось в сердце отца. Рассказывают, что его сын нашел у себя кольцо, на котором было написано славянскими буквами «Пресвятая Богородица, спаси нас!» Он не понял, что это, подумал, что арабскими буквами написано и сказал боевику: «Это ваше». Тот посмотрел и сказал: «Нет, это ваше, пусть у тебя будет». Мальчик взял это кольцо и потом с ним вышел из горящей школы.

Храм не построен до сих пор. Заложен фундамент, но строительство идет с большим трудом.

Макет храма во дворе школы

Строится крестильная — многие хотят креститься именно здесь. Дети до трагедии просили родителей крестить их. Некоторых успели крестить, некоторых нет. Одна из потерявших детей женщина плакала и говорила, что ее ребенок два года уговаривал: «Мама, покрести меня, мама покрести меня». Не успела.

Людей убивали только за то, что они не хотели снимать нательный крестик. Известен случай, когда к женщине подошел террорист и сказал: «Сними крест». Она была верующая и сказала: «Нет». Он ей прострелил руки, потом ноги и сказал: «Вот тебе язвы твоего Христа». И женщина, и дочь выжили, хоть и были тяжело ранены.

Забор около школы

Спортивный зал школы № 1 в Беслане, где содержали заложников 1-3 сентября 2004 г.

На стенах спортзала фотографии детей, памятные надписи, на полу цветы, конфеты, игрушки, вода, свечи, ангелочки.

Все стены во всех помещениях школы изрешечены пулями.

Обгоревшие во время пожара балки

После событий рядом с Бесланом был построен медицинский Центр, крупнейший на Кавказе, а в Аланском женском монастыре построили реабилитационный центр для жертв трагедии. Сегодня туда приезжают дети, выжившие в теракте, их родители, а также участники последней грузино-осетинской войны.

Богоявленский Аланский женский монастырь

Игуменья Нона (Багаева)

Зарядка в реабилитационном центре для жертв трагедии.

В реабилитационном центре.

В реабилитационном центре.

В реабилитационном центре.

В реабилитационном центре.

В реабилитационном центре.

В реабилитационном центре.

Вышитая одной из бесланских матерей картина, на которой изображен храм, осетинская традиционная башня, взрыв и души детей, поднимающихся на небо. Вверху надпись: «Я даю им жизнь вечную, и не погибнут во век», внизу: «Прими, Господи, души чистые детей наших».

Рисунок в детском центре

Крестный ход в память о погибших

У памятника погибшим

«Древо жизни»

Мемориальное кладбище «Город ангелов». Могилы с крестами – христианские, без крестов — других конфессий.

Монахини на Мемориальном кладбище

Национальный армянский глиняный крест и фигура, изображающая фонтан во дворе школы, у которого погибали дети.

Беслан сегодня

Кладбище огромно…

Текст — Александр Филиппов

Фото — Александр Филиппов, Аланский женский монастырь, открытые источники

Жертвы: погибшие и пострадавшие

Траурным цветом окрасились улицы такого города, как Беслан. Захват школы 1 сентября принес много жертв, большинством из которых стали беззащитные дети. Триста тридцать три человека погибли в неравной схватке с врагом. Среди них оказалось сто восемьдесят шесть детей в возрасте от одного до семнадцати лет, семнадцать работников школы, десять сотрудников ФСБ, двое представителей МЧС, один работник МВД. Сто семнадцать жертв оказались родственниками и друзьями учеников, пришедшими поздравить их с праздником.

Теракт в Беслане оставил семнадцать детей круглыми сиротами, семьдесят два ребенка и шестьдесят девять взрослых остались инвалидами.

Процесс опознания и установления причин смерти очень затянулся. Городские морги не могли вместить все останки, поэтому большинство тел располагали прямо на улице под тентами. Позже приехали грузовики-рефрижераторы, и покойных переместили туда.

Опознание осложнялось тем, что большая часть жертв была без одежды. Из-за ужасной жары в помещениях заложники снимали с себя все, оставаясь лишь в нижнем белье.

Как установило следствие, около половины заложников скончались от осколочных ранений. В ста шестнадцати случаях причину смерти установить не удалось, поскольку тела обгорели в пожаре очень сильно.

Четвертого сентября в стране был объявлен двухдневный траур. С пятнадцатого сентября бесланские школы открыли свои двери ученикам, но в класс приходило около пяти человек. Родители боялись отпускать своих детей из дома. Трагедия в Беслане навсегда перевернула жизнь Северной Осетии.

Теории о бесланском теракте

Трагедия в Беслане породила много слухов и родила целые теории заговора. Самым первым мифом стала дезинформация о количестве заложников. В первый день захвата сообщалось, что их всего триста сорок пять. Местные жители в тот же миг возмутились такой наглой лжи, и вышли на улицы с транспарантами, где написали настоящее число заложников (не менее восьмисот). «Матери Беслана» позже говорили, что таким образом власти решили уменьшить размер катастрофы.

Также ведется множество споров из-за пожара, возникшего в спортивном зале школы. Саперы, работавшие на месте, утверждали, что пожар не мог возникнуть от взрывов бомб. Скорее всего, его спровоцировали постоянные обстрелы боевиков из гранатометов и пулеметов.

Тушение пожара началось только спустя час после его возникновения. Поскольку продолжалась эвакуация людей, оставшихся в зале, спасательные бригады не могли приступить к тушению. Жертвы Беслана, обгоревшие в пожаре, в большинстве своем уже были мертвы от осколочных ранений.

Спорным является применение огнеметов и танков российскими военнослужащими. Выпущенные снаряды также могли спровоцировать пожар, но нет достоверных источников и свидетелей, видевших, как стреляли из танка. Независимое расследование журналистки «Новой газеты» Е. Милашиной приводит косвенные улики того, что взрывы третьего сентября были спровоцированы извне.

Были пущены слухи, что большинство террористов находились под воздействием наркотиков. Однако никто из заложников не подтвердил эту информацию, а врач Л. Мамитова, находящаяся среди попавших в плен, говорила, что они были трезвы и уверены в себе. Единственным, что они употребляли, были обезболивающие легкие препараты.

Согласно свидетельствам заложников, некоторые террористы не знали, какой объект подвергнется нападению. Так, одна шахидка отказалась участвовать в детоубийстве, и перед тем как подорвать себя на мине, крикнула: «Я не знала, что это будет школа! Я не хочу!».

Журналисты бурно обсуждали на страницах всех СМИ о желании западных держав дестабилизировать обстановку в России. Таким образом, появилась версия, что Шамиль Басаев организовал этот теракт не из-за своих религиозных помыслов, а по заказу стран Запада.

День первый.

Во время традиционной торжественной линейки к школе №1 в Беслане подъехал грузовик и легковая машина. Выскочившие оттуда вооруженные люди в масках загнали в школу всех, пришедших на праздник. Большинство заложников поместили в спортзале. Всего в руках у боевиков оказались 1100 человек — дети, женщины, сотрудники школы. Среди захваченных детей были и дошкольники: несколько детских садов в Беслане в этот день не работали, и родители взяли детей с собой. Террористы начали строить баррикады и минировать здание. В этот день погиб первый заложник, отец двоих детей Руслан Бетрозов, затем были расстреляны еще более двадцати человек. Боевики передали первые требования и озвучили фамилии возможных переговорщиков.

«Облегчения этой боли не будет»

В тот день 3 сентября 2004 года Игорь Шевчук и сам едва не погиб. 

К счастью, тот осетинец получил не угрожающее жизни ранение. Но многие десятки детей и взрослых, а также десять спецназовцев, включая боевых товарищей Игоря Шевчука, в тот день были убиты террористами. Свои ощущения после окончания штурма собеседник ФАН описывает только одним словом — опустошение. 814 человек были спасены. Но 147 детей и 186 взрослых при этом погибли.

1 сентября 2004 года три десятка вооруженных членов банды Руслана Хучбарова захватили школу №1 в осетинском Беслане, взяв в заложники 1128 человек. В течение двух суток террористы, проявляя бесчеловечность, удерживали захваченных в тяжелейших условиях. 3 сентября российские силовики освободили большую часть заложников после многочасового штурма, ликвидировав террористов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector